©"Заметки по еврейской истории"
Февраль 2009 года

Семён Виленский

 

 

О статье Ефима Макаровского "Собибор"

Приложение. Д-р Ицхак Арад. Восстание в Собиборе

 

 

Редактору журнала «Заметки по еврейской истории» Берковичу Е. М.

 

Исх. №2 18.01.2008г.

 

 

Уважаемый Евгений Михайлович!

В «Заметках по еврейской истории» № 11 (102), ноябрь 2008 г. опубликована статья Ефима Макаровского «Собибор».

Это статья о почти не известном в России восстании евреев в нацистском лагере смерти Собибор 14 октября 1943 года. Этому восстанию посвящена документальная книга «Собибор» (М.: «Возвращение», 2008), одним из составителей которого является автор данного письма. Эта книга создана на основе большого числа документов с учетом ранее написанных статей и книг об этом восстании.

В октябре 2008 г. в Израиле состоялась встреча бывших узников Собибора, исследователей этого восстания и литераторов, пишущих о нём. В настоящее время идет подготовка ко второму изданию этой книги, в которую будут включены некоторые новые материалы. В этом году мы предполагаем отметить 100-летие со дня рождения руководителя восстания Александра Ароновича Печерского.

В связи с этим хочу обратить Ваше внимание на то, что в статье Е. Макаровского «Собибор» представлено довольно много неверных сведений об этом восстании и А. Печерском. Никаких ссылок на источники Е. Макаровский не приводит.

В конце своей статьи Макаровский пишет: «Сейчас Россия гордится подвигом своего героя. Его именем названа одна из улиц его родного города Ростова-на-Дону». Это неправда. Имя Александра Печерского в России практически не известно, и улицы Печерского в Ростове-на-Дону нет. Такая улица есть в израильском городе Цфат, о чем в статье Макаровского не сказано.

Вот, что писала об А..А. Печерском ростовская журналистка Валерия Подорожнова:

«Следы этого человека нельзя найти в экспозициях краеведческого музея, он не похоронен на Алее героев, могила его не ухожена. Обидно, что человек с мировым именем не известен у себя на Родине!» (Валерия Подорожнова. «Побег из Собибора или Ростов не помнит своих героев» – газета «Седьмая столица», 19 сентября 2002 г., Ростов-на-Дону, www.7c.ru/Society/774.html).

Макаровский пишет (с.1, абзац 4 сверху), что Печерского в качестве лидера (руководителя восстания) выдвинули советские военнопленные. А на самом деле в руководители восстания его выдвинул лидер собиборовского подполья польский еврей Леон Фельдгендлер (в статье Макаровского его фамилия написана через «х»: Фельдхендлер).В статье Макаровского указано (последний абзац), что после тяжелого ранения Печерский был «в звании капитана демобилизован из рядов Красной Армии». Это не верно. Согласно справке от 20.08.1944 г. майора Андреева, командира «штрафбата», Печерский А.А. был в звании «техника интенданта 2 ранга», что соответствовало званию лейтенанта.

Макаровский пишет (с.1, абзац 3) о расстреле 70 датских евреев («датчан»). Это ошибка: речь идет о расстреле не датских, а голландских евреев. Там же Макаровский уверенно пишет, что «датских евреев возглавил участник войны в Испании бывший морской офицер Джозеф Дейкобс». На самом деле истинное его имя доподлинно неизвестно. Предположительно: Иосиф Якобс. По одной версии это был морской офицер, а по другой – журналист, воевавший в Испании в составе Интернациональной бригады.

Макаровский отмечает (с.2, абзац 4), что в день восстания 14 октября «свободные от служебных обязанностей охранники ушли на Буг купаться». Непонятно, какое могло быть купанье на Буге в середине октября.

Макаровский пишет (с.2, абзац 5), что подростки должны были «заманить эсэсовцев в засаду». Это неверно сказано. Эсэсовцы являлись в мастерские по предварительному приглашению или сами.

