©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2012 года

Владимир Кремер

Арестованный семинар

В конце 1973 года группа научных работников-москвичей, открыто заявивших о своем намерении уехать в Израиль, задумала неслыханное по тем временам предприятие – подготовить и провести в столице международный научный семинар, не санкционированный официальными органами власти. Это, конечно, был вызов. Но вызов продуманный и, как поначалу казалось, беспроигрышный, ибо проведение в СССР научных собраний никакими законами не возбранялось.

Положение еврейских отказников с научными степенями и званиями было в Советском Союзе особенно тяжким и унизительным. Уволенные с хорошо оплачиваемых должностей («Не позволим изменникам родины позорить высокое звание советских ученых!»), они лишились возможности постоянного общения с коллегами и учениками, быть в курсе новых достижений в своей области знаний, печататься в научных журналах. Доктора и кандидаты наук, профессора и доценты, бывшие интеллектуальной элитой общества, превратились в его изгоев. Чтобы еврейские мозги не усохли без ученых занятий, они регулярно собирались на «домашние семинары», обсуждая в режиме свободной дискуссии те или иные научные темы. На одном из таких собраний и родилась идея созвать в Москве международный научный семинар по весьма актуальной проблеме: применение физических методов в других отраслях знания.

Обращение к ученым и научным обществам мира

Глубокоуважаемые господа!

Будучи поставлены в весьма своеобразные условия, необычные для академического ученого, мы, наряду со многими общественными потерями (устойчивое место работы, зарплата, формальные права по отношению к ученикам, лаборатории, научные коллективы и тому подобное), ощутили и некоторые преимущества.

Годами занимаясь определенной тематикой, будучи связанными организационными и иными рамками, мы не имели возможности отклониться в сторону, оглянуться на свою научную деятельность с более общей точки зрения и познакомиться со многими новыми идеями. В нашем новом положении мы были вынуждены обратить внимание на многие смежные проблемы, которые представляются нам достойными внимания как научные задачи.

В настоящее время становится все более очевидным все более далеко идущее проникновение физических методов исследования – как теоретических, так и экспериментальных - в другие отрасли знания. Так, многие биологические, экономические, лингвистические, социологические и другие задачи обнаруживают общие черты, напоминающие знакомые нам физические объекты, и могут быть переформулированы на языке физики. На протяжении года работы нашего физического семинара мы неоднократно заслушивали доклады на подобные смежные темы и на собственном опыте убедились в плодотворности такой постановки вопроса. Нам представляется своевременным обсуждение подобной проблематики с нашими коллегами.

Летом 1974 г. мы хотим провести многодневное расширенное заседание семинара на тему «Коллективные явления», которое будет специально посвящено этим проблемам, с приглашением докладчиков из различных городов СССР и из-за границы. Мы приглашаем ученых, которые не стремятся к самоограничению в рамках своей узкой специализации, принять участие в обсуждении. Это первое в СССР совещание на данную тему покажет, насколько своевременен созыв более широкой конференции по такой тематике. Такая встреча также предоставит для нас лично весьма ценную и, к сожалению, редкую возможность реального научного общения с большим количеством ученых.

Если вы намерены принять участие в этой конференции, просим заполнить и прислать по адресу (...) следующую форму: 1) фамилия, имя (отчество); 2) страна, город; 3) область интересов; 4) тема возможного сообщения.

По получении ваших ответов мы вышлем вам приглашение на расширенное заседание семинара и список докладов. Заседание планируется на 3-4 дня, по 4-5 сообщений в день. Дополнительную информацию можно получить у доктора Александра Лунца по телефону (....) и у доктора Дмитрия Рамма по телефону (....).

