©"Заметки по еврейской истории"
Июль 2009 года

Элла Грайфер

Еще раз о памяти Холокоста


В городе, где задушен был император Павел,

даже вблизи от замка, где он задушен был,

есть монумент известный (скульптор его поставил).

Как он стоит, я помню. Чей монумент, забыл.

М. Щербаков

Останется ли Холокост в памяти нашего народа, и если да, то какой будет эта память? В наше, исторически не столь отдаленное время, сама постановка вопроса может показаться кощунственной, но... время проходит быстро, поколение сменяет поколение, а у коллективной памяти есть закономерности, которые не изменить даже с самыми лучшими намерениями.

Но мнением, да, мнением народным…

Правда жизни не тождественна правде искусства.

Б. Брехт

Вопреки известному утверждению Пушкина, глас народа – это далеко не глас Божий, но… чей же это, в таком случае, глас? Как складывается т. н. «общественное мнение», что и при каких условиях остается в памяти и передается будущим поколениям?

Даже если оставить в стороне рассказы про огненно-облачный столп и остановленное по заявкам солнышко, все равно количество евреев, вышедших, согласно ТАНАХу, из Египта, сравнимо разве что с количеством арабских деревень, разрушенных злостными израильтянами, согласно широко известной своей достоверностью статистике палестинской. Роланда в битве убили, вопреки тексту выдающейся поэмы, не арабы, а баски, Зою Космодемьянскую схватили и чуть не растерзали не немецкие солдаты, а русские крестьяне.

Не то чтобы историческая память народов состояла из одних фантазий, ничуть не меньше в ней и фактов вполне достоверных, а просто… не делает она разницы между тем и другим. Процесс отбора вообще-то не прост, к тому же в разных культурах различен, да и в каждой меняется с течением времени, но в самом общем виде три фактора действуют всегда и везде:

1.      Подтверждение исходного постулата «мы хорошие» – это понятно.

2.      Символический характер – это уже надобно объяснить.

Товарищ Сталин любил работать по ночам, т. е. относился, по современной классификации, не к «жаворонкам», а к «совам». Чем эта, всем известная, подробность его личной биографии оказалась важнее, чем, скажем, меню его завтрака или размер сапог, которые не известны, практически, никому? Привычка к ночному бодрствованию широко рекламировалась, поскольку годилась для выделки СИМВОЛА Не потому Сталин работает ночью, что так ему удобнее в силу каких-то (не так уж, кстати, редко встречающихся) особенностей нервной системы, а потому, что бдит отец родной, от всех врагов народа бережет спокойный сон родной державы!

3.      Руководство к действию – точнее, фактор, учитываемый при принятии решений.

Не всех, конечно, но многих и важных. Выбирая на рынке капусту, о товарище Сталине вспоминать было не обязательно, зато выбирая профессию можно было исходить из предположения о стабильности режима, попадая в армию быть мотивированным или не очень мотивированным сражаться, а слыша от соседа антисоветский анекдот – писать или не писать донос (или хотя бы выражать или не выражать возмущение).

Три компонента, работающие как на рациональном, так и на эмоциональном уровне, образуют как бы жесткий треугольник, постоянную рамку, на которую крепятся всяческие переменные элементы, типа, какой именно сюжет в данное время и в данном месте наиболее подходит для символического выражения того-то и того-то, и насколько это самое «то-то» важно, и насколько влиятельна группа, для которой важно именно то… Понятно, чем группа влиятельнее, тем больше у нее возможностей, в том числе и в смысле привлечения профессиональных пропагандистов, которые любое событие сумеют преподнести общественному мнению на языке символов, понятных и близких ему... Так что даже непосредственные участники нередко заражаются общим настроением и (иногда даже незаметно для самих себя) рассказывать начинают, не как оно на самом деле было, а как должно было быть... Но эта палка – о двух концах.

Ведь актуальность данного сюжета и влиятельность данной группы – не вечны, а стало быть, логично предположить, что и «общественное мнение» в значительной степени переменчиво. Чем сильнее укоренен и «продвинут» какой-то нарратив в момент возникновения, тем больше он к нему привязан и ограничен им. Вчерашняя неоспоримая истина оборачивается назавтра абсурдом, то, что у отцов вызывало священный трепет, у детей становится темой для анекдота, а у внуков попросту забывается. Те же сталинские бдения, в поколении наших родителей вызывавшие уважение, у нас пародийно аукнулись в фильме «Каин XVIII»: «Помни, что король и во сне не дремлет», а детям нашим это уже даже и не смешно.

И, тем не менее, как известно, многие свои нарративы народы хранят веками, взять хоть религиозные традиции. Письменные источники – и те тысячелетнего возраста, а ведь прежде чем быть записанной, каждая традиция, несомненно, пару веков просуществовала в устном виде.

Главный шанс на долголетие, разумеется, актуальность: если любая попытка землю пахать завершается через пару лет черной бурей, уносом почвы и опустыниванием, не велико чудо, что у монголов и казахов крепко держалась традиция, запрещавшая тревожить покой земли, на которой они и прежде жили, и продолжали жить, и к условиям которой они, естественно, продолжали применяться.

Но вот евреи – ушли на века в диаспору и продолжали старательно молиться о даровании дождя, притом что выживание их от того дождя давным-давно уже не зависело. Почему же за дождь в земле Израиля молиться продолжали? Да потому, что надеялись вернуться туда. Обратите внимание: на наших глазах важный элемент коллективного нарратива (молитва!) меняет смысл: вчера эти слова выражали заботу о природных условиях, благоприятных для урожая и выживания, а сегодня – надежду на возвращение из изгнания, возрождение собственной государственности и т. д.

А вот еще элемент родного кашрута. Существует гипотеза (по-моему, не очень обоснованная!), что запрет на свинину связан с какими-то недугами, поражавшими хрюшек в пустыне и делавшими их мясо несъедобным. Но даже если бы так оно и было, с тех пор много песку в барханах пересыпалось, вся Европа перед носом у нас благополучно ветчину лопает и не помирает. Почему же запрет этот не разделил через пару поколений судьбу бессонницы вождя, а протянул больше двух тысячелетий – до самых наших дней? А потому, что кашрут, система пищевых запретов, превратился в действенный инструмент обособления, отделения от народов, среди которых вынуждены были евреи жить, в важный фактор сохранения сообщества.

Этот процесс напоминает немного судьбу песенных мелодий, описанную в статье В. Фрумкина. Музыка прежняя, привычная и знакомая, помогает запоминать и произносить уже совсем другие слова.

Рассмотрим это на примере еще одного совсем не древнего, но очень популярного русского нарратива: истории дуэли и смерти Пушкина.