Описывая план восстания, Макаровский отмечает (с.2, абзац 5): «третья зона и зондеркоманда не были включены в план». Зондеркомандами назвались подразделения СС, главной задачей которых было уничтожение евреев. Но впоследствии зондеркомандами стали называть также группы узников-евреев, которых заставили работать при газовых камерах и крематориях. Однако в Собиборе их так не называли. Между тем, Макаровский называет «зондеркомандой» группу узников-евреев, находившихся и работавших в третьей зоне. То, что третья зона не была включена в план, и означает, что в него не была включена «зондеркоманда», состоящая из узников-евреев.

Макаровский четырежды упоминает эсэсовца Вальтера Рыбу (с.2, абзацы 6, 7 и с.3, абзац 3). Это неверно. Фамилия этого эсэсовца – Риба, а не Рыба. Макаровский так описывает начало побега (с.3, абзац 4):

«Колонна узников, как обычно с песней, чтобы не вызвать подозрения у украинской охраны на вышках, двинулась к воротам».

Это художественный вымысел: «обычно» колонна узников не ходила с песней, и в это раз она двинулась без песни.

В статье Макаровского встречаются «художественные излишества», которые не просто «режут ухо», но и неверно ориентируют читателя.

Например, Макаровский пишет (с.1, абзац 4), что советские военнопленные выдвинули своего лидера: хладнокровного и крутого «Сашу» Печерского». Словечко «крутой» в то время не употреблялось. Но и в современном смысле оно совершенно не подходит для характеристики Печерского, а умаляет его образ. Чтобы понять это, достаточно посмотреть на его замечательную фотографию тех лет и прочесть воспоминания о нем.

 

Александр Печерский, фото из архива Яд ва-Шема

 

Макаровский многократно называет узников – активных участников восстания «боевиками» (с.2, абзацы 5, 6, 7, с.3, абзац 3), не понимая, что это кощунство.

Виленский Семён Самуилович,
составитель книги «Собибор» (М., «Возвращение», 2008), глава издательства «Возвращение», председатель региональной благотворительной общественной организации Московское историко-литературное общество «Возвращение», член Комиссии при Президенте Российской Федерации по реабилитации жертв политических репрессий.

 

От редакции. Редакция сердечно благодарит уважаемого Семена Самуиловича за отклик и справедливую критику, а также за выраженное им желание продолжить сотрудничество и предложить несколько материалов по теме статьи Е.Макаровского. Редакция уже получила согласие от некоторых авторов, профессионально занимающихся исследованием событий в "Собиборе", предоставить нам свои новые результаты. Надеемся, что публикации в журнале "Заметки по еврейской истории" не заставят себя долго ждать. Сегодня мы предлагаем вниманию читателей статью доктора Ицхака Арада из журнала "Менора" за 1985 год.

 

Приложение.

Д-р Ицхак Арад,

директор мемориального института «Яд ва-Шем»

Восстание в Собиборе[1]

Перевёл с иврита В. Кукуй

Лагерь смерти «Собибор» был создан немцами для массового уничтожения евреев весной 1942 года. За полтора года здесь было задушено газами более 250 000 человек, доставленных сюда из многих стран Европы.

Четыре ряда колючей проволоки высотой в три метра, минные поля, усиленная охрана заключённых – всё это, казалось, исключало всякую мысль о побеге, но такие попытки были. Известно, например, что под Новый 1943 год из зоны уничтожения (зона №3) бежало пятеро узников-евреев. Но польский крестьянин донёс о беглецах, и охранникам-полякам из «синей полиции» удалось их поймать. В качестве карательной акции в лагере было расстреляно несколько сот заключённых.

Известен и другой случай, когда заключённому удалось бежать из зоны №1. Он укрылся в товарном вагоне под горой одежды, принадлежавшей убитым, которую из Собибора отправляли в Германию, и сумел добраться до Хелема. Очевидно, благодаря ему-то и узнали в Хелеме о происходившем в Собиборе. По крайней мере, когда в конце февраля 1943 года последнюю партию евреев отправили в Собибор, было несколько попыток бежать из эшелона. А депортированные евреи Влодавы по прибытии в Собибор 30 апреля 1943 года отказались добровольно выйти из вагонов.

Ещё один случай сопротивления имел место 11 октября 1943 года, когда люди отказались идти в газовую камеру и бросились бежать. Некоторые из них были застрелены возле ограждения лагеря, другие схвачены и замучены.