Марк Азбель (профессор), Виктор Браиловский (доктор), Ирина Браиловская (доктор), Вениамин Файн (профессор), Леонид Гербер (доктор), Яков Иосилевский (профессор), Александр Лернер (профессор), Лев Левитин (доктор), Вениамин Левич (проф., член-корр. АН СССР), Александр Лунц (доктор), Михаил Микулинский (доктор), Бэла Палатник, Илья Приворотский (профессор), Анатолий Рябинкин (доктор), Дмитрий Рамм (доктор), Григорий Розенштейн (доктор), Александр Воронель (профессор)

Москва, 6 февраля 1974 г.

Коллеги по ту сторону железного занавеса проявили живой интерес к предложению москвичей. Был создан зарубежный комитет содействия и спонсорской поддержки семинара, куда вошли ученые с мировым именем. Инициаторы необычного мероприятия действовали совершенно открыто. О предстоящем международном семинаре был поставлен в известность самый главный в то время академический начальник и другие официальные лица, в том числе и в Министерстве иностранных дел.

Еврейские ученые-отказники. Верхний ряд, слева направо: М.Азбель, В.Браиловский, А.Воронель, М.Гитерман; внизу - А.Лунц, А.Либгобер, А.Рогинский. Москва, 1973 год. Фото Феликса Фролова. Снимок демонстрировался на выставке «Евреи борьбы» в Бейт ха-Тфуцот (Музей диаспоры)

Президенту Академии наук СССР

Глубокоуважаемый проф. Мстислав Келдыш!

С 1 по 5 июля 1974 года в Москве по нашей инициативе состоится заседание международного семинара, посвященного коллективным явлениям и применению физических методов в других областях науки.

В зарубежный комитет спонсоров семинара входят такие известные ученые, как нобелевские лауреаты Ю. Аксельрод, Г. Бете, О. Чемберлен, А. Сент-Джорджи, А. Корнберг, Р. Потер, Г. Вольд; члены королевского общества Б. Пипард, Э. Щиллс, Б. Сполдинг, Д. Займан; член французской академии С. Мандельбройд, члены американской национальной академии Р. Бот, М. Кац, Г. Кук, Б. Лаес, Д. Тобин и другие. Мы приглашаем Вас и Ваших сотрудников принять участие в работе семинара. Для этого необходимо сообщить нам об этом не позже 15 мая 1974 г.

В связи с ожидающимся приездом большого числа зарубежных ученых мы были бы искренне признательны Вам за любую помощь в бронировании мест в гостиницах, обеспечении помещением для заседаний, в организации экскурсий и т. п. Программа семинара и тезисы докладов будут своевременно (в мае) опубликованы.

Программный комитет международного семинара: М. Азбeль (адрес), В. Браиловский (адрес), А. Воронель (адрес)

Москва, 5 апреля 1974 г.

Аналогичные приглашения получили ведущие научно-исследовательские институты Москвы, Ленинграда, Харькова и других городов СССР. За два месяца до объявленной даты в адрес оргкомитета поступило около ста заявок на доклады и сообщения от советских и иностранных ученых. Была издана предварительная программа семинара. Однако чем дальше продвигалась подготовка, тем больше появлялось признаков того, что над головами организаторов сгущаются тучи.

Комитету спонсоров международного научного семинара «Коллективные явления»

Ассоциациям ученых и академиям мира

Уважаемые коллеги! Близится начало работы нашего семинара, который, возможно, будет первым неофициальным международным научным собранием в истории советской науки. Беспрецедентность этого события, его дикость, с точки зрения привычных советским чиновникам представлений, несомненно вызовет поток политических обвинений.

В обществе, где неоднократно раздавался и стал привычным лозунг «Кто не с нами - тот против нас!», всякая попытка поставить себя вне политики, конечно, может восприниматься, как политика, направленная против существующего порядка.

Западные ученые искренне чуждаются политики, зная, что это не всегда чистое дело. Как же быть нам, кто привык к тому, что это всегда – грязное дело? Здесь принято думать, что звание ученого не только связано с политикой, но есть прямая функция от его политических заявлений в поддержку правительства. Поэтому наше отчуждение от научного мира происходит не из-за каких-либо политических выступлений, а именно из-за отказа быть орудием какой бы то ни было политики. Нас вытолкнули не из политических или общественных организаций, а именно из научных собраний, ученых обществ, редколлегий научных журналов, осуществляя определенную политику давления на интеллектуалов. (...)