Началось, как известно, с того, что пошел гулять по Петербургу пасквиль про «светлейший орден рогоносцев». Кто его состряпал – аллах ведает… а впрочем, в авторе ли дело? Чем, скажите, отличался тот пасквиль от множества эпиграмм самого Пушкина? Разве что сочинен на порядок менее талантливо, а уж едкости, стремления поддеть и унизить, честное слово, тем эпиграммам было не занимать. Естественно, и в желающих подставить Пушкину подножку в свете недостатка не было. Сколько правды содержали те сплетни – неизвестно тоже… предположим, было что-то действительно. Ну, так и что с того? Сам-то Пушкин графине Воронцовой не сделал дочку? Да и не одна у него была та графиня… Ему, значит, можно, а другому нельзя? Да, видимо, так именно он и считал, раз озверел и вызвал Дантеса.

Дантес, как, опять же, известно, драться не желал, предлагал примирение, извинение, чего только хотите, но Пушкин закусил удила… Возможно, роковую роль сыграл и статус Александра Сергеевича, который, по его представлениям, отнюдь не соответствовал его заслугам. Понятно, характеры у гениев редко бывают ангельскими, понятно, дурацкий этот случай стал трагедией для русской литературы, но некого тут винить Пушкину, кроме самого себя. Общественное мнение, тем не менее, судило иначе. Очень скоро появилась тенденция, Дантеса представлять каким-то исчадием ада, но вместе с тем всего лишь орудием в руках могущественной злой силы. Какой? Вот тут-то и начинается самое интересное.

По мнению Лермонтова эта сила – проклятые иностранцы, неспособные постигнуть всю мистическую глубину славянской души (особенно трогательно звучит в устах сына заезжего шотландца в качестве эпитафии правнуку арапа Петра Великого!), а также местные временщики – фавориты государя. Некоторые даже не стеснялись и самого Николая Павловича в заговорщики записать. Но ушла в прошлое николаевская эпоха со всеми своими персонажами. Новое поколение врагами человечества склонно было считать уже всех «эксплуататоров и угнетателей» – всех их чохом в убийцы Пушкина и зачислили. Тов. Эдуард Багрицкий за Пушкина, по собственному признанию, под Перекопом мстил, того не ведая, что вскорости и сам под подозрение в убийстве его попадет, как представитель «некоренной национальности». Матрица остается неизменной: извели супостаты коварные «наше все», а уж кого в те супостаты рядить – всякое поколение выбирает по своему разумению и вкусу. Во всяком случае:

1. Мы – хорошие, и поэт у нас самый, что ни на есть, образцовый.

2. История его гибели символизирует, что на нас бесперечь покушаются злые силы

3. Это оправдывает решения о назначении очередного погрома, революции или «железного занавеса».

Резюмируем вкратце: в неизменном виде передавать традицию можно только, покуда не меняется охваченный ею «участок» реальной жизни. С изменением действительности традиция обязана либо внутренне измениться, либо погибнуть.

Инструкция по эксплуатации традиций

Все забывается день ото дня,

Память иные сплетает узоры.

Д. Клугер

Есть у нас, у евреев, уникальный документ, открытым текстом декларирующий то, что в аналогичных документах всех времен и народов просто принимается по умолчанию: Пасхальная Агада. Сидят себе, понимаешь, три выдающихся религиозных деятеля своего времени ночь напролет и с энтузиазмом друг другу пересказывают все ту же самую историю Исхода из Египта, перемежая восклицаниями, что это непременно обязан делать каждый еврей. А ежели кто откажется эту историю принять как факт своей личной биографии, так он – плохой сын, и поступить с ним надлежит как с тем героем известной песни:

Замашки преддомкома были грубы,

И не хотел жених ему молчать:

Он двинул преддомкому в зубы,

И стали фрейлехс танцевать.

Да чего же это так строго?

Понимаю, что такой вопрос к религиозному тексту зачастую некорректен, но этот – сам содержит ответ: ибо не один только (фараон) хотел погубить нас, но в каждом поколении встают желающие нас погубить, но Святой, благословен Он, спасает нас от руки их.

Событие Исхода вполне заслуженно занимает место в народной памяти не только потому, что содержит все три несущих компонента:

1. Мы хорошие – потому что мы египтянам плохого не делали, а они…

2. Происшедшее – не просто событие, но СИМВОЛ защиты и покровительства Высшей Силы.

3. Об этом следует помнить, принимая решения, когда вновь возникнет аналогичная опасность. Например, не верить возводимой на нас врагами клевете и хранить верность друг другу, нашему Богу, нашей традиции.

Но и потому, что не так уж сложно каждому еврею рассматривать Исход как эпизод своей личной биографии, поскольку в биографии, если даже и не его, то уж точно – отца или деда – найдется непременно какое-нибудь изгнание из Испании, хмельнитчина, погромы Гражданской… Короче говоря, фактически каждому поколению заповедуется к старой мелодии писать новые слова, не повторять, а продолжать песню. По логике вещей, должен бы и Холокост восприниматься как, пусть самое тяжелое, но все же звено той же цепи. Но наблюдаем мы иное: настойчивое подчеркивание «уникальности», создание некоторого особого, отдельного нарратива.

Зачем и почему?

Это не должно повториться?

Он брал Берлин. Он правда брал Берлин

И врал про это, скучно и нелепо.

А. Галич

Ну, если и в самом деле не повторится, то не очень ясно, чего ради его и помнить-то, но… а если оно не спросит нашего разрешения? Да по настоящему-то оно и один раз случаться не имело права. Не должны законопослушные граждане демократических государств в одну ночь превращаться в бесправных бродяг, не должны газовые камеры оказываться наивысшим достижением высококультурной нации, не должны, не должны, не должны... но были. А что раз было – может быть и еще раз, и еще много-много раз, как поется в известной песне.

Вот с этим-то и не может примириться сознание среднестатистического среднеассимилированного еврея наших дней. Изо всех сил убеждает он себя и других, что оборвалась, кончилась цепочка Пасхальной Агады, что нет у нас больше своей истории, отличной от истории народов, среди которых мы живем, что Холокост – не более чем ужасная аномалия.

Но вправду ли то, что «быть не должно» так-таки на самом деле не будет, и если да, то почему? Оттого, что мы «боремся и предотвращаем»? Само собой... но кто и когда нам гарантирует стопроцентную удачу? Тем более что, Холокост, под страхом отлучения от приличного общества, велено считать абсолютно непостижимым, ни с чем не связанным и непохожим ни на что. Так с чем же бороться и что же предотвращать?

Да что угодно – от расовой дискриминации на американском юге до геноцида в Дарфуре! Звучит, конечно, благородно, но... Подобные истории возникают, как правило, в связи с конфликтами, т. е., ввязываясь в них придется либо разбираться, кто прав, кто виноват, для чего, в свою очередь, необходимо, как минимум, понимать местную ситуацию (а вы уверены, что сумеете с ходу разобраться во всех ситуациях во всем мире?), либо принять раз и навсегда сторону наиболее пострадавшего, вернее, того, кто, по незнанию причин и следствий, в силу чисто эмоционального сопереживания, покажется нам таковым. В результате им может оказаться, например, Эйхман в Аргентине...

Представим себе на минутку, что такой подход на самом деле стал традицией и разберем ее по трем основным компонентам:

1. Мы хорошие… ну, в общем, на фоне СС, безусловно, да.