5 июля 1943 года Гиммлер приказал превратить Собибор в концентрационный лагерь, который будет принимать трофейное советское вооружение, а заключённые – заниматься его переоснащением. В связи с этим в северной части лагеря (зона №4) началось новое строительство. Бригада, в которую было включено 40 заключённых (наполовину – польские, наполовину – голландские евреи), прозванная «лесной командой», приступила к заготовке древесины, которая требовалась для строительства. Работа велась в лесу, в нескольких километрах от Собибора. В охрану было отряжено семь украинцев и двое эсэсовцев.

Однажды двое заключенных из этой бригады (Шломо Подхлебник и Иосеф Курц, оба – польские евреи) под конвоем охранника-украинца были посланы за водой в ближайшую деревню. По пути эти двое убили своего конвоира, забрали его оружие и бежали. Как только это обнаружилось, работа «лесной команды» была немедленно приостановлена и заключённые возвращены в лагерь. Но по пути внезапно, по условному сигналу, польские евреи из «лесной команды» бросились бежать.

Десятеро из них были схвачены, несколько застрелены, однако восьмерым удалось скрыться. Голландские евреи, состоявшие в «лесной команде», решили не участвовать в попытке побега, поскольку, не владея польским языком и не зная местности, им было бы крайне трудно найти убежище. Те десятеро, что были пойманы, и вместе с ними один капо, были доставлены в лагерь и там расстреляны на глазах у всех заключённых.

Организация подполья и подготовка восстания. Со второй половины июля в лагере начала действовать подпольная группа, во главе которой встал Леон Фельдгендлер, сын раввина одного из польских местечек. Окончательно группа сформировалась к середине августа 1943 года. Она состояла в основном из руководителей бригад, работавших в местных мастерских – швейной, сапожной, столярной и других. Группа обсудила несколько вариантов массового побега из лагеря. Одним из серьёзных препятствий было отсутствие вожака, обладавшего способностями руководителя и военными знаниями и в чьих силах было бы подготовить сложный план побега.

Наконец Фельдгендлеру удалось найти подходящего человека. Это был еврей из Голландии по имени Йосеф Джейкобс, в прошлом морской офицер, который был депортирован в Собибор 21 мая 1943 г. Он взялся за организацию восстания вместе со своими земляками и при содействии уже существующей подпольной группы. Был разработан план, по которому повстанцы проникнут в оружейный склад в то время, когда эсэсовцы обедают, и, овладев оружием, прорвутся через главные ворота лагеря и убегут в леса. Но по предательскому доносу одного из украинцев Джейкобс был арестован. Однако ни избиения, ни пытки не сломили Джейкобса, и он упорно утверждал, что план побега составлен им лично, и никто другой к нему не причастен. Несмотря на это, были казнены, в качестве карательной меры, сам Джейкобс и ещё 72 голландских еврея.

Ещё одна попытка побега имела место в середине сентября. Заключённые, содержащиеся в зоне уничтожения, выкопали лаз и тоннель, начинавшиеся в их бараке. Он должен был выйти за пределами лагерного ограждения и минного поля. Когда работа уже близилась к концу, лагерная охрана обнаружила подкоп. Все узники этой зоны, числом от 100 до 150, были расстреляны. Казнь происходила на глазах у заключённых зоны №1 – для устрашения последних, выстроенных под усиленным конвоем украинцев. После этого в зону уничтожения была переведена новая партия заключённых.

Несмотря на провалы всех планов организации побегов и суровые коллективные наказания, подпольная группа и во главе её Фельдгендлер продолжала неустанно искать нового кандидата для руководства восстанием и побегом. И такой человек был, в конце концов, найден.

Еврей Александр Аронович Печерский был лейтенантом Советской армии. Попав в окружение и захваченный в плен, он много месяцев тяжело болел тифом, чудом избежал расстрела, бежал из плена, но был пойман. Перед отправкой в Собибор он содержался в подвале СС в Минске. При ликвидации минского гетто эта партия военнопленных вместе с другими 2000 евреями была отправлена в Собибор. Это произошло 23 сентября 1943 года.

Подавляющее большинство евреев было сразу отправлено в газовые камеры, и лишь 80 человек, в основном те, у которых были ходовые профессии, были оставлены в лагере для использования на строительстве 4-й зоны – вместо той группы голландских евреев, что была истреблена. Печерский объявил себя плотником, хотя до войны руководил художественной самодеятельностью в одном из клубов Ростова-на-Дону.