Мы хотели бы, чтобы вам было предельно ясно: именно наше стремление даже в этих трудных условиях остаться учеными, а не превратиться в политических деятелей, остаться внутри научного сообщества, а не вне его, привело нас к мысли о таком семинаре.

Мы - ваши коллеги, но коллеги, находящиеся в ситуации, когда только ваша поддержка и общение с учеными, отказывающимися нас бойкотировать, позволяют нам существовать в этом качестве. Только благодаря этой поддержке мы сохраняем возможность научных занятий и спокойствие духа, необходимые для того, чтобы вынести многолетнюю неопределенность нашего положения и превратности судьбы.

М. Азбель, проф. (Москва), В. Браиловский, д-р. (Москва), А. Воронель, проф. (Москва), Л. Гербер, д-р. (Харьков), Ю. Гельфанд, проф. (Москва), И. Гохберг, проф. (Кишинев), Б. Гурфель, д-р. (Таллин)... – всего 31 подпись ученых из разных городов СССР.

28 апреля 1974 г.

Однако у «компетентных органов» было другое мнение насчет чисто научного характера предстоящего международного семинара, инициированного учеными-отказниками.

СЕКРЕТНО

Комитет государственной безопасности

при Совете Министров СССР

В ЦК КПСС

Комитетом госбезопасности получены данные о намерении группы просионистски настроенных ученых, которым по режимным соображениям отказано в выезде в Израиль, спровоцировать антисоветскую акцию путем организации в Москве так называемого «международного научного семинара».

Основными организаторами провокации выступают нигде не работающие еврейские националисты Азбель М.Я., доктор физико-математических наук, бывший начальник отдела Института теоретической физики Академии наук СССР; Воронель А.В., доктор физико-математических наук, бывший старший научный сотрудник ВНИИ физико-технических и радиотехнических измерений; Брайловский В.Л., кандидат физико-математических наук, бывший старший научный сотрудник Института электронных управляющих машин; Лунц А.Л., кандидат физико-математических наук, бывший заведующий отделом Института электронных управляющих машин.

Для придания замышляемой акции видимости лояльного мероприятия Азбель, Брайловский и их единомышленники готовят к «семинару» научные сообщения. Однако истинные цели его созыва совершенно четко просматриваются из направленного в Англию «обращения к ученым и научным обществам», в котором содержатся призывы оказать участием в «семинаре» помощь советским ученым еврейской национальности, находящимся, по их утверждению, в безвыходном положении в связи с отказом в разрешении выезда в Израиль. В сговоре с зарубежными сионистами они рассчитывают привлечь организацией «семинара» внимание мировой общественности к так называемому «еврейскому вопросу в СССР» и вызвать антисоветские кампании за рубежом в поддержку их требований о свободной эмиграции из Советского Союза. Организация «семинара» ими связывается также с вынашиваемым сионистскими кругами замыслом создать в Израиле «центр мировой науки» и подобрать в различных странах мира ученых еврейского происхождения, которые занимались бы по поручению специально создаваемого там института разработкой проблем в области физики, химии, биологии, медицины. Инициаторы созыва «семинара» предполагают, что им удастся подобрать среди его участников таких ученых.

В подготовку провокационной акции активно включился ряд зарубежных ученых. В настоящее время на Западе созданы рабочие органы «семинара» - «Международный секретариат» и «Международный совет поручителей и рекомендателей», в Москве - так называемый «Советский оргкомитет по поручительству Тель-Авивского университета».