2. Поскольку поиск причин и следствий изначально табу, единственным возможным символом окажется: побежденный всегда прав и заслуживает эмоционального сочувствия.

3. А руководством к действию будет тогда претензия стать высшей моральной инстанцией всех времен и народов, утешителем сирых и убогих и отирателем всякой слезы.

Не уверена, что прочие народы так-таки согласятся принять наше мудрое водительство, но даже если согласятся, все равно остается вопрос: Является ли звание высшей моральной инстанции наследуемым, и если да, то почему, а если нет, то какой, собственно, вывод должны сделать из Холокоста будущие поколения нашего народа? Что достойно и праведно есть стремиться к статусу жертвы? По свидетельству историков, представление о евреях, что шли «как овцы на бойню», мягко говоря, преувеличено, но предлагаемая символизация именно такое поведение представляет идеальным.

А что если меня завтра по дороге на работу переедет (не приведи Господи!) мусоровоз? Сопротивляться я смогу вряд ли, даже если очень захочу, и своевременно доказать ему, что соблюдала правила движения, вероятно, тоже не сумею. Но если после такого приключения посчастливится мне вернуться из больницы живой, дает ли это мне право претендовать на звание совести микрорайона или морального гуру всея перекрестка? В происшедшем несчастье вины моей нет, но нет ведь в нем и моей заслуги, и, честное слово, никакой мудростью, кроме совета переходить на другую сторону улицы за сто метров от этого проклятого бронепоезда, я прогрессивное человечество обогатить не сумею. Ни один суд не усомнится в моем праве требовать возмещение от растяпы-водителя, но ни одна инстанция не присудит никогда моим внукам морального превосходства над его правнуками.

Только не надо, не надо рассказывать об обретенном духовном опыте, который поможет мне сердцем понять и пожалеть всех, сбитых машиной или хотя бы велосипедом, потому как нет и не будет у меня сочувствия к тем, кто внаглую прет на красный свет. Который за рулем сидит – он тоже человек и нервы свои имеет. И разницу между случайной ошибкой водителя и хладнокровно рассчитанным преступлением государственной машины напоминать мне не надо тоже. Все равно она не в счет, коль скоро причины преступления по определению непостижимы, а статус жертвы ценен сам по себе.

Думаю, никому не надо объяснять, что это отнюдь не теория. Всем нам известны деятели, что пуще атомной войны боятся утраты этого самого статуса, известны уцелевшие в Катастрофе, стилизующие свои воспоминания по принципу: «Чего изволите-с?» или с горячностью, достойной лучшего применения, устремляющиеся утешать страждущий ХАМАС.

Так что же хотим мы передать детям и внукам? Память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа или нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль? Ведь остается в памяти только то, что годится для практических выводов, только мелодия, на которую каждое поколение сочиняет свои слова.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1144




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer12/Grajfer1.php - to PDF file

Комментарии:

Jakov
Freiburg, Deutschland - at 2013-04-22 00:08:37 EDT
Уважаемая Элла! Отвечая Вам и иже с Вами я отталкнусь от верно сказанного Вами о "практическом уроке Холокоста"
И буду отвечать понятными Вам и всем поговорками.
"Новое,хорошо забытое старое"- Помни.
"Все возвращается на круге своя"-Помни и будь готов!
"Защита чести,достоинства своей жизни, своей семьи,народа,своего государства-священный долг человека"-
"На Б-га надейся,а сам не плошай"-Учиться себя защищать нужно ежедневно!
В этом есть смысл всех наших праздников!
"Мой дом -моя крепость"-Израиль наш 3 Храм и наша крепость!
"Кто старое помянит,тому зуб долой,а кто забудет-тому жизнь долой"
А тема очень-очень нужная и важная!Вам большое спасибо,что ее подняли в нужном ракурсе!

Сэм
Израиль - at 2009-08-01 17:01:12 EDT
Интересная статья.
Инстинктивно вызывающая чувство неприятия.
По существу отрицающая прогресс, изменения морали.
Сотни, нет тысячу лет европейская цивилизция была больна антисеметизмом. Через крестовые походы,кровавый навет, хмельничнину, погромы пришла к Холокосту.
И ужаснулась.
И не будет НИКОГДА в её пределах Холокоста.
Потому что он не забыт.
Пока он не забыт.
И когда в День Памяти его героев и его жертв звучит сирена и вся страна замирает на минуту и когда сегодняшние школьники читают имена живших 65 лет назад и оставшихся навсегда их сверстниками, я горд за мою страну, которая ПОМНИТ.
Прошу прощения за излишний, может быть, пафос.

владимир
нью-йорк, NY, USA - at 2009-08-01 13:18:19 EDT
Уважаемая Элла!
Ваш пример с мусоровозом, олицетворяющим Холокост, настолько нагляден, что хочется его несколько уточнить. Люди попали под этот дурнопахнущий механизм не потому, что зазевались, а потому, что их под него даже не толкнули, а скорее силой приволокли откуда-то издали. Мне кажется, разница большая. Что же касается еврейских поучений, то можно ведь представить себе, что они хотят напомнить, что могут и силком под мусоропровод и что это не должно повториться.Да и механизм зацепил не случайно, а норовил это сделать. "Люди будьте бдительны!"

Буквоед - Элле
- at 2009-07-28 08:21:59 EDT
Уважаемая Элла! Коль скоро Вы упомянули дуэль Пушкина в своей отличной статье, то разрешите порекомендивать Вам относящиеся к ней книги Я. А. Гордина: "Гибель Пушкина", "Право на поединок", "Дуэли и дуэлянты". Последняя рассказывает о "технике" дуэлей на Руси.

Элла
- at 2009-07-28 00:36:58 EDT
Еще раз спасибо.

Да, действительно, со временем и эта память устаканится, если живы будем. Но пока что очень неприятно смотреть, как ею злоупотребляют. И, в частности, для того, чтобы навязать нам "единство" с теми, для кого мы, в лучшем случае, разменная монета.

То есть, я не предлагаю со всеми разругаться, я всего лишь хочу отличать сотрудничество по интересам от душевного единения, что иногда немаловажно.

Б.Тененбаум-Элле
- at 2009-07-27 22:56:45 EDT
Знаете, спасибо Самуилу - я как-то собрался с мыслями, и хочу сказать вам вот что. В русской истории есть устойчивый собственный "нарратив": татарское иго. Им принято обьяснять много чего - до недорода зерна включительно. Популярным мотивом является "заслонили Европу грудью". Потому-то в Европе все как бы хорошо, в то время как на Руси - нет, не очень. А все дело - в татарах, etc. В то же время есть еще один эпизод истории, на этот раз - английской. В 1066 англо-саксонская Англия кончилась. Норманны не ушли, как татары, ограничившис данью, а остались. И стали англисйкими пэрами. Это как если бы татары стали русскими князьями и даже епископами, с бытовым татарским в качестве разговорного. Однако вот англичане эту свою ужасную травму преподолели настолько, что даже устав Ордена Подвязки на старо-французском никого особо не раздражает. Я надеюсь, что когда-нибудь еврейская память о Катастрофе станет воспоминанием, которое нельзя стереть, но которое не будет определять "нарратив" новых поколений Израиля.
Самуил
- at 2009-07-27 22:42:02 EDT
Спасибо, уважаемая госпожа Грайфер! Как всегда прочел Вашу работу дважды (проглотил по выходу номера и — с расстановкой — сейчас) и оба раза с удовольствием. Спорить мне с Вами не о чем (бо взгляды наши близки), чему я несказанно рад, поскольку хорошо понимаю, каково спорить с оппонентом Вашего интеллектуального уровня (нэма дурных).

