©"Заметки по еврейской истории"
ноябрь  2011 года

Леонид Коган

Й. Равребе: судьба учёного

Известный советский востоковед, семитолог-гебраист, историк, поэт и переводчик Йехиэль (Ихил) Израилевич Равребе родился 18 апреля 1883 года в местечке Барановке Волынской губернии (ныне – город Житомирской области, Украина) в семье шойхета (ритуального резника). Там он получил традиционное еврейское образование: до 9 лет учился в хедере, затем – в бес-медреше (разновидность синагоги), самостоятельно и под наблюдением отца изучал Талмуд с комментариями и каббалистическую литературу. С детства Ихил проявлял феноменальную память: в пятницу вечером, лёжа в постели, мог воспроизвести текст недельной главы Торы. Среди ровесников и даже старших приятелей выделялся своей эрудированностью, сочинял стихи и напевы для суббот и праздников, эпитафии для надгробий. Примерно до 17 лет он проводил целые дни в бес-медреше, и никакие мировые проблемы его не интересовали.

Но однажды Ихил и двое его друзей решили испытать свои силы в поэзии. Они написали сочинения о даровании Торы и послали их в редакцию ивритской газеты «Га-Цофэ», которую возглавлял уроженец Новограда-Волынского А. Людвиполь. К большому удивлению и радости юноши, накануне праздника Швуэс в местечко прибыло литературное приложение к «Га-Цофэ» с опубликованным сочинением Равребе и поощрительным отзывом редактора. Положительную оценку первым литературным пробам дал также выдающийся еврейский поэт Х.-Н.Бялик. [1, сol. 260-261; 2, с.145]

Это событие стало толчком, который вывел Ихила за пределы узкого хасидского круга и сблизил с местной интеллигенцией. Его увлекли социалистические идеи, распространявшиеся среди рабочих Барановского фарфорового завода. Он начал усердно читать запрещённую литературу и попал под надзор полиции. В этот период Равребе публикует в петербургской газете «Дэр фрайнд» стихотворение на идиш «Ткачи» и другие. Как единственного сына, обручённого с местной девушкой Эстер Левинзон, его освободили от военной службы. Воспользовавшись помощью родителей невесты, он едет в 1906 г. на учёбу в Вильно, где за короткий период успевает получить аттестат зрелости, а также смиху (диплом раввина) от местных талмудистов. Социалистическое движение больше его не интересовало. [2, с. 146]

Вскоре после открытия в Петербурге в январе 1908 г. Высших курсов востоковедения под руководством барона Д. Гинзбурга, первого в России светского еврейского высшего учебного заведения, Равребе переезжает на учёбу в столицу. «Прибыв в Петербург, – вспоминает его соученик Залман Рубашов (впоследствии президент Израиля Шазар), – я встретил светловолосого волынца, большого знатока древнееврейской грамматики и немного застенчивого, готовившегося к экзаменам в еврейско-русскую гимназию Эйзенбета и увлекавшегося стихосложением на иврите. Он был самым высоким среди нас и немного сутулым». Это не осталось без внимания вольнослушателя курсов, поэта Д. Шимони (Шимоновича), который посвятил ему такие строки: «Я – иудей из страны чужих, хожу согнутый». Сутулость Равребе выглядела вполне естественно. Ведь права проживания в Петербурге он не имел и до тех пор, пока его не зарегистрировали как мастера по изготовлению чернил, вынужден был неоднократно блуждать всю ночь по городу. Когда на Восьмой линии открыли общежитие, Равребе в виде исключения, как поэту и эрудиту, предоставили отдельную комнату. [3, с. 140-141]

Программа курсов востоковедения, которые неофициально называли «еврейской академией», включала научный анализ ТАНАХа и Талмуда, еврейскую и общую историю, философию, древнееврейский и арамейский языки, историю еврейского законодательства, историю еврейской литературы, немецкий и французский языки и др. Одним из преподавателей курсов был выдающийся еврейский историк Ш. Дубнов.

Учёбу на курсах Равребе совмещал с литературной деятельностью. Его лирические стихи на иврите «На рассвете», «В реке» и пр., в которых ощущается влияние поэзии Бялика, публикует литературный журнал «Га-Шилоах». Последнее поэтическое произведение – поэма «Бальзам» – было напечатано в 1918 г. в журнале «Га-Ткуфо».