В качестве международных секретарей по регионам назначены профессора Орбах (Тель-Авивский университет), Чигер (Шеффилдский университет) и Стерн (Вашингтонской университет). В состав «совета поручителей и рекомендателей» в числе других ученых вошли 7 лауреатов Нобелевской премии. «Советский оргкомитет», помимо Азбеля, Брайловского, Воронеля и Лунца, представляют еще 14 советских ученых, которым отказано в разрешении выезда в Израиль.

«Семинар» намечается провести в Москве 1-5 июля с.г. В настоящее время международные секретари рассылают в научные учреждения различных стран мира извещения о созыве «семинара» и приглашения ученым принять в нем участие.

Комитет госбезопасности в контакте с Государственным комитетом Совета Министров СССР по науке и технике и Академией наук СССР принимает меры к срыву провокационной акции сионистов.

Председатель Комитета госбезопасности Андропов

Москва, 18 апреля 1974 г.

(Публикуется по сборнику «Еврейская эмиграция в свете новых документов» под редакцией Б. Морозова)

Комментариев к этому документу, очевидно, не требуется. Разве что стоит обратить внимание на пассаж о коварных замыслах сионистов создать в Израиле «центр мировой науки» - не иначе, наверное, как с целью завоевания мирового господства...

Как уже было сказано, идея проведения международного семинара по инициативе и с участием еврейских ученых-отказников выглядела чрезвычайно удачной. Согласие прибыть в Москву корифеев мировой науки привлекало к этому мероприятию внимание широкой зарубежной общественности. Поэтому запрещение подобного собрания могло быть чревато крупным международным скандалом. Но и допустить его проведение тоже было нельзя – это бы означало предоставление отказникам общественной трибуны. Советские власти оказались в крайне неловком положении.

В мае 1974 года в выходящей миллионными тиражами профсоюзной газете «Труд» и в партийной «Советской культуре» появилась небольшое сообщение под незатейливым заголовком «Провокационная акция», посвященное подготовке к международному семинару. По содержанию и стилю изложения эта заметка удивительным образом совпадала с докладной запиской председателя КГБ руководству Центрального Комитета КПСС.

Члены московского подготовительного комитета обратились в редакции этих газет с открытым письмом.

В редакции газет «Труд» и «Советская культура»

Мы благодарны редакциям массовых газет «Труд» и «Советская культура» за сообщение о нашем семинаре в номерах за 17 мая. В условиях недостаточной гласности всякое освещение нашей деятельности в советской прессе очень ценно для нас. Мы, однако, должны заявить свое решительное несогласие с недобросовестной интерпретацией нашей инициативы.

Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике и Академия Наук СССР, как совершенно верно отмечено в заметке о нашем семинаре, действительно не имеют никакого отношения к его организации. Но это не дает никаких оснований называть научный семинар провокационной акцией, не имеющей ничего общего с наукой. Государственный комитет по науке и технике и Академия Наук СССР не имеют монополии на науку, и никто не может утверждать, что научные собрания, не санкционированные этими учреждениями, не имеют отношения к науке.

Тем более несерьезно выглядит заявление ваших газет о том, что отношение компетентных советских организаций к этой акции будет определяться этой произвольной интерпретацией. (...) Нам непонятно, почему какие бы то ни было компетентные организации должны руководствоваться заметками в ваших уважаемых газетах. Мы хотим также отметить, что семинар проводится под эгидой не только Тель-Авивского университета, но и международного комитета, в который входят выдающиеся ученые из многих стран мира.

Только недобросовестностью автора этих сообщений можно объяснить то, что в нем ни слова не говорится, каковы причины организации семинара и его научные задачи, что все представленные на нем доклады относятся к естественно-научным вопросам и не имеют никакого отношения к политике. Так как заметки не подписаны и источник недобросовестной интерпретации не указан, мы полагаем, что редколлегии газет «Труд» и «Советская культура» дадут нам разъяснения по этому вопросу.

Члены программного комитета: А. Воронель, М. Азбель, В. Браиловский, И. Браиловская, М. Микулинский, Д. Рамм, Б. Палатник, А. Лунц, А. Лернер, Г. Розенштейн

Москва, 18 мая 1974 г.