Прибытие советских военнопленных евреев как монолитной группы, обладающей боевым опытом, повысило моральный дух узников Собибора. Связь между Печёрским, выделявшимся в своей группе, и Фельдгендлером установил Шломо Лейтман, польский еврей, столяр по профессии, находившийся вместе с советскими военнопленными в лагере СС в Минске и вместе с ними переведённый в Собибор. Личность Печерского произвела сильное впечатление на Фельдгендлера, и уже при первой встрече, 29 сентября, последний предложил Печерскому организовать массовый побег из лагеря. При последующих их встречах была организована группа, во главе которой стоял Печерский, а его помощником стал Фельдгендлер. В руководстве подпольем было ещё четверо из группы Фельдгендлера и трое минчан. Все члены группы Фельдгендлера возглавляли рабочие бригады: Янек – столяров, Йосеф – портных, Яаков – сапожников, а Моник возглавлял бригаду молодёжи. Членами группы Печёрского были Лейтман, Цибульский и Шубаев.

Совместная деятельность двух групп, одна из которых хорошо знала местные условия и особенности, а другая обладала военными знаниями и опытом, позволила выработать план побега всех 600 узников лагеря, включая 150 женщин, содержавшихся в 1-й зоне.

Сущность его заключалась в том, чтобы под разными предлогами заманить по одиночке эсэсовскую верхушку лагеря – полтора десятка палачей – в мастерские и склады Собибора, там их уничтожить, овладеть их оружием, прервать телефонную связь и организованно вырваться из лагеря в окружающие леса. Небывалый по дерзости, он требовал скрупулёзной подготовки, максимальной конспирации и учёта всех деталей.

Двое из лагерных капо (надзирателей из числа заключённых) – Пузичка и Чепик догадались, что ведётся подготовка к побегу и в центре её – советские военнопленные. Они обратились к Печерскому с просьбой принять их в подпольную группу. Это было сопряжено с огромным риском, и всё же к их просьбе отнеслись положительно: капо могли оказаться очень полезными при подготовке к восстанию. Ведь они пользовались относительной свободой передвижения внутри лагеря, выстраивали заключённых, водили их на работу и т.д. И действительно, с помощью Пузички двое организаторов подполья, Печерский и Лейтман, 8 октября были переведены в столярную мастерскую, расположение которой позволяло им лучше осуществлять контроль над подготовкой к восстанию.

Времени у узников было в обрез. Как возможный срок восстания был выбран день 13 октября. По сведениям, которыми располагали заключённые, несколько эсэсовцев, и среди них двое самых опасных – Вагнер и Гомерский – должны были уехать в этот день в отпуск в Германию. 12 октября, в 9 часов вечера в столярной мастерской состоялось ещё одно совещание руководителей подполья. В совещании участвовало десять человек, среди них – капо Пузичка. Печерский изложил своим товарищам план восстания, которое было назначено на завтра. План подразделялся на три этапа.

Первый этап – с 15. час. 30 мин. До 16. час. 45 мин. Бесшумное уничтожение группы руководящих эсэсовцев, которые будут приглашены – каждый в отдельности – в мастерские, якобы на примерку одежды, сапог, проверки качества столярных работ и т.п. Ответственным за приглашение был назначен Фельдгендлер. Одновременно будут уничтожены внутри разных производственных помещений ещё несколько эсэсовцев. Эти операции будут выполнены с максимальной секретностью, чтобы об этом не узнали ни другие заключённые, ни тем более охранники-украинцы. Задача бесшумной ликвидации палачей была возложена на особые звенья из двух-трёх человек, каждое из которых состояло в основном из советских военнопленных. В их распоряжении были топоры и ножи. Кроме того, на двух человек была возложена задача нарушить телефонную связь между канцелярией лагеря и командованием сил безопасности во Влодаве, а также электроснабжение лагеря. Другое звено должно было вывести из строя автомашины. Парни и девушки, работавшие прислугой в жилых помещениях эсэсовцев, должны были вынести оттуда гранаты и оружие и передать повстанцам. Капо Пузичка должен был перевести одно звено из 1-й во 2-ую лагерную зону, где располагались хозяйственные постройки, чтобы уничтожить находившихся там четырёх эсэсовцев.

