Альманах "Еврейская Старина"
2016 г.

Лейб Браверман

У пропасти. Стихи из неволи


Из письма в редакцию:

«...Не так просто выкарабкаться из паутины моих мыслей. В возрасте с 12 до 15 лет, в гетто и в Освенциме, я писал стихи, заучивал их наизусть. Это, во многом, помогало мне сохранить человеческий облик. Сразу после уничтожения в СССР еврейской культуры и их выдающихся представителей, я перевёл те свои детские стихи с идиш на русский.

Если они представляют интерес в таком несовершенном виде — вымученные в детском мозгу, в условиях ада человеческого — и могут быть напечатаны, буду рад.

С уважением, Лейб»

Автору было тогда от 12 до 15 лет.

После большой акции

(колыбельная)

Налево мамочку,
Тебя направо,
Налево папочку,
Меня — направо.
Остались мы сиротами
Одни на свете,
Остались мы сиротами,
А мы ведь дети.

Я буду папочкой
И мамой тоже,
Я буду всем тебе,
Усни, пригожий.
Ведь никого у нас
Уж больше нет ведь.
Остались мы сиротами,
А мы ведь дети.

Не бойся, братик мой,
Не бойся крошка,
Тебе достану хлеб,
Терпи немножко,
Мы будем жить как все,
Как люди в гетто,
Остались мы сиротами
А мы ведь дети.

Кругом мороз и снег
И в небе тучи,
Усни, братишечка,
Так будет лучше,
Увидишь чудный сон,
Увидишь лето...
Остались мы сиротами,
А мы ведь дети.

Налево мамочку,
Тебя – направо,
Налево папочку,
Меня направо,
Остались мы сиротами,
Одни на свете,
Остались мы сиротами,
А мы ведь дети.

Усни скорее же
Братишка мой
И дай мне чуточку
Покой.

Декабрь 1941 г.
(Каунасское гетто)

 

Чёрная смерть

Чёрная смерть над жизнью витает,
В чёрном плаще и с чёрной косой,
В чёрном огне все надежды сжигает,
Всё заливает чёрной волной.

Давят нас сверху чёрные тучи,
У пропасти чёрной поникши стоим,
К ты
cчевольтовой чёрной колючей
Нас приковали, о, Освенцим!

Ноябрь 1944 г.
(Аушвиц-Биркенау)

 

Трубы дымят

Смотрите, как трубы
Так страшно дымят,
Там наши сёстры
И братья горят.

Фашисты, бандиты,
Потомки зверей,
Зачем превращаете
В пепел людей?

 

Утренний гонг в Аушвице-Биркенау

Утром рано
Гонг наш будит:
Тяжкий труд
Наш ждёт давно,
Первым делом
Взгляд на трубы,
Кто сейчас
Туда пойдёт?

Нам сейчас
Читать, учится
И играться
Во дворе —
Это даже
Нам не снится,
Хоть бы маму
Нам во сне.

1944
Аушвиц

 

Мама любимая

Небо высокое,
Тучи далёкие —
Вас я достану
Печалью своей...

Мама любимая,
Недостижимая,
Не увидать мне
Твоих очей.

Нас разлучили,
Нас загубили,
В горло всосались
Вампиры эсэс...

Мама любимая,
Недостижимая,
В жизни отрада
Одна только — месть!

Ночи бессонные,
Ночи зловонные,
В газовых камерах
Душат людей...

Мама любимая,
Недостижимая,
Прижми мою голову
К груди своей.

Может сегодня
Умру голодный
Иль попаду, где
Возврата уж нет...

Мама любимая,
Недостижимая,
Пришли через тучи
Сыну привет!..

Небо высокое,
Тучи далёкие,
Вы и надежда,
Вы и печаль...

Мама любимая,
Недостижимая,
Мчишься на звёздах
В небесную даль.

1944
Аушвиц

 

Песня первой любви

Синие глазки,
Ласковый взгляд,
Как вы прекрасны,
Вот вы опять
Меня посетили
В страшном аду,
Меня вы любили
И юность мою.