Ответа на это письмо, естественно, не последовало. А утром восьмого июня профессор Александр Воронель был задержан и доставлен в отделение милиции, где ему зачитали «предупреждение от имени органов государственной безопасности». Профессора предупредили о том, что он должен прекратить работу по подготовке международному семинару. Иначе его действия могут быть квалифицированы как преступление, предусмотренное статьей 74 УК РСФСР, где идет речь о разжигании национальной вражды.

Обращение к международной научной общественности

8 июня я был силой схвачен агентами КГБ (в штатском) возле моего дома и доставлен в 49-е отделение милиции. Спустя два часа подполковник Анфисов зачитал мне предупреждение, содержание которого сводилось, насколько я помню, к трем пунктам:

1. Международный научный семинар, который планировался с моим участием, является якобы провокационным мероприятием, преследующим антисоветские цели.

2. Этот семинар якобы организуется в нарушение существующего в СССР порядка.

3. Если я не прекращу свои действия в этом направлении, они могут привести к преступлению, предусмотренному статьей 74 Уголовного кодекса (возбуждение национальной вражды, ограничение прав или установление преимуществ граждан в зависимости от их национальной принадлежности).

В подтверждение первого пункта Анфисов зачитал мне заметку из газеты «Вашингтон пост», где сообщается, что, по мнению профессора Юваля Нэемана из Тель-Авивского университета, наш семинар имеет целью привлечь внимание ученых к проблеме евреев в СССР. Я не понимаю, каким образом эта заметка может меня скомпрометировать. Разве любой участник семинара не вправе по-своему, для себя определять его цель? Единственное, что нас объединяет, это наука, и только за это мы можем нести коллективную ответственность.

Второе утверждение также совершенно не соответствует действительности. Я сам, работая в советских научных учреждениях, неоднократно собирал конференции и семинары и хорошо знаю обычный порядок организации таких собраний. Необычным в нашем семинаре является только то, что мы сами не служим в советских учреждениях. Но этот факт отнюдь не означает, что научное общение с коллегами становится для нас уголовно наказуемым. Очевидно лишь, что после увольнения с работы профессиональная необходимость в таком общении возрастает.

Совершенно непостижимо для меня и последнее утверждение. Каким образом научное собрание физиков, математиков и других специалистов, на котором ни у кого из участников не спрашивают его национальности, может привести к разжиганию национальной вражды? Приглашения на семинар были разосланы нами множеству советских и иностранных ученых независимо от их национальности. При отборе докладов национальная принадлежность докладчиков, разумеется, также не учитывалась. В своих обращениях к научной общественности мы никогда не делали никаких национальных различий.

Единственный смысл, который может содержаться в предупреждении КГБ, заключается в том, что если я и мои товарищи - ученые, желающие уехать в Израиль, - будем вынуждены прекратить свою деятельность по подготовке семинара, то это будет ограничением наших прав по национальному признаку, то есть преступлением, попадающим под действие статьи 74 УК РСФСР. (...)

Профессор Александр Воронель

Москва, 11 июня 1974 г.

К середине июня уже не оставалось сомнений, что власти не допустят проведения несанкционированного семинара. За членами московского подготовительного комитета была установлена демонстративная слежка. Людей задерживали на улице, доставляли в милицию, угрожали тюрьмой, требуя отказаться от «провокационной акции». Прервалась телефонная связь с зарубежным спонсорским комитетом.

Кончилось это тем, что члены подготовительного комитета Марк Азбель, Михаил Агурский, Виктор Браиловский, Александр Воронель, Александр Лунц, Дмитрий Рамм, Григорий Розенштейн и Виталий Рубин без предъявления каких-либо обвинений были помещены в изоляторы временного содержания на срок от восьми до пятнадцати суток. Остальные организаторы и участники подверглись домашнему аресту. Иностранным ученым отказали в выдаче виз для въезда в СССР.