Время начала восстания было назначено исходя из того, что уничтожить эсэсовцев по одиночке можно только в рабочие часы, причём желательно накануне наступления темноты, дабы облегчить побег.

Второй этап – 16 час. 45 мин.: капо Пузичка и Чепик выстроят заключённых в центре 1-й зоны, как это заведено изо дня в день, причём советские военнопленные и члены подполья встанут в первых рядах. Затем капо поведут всю колонну к наружным воротам. По пути повстанцы попытаются овладеть оружейным складом. Как только охранники-украинцы разберутся в происходящем и начнут стрелять, повстанцы ответят огнём, и тогда восстание перейдёт в вооружённую схватку. Повстанцы силой прорвутся через ворота и сквозь южную часть ограждения, возле жилых помещений эсэсовцев. Предполагалось, что этот район не заминирован.

Третий этап – бегство в леса и присоединение к партизанам. Действия на этом этапе обсуждались лишь в самых общих чертах.

В план восстания было посвящено около сорока заключённых, включая советских военнопленных.

13 октября, в день, на который было назначено восстание, в лагерь неожиданно приехала немецкая инспекционная комиссия, и поэтому руководители восстания решили его отложить. Вечером состоялось дополнительное совещание, на котором постановили совершить восстание на следующий день. Подпольщикам было роздано тайно изготовленное холодное оружие: ножи, топоры, отточенные лопаты и т.п.

Восстание – 14 октября 1943 года. До того часа, когда началось восстание, жизнь в лагере проходила как обычно. Кроме членов подполья никто не знал о том, что должно случиться в этот день.

Первый этап восстания прошёл почти так, как планировалось: за полчаса, между 16 час. И 16 час. 30 мин. было уничтожено одиннадцать эсэсовцев, которых заранее пригласили в мастерские, и среди них – начальник лагеря унтерштурмфюрер Иоганн Ниман, то есть все эсэсовцы, которые находились в тот день в лагере, кроме обершарфюрера Карла Францеля, не явившегося в мастерскую. Действиями в 1-й зоне руководил Печерский, а во 2-й зоне – Фельдгендлер. Телефонная и электрическая линии были перерезаны, весь автотранспорт выведен из строя. Из караульного помещения украинцев было вынесено в водосточных трубах шесть винтовок и передано подпольщикам. Все эти действия не привлекли внимания украинцев, находившихся на сторожевых вышках и других дозорных постах.

В 16 час. 45 мин. капо Пузичка и Чепик приказали всем заключённым строиться. Теперь уже многие почувствовали, что готовится нечто необычное, но не могли понять, что именно. Как было предусмотрено заранее, в первых рядах колонны встали советские военнопленные и члены подполья, некоторые из них – с припрятанным оружием. И вот тут всё пошло не по плану.

На территорию 2-й зоны внезапно въехал и остановился возле эсэсовского штаба грузовик. Водитель грузовика, обершарфюрер Эрик Бауэр обнаружил убитого эсэсовца и тут же заметил заключённого, выбегающего из помещения штаба. Бауэр, не раздумывая, стал стрелять ему вслед. Одновременно, неподалеку от плаца, на котором стояли колонной заключённые, появился командир охранников-украинцев, немец Поволжья, и стал орудовать плетью. Повстанцы напали на него и зарубили топорами. Возникла паника. Охранники-украинцы на вышках, сообразившие, что происходит что-то неладное, открыли огонь по колонне. Ввиду этого Печерский решил не дожидаться, пока соберутся все заключённые, как это предусматривалось планом, а сразу перейти ко второму этапу. С криками «Вперёд! Ура!» повстанцы бросились к воротам и проволочному ограждению.

С этой минуты руководители восстания потеряли контроль над событиями. Часть повстанцев прорвалась через лагерные ворота и бежала в юго-западном направлении, в сторону рощи. Другая группа пробила проход в ограждении к северу от ворот. Те, что бежали первыми, подорвались на минах. Появились убитые и раненые, и своими телами они проложили дорогу через минное поле тем, кто бежал следом.