Один из номеров «Га-Шилоах»

А когда в кругах еврейской музыкальной общественности возникла идея поставить первую оперу на иврите, он на несколько месяцев уединился в своей комнате и работал над переводом либретто оперы К.Сен-Санса «Самсон и Далила», приводя его в точное соответствие со стихотворным ритмом и нотами. Премьера состоялась в марте 1912 г. в училище Тенишевой. Кроме того, Равребе перевёл на иврит оперы «Маккавеи», «Моисей», «Юдифь» и «Суламифь». Он был частым посетителем Общества любителей еврейского языка и Еврейского литературного общества. [1, сol. 262; 2, с.146; 3, с. 141-143] По окончании учёбы в 1913 г. его оставили преподавать на курсах древнееврейский язык. Но в 1915-16 гг. курсы закрылись, и Равребе несколько лет работал в еврейских школах Петрограда. После создания в 1918 г. Петроградского института высших еврейских знаний (Еврейский университет) он преподаёт в нём до закрытия в 1925 г. семитские языки и еврейскую литературу средних веков. Стремясь овладеть всеми достижениями академической гебраистики, Равребе в 1919-22 гг. также учится на факультете восточных языков Петроградского университета. Одновременно успевает заниматься общественной деятельностью. В 1920 г. он был одним из основателей возрождённого Еврейского историко-этнографического общества, заведовал его архивом и библиотекой. Также принимал участие в открытии Еврейского этнографического музея, в 1924-25 гг. стоял во главе Еврейской академической библиотеки. Однако в 1927 г., после закрытия всех этих учреждений в Ленинграде, Равребе переезжает в Минск, где занимает должность доцента и заведующего кафедрой семитологии на еврейском педфаке Белорусского государственного университета, преподаёт древнееврейский язык, а также работает постоянным сотрудником еврейской секции Института белорусской культуры, председателем фольклорной комиссии. В 1930 г., после ликвидации кафедры, возвращается в Ленинград. По другим свидетельствам, он был уволен с работы за то, что, цитируя студентам на лекциях труды историка Дубнова, не обращал должного внимания на их реакционную сущность. 16 августа 1931 г. Равребе был зачислен в отдел рукописей Публичной библиотеки, где заведовал еврейским фондом. Главной сферой деятельности учёного была обработка и изучение коллекций рукописей на языках народов Древнего Востока. Он составлял картотеку фонда Фирковича, подготовил к печати VI том каталога материалов по истории караимов СССР, собирал материал для фундаментального исследования И. Цинберга «История еврейской литературы», переписывал и переводил на идиш отрывки из старых пинкасов (книг записей) еврейских общин. [3, с. 141-143; 4; 5]

Й. Равребе в конце 1920-х – начале 1930-х годов

Во время раскопок на холме Рас-Шамра (Сирия) в 1929-32 гг. французские археологи нашли глиняные таблички с клинописными текстами древнего Угарита. Благодаря усилиям ученых многих стран письменные знаки были расшифрованы, но сам язык, один из ханаанских диалектов, оставался непонятным. Равребе, исследовав грамматику этого языка, установил, что «перфект» в нём образуется лишь от непереходных глаголов, и добился значительного прогресса в понимании содержания клинописных текстов. Вот что писал по этому поводу американский публицист М. Штаркман: «Шесть беспрерывных лет трудились известные археологи, востоковеды и исследователи ТАНАХа, чтобы расшифровать древний ханаанский документ. Германский учёный сумел даже установить алфавит этой письменности, но это был предел достигнутого. То, что не удалось христианским учёным Запада, сделал еврейский поэт и писатель, советский учёный Йехиэль Равребе». [2, с. 146] В 1937 г. дирекция Публичной библиотеки, академики В.В. Струве и И.Г. Франк-Каменецкий хлопотали перед Высшей аттестационной комиссией о присуждении исследователю учёной степени доктора наук без защиты, «по совокупности работ».[5]

Однако в октябре 1937 года Й. Равребе был арестован. 8 мая 1938 г. Особое совещание при НКВД СССР признало его виновным в принадлежности к «антисоветской фашистской националистической организации» и вынесла приговор: 8 лет исправительно-трудовых лагерей. Слухи об этом дошли до Святой земли. Там удалось выхлопотать сертификат на въезд Равребе в Палестину. Документ переслали британскому консулу в Москве. Но было уже поздно. 7 февраля 1939 г. Й. Равребе умер в пересыльном лагере под Владивостоком. Об этом стало известно лишь в годы перестройки. Поэтому в биографическом словаре еврейской литературы его смерть ошибочно датируется 1955 годом. [2, с. 146; 4; 6, сol. 408]

Кроме упомянутой выше поэзии, Равребе принадлежат следующие публикации:

1) Перевод с древнееврейского рассказа Д. Фришмана «Медный змей» // в сборнике «Еврейский альманах»; Петроград-Москва, 1923; с. 76-82.

2) «Свадьба макаровского цадика» // «Еврейская летопись»; Ленинград-Москва, 1926; сб. 4, с. 159-167.