Несколько отрывочных «мыслей по поводу». Думаю, претензия стать высшей моральной инстанцией всех времен и народов, она есть лишь в головах у некоторых особо егозливых еврейских мыслителей, кому невтерпеж после драки еще разок по морде схлопотать, «на посошок» так сказать. (Другое дело, с распостранением дешевых электронных медий мыслителей стало непомерно много)... Вы сами заметили, что остается в памяти только то, что годится для практических выводов. Практический вывод из Катастрофы — создание своей страны при сохранении галута (рассредоточиться, чтоб одной бомбой не накрыло) и обладание такой военной мощью, которая гарантирует желающим уничтожить еврейский народ их собственное неминуемое испепеление. Надеюсь, у народа (именно у народа: политики, улаживая вроде бы свои личные дела и делишки, делают в конечном счете ровно то, чего хочет большинство) хватит самого обыкновенного здравого смысла и инстинкта самосохранения. Ну, а глухариное токование прогрессивной общественности на тему Холокоста: это не должно повториться; не сметь рассуждать — скорбеть и молиться (ух ты! даже срифмовалось), тут уж ничего не попишешь, — она и дальше токовать будет. Однако же и Вы не прекращаете своих усилий донести читателям трезвые мысли о том, что геноцид — обыденнось человеческой истории, а уж еврейской, так регулярная обыденность. Избежать (или уменьшить потери) может тот, кто трезво смотрит на мир и не егозит в дурном энтузизизме, пытаясь бежать впереди паровоза общечеловеческого прогресса, кто надеясь на лучшее готовится к худшему... Еще раз спасибо за Ваши усилия.

Буквоед
- at 2009-07-27 13:14:22 EDT
Элла! Спасибо за статью!

Ион Деген
- at 2009-07-26 06:25:49 EDT
Хорошо написано. Отличное сравнение с дорожно-транспортным происшествием. Ещё бы ещё автору знать, что такое огненный столб и остановившееся Солнце, цены бы не было.
Матроскин - Элле
- at 2009-07-26 03:42:20 EDT
Дорогая Элла,

как Вы, вероятно, успели заметить, я принципиальный противник гордости за чужие достижения. Это я к тому, что половина моих родственников в Израиле - халуцим, и они определено относятся к израильской интеллектуальной элите, будучи в Израиле людьми весьма известными, и занимавшие и занимающие весьма высокое положение в тамошнем обществе.

Будучи свидетелем их "политических разборок", которые в моем присутствии из вежливости велись на английском языке, я не обнаружил в их словах даже намека на мотивы, отмеченные в Вашем сообщении.

Моя реплика не относится к израильским университетским интеллектуалам, т.к. эта часть общества была вне области моих контактов при посещении Израиля.

Элла Витаху
- at 2009-07-26 00:44:56 EDT
Может быть эта статья несколько простимулирует трезвое осознание реальности, но ведь "всё не так уж сумрачно вблизи" - государство Израиль и есть важнейшее проявление этого осознания.

Беда в том, что интеллектуальная элита Израиля, потомки халуцим, ужасно хотят быть "допущенными к столу" шибко цивилизованной Европы, страшно комплексуют по поводу своей "провинциальности" и бедных обиженных арабов. Своими глазами и ушами воспринимала это в Тель-Авивском университете. Оттого и тревога, которую Вы уловили совершенно верно.

vitakh
- at 2009-07-25 14:17:39 EDT
Статья уплотнена мыслями, они и независимо интересны и представляют систему аргументов для напрашиваемого вывода на риторический вопрос:
"Так что же хотим мы передать детям и внукам? Память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа или нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль? Ведь остается в памяти только то, что годится для практических выводов, только мелодия, на которую каждое поколение сочиняет свои слова".

Может быть эта статья несколько простимулирует трезвое осознание реальности, но ведь "всё не так уж сумрачно вблизи" - государство Израиль и есть важнейшее проявление этого осознания.

Националкосмополит
- at 2009-07-22 05:48:17 EDT
Дискусируя с автором по ее предыдущей статье, я выяснил, что она категорически против идентификации понятия еврей «по Гитлеру», т.е. по хотя бы одному из прародителей – еврею, а за Талмудистскую идентификацию «еврея по матери».

После нашей дискуссии автор написал еще одну статью на тему Холокост, где уточняет свою позицию.
Автор не хочет, что бы нарратив Холокоста имел ту же силу, что нарративы Танаха и праздника Ханука, а для этого нужно одно – перестать регулярно проводить во всех приличных странах ритуал памяти жертв Холокоста.
Тогда память о Холокосте исчезнет в следующих поколениях, тогда не придется менять галахическое определение кого считать евреем.
Талмудисты хотят, что бы человечество забыло Холокост евреев и автор хочет абсолютно того же самого по одной единственной причине – продолжать не считать евреями евреев по отцовской линии.

Почему же так патологически упорны в этой позиции и автор – весьма неглупая женщина, и талмудисты, и им сочувствующие евреи!?
Потому, что если вспомнить «Аврам-Еврей» Тора 13-14, и принять, что национальность должна быть по отцу, то надо считать евреями всех потомков Авраама.

Становится понятна позиция евреев – Талмудистов и солидаризирующихся с ними:
«Мы готовы справоцировать еще 10 Холокостов, ненависти народов всего мира к евреям, лиж бы у них самих не возникло желание быть евреями – сынами Авраама – Еврея, кем они и являются согласно Торе».

Следующим шагом после признания Галахой евреев по отцу евреями будет признание евреями всех потомков Авраама – Еврея.!
Вот истинная и единственная причина того, почему детей отцов – евреев не признают евреями в Израиле.

Я лично готов признать евреями весь мир, лиж бы евреев по отцу сегодня и евреев по отцу жертв Холокоста Галаха и Израиль признали евреями.

Дима Цаль
Анахайм, СА, США - at 2009-07-21 14:09:05 EDT
Элла, я как раз о Фелиции Лангер и думал. А вот об Эвелин Хехт-Галински я не знал. Спасибо. Я уже ввел ее в свой гигантский список «плохих людей».

Вообще, сборка и подковка антиизраильских евреев – это целая промышленность, быстро продвигающаяся и прогрессирующая. Своего рода новый Днепрогес, Целина или БАМ. Вот сейчас создана новая организация «Ломающие тишину» ("Breaking the Silence"), якобы от имени израильских солдат. Там это дело поставлено на поток. Евросоюз платит, служащие распеделяют. По 20 тысяч долларов за солдата, согласившегося на ложь и охаивание. Столько же Саудовская Аравия платит семье террориста-самоубийцы, убившего евреев.