В создавшейся обстановке ворваться в оружейный склад не удалось, успели лишь убить охранника склада и забрать его винтовку.

Те повстанцы, что были вооружены винтовками, открыли стрельбу по охранникам-украинцам и убили четверых из них. Единственные эсэсовцы, оставшиеся в живых – Бауэр и Францель – взяли на себя командование украинцами и атаковали беглецов. Ещё одна группа повстанцев, во главе которой был Печерский, пробила брешь в ограждении лагеря возле жилых помещений эсэсовцев, где, как и предполагалось мины не были заложены. Другие заключённые, которые всё ещё находились во 2-й зоне, побежали в направлении 4-й зоны.

Из шестисот заключённых, находившихся в лагере в день восстания, удалось бежать трёмстам. Около 150 были убиты огнём охраны или подорваны на минах. Около 150 других, среди них больные и истощённые, некоторые евреи из стран Западной Европы, потерявшие волю к сопротивлению, а также те, кто не успел бежать, остались на территории лагеря. У нескольких из них было оружие, и они сопротивлялись, пока не были убиты. Часть из тех, которые были схвачены на территории лагеря, были расстреляны в тот же день, а другие, и среди них заключённые 3-й зоны, которые не принимали участия в восстании, – назавтра.

Бегство в леса и облавы. Сообщение о восстании евреев, узников лагеря смерти Собибор, прибывшее в Хелем и Люблин с опозданием из-за вывода из строя телефонной линии, вызвало переполох в немецких штабах. В сообщении говорилось, что в Собиборе вспыхнуло восстание, во время которого заключённые евреем убили почти всех эсэсовцев и захватили склад с оружием, вследствие чего над всеми охранниками, ещё находящимися в лагере, нависла угроза. Кроме того, согласно сообщению, 300 заключённых бежало в направлении реки Буг, и существует опасность, что они примкнут к партизанам.

По тревоге в ту же ночь были подняты и посланы в преследование бежавших крупные силы, включающие кавалерийскую роту жандармерии, роту солдат, а также подразделения жандармерии и СС из Влодавы и Люблина и 150 украинцев из Собибора. Всего в преследовании участвовало около 600 военнослужащих. Сам поиск начался на рассвете следующего дня. С воздуха поиск вели несколько разведывательных самолётов, пытавшихся обнаружить бежавших в лесах и на полях. Интенсивное прочёсывание местности, проводимое под командованием штурмфюрера Вильбранда, продолжалось свыше недели, после чего поисками занимались только конные жандармы. Важнейшей целью преследования было предупредить присоединение бежавших к партизанам по другую сторону Буга и, тем самым, – распространение сведений о массовых уничтожениях в Собиборе.

Бежавшие разделились на несколько групп. Группа, во главе которой был Печерский, насчитывала несколько десятков человек, и в её распоряжении была винтовка и четыре пистолета. Ночью к ней присоединилась ещё одна группа, и вместе они насчитывали примерно 75 человек. На следующий день, 15 октября, они укрылись в небольшой роще возле железной дороги. Немецкие разведывательные самолёты кружились над самой рощей, но не сумели обнаружить бежавших.

Вечером вся эта группа продолжала продвижение на север, к Бугу, но встретила двух бежавших узников, которые рассказали, что переправы через Буг тщательно охраняются немцами. Вследствие этого Печерский пришёл к выводу, что у такой большой группы нет никаких надежд ускользнуть от преследования. Он предложил, чтобы все бежавшие разделились на небольшие звенья. Себе он выбрал восемь бывших военнопленных.

В ночь на 19 октября Печерскому со своими товарищами удалось переправиться через Буг, а ещё спустя три дня они присоединились к советским партизанам в районе Бреста. Точно так же и некоторые другие группы сумели добраться до советских партизанских отрядов и влились в них.

Фельдгендлер и вместе с ним дюжина повстанцев скрывались в лесах несколько недель. Впоследствии он нашёл убежище у своего друга-поляка в его родном местечке Жолкевка и пробыл там два месяца. Позднее он ушёл к партизанам. В 1945 году его убили польские националисты.

