©"Заметки по еврейской истории"
Апрель 2009 года

Илья Марьясин

Памяти вышинского судопроизводства

Сетовать на всеобщую жажду наживы – банально. Но иногда она сильно задевает и вызывает возмущение тех, кого касается даже косвенно. И тогда ее нельзя оставлять без внимания.

Речь идет о почти детективной истории, в которой замешаны поэт – Булат Окуджава и автор статьи.

Наше далекое детство проходило в Нижнем Тагиле, где отцы работали на строительстве гигантского предприятия 2-й пятилетки Уральского вагоностроительного завода (УВЗ). Отец Булата был вначале парторгом ЦК на стройке, а затем – секретарем горкома партии. Мой – был начальником строительства Завода. Мы много встречались, Булат неоднократно ночевал в нашем доме. Мы встречались также много лет спустя – и в Москве и в Израиле. Об этом много написано. Булат описал наше детство в своем знаменитом романе «Упраздненный театр». Мы переписывались, и наша переписка опубликована как в России, так в Америке и Израиле. Сохранились также наши совместные фото.

Илья Марьясин и Булат Окуджава в Тель-авивском отеле в 1995 г. во время пребывания Булата в Израиле

Черные времена сталинско-ежовского террора коснулись и наших отцов. Оба были расстреляны один за другим с разрывом в 3 месяца, а затем в 1956 г. полностью реабилитированы. На УВЗ им поставлены памятники. Об этом также много написано, в том числе и мною («Трагедия отцов»), а также много других статей.

Здесь же речь пойдет о совсем другом. В одном из своих писем, а также при встрече в 1995 г. в Тель-Авиве Булат рассказал, что при посещении Н-Тагила в Свердловском архиве ему показали «Дело» его отца 60-летней давности, где содержатся многочисленные материалы допросов наших отцов, их очные ставки и пр. Он также честно и откровенно признался, что его отец немало потрудился над тем, чтобы арестовали моего. Конечно, Ш.С. Окуджава делал это под непрерывным нажимом бериевско-ежовской клики, поддержанной и инспирированной самим Сталиным. У него не было других причин пойти по этому пути, поскольку оба дружно трудились над одним общим делом государственной важности, уважали и помогали друг другу. По моей просьбе Булат прислал это «Дело» в Израиль. Затем с немалыми трудностями и я получил аналогичное «Дело» своего отца из того же источника.

Все, о чем говорится далее, касается не только персонально самих участников так называемого дела: отца Булата Окуджава – Ш.С. Окуджава и моего отца Л.М. Марьясина, но подтверждает то, какая обстановка существует в настоящее время в России. Только безразличием и отсутствием покаяния за все дела Сталина и ежовско-бериевских опричников можно объяснить появление этого безобразного дела, когда не знающие собственной истории следователи раскапывают дела более чем 70-летней давности, ради создания липовых сенсаций, повышающих рейтинг своих изданий. Может быть, их и нельзя обвинять в безразличии к фактам истории. Их ведь не учат этому. В результате появляются «иваны, не помнящие родства». Страшно то, что они работают «журналистами» или, того хуже, следователями. Для таких людей нет ничего святого, историческая память у них вообще отсутствует.

Мне неизвестно, каким образом «Дело» отца Булата попало в руки корреспондента желтой московской газетенки «Жизнь» Лукманова. Есть сведения, что он специально ездил в архив Свердловской области и фотографировал нужное ему «Дело». Как будто, нельзя было раскопать кучу подобных дел, не выезжая из Москвы. Достаточно было вспомнить дела расстрелянных военноначальников или врачей. В этих делах – горы кровавых признаний. Можно было сэкономить на билетах на самолеты или поезда и не ездить «на охоту» в Свердловск. Но задача состояла в том, чтобы найти фигуру посвежее, а именно – отца любимого народом великого барда. В номере «Жизни» 16 октября 2007 г. появилась статья этого журналиста-гробокопателя под названием «ФСБ раскрыла тайну гибели отца великого барда». Из этой статьи следует, что Ш.С. Окуджава был оклеветан моим отцом Л.М. Марьясиным, что явилось причиной его расстрела. Это и стало началом описываемой почти криминальной истории. Истинная правда редакцию «Жизни» мало интересовала, хотя ей было хорошо известно, к какому страшному времени относилось это пресловутое дело и какими методами пользовались следователи для добывания признаний в несодеянном. Следователи в своей работе в те времена пользовались руководящим тезисом оберпалача А. Вышинского «Признание есть мать доказательств».

Такой жареный факт с упоминанием имени Булата Окуджава не прошел мимо и некоторых других газет и информагентств, например, украинской газеты «Украинский Криминал» и израильского информагентства «Курсор», которые слово в слово перепечатали статью из газеты «Жизнь». Дальнейшее изложение будет касаться именно этого агентства, поскольку газета УК немедленно опровергла свою публикацию в ответ на мой протест.