Читали ли Вы статьи Emanuele Ottolenghi "Europe´s Good Jews" и "The left among us like victimhood"? Рекомендую.

Жду Вашего интересного наблюдения.

Всего хорошего,
Д.

Эдмонд
Хайфа, - at 2009-07-20 12:38:21 EDT
Наконец! Наконец-таки названы конкретные имена евреев, к счастью с "проблесками коммунистического прошлого", позволившие себе непозволительное "действо"!
Да, среди евреев есть моральные уроды! Как, скажем из Не турей карта, или шаломахшава, или чего то схожего. Ну и что? Вот и громите "прицельным огнём" - можно даже "в спину", таких конкретных пакостников.
Существующий еврейский мейнстрим, ничего общего НЕ ИМЕЕТ с этими уродами.
Точно также, как, скажем, генерал Франко не имел с доктором Менгеле.

Элла
- at 2009-07-20 11:18:18 EDT
Спасибо, Дима, Вы поняли меня правильно. А дискуссию вести все-таки надо. Не только ради конкретного вопроса, но и ради интересных наблюдений. Я скоро, вероятно, одним поделюсь.

А теперь - затребованные примеры:

http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

http://berkovich-zametki.com/2005/Zametki/Nomer11/Grajfer3.htm

В этих двух статьях я называю имена и конкретные события, а кроме того, из свеженького:

Эвелин Хехт-Галински, бесстыдно эксплуатирующая память покойного отца - пережившего Катастрофу и ставшего главой еврейских общин Германии, и Фелиция Лангер, награжденная недавно в той же Германии крестом за заслуги Кроме антисемитизма за ней водятся разве что заслуги перед советской властью и прочими коммунистами.

Дима Цаль
Анахайм, СА, США - at 2009-07-20 10:20:20 EDT
Элла, статья хорошая и в точку. Не обращайте внимания на негативные рецензии. Они происходят из того факта, что чем умнее и глубже статья, тем меньше людей ее поймет. Никто из отозвавшихся, похоже, Вашу статью не понял.

Вы допустили только одну промашку: нужно было дать примеры нелепых претензий на самоубийственную сверхмораль. Множество примеров. Тогда, может быть, дошло бы до большего количества.

Я постараюсь дать один пример, случившийся со мной когда я участвовал в ответной про-мзраильской демонстрации. Ответной на анти-израильскую, проходившую на противоположной стороне улицы, в которой участвовали не только арабы, но и евреи.

И вот бежит к нам через дорогу такой анти-израильский еврей, старик со сжатыми кулаками и нехорошим огнем в глазах, и орет на всю улицу: "Я - настоящий еврей, а не вы! Я - моральный..."

Я надеюсь, что это подходяший пример самоубийственной (и убийственной) сверхморали. Если нет, пусть Элла меня поправит.

Кстати, я тогда этому "настоящему еврею" ответил: "Возьми своего настоящиего еврея и свою мораль, и заткни себе..." И я сказал ему, что заткнуть.

Эдмонд
Хайфа, - at 2009-07-20 09:35:33 EDT
Видите ли, когда поют песню - "если КТО-ТО, КОЕ ГДЕ, у нас ПОРОЙ", я авторво таких "песен" нахожу людьми, мягко говоря, "застенчивыми". Это если совсем мягко!
Так что, будьте добры, укажите чётко и конкретно - кто из евреев - от имени всех евреев, позволил себе такое действо, столь Вас возмутившее!?
Лично я, таких взглядов, не слышал. И, ЕСЛИ, Вы не способны дать точное указание -КТО, КОГДА, ГДЕ, то возникает вопрос - для кого и для чего Вы всё это написали???

Элла Эдмонду
- at 2009-07-20 08:16:46 EDT
кто Вам сказал. где это видно вообще, что евреи стали себя считать "совестью Европы" или Руанды?????

А вот евреи-то как раз и сказали, не раз и не два. Это мне не понравилось. Насчет Мусина, даже если он Пушкин, уже не по моей части - пусть его завидует, коли охота. И "засветки" я не боюсь, мне скрывать нечего.

Эдмонд
Хайфа, - at 2009-07-20 08:04:23 EDT
Элла! Многие, попав в не совсем предвиденную (просчитанную) ситуацию, начинают лукавить. Только - это ведь очень заметно.
Так и Вы - кто Вам сказал. где это видно вообще, что евреи сталисебя считать "совестью Европы" или Руанды?????
Да ещё на основании факта Холокоста.
Как-то, я уже отмечал. что обладающие достаточным объёмом исторического знания евреи, имеют право смотреть буквально на все народы ареала именно иуде-христианской цивилизации примерно одинаково, в плане их взаимоотношений с евреями. В Париже в 13 век был еврейски ров, в Испании инквициция и указы 1492 года, на Окраине Хмельницкий, у всех у них вместе - почти, соучастие в Холокосте! Причём тут наша "совесть Европы"? Где Вы это взяли? Тут (даже тут) от ряда евреев, с определённым типом ментальности, не возможно даже иметь элеентарного отсутствия хамства.
Вы здорово "засветились" с таким подходом к Холокосту. Не усугубляйте положения. Уже только то, что Вам комплиментируют вполне показательные типажи участников - заведомо хамящих любому оппоненту, говорит о том, насколько и для кого "удалась" Ваша статья!
А "длинная" (самая длинная в мире) память евреев, будет всегда. И в ней будет и Агада! Без всяких Ваших "нарративов".
Мусин-Пушкин только бы "диву" на Вас глядя давался - иметь за плечами сопричастность такой истории, и такое "выдавать"!

Борису Марковичу, идиоту.
- at 2009-07-20 07:05:05 EDT
Б.Тененбаум
- Sunday, July 19, 2009 at 14:35:02 (EDT)
Честно говоря, открыл я статью вот только что, увидев на нее возмущенную рецензию человека, которого считаю идиотом.

Вот эта рецензия, дающая полное право её автору считать идиотом Бориса Марковича Тененбаума:

Владимир Вайсберг
Кельн, ФРГ - Sunday, July 19, 2009 at 13:27:05 (EDT)
Данная статья Эллы Грайфер опять посвящена Холокосту – болезненной ране на сердце нации. И опять эта трагическая тема стала поводом для определения понятий и терминов, стала удобным поводом для рассуждений на общую тему с привлечением самых разных и неожиданных вставок и этюдов.................

Элла Эдмонду
- at 2009-07-20 06:22:34 EDT
В этой связи, госпожа Грайфер, поскольку Вы не возражали против дискуссии, поясните мне, ведь, возможно я ошибаюсь, ради чего Вы, всем текстом статьи, неявно призываете к отказу евреев от самой длинной в мире исторической памяти

Не призываю неявно, а явно НЕ призываю. В этой связи прошу объяснить, как и откуда Вы умудрились такое вычитать?

