©"Заметки по еврейской истории"
февраль  2013 года

Евгения Кравчик

Жертвоприношение

Фото автора

Времянку, в которой живет Лимор, никак не назовешь «каравиллой» - совесть не позволит.

«Каравиллами» правительство Шарона именовало вагончики, в которых до сих пор (с момента «размежевания» минуло семь с половиной лет!) ютятся семьи многих первопроходцев Гуш-Катифа, Хомеша и Санура.

Лимор Хар-Мелех – Сон – одна из почти 9000 евреев, депортированных в августе 2005 года во имя «мира». Сегодня само слово «мир», лет 10 назад красовавшееся на всех заборах и рекламных щитах, употребляют в Израиле все реже. Даже Ципи Ливни и Захава Гальон, чьи партии «Движение» и МЕРЕЦ набрали на состоявшихся недавно выборах всего 12 (6 + 6) мандатов, стыдливо агитировали за «соглашение», но «мира» не сулили.

Любовь и смерть всегда вдвоем

- В Хомеш мы с мужем Шули перебрались вскоре после свадьбы, - рассказывает Лимор. – С первых же дней нам пришлось столкнуться с непростой действительностью: арабские террористы постоянно устраивали засады на ведущем в поселок шоссе.

В августе 2003 года Лимор и 25-летний Шули возвращались домой: первую половину дня провели у родителей мужа, в семье Хар-Мелех.

- То была пятница, - вспоминает Лимор. – Внезапно на шоссе выскочили пятеро арабов, вооруженных «калашниковыми», и открыли по нашей машине ураганный огонь. Шули застрелили, меня ранили.

Истекающую кровью беременную женщину доставили в иерусалимскую больницу «Хадасса Эйн-Карем».

«Срочно делаем кесарево сечение – в противном случае спасти ребенка и оперировать раненую не удастся», - решили врачи.

- Когда я пришла в себя, мне сообщили: у тебя родилась дочь, - вспоминает Лимор. – Недоношенная (Шули убили, когда я была на 27-й неделе беременности)… А потом сказали: твоего мужа похоронят на исходе субботы – раввины велели дождаться, пока ты придешь в себя. Но как же я поеду на похороны? «На кладбище тебя отвезут на машине «скорой».

По пути на кладбище, распластавшись на носилках, Лимор внезапно подумала: «Единственное, что я смогу совершить в память о горячо любимом человеке, - продолжить его дело. Шули был убежден, что Хомеш превратится в процветающий поселок, основал там ешиву. Значит, мое предназначение – посвятить себя будущему Хомеша».

- С малышкой