Казавшаяся поначалу беспроигрышной идея провести в Москве международный научный семинар с участием ученых-отказников не смогла осуществиться в условиях советской действительности. Но, как известно, в науке отрицательный результат имеет порой не меньшую цену, чем положительный. Будучи настоящими учеными, организаторы сочли необходимым подвести итоги неудавшегося эксперимента и сделать выводы.

Спонсорскому комитету международного семинара «Коллективные явления»

Научным обществам и академиям

В течение нескольких лет мы, группа ученых-евреев, ведем неравную борьбу за возможность сохранить свою научную квалификацию. Под разными предлогами мы были изгнаны из своих лабораторий в России, но бережно хранимы от возможности работать в лабораториях Израиля - страны, одно имя которой звучит в СССР как ругательство. В этих условиях самым главным для себя мы сочли продолжать научные занятия, а не сосредоточиться на политической борьбе с властями, которые обрекают нас на это трудное существование.

Однако власти СССР используют все возможные и невозможные (незаконные) способы, чтобы представить нашу деятельность как политическую. Наши работы не печатаются в СССР, но старательно изымаются из почты и иных каналов связи при направлении за границу. Наше научное общение постоянно прерывается вздорными преследованиями «за тунеядство», превентивными арестами, вызовами в прокуратуру, милицию, военкомат и т.п., что всегда сводится к угрозам со стороны представителей КГБ.

Тем не менее, нам удалось собрать небольшой научный коллектив и привлечь внимание выдающихся ученых на Западе, что давало нам, наконец, желанную возможность оказаться в курсе современной науки и получить компетентную оценку своих работ. Однако организуемым при нашем участии международным научным семинаром вплотную занялся КГБ. В течение двух месяцев можно было подумать, что в СССР нет более серьезной проблемы, чем помешать собраться группе ученых из разных стран. Десятки оперативных машин с детективами гонялись по всей Москве за участниками семинара. Почта и телефон окончательно перестали для нас работать.

Были испробованы все средства давления, чтобы заставить нас отказаться от семинара и признать его «политический», «ненаучный», «провокационный», «антисоветский» характер. В результате всей этой вакханалии заседание семинара не состоялось, потому что практически все участники из СССР были арестованы и провели от недели до полумесяца в тюрьмах.

Тем не менее, мы хотим сохранить здравую логику и сделать некоторые выводы. Комитет госбезопасности не дал нам провести международный семинар на актуальную научную тему, но все же де-факто признал за нами право проводить свой внутренний семинар. Нас обвиняли во всех смертных грех, но не запретили научную работу как таковую. Отсюда можно сделать вывод, что власти СССР и сотрудники КГБ просто не понимают, что такое научная работа и каких условий она требует. (Один офицер сказал «Мы ведь не лезем к вам в черепа! Почему же вы говорите, что мы мешаем вам заниматься наукой?»)

В СССР наш голос никогда не будет услышан. Нами начинают интересоваться только тогда, когда нами интересуется зарубежная общественность, и только на том уровне, который пропорционален степени влиятельности этой общественности. Поэтому мы опять вынуждены обратиться к нашим зарубежным коллегам с просьбой разъяснить советским властям несколько моментов, определяющих условия научной деятельности.

1. Международный научный семинар нужен нам не для того, чтобы в Советский Союз приехали шпионы, а для того, чтобы мы оставались в кругу научного общения, а не варились в собственном соку.

2. Наш собственный постоянный научный семинар тоже нуждается в участии ученых со стороны. Учитывая, что советские ученые, заглянувшие к нам, вскоре начинают испытывать неприятности по службе, такими участниками могут быть только иностранные специалисты.

3. Нам необходима регулярная почтовая связь с коллегами за рубежом для того, чтобы иметь постоянный приток современной научной информации, а не разрозненные номера научных журналов за разные годы. Также не нужно заставлять нас преодолевать невероятные трудности, чтобы послать в зарубежный журнал статью, которая вполне могла быть напечатана в СССР.