и как, по Вашему, надо воспринимать Холокост более чётко!

А вот так:
найдется непременно какое-нибудь изгнание из Испании, хмельнитчина, погромы Гражданской… Короче говоря, фактически каждому поколению заповедуется к старой мелодии писать новые слова, не повторять, а продолжать песню. По логике вещей, должен бы и Холокост восприниматься как, пусть самое тяжелое, но все же звено той же цепи.

Что должно отмереть в памяти евреев – сама память о Холокосте? Или воспринимать его, как еврейскую «невнимательность», приведшую к попаданию под «невинный мусоровоз»?

Восприятие его как попадание под мусоровоз, покрывающее нас славой, должно, по моему разумению, отмереть.

Что лично Вы понимаете под «сверхморальностью»?

Претензию на звание "совести Европы" на том основании, что Европа нас резала, и на звание судьи, например, в Руанде, твердо знающего, кто прав, кто виноват, хотя вчера еще не слышал, где эта Руанда находится.

Эдмонд
Хайфа, - at 2009-07-20 06:10:19 EDT
Продолжение
Относясь к самому древнему, из сохранивших непрерывным свой менталитет, свои религиозно-этические максимы, народу, Вы позволяете себе сравнивать Холокост со случаем попадания под «мусоровоз» не внимательной женщины! !ШЕДЕВР ЦИНИЗМА!
Конечно, взяв, в качестве «мутовки» цинизм, очень нетрудно «замесить» в вашем «котле» такую не пристойную смесь из «сапог» Сталина, распутства и аморальности Пушкина или Лермонтова, «мусоровоза», и получить на выходе разговор о пресловутой «сверхморальности» и готовности «дискутировать» о необходимости помнить Холокост.
Это, явная причуда «богатой», которая, в отличие от графа, хочет стать «нищей»!
Спору нет – индивидуальные спекуляции на Холокосте, это вопрос совести отдельного человека! В том числе – это вопрос Вашей совести, которую Вы так удачно обнажили!
Холокост есть зафиксированный статистически и юридически факт попытки уничтожения полностью народа, впервые в мире принёсшего в этот мир понятие о НРАВСТВЕННОСТИ И МОРАЛИ!
Он не может быть вычеркнут из памяти еврейского народа, Он НЕ ДОЛЖЕН (ХОТЯ ЭТО И ВОЗМОЖНО) быть вычеркнут из истории и памяти других народов, хотя бы для того, чтобы не оказалось возможным повторение чего-то похожего снова. В отношении любого народа.
В этой связи, госпожа Грайфер, поскольку Вы не возражали против дискуссии, поясните мне, ведь, возможно я ошибаюсь, ради чего Вы, всем текстом статьи, неявно призываете к отказу евреев от самой длинной в мире исторической памяти, и как, по Вашему, надо воспринимать Холокост более чётко!
Что должно отмереть в памяти евреев – сама память о Холокосте? Или воспринимать его, как еврейскую «невнимательность», приведшую к попаданию под «невинный мусоровоз»?
Что лично Вы понимаете под «сверхморальностью»?

Эдмонд
Хайфа, - at 2009-07-20 05:47:21 EDT


«Нищие» «богачи» и богатые «нищие»!
Случившийся жить в России, на рубеже её становления, как государства европейского, граф Мусин-Пушкин, обнаружив что России нечего предъявить миру в качестве культурно-исторического вклада в историю Европы, о чём позже грубо и чётко писал Чаадаев, с лёгкой руки своей «патронши», принял участие в целом ряде исторических фальсификаций, чтобы предъявить миру некий существенный «нарратив» российской истории.
Много осуждали графа, за участие в фальсификациях. Однако взглянем на это с другой стороны – буквально все персоналии, от отдельного человека, до отдельной общности включительно, это отмечал ещё Иосиф Флавий, тяготеют психологически к пониманию того, что древность рода, или древность народа, являются фактами позитивными для психологической комфортности и отдельного человека и отдельно взятого народа.
С этой позиции, буквально все новоявленные мольеровские «мещане во дворянстве», всегда, во всех странах, во все эпохи, платили не малые деньги специалистам, увеличивавшим этим «мещанам» длину их родословной.
Таким же «специалистом» увеличения длинны и изменения качества «родословной» русского народа был и граф Мусин-Пушкин.
Не будем его слишком ругать – на что не пойдёшь от исторической «бедности». Он, даже понятно «благороден» по отношению к своему народу, точнее той его части, которую он воспринимал в качестве «народа».
Однако, его «работы» с «тьмутараканским камнем», или «Задонщиной», вызывают сейчас у специалистов только улыбки (у не русских), и ничего больше. Исторические фальсификации дело опасное.
В этой связи – стремления народов иметь, как можно более древнюю историю, находятся и сегодняшние удивительные тенденции в ряде этносов иудео-христианской цивилизации, возродить дохристианские культы и традиции.
В Англии предпринимаются усилия по возрождении культов друидов, в Греции эллинистических культов, в Мексике ацтекских, и так далее.
В самой России сейчас усиленно возрождают «основы православной культуры», хотя ещё ни одному «теоретику» не удалось внятно объяснить другим, что это значит.
На фоне указанных сегодняшних фактов, двух тысячелетней почти давности наблюдение Флавия можно считать не оспоримым.
На этом же фоне, гражданин исторически и культурно нищей, на тот период, России, граф Мусин-Пушкин предстаёт, как нищий, пожелавший сделать «родословную» своей страны сразу «принцевской»!
Не удалось ему, но – он старался!
На фоне таких, по человечески понятных, усилий графа, становится более интересно рассмотреть Ваш случай, госпожа Элла Грайфер.

Националкосмополит
- at 2009-07-20 04:00:33 EDT
Элла Грефер
«Еще раз о памяти Холокоста».


«Холокост, под страхом отлучения от приличного общества, велено считать абсолютно непостижимым, ни с чем не связанным и непохожим ни на что.»

Холокост по значимости событие равновеликое Ноевому Потопу, ибо задумано было лишить Бога Его Народа Избранного,
Во всяком случае это событие императивно заставляет считать человека евреем не по Закону о возвращении, не по Галахе, а по Гитлеру, т.е. если у человека хотя бы один из прародителей еврей – этот человек в не зависимости от своего собственного желания идентифицируется обществом всем миром, как еврей.
После Холокоста нет пути сузить понятие «еврей» которого Гитлер предназначил для ликвидации, но есть путь расширить это понятие, например считать евреями всех потомков Авраама-Еврея (Тора 14-13) или всех перешедших на Святой воскрешенный Язык Израиля.

У моего отца был профессор в МГУ – немногий из выжившей к 1945 году старой русской интеллигенции.
Когда он узнал, что немцы творили с евреями, он написал заявление в милицию с просьбой поменять свою русскую национальность на еврейскую.
Таких людей было мало, а должны были так поступить все люди Земли после Холокоста!
Но не все пока имеют такое благородство души, как тот русский профессор.
Холокост, Воскрешение Святого Языка, Воскрешение Израиля с народом – носителем этого языка должны сделать все человечество евреями, но не в смысле перехода в текущую стадию ортодоксального иудаизма, а в смысле самоидентификации себя гражданами Израиля Воскрешенного, со всеми вытекающими отсюда глобальными мировыми позитивными трансформациями.