Другие группы, бродившие по лесам северо-западнее Собибора, после нескольких недель поисков наткнулись на польских партизан из Армии Людовой, а также на еврейский партизанский отряд под командованием Йехиэля Гриншпана. Известно также, что группа из шести бывших узников Собибора была убита местными бандитами, выдававшими себя за партизан. В течение недели после побега были схвачены и убиты карателями около ста из трёхсот бежавших.

Можно считать большим успехом восстания, что 200 человек сумели спастись. Успех зависел от ряда причин. Облава, начавшаяся только утром следующего дня, позволила бежавшим выиграть определённое время – долгие ночные часы, чтобы удалиться от территории лагеря. Многочисленные рощи в этом районе также затрудняли поиски, несмотря на помощь самолётов-разведчиков. К тому же немцы ошиблись в своём предположении, что большинство бежавших повернёт на восток, к Бугу, где на переправах была размещена наибольшая часть сил немцев. В действительности же большинство повстанцев, и в особенности польские евреи, направились на север, в леса в районе Парчева.

Однако, несмотря на относительный успех восстания, большинству бежавших не удалось дожить до победы над Германией. Некоторые были схвачены и убиты позднее; другие погибли в рядах партизан. Через три дня после восстания, 20 октября 1943 года, в концлагерь Собибор были депортированы для уничтожения последние оставшиеся в лагере Треблинка евреи, после чего Собибор был ликвидирован, все его постройки разобраны, а на его вспаханной территории посажены деревья.

Александр Печерский, Лион Фельдгендлер и их товарищи вписали новую славную страницу в историю сопротивления в годы Второй мировой войны.

Авраам  Элинсон

Вместо послесловия

Беспримерный подвиг Александра Ароновича Печерского до сих пор не оценён по достоинству в Советском Союзе. За тридцать лет нашего знакомства сотни ветеранов войны и бывших партизан удостоились звания Героя Советского Союза, и десятки тысяч были награждены медалями. Среди них вы не найдёте организатора восстания в лагере смерти Собибор Александра Печерского. Об этом восстании издательство «Молодая гвардия» выпустило лет двадцать назад книгу Томина и Синельникова «Возвращение нежелательно», но это поистине уникальное в своём роде произведение. Речь идёт о лагере уничтожения евреев, а в книге ни разу не упомянуто слово «еврей»! В ней говорится о поляках, голландцах, немцах, русских, когда на самом деле это были польские, голландские, немецкие, русские евреи.

Очерк Павла Антокольского и Вениамина Каверина о Собиборе, написанный для «Чёрной книги», увидел свет лишь в 1980 году в Израиле, хотя составители «Чёрной книги» Илья Эренбург и Василий Гроссман подготовили её к печати сразу же после Второй мировой войны. Очерк самого Печерского о восстании, написанный им по-русски, в Советском Союзе появился лишь в еврейском переводе в журнале «Советиш Геймланд», а в оригинале был опубликован только в Израиле (мне удалось увезти из Советского Союза подаренный автором экземпляр очерка). Переведённый мною с идиш (по заказу журнала «Дружба народов») очерк о Печерском М. Лева «Быль, подобная легенде», был принят к печати и одобрен редакцией, но так и не увидел света.

И в заключение ещё один пикантный, мягко выражаясь, факт.

Когда на территории Собибора воздвигли памятник его жертвам, на торжество открытия съехались бывшие узники лагеря из многих стран. На открытие памятника, естественно, был приглашён и Печерский, и он, по замыслу организаторов, должен был быть в числе основных ораторов. Польская пресса поспешила широко оповестить об этом своих читателей. Но произошла, как говорится, осечка: Александр Печерский остался в своём родном городе Ростове-на-Дону, так как не получил разрешения советских властей на поездку в Польшу…

Журнал «Менора» №26, Иерусалим, 1985 г.

 



[1] Фрагмент исследования.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 6070




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer3/Vilensky1.php - to PDF file

Комментарии:

Майя
США - at 2009-09-20 15:46:30 EDT
Буквоедка
Я понимаю, какая это честь быть среди авторов такого сайта. Но, господа писатели-историки! Факты необходимо проверять. Тем более что Интернет предоставляет для этого неограниченные возможности.
Вышесказанное относится к статье о восстании в Собиборе

http://www.deathcamps.org/sobibor/sobibor.html