3) «Вокализация буквы “айен” в семитских языках и старом идиш», на идиш // в журнале «Цайтшрифт» (Минск), №2-3, 1928.

4) «Путешественник конца XVII века: Авраам Кунки» // «Еврейская старина», 1928, т. 12, с. 208-212.

5) «К истории языков у евреев за последние столетия до христианской эры», на идиш // «Записки Белорусского университета» (Минск); 1929, вып. 23, с. 77-100.

6) «Мстиславское буйство» // «Еврейская старина», 1930, т. 13, с. 100-115.

7) «Общий обзор еврейских рукописей Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде» // «Информационный бюллетень еврейской группы Отдела национальностей ГПБ», 1935, № 1-2, с. 36-39.

8) «О клинописных текстах из Рас-Шамра». // «Известия Академии Наук СССР», Отделение общественных наук; 1935, № 1, с. 75-102.

9) «Эпос тысячелетий» // «Известия», 14 января 1936 г. [1, сol. 262; 4; 5]

Особый интерес представляют его воспоминания под названием «Свадьба макаровского цадика», в которых автор описывает патриархальный быт хасидов родной Барановки. Оживление в тихую провинциальную жизнь местечка вносили приезды макаровского цадика. А около 1900 г. в Барановке торжественно праздновали свадьбу сына и дочери двух цадиков, продолжавшуюся целую неделю. Сквозь призму этого события передаётся неповторимый колорит национальных обрядов и традиций, которые давно канули в лету, однако запечатлелись в памяти учёного.

 

Титульный лист пинкаса Барановского еврейского общества «Праведный приют»

(из книги “Tracing An-sky. Collections from the State Ethnographic Museum in St. Petersburg”)

Равребе остро ощущал необходимость спасать от гибели памятники еврейского прошлого. «Не пора ли еврейским историкам, этнографам, композиторам и бытописателям взяться за разбор нашего наследия и делать это с бóльшим темпом и усердием, чем это делали до сих пор? – писал он. – Не пора ли нам проникнуть в это хранилище, пока мировая буря не рассеяла остатки его по семи морям и от целой эпохи еврейской жизни, служившей, может быть, эпи­логом двухтысячелетнего периода еврейской истории, не останется и следа?» [7, с. 174] В Национальной библиотеке Украины им. Вернадского хранится большая коллекция пинкасов еврейских религиозных общин (из фондов А. Гаркави). Тексты пинкасов погребального братства (1780 г.), носителей похоронных носилок (1860 г.) и ссудного товарищества (1889 г.) местечка Барановки переписывал востоковед Й. Равребе. [8]

Литература

1. Leksikon fur der yidisher literatur, prese und filologye. – Vol. 4. – Vilna, 1929. /на идиш/

2. Кривицкий Д. Йехиэль Равребе. // из мемориальной книги «Звил». – Тель-Авив, 1962. /на иврите/

3. Шазар Ш.-З. Йехиэль Равребе. // из мемориальной книги «Звил». – Тель-Авив, 1962. /на иврите/

4. Люди и судьбы. Биобиблиографический словарь востоковедов – жертв политического террора в советский период (1917-1991). – Составители: Васильков Я.В., Сорокина М.Ю. – СПб, 2003. // интернет-ресурс http://memory.pvost.org/pages/rabrebe.html

5. Кельнер В.Е. Равребе Иехиель Израилевич. // интернет-ресурс www.nlr.ru/ar/staff/rav.htm

6. Leksikon fun der nayer yidisher literatur. – Vol. 8. – New York, 1981. /на идиш/

7. Равребе И. Свадьба макаровского цадика. // «Вестник еврейского университета в Москве». Москва, 1993. – №2.

8. НБУ им.Вернадского, отдел иудаики. – ф. 321 – оп. 1 – № 5-7.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1520




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer11/LKogan1.php - to PDF file

Комментарии:

Леонид Коган
Любек, Германи - at 2019-05-17 10:12:21 EDT
Уважаемая Ольга Левин! Конечно, Вы можете использовать в своих публикациях отрывок из моей статьи об И. Равребе. Если понадобится, пришлю Вам свой перевод статьи Ш.-З. Шазара о Равребе из мемориальной книги "Звил" (Новоградволынск), где речь идёт, в частности, о переводе на иврит либретто оперы "Самсон и Далила".
Вчера вечером я пытался найти в интернете ивритские источники, подтверждающие высказывания Ш.-З. Шазара. Обнаружил лишь один - Лексикон новой ивритской литературы: https://library.osu.edu/projects/hebrew-lexicon/02444.php
Там приводятся краткие сведения об И. Равребе, в т.ч. и о том, что он перевел на иврит либретто оперы "Самсон и Далила" (текст оригинала - Фердинанд Лемэр), опубликованное в 1912 г. в СПб. Правда, новой информации в этом источнике нет. По-видимому, она взята из упомянутой выше статьи Шазара. Может быть, в Российской национальной библиотеке в СПб чудом сохранилась публикация либретто "Самсона и Далилы" 1912 г. на иврите, хотя боюсь, что это маловероятно.

Ольга Левин
Нетания, Израиль - at 2019-05-16 15:45:08 EDT
Уважаемый Леонид Коган! С большим интересом прочитала Вашу статью о Рабребе. Прошу Вашего позволения поместить отрывок из этой статье в готовящуюся к печати мою новую книгу: "ЕИЭО и его основатели". Признаюсь, что мне не не было известно, что либретто к опере Камиля Сен-Санса "Самсон и Далила" перевёл на иврит именно Рабребе! За что Вам особая благодарность! А также мне не было известно, что впервые эта опера на иврите была поставлена в Тенишевском училище ещё в 1912г. А, имея книгу Евгении Гинцбургъ "ВОСПОМИНАНIЯ ЮНОСТИ"(Париж, 1937), полагала, что это именно она проявила активность, воплотив в Петрограде единственный раз эту постановку на иврите в октябре 1917г. на сцене Большого зала Консерваторiи. Она же пригласила на исполнения главных ролей "знаменитую певицу Мейчикъ и известного певца Чернова". Может быть, кто-нибудь подскажет, где можно найти программку к этой опере, чтобы сравнить с современной трактовкой оперы Валерия Гергиева?
Сергей Кравцов
Иерусалим, Израиль - at 2012-03-12 08:56:10 EDT
Огромная просьба к уважаемому Автору: пожалуйста, свяжитесь со мной по электронной почте: kravtsov@mscc.huji.ac.il
Самсон Кацман
Бостон, Массачуссетс, США - at 2011-12-05 04:29:31 EDT
Михаэлю Бейзеру:

Уважаемый Михаэль, поисковая система Google выдала мне шесть ссылок на Вашу статью о Равребе на английском языке. Но ни одна из ссылок
не даёт доступа к самому тексту, иными словами, прочесть текст статьи в Интернете на данный момент невозможно.
Поэтому тон Вашего комментария и в самом деле огорчителен. Вы неявно упрекаете Л.Когана в недостаточной проработке источников, хотя найти этот источник весьма проблематично.
Очерк Когана о Равребе я прочёл с большим интересом. Рад буду познакомиться и с Вашей работой, когда
она станет доступна.

Элиэзер М.Рабинович
- at 2011-11-16 09:59:57 EDT
Очень интересно, спасибо автору.
Флят Л.
Израиль - at 2011-11-16 09:15:42 EDT
Статью о Раврэбэ прочел с интересом. Ведь о деятелях еврейской культуры пишут не так часто. Ну как не поблагодарить автора. Не знаю, есть ли в статье неточности, но разночтения в датах с автором из Минска Герасимовой И.П.(Евр. вестник №2/12/, 1996) обнаружил. Хотелось бы выяснить, кто же правее?
Совершенно не понятен тон отклика уважаемого М.Бейзера, соавтора замечательного историка А.-А. Гринбаума. На кого может обижаться М.Б.? И если через два десятка лет кто-то после М. Бейзера "изобрел повторно велосипед", рецензент должен высказать претензии только себе, не опубликовавшему свое исследование и на русском языке, более доступном тем, кого может заинтересовать жизнеописание российского семитолога. Обидно, конечно, что в статье нет ссылки на исследование М. Бейзера и А. Гринбаума. Но было ли оно знакомо Когану? Это большой вопрос. И последнее. Отклик на данную публикацию позволил читателю узнать, что ее автор, не единственный, кто вспомнил ученого Раврэбэ.

Михаэль Бейзер
Иерусалим, Израиль - at 2011-11-15 17:15:05 EDT
Про Равребе я впервые писал в 1980-х годах в своей книге "Евреи в Петербурге". Даже его фотографию, ту же я тогда опубликовал впервые. Позже, в 1992 году мы с Аврахамом Гринбаумом посвятили ему специальную статью.
A. Greenbaum & M. Beizer, “Yehiel Ravrebe, Jewish Poet and Scholar,” Jews and Jewish Topics in the Soviet Union and Eastern Europe, # 1 (17), 1992, pp. 27-36.
Все эти вопросы там обсуждались.
Жаль, что теперь, двадцать и более лет спустя все это новым авторам неизвестно, и снова изобретается велосипед.

Зяма
Москва, Руссия - at 2011-11-14 18:25:49 EDT
Как бы получить оцифрованные копии пинкасим по Барановке из НБ Вернадского в Киеве, готов дать денег?