«известны уцелевшие в Катастрофе, стилизующие свои воспоминания по принципу: «Чего изволите-с?»»

Израильтяне – сабры называли в 50ых годах своих сограждан, приехавших в Израиль после Гетто и концлагерей «мыло», за их опущенный Холокостом менталитет.
Потом перестали.
Я думаю, что они просто получили по морде от русских евреев – участников Великой Отечественной Войны и евреев – участников сопротивления, переехавших в Израиль

Элла Хрусту
- at 2009-07-20 00:48:26 EDT
Почти со всем, что Вы написали, согласна. Не согласна только с тем, что это имеет какое-то отношение к содержанию моей статьи.
XPYCT
- at 2009-07-19 18:39:40 EDT
В своей статье автор говорит много разного. Я хочу возразить по одному поводу, оставляя остальные моменты вне внимания. И не потому, что они не важны или что я с ними не согласен. Просто – отдельно.
Быть может мне придётся повторяться, поскольку и автор повторяет, на мой взгляд, ошибочно трактовать один и тот же момент (оставлю без комментариев странное ощущение, что Элла пытается отстраниться от навязчивой еврейской традиции...)
Есть у нас, у евреев, уникальный документ, открытым текстом декларирующий то, что в аналогичных документах всех времен и народов просто принимается по умолчанию: Пасхальная Агада

Здесь я не вполне понимаю, что имела в виду Элла. Может быть, или плохо знаком с системой умолчания других народов. Sorry.
…с энтузиазмом друг другу пересказывают все ту же самую историю Исхода из Египта, перемежая восклицаниями, что это непременно обязан делать каждый еврей. А ежели кто откажется эту историю принять как факт своей личной биографии, так он – плохой сын, и поступить с ним надлежит как с тем героем известной песни…
В общем-то, да. Те, кто чувствует себя евреем, читают/пересказывают с энтузиазмом. И да, должен делать каждый еврей, чтобы помнить себя. Чтобы сохранить свой народ, cвою традицию, cвою веру, cвою мораль. “В любом поколении должен каждый человек - считать себя одним из вышедших из Египта...”
Что касается плохого сына, то и тут Элла передёргивает. hАгада не велит “дать ему в зубы”, она говорит “Притупи ему зубы своим ответом, скажи ему: “это Г-сподь совершил для меня... Для меня – не для тебя: будь он там, он не был бы спасен””. Поскольку ”исключая себя из общины, он отрицает основу веры”
Короче говоря, фактически каждому поколению заповедуется к старой мелодии писать новые слова, не повторять, а продолжать песню
Я не вижу оснований для такого утверждения. Каждому поколению завещают не забывать, что мы вышли из рабства к свободе, нам была дарована земля и вера. Сказанное Эллой – попытка подогнать факты под придуманный тезис.
Но наблюдаем мы иное: настойчивое подчеркивание «уникальности», создание некоторого особого, отдельного нарратива
Каждый народ имеет свои традиции и (многие из них) - свои нарративы. Что никак не противоречит уникальности еврейского исторического опыта. Признание этой уникальности легко найти у практически всех историков, философов, литераторов... Странно, что автор пытается даже возражать по этому поводу. Мы – не как все. Это не вопрос “хуже или лучше”. Но мы – иные.Как, впрочем, и наш "нарратив"
Резюмируем вкратце: в неизменном виде передавать традицию можно только, покуда не меняется охваченный ею «участок» реальной жизни. С изменением действительности традиция обязана либо внутренне измениться, либо погибнуть
И с этим не могу согласиться. И не потому, что доводы автора меня не убеждают (их нет). А потому, что сама традиция еврейского народа это утверждение опровергает. Но автор для для того, чтобы её конструкция выглядела убедительной, истолковывает эту традицию как хочет. Десятки поколений евреев (а не “три выдающихся религиозных деятеля своего времени”) собираясь на пасхальный седер повторяют всё тот же напев:
- “Вот скудный хлеб, который ели наши предки в земле египетской. Каждый, кто голоден, пусть войдёт и ест; каждый, кто нуждается, пусть войдёт и празднует Песах. В этом году – здесь, в будущем году – в стране Израиля; в этом году – рабы, в будущем году – свободные люди” Тот же "нарратив", наполненный тем же содержанием.

Вот так, по старой памяти, собаки
на прежнем месте задирают лапу.
Ограда снесена давным-давно,
но им, должно быть, грезится ограда.
....
И если довелось мне говорить
всерьез об эстафете поколений,
то верю только в эту эстафету.
Вернее, в тех, кто ощущает запах.
             И. Бродский


Борис Дынин
- at 2009-07-19 18:32:15 EDT
Что достойно и праведно есть стремиться к статусу жертвы? По свидетельству историков, представление о евреях, что шли «как овцы на бойню», мягко говоря, преувеличено, но предлагаемая символизация именно такое поведение представляет идеальным.

Безоговорочно согласен:
Эта символизация недостойна, неправедна и просто не верна по отношению к евреям, не подчинившимися многочисленным палачам истории. И материально, и психологически большинство из 6 миллионов (религиозных и секулярных)жертв Холокоста не могли сопротивляться, но они гибли не как овцы, а как "другие" палачам. История создания государства Израиль евреями того-же поколения ясно демонстрирует это.

Так что же хотим мы передать детям и внукам? Память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа или нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль? Ведь остается в памяти только то, что годится для практических выводов, только мелодия, на которую каждое поколение сочиняет свои слова.

Согласен:
Конечно же память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа, а не претензии на самоубийственную сверхмораль. Нарратив Холокоста политизирован, и на его почве Израиль, религиозный и секулярный, не сможет противостоять банальной диалектике "палача и жертвы" истории. Однако, думается мне, Холокост войдет в религиозный нарратив Израиля, как вошли в него Пурим и Ханука, и станет частью фундаментапльного нарратива Торы о тернистом пути Израиля к воплощению слова Б´га на земле. Но на это нужно время (не могу предсказать какое). Освобожденная от сиюминутной политизации, став частью нарратива Торы, память о Холокосте поможет и секулярным евреям ценить уникальность своего народа и его роли в истории, подобно тому как святая история Израиля давала оправдание борьбе секулярных евреев за создание государства Израиль, а не за ассимиляцию.

Элла, как всегда, заставляет думать!

АЕД
- at 2009-07-19 17:50:39 EDT
Элла,

Позвольте Вас поздравить: Вы отошли от своей излюбленной темы самоубийства Европы. Статья получилась, я бы сказал, наполовину интересная. Почему "наполовину", постараюсь объяснить.