Если все это будет разъяснено на надлежащем уровне достаточно влиятельными научными обществами, то мы сможем надеяться, что наш семинар не сорвался, а лишь отложен до наступления лучших времен. (...)

Михаил Агурский, Марк Азбель, Виктор Браиловский, Александр Воронель, Владимир Давыдов, Александр Лунц, Александр Лернер, Виталий Рубин, Михаил Микулинский, Дмитрий Рамм, Белла Палатник, Бенор Гурфель, Михаил Шепелев, Гилель Хаит, Анатолий Щаранский, Эйтан Финкельштейн.

Заместителю прокурора Москвы Фунтову

Мы обращаемся с этим заявлением именно к Вам, потому что Ваше имя стояло на повестках, по которым нас уводили для заключения в следственных изоляторах Московской области. По-видимому, Вы должны быть в курсе, если не всех взаимоотношений КГБ с законом, то, быть может, нашего казуса в частности.

С 19 по 28 июня в Москве было задержано 9 человек в связи с организацией международного научного семинара. Предъявив задержанным газеты «Труд» и «Советская культура» от 17 мая 1974 г., представитель КГБ В. Васильев предложил нам подписать отказ от участия в семинаре, угрожая в противном случае различными строгими мерами. Никто из нас не подписал требуемой бумаги, так как никто не был согласен с той трактовкой научного семинара, которая дана в этих газетах, и которая, как мы теперь узнали, исходит из КГБ. Гражданин Васильев в присутствии прокурора и работника МВД объявил наш отказ согласиться с такой трактовкой правонарушением, за которое мы должны быть изолированы на все время до конца предполагаемого семинара. Именно это было выполнено.

Мы не имеем претензий к администрации тюрем, которые руководствовались, по-видимому, ведомственными предписаниями. Но мы требуем от Вас, как от представителя закона, юридического объяснения того факта, что мы без суда и следствия были заключены под стражу. Никаких обоснований ареста нам не было выдано и даже не было показано. Таким образом, наше заключение под стражу происходило в обход закона.

Мы понимаем, что представитель КГБ В. Васильев, в соответствии с приданной им нашему научному семинару интерпретацией, мог захотеть его пресечь. Но мы не понимаем, как можно сделать это законным образом. Так как никто из нас не нарушал закон, мы должны были оставаться на свободе независимо от того, что про нас думает гражданин Васильев или даже весь Комитет государственной безопасности. Так как в этом мероприятии гражданина Васильева участвовали представители прокуратуры и МВД, должны быть какие-то документы, дающие нашему задержанию правовую основу. В противном случае сама независимость прокуратуры от КГБ должна быть поставлена под сомнение.

Просим Вас сообщить нам в письменном виде, какие юридические нормы могут служить в СССР основанием для взятия группы людей под стражу. Устные распоряжения, как мы надеемся, таким основанием служить не могут. Когда с Вашей помощью мы соберем необходимые документы, мы намереваемся подать в суд на гражданина Васильева и причастных лиц, совершивших в отношении нас служебное преступление. Просим ответить нам в установленный законом срок.

Марк Азбель, Михаил Агурский, Виктор Браиловский, Александр Воронель, Александр Лунц, Дмитрий Рамм, Григорий Розенштейн, Виталий Рубин, Анатолий Щаранский

Москва, 14 июля 1974 года

Авторы этого письма, разумеется, были не столь наивны, чтобы ждать от московской прокуратуры разъяснений по поводу правовых оснований для внесудебной расправы КГБ с организаторами международного научного семинара. Ни в установленный срок, ни вообще в обозримом будущем...

(По материалам сборника «Петиции, письма и обращения евреев СССР» Иерусалим 1979 г.)

Материал предоставлен израильской ассоциацией «Запомним и сохраним»

http://www.soviet-jews-exodus.com, исполнительный директор Аба Таратута.