Вишеньки-губы
Нежность руки,
Душу голубят
Песни твои.
Ветер приносит
Голос-родник,
Как бархат косы,
Щёки-цветы.

Походка — ветер,
Жемчуг во рту,
Милая, где ты?
Вечно я жду.
Сердце сжимают
Грусть и тоска,
Сон отнимают
Твои уста...

Дай прикоснутся
К ним хоть на миг
Ведь не вернутся
Бывшие дни.
В огне крематории
Сожгут нашу суть,
Про нашу историю,
Вспомнит кто-нибудь?

Освенцим-Биркенау
1944

 

О Аушвиц

О Аушвиц, Аушвиц —
Дом наш вечный,
Путь наш Млечный —
Дымит труба...
О Аушвиц, Аушвиц —
Путь конечный
И бесконечный —
Сама судьба.

Нас людьми здесь
Не считают,
Издеваются и бьют,
Как скотину
Погоняют —
Люди тысячами
Мрут.

Нас в скелеты
Превратили,
И терзает
Голод нас,
Мы гниём,
На теле чирьи,
Впереди труба
И газ.

О Аушвиц, Аушвиц —
Дом наш вечный,
Путь наш Млечный —
Дымит труба...
О Аушвиц, Аушвиц —
Путь конечный
И бесконечный —
Сама судьба.

Октябрь, 1944
Аушвиц

 

Свершится суд

Нас жгут в крематориях,
Нас жгут на кострах,
На нас нагоняют
Смертельный страх,
Но мы не покорны
И месть мы куём
Добьёмся свободы
Огнём и мечом.

И суд наш свершится,
И день наш придёт —
Кровавому Рейху
Предъявим свой счёт.

Декабрь 1944 г.
Аушвиц,
(на собрании гефтлингов-подпо
льщиков)
 

(окончание следует)


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:7
Всего посещений: 1255




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2016/Starina/Nomer4/LBraverman1.php - to PDF file

Комментарии:

Арнольд Левин
Фер Ферлон, Нью Джерси, США - at 2017-03-11 16:41:14 EDT
Горькие детские стихи. Страшная правда Холокоста детскими глазами. Спасибо автору
miron
- at 2017-01-10 03:23:30 EDT
Кому интересно? Да никому. Так и не усвоили, что с Вашими IQ? Отправляют нас в Освенцим -мысленно пока. Очень хочется комуто- это повторить. Как-то так.
P.S. Странно, что кто-то решает кому присудить первое место... Еврейское дитя осталось ЖИТь.. Вы ЧЕГО>>>>?

Максим Штурман
- at 2016-12-28 19:47:19 EDT
Забыл сказать, что выдвигаю автора на звание "Автор года" по "Истории".

- at 2016-12-28 18:20:12 EDT
Лейб Браверман
***************
Мама любимая

Небо высокое,
Тучи далёкие —
Вас я достану
Печалью своей...

Мама любимая,
Недостижимая,
Мчишься на звёздах
В небесную даль.

1944
Аушвиц

Лейб Браверман: Листопад в вешних ветрах
Боже. Ведь наши деды и прадеды учили нас высокой немецкой культуре. Гёте. Кант. Моцарт. Мы кричали и здоровались только «Хайль Гитлер». Вся наша культура превратилась в «Айн фольк, Айн ланд, Айн фюрер»… Новый порядок. Высшая раса. Мы и не заметили, как это случилось. Кто мы
теперь… Кто?
-------
Всё и всех можно комментировать. С Лейбом Браверманом я могу только молиться и вместе оплакивать тех, кто остался там, всех тех, кто всегда с нами. Навсегда.
» Янкеле. Что нам делать с нашей жизнью?..»

Максим Штурман
- at 2016-12-28 18:14:07 EDT
Эти детские стихи - сильнее любого документа истории Холокоста. Автору низки поклон и благодарность!