Перво-наперво, я согласен с основным выводом: нечего скулить о прошлом, высиживать на трагедии прошлого яйца – кощунство, хотя и забывать историю нельзя. Всё-таки, история наука о будущем, или, если хотите, о прошлом для будущего.

Однако вся статья растекается водой по столу. Я воспринял Ваши ассоциации, но слишком много того, что слабо относится к основной теме. Сравнение с попаданием Вас под мусоровоз уж очень натянуто, если вообще корректно. Попадание под мусоровоз есть несчастный стучай, Холокост случайным случаем назвать трудно: вся история отношения остального мира к евреям подводила к этому событию. Дай Б-г, чтобы это был апофеоз, причём не только по отношению к евреям, а к любому народу мира. Пушкин и Дантес... Нужно иметь черезчур богатую фантазию, чтобы притянуть это к Холокосту.

Матроскин
- at 2009-07-19 15:36:37 EDT
По сообщению Немецкой Волны 12 мая 2009 года в Мюнхен был доставлен из США Иван Демьянюк. Бывшего эсэсовского пособника обвиняют в причастности к убийству 29 тысяч евреев в лагере смерти Собибор, где он служил охранником в 1943 году.

Этот суд, по-видимому, станет последним процессом над нацистским преступником, поскольку за давностью времени уже не осталось в живых ни жертв, ни их палачей.

Для нынешнего активного поколения вторая мировая война суть далекое историческое событие прошлого тысячелетия, что-то сродни войне 1812 года. Разумеется, пройдет еще немного времени, и о Сталинградской битве будут вспоминать не чаще, чем о Бородино. Если, конечно, не нагнетать искусственно эмоции, устраивая военные парады во имя объединения нации вокруг правительства, поскольку ничего альтернативного для объединения не наблюдается.

Уважаемая Элла совершенно верно задается вопросом, есть ли смысл создавать из Холокоста знаковую легенду в веках, подобно легенде об исходе из Египта? Лично мне кажется, что не стоит трепать почем зря память о погибших. Это слишком грустно, чтобы делать из этого знамя.

ВЕК
- at 2009-07-19 15:16:41 EDT
"Так что же хотим мы передать детям и внукам? Память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа или нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль? Ведь остается в памяти только то, что годится для практических выводов, только мелодия, на которую каждое поколение сочиняет свои слова".

Хорошие ответы невозможны без хороших вопросов. Здесь вопрос сформулирован точно и нелицеприятно. Если, конечно, его не воспринимать сквозь призму этой самой самоубийственной сверхморали. Потому что мораль иудаизма с его особостью - та мелодия, о которой говорится, и самоубийственная сверхмораль с её нелепыми претензиями (вроде происхождения всех от евреев, 160 поголовно грамотных поколений и т.п.) столь же глупой, сколь кичливой исключительности - совершенно разные вещи.

Б.Тененбаум
- at 2009-07-19 14:35:02 EDT
Поскольку статьи Эллы появляются в "Заметках" часто, и она иной раз активно участвует в "Гостевой", я не сразу и посмотрел на ее статью, помещенную в этом номере. То-есть я ничего неожиданного найти не ожидал, если можно так тавтологически выразиться - "... не ожидал найти неожиданного ...". Честно говоря, открыл я статью вот только что, увидев на нее возмущенную рецензию человека, которого считаю идиотом. И, надо сказать, ошибся не он, а я - статья необычная. С моей точки зрения - замечательная. Мне надо подумать, чтобы написать про нее что-то более обстоятельное, и я надеюсь, она породит дискуссию, в которой я смогу поучаствовать. Но пока - мне хотелось бы выразить Элле мою признательность за сильную и неординарную статью.
Некто
- at 2009-07-19 14:02:01 EDT
Принцип - любые события можно и нужно творчески переосмысливать, чтобы не отстать от жизни - в стаье соблюден.
Владимир Вайсберг
Кельн, ФРГ - at 2009-07-19 13:27:05 EDT
Данная статья Эллы Грайфер опять посвящена Холокосту – болезненной ране на сердце нации. И опять эта трагическая тема стала поводом для определения понятий и терминов, стала удобным поводом для рассуждений на общую тему с привлечением самых разных и неожиданных вставок и этюдов. В начале текста, казалось бы, задается тон всей будущей статье:
«Останется ли Холокост в памяти нашего народа, и если да, то какой будет эта память? В наше, исторически не столь отдаленное время, сама постановка вопроса может показаться кощунственной, но... время проходит быстро, поколение сменяет поколение, а у коллективной памяти есть закономерности, которые не изменить даже с самыми лучшими намерениями»
Автор осознаёт кощунственность спекуляций на Холокосте, но тут же оправдывает ситуацию тем, что время течёт...
Следуют интересные рассуждения о природе народной памяти , формулируются три основных принципа. В качестве иллюстрации одного из положений сообщается, что товарищ Сталин любил работать по ночам,...
Затем следует пассаж о тщетности молитв еврейского народа:
«Но вот евреи – ушли на века в диаспору и продолжали старательно молиться о даровании дождя, притом что выживание их от того дождя давным-давно уже не зависело. Да потому, что надеялись вернуться туда.».
Для придания статье большего блеска приводится пассаж, связанный с дуэлью Пушкина:
«Дантес, как, опять же, известно, драться не желал, предлагал примирение, извинение, чего только хотите, но Пушкин закусил удила»
Читатель недоумевает, не понимая, какое отношение всё это имеет к Холокосту, поэтому автор возвращается на круги своя:
«Но и потому, что не так уж сложно каждому еврею рассматривать Исход как эпизод своей личной биографии, поскольку в биографии, если даже и не его, то уж точно – отца или деда – найдется непременно какое-нибудь изгнание из Испании, хмельнитчина, погромы Гражданской… Короче говоря, фактически каждому поколению заповедуется к старой мелодии писать новые слова, не повторять, а продолжать песню. По логике вещей, должен бы и Холокост восприниматься как, пусть самое тяжелое, но все же звено той же цепи. Но наблюдаем мы иное: настойчивое подчеркивание «уникальности», создание некоторого особого, отдельного нарратива»
Главная мысль всего эссе: ничего особенного в Холокосте нет. Просто звено из цепочки жизни народа. Так было и так будет всегда. Вывод вселяет «оптимизм» в наши измученные души.
Ничего особенного – подумаешь перебили половину народа....
А чтобы огонь не угасал долго автор формулирует обвинение в адрес уцелевших в Холокосте и... спекулирующих на этом. Знакомая мелодия. .
«Всем нам известны деятели, что пуще атомной войны боятся утраты этого самого статуса, известны уцелевшие в Катастрофе, стилизующие свои воспоминания по принципу: «Чего изволите-с?» .AA
Завершается статья вопросом: «Так что же хотим мы передать детям и внукам? Память эстафеты сопротивления и выживания нашего народа или нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль? Ведь остается в памяти только то, что годится для практических выводов, только мелодия, на которую каждое поколение сочиняет свои слова.
Читатель недоумевает: что означают «нелепые претензии на самоубийственную сверхмораль»!? Статья навевает очень грустные мысли....