Печатается с любезного согласия газеты «Вести».


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1136




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2012/Zametki/Nomer2/Kremer1.php - to PDF file

Комментарии:

Старый одессит
Одесса, Украина - at 2012-02-26 10:24:09 EDT
Националкосмополит
Израиль - at 2012-02-26 08:38:45 EDT
Вполне уместно и в сегодняшнем Израиле создать аналогичный «еврейский» семинар сотен тысяч научных работников, врачей, учителей, инженеров
Алии 90, работающих в Израиле вот уже 2 десятилетия мусорщиками и сторожами.
///////////////////////////\\\\\\\\\\\\\\\
Уважаемый Нацирналкосмополит!
Благодаря Вашему комментарию, я обратил внимание и с интересом прочел статью Владимира Кремера. Вспомнились события нашего уже далёкого прошлого.
Вместе с тем не сильно ли Вы сгущаете краски, говоря о сотнях тысяч бывших советских специалистов, работающих на неквалифицированных работах!?
Да, такая проблема существует. Я хорошо осведомлён об этом от многих своих друзей, живущих в Израиле. Но тем не менее со временем по мере освоения языка люди находили себя в той или иной степени в областях высоких квалификаций.
Здесь на Портале - пример этому - очень поучительный рассказ коллеги М. Фукса о своем жизненном пути по приезде в Страну. Конечно же, всё это непросто было для всех участников Алии90.
Так сложилось, что евреи в странах рассеяния, благодаря своим способностям и умению многих контактировать с местным "начальством" занимали высокие должности в разных сферах деятельности... В некотором смысле Израиль оказался насыщенным людьми такого высокого профессионального уровня свыше его физических возможностей обеспечить их адекватной профессиональной деятельностью. Вот тут то и важна личная инициатива каждого. Мой коллега по работе "вспомнил" свою квалификацию электро и газосварщика, а также станочника.
И как он мне говорил: "не я шёл за ивритом, а иврит шёл за мной".
Конечно же государство тоже должно идти навстречу, но его надо постоянно "теребить".

Националкосмополит
Израиль - at 2012-02-26 08:38:45 EDT
Вполне уместно и в сегодняшнем Израиле создать аналогичный «еврейский» семинар сотен тысяч научных работников, врачей, учителей, инженеров
Алии 90, работающих в Израиле вот уже 2 десятилетия мусорщиками и сторожами.
Я предлагаю назвать тему этого семинара «Массовое убийство высоких профессиональных квалификаций репатриантов Алии 90 путем сознательной двух десятилетней дискриминацией их по профессиональным признакам и категорическим не принятием на работу по их специальности».

Когда открыли железный занавес в 1988 году, 99% евреев – профессионалов поехало не в Израиль, а в США.
Израиль надавил на США, и в 1989 году мерзавец – Буш старший подписал закон об уничтожении пунктов приема репатриантов – евреев из СССР в Австрии и Италии, где им практически поголовно десятилетиями выдавались визы на право жить и работать в США.
Я никогда не забуду, как толпы евреев рыдали и бились в истерике на Симхастойру у Московской Синагоги. В октябре 1989 года.
Они и в Израиль на унижения и дискриминацию ехать не хотели, и не ехать не могли, ибо проявили себя перед радикально антисемитской Советской Властью, как желающие уехать в Израиль, то есть, как предатели и враги Советского народа.
В результате такой политики теперь в Израиле филиал бывшего СССР, который культурно называют «постсионизм».

Виталий Гольдман
- at 2012-02-17 09:21:16 EDT
Какие люди участвовали в организации семинара:
Марк Азбель, Михаил Агурский, Виктор Браиловский, Александр Воронель, Александр Лунц, Дмитрий Рамм, Григорий Розенштейн, Виталий Рубин, Анатолий Щаранский
Почти каждое имя - история! История науки и история "освобождения". Замечательно!