События развивались так. Прочитав в интернете статью в «Курсоре», опубликованную 23.10.07 «ФСБ раскрыло тайну расстрела отца великого барда» я был в шоке. Ничто не предвещало подобной публикации. В результате моего протеста редакция 26.10.07 опубликовала измененную статью, где фамилия отца была вообще изъята. В остальном текст не претерпел никаких изменений. Поскольку между публикациями оригинальной статьи и исправленной – прошло несколько дней, ссылка на первичную публикацию попала в поисковые интернетовские программы, и вызвала многочисленные телефонные звонки. Люди спрашивали о причине появления этой гнусной инсинуации. Я вновь написал письмо в редакцию «Курсора», которая дала мне «мудрый» совет – обратиться к первоисточнику – газете «Жизнь», откуда статья была полностью скопирована. На этот совет в своем следующем письме я спросил, считает ли редакция возможным цитировать также и фашистские газеты? Это ведь не реклама, «за которую редакция ответственности не несет». Мне удалось быстро опубликовать статью «Об ответственности средств массовой информации» в одной популярной израильской газете. Одновременно также обратился в суд с иском о материальной компенсации за клевету в отношении отца. К сожалению, иск был проигран по сугубо формальной причине. Оказалось, что в отношении «умершего» человека израильский Закон не позволяет даже ближайшими родственниками получить компенсацию за клевету в его адрес. В моем случае это произошло даже тогда, когда ответчик признал вину за бездумное копирование позорной статьи из чужого источника.

Гораздо более возмутительные факты произошли в Москве. Я решил возбудить уголовный иск против пресловутой желтой газеты «Жизнь». Тем более что на протяжении многих лет эта газетенка систематически проигрывала иски людям, которых она своим враньем оклеветала. Произошло следующее. Получив мое обращение, Генеральный прокурор России Чайка переправил его по инстанции в московскую прокуратуру. А та – в свой отдел дознания (на знаменитую Петровку 38). Горе-дознаватели не усмотрели в лживой публикации намеренного и злого умысла. Такое «мудрое» решение было отменено пом. прокурора Москвы. Несмотря на уже принятое им решение, обращение вновь направляется на Петровку на доследование и назначается другой дознаватель. Этот оказался более проницательным и написал под диктовку представителей ответчиков, что они вообще не знают, кто ответственен за публикацию, так как старые работники уже не работают у них, а новые ничего об этом не знают. Как не вспомнить бессмертный райкинский скетч «валяние дурочки»! Вновь – мой протест с требованием отстранить этих «дознавателей» от рассмотрения дела. По почте получаю два противоречивых соломоновых решения. Одно – из московской прокуратуры о том, что решение первого дознавателя отменено, второе – с самой Петровки, содержащее подробности того, почему в возбуждении дела отказано. Другими словами, второй подтвердил решение первого. Как говорится, «ворон ворону глаз не выклюет». Кому верить? Ни субординации, ни обоюдной информации, ни здравого смысла. Не стал бы вообще заниматься этим «судопроизводством», если бы не считал дело принципиальным. Не реагировать должным образом на все это беззаконие, значит, по существу, смириться с оправданием вышинского правосудия. Помимо всего прочего, нельзя допустить, чтобы школьники не были знакомы с собственной, пусть и постыдной историей. В особенности, это абсолютно справедливо в отношении работников правосудия. Общество должно знать, каким «выдающимся» деятелем был Сталин, кто были Вышинский и Ежов. Сколько народа они погубили, сколько крови пролили. Пройдет время и окажется, что лежащая в мавзолее мумия понесет ответственность за свои «добрые» дела, что она наделала во имя «великой» России. Ни одна цивилизованная страна не забывает своих злодеев: ни Кромвеля, ни Гитлера. Все каются за своих «героев». Только Россия остается в стороне. Вот какие выводы можно сделать из этой абсолютно современной истории, но происходившей в прошлом веке.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 153




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer7/Marjasin1.php - to PDF file

Комментарии:

Марк Левин
Тель-Авив, Израиль - at 2009-04-29 17:13:55 EDT
Публикация на животрепещущую тему! После ХХ съезда КПСС и Постановления ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий" в широких слоях населения утвердилось мнение о личности и деятельности Вышинского, как палача, орудия в руках Сталитна, Ежова Берии, организатора массовых репрессий, жертвами которых стали миллионы советских граждан,разрушителе правовой и судебной системы государства, на совести которого-создание тяжелейшего кризиса в нашей армии накануне войны. Удивление, возмущение и гнев - таковы чувства, которые вызывает демонстрация ЦТ фильма, посвящённого Деятельности этого мракобеса на поприще международной политики, где он немало "потрудился", раздувая костёр холодной войны.Авторский коллектив-сплошь молодые, недипломированные историки.Придётся здесь вспомнить реплику Ленина:"Маленькая картинка для больших вопросов"!
Акива
Кармиэль, Израиль - at 2009-04-27 23:58:58 EDT
В России не меняется ничего. Страна Держиморд и безразличных бездельников. Искать там справедливость все равно что льдину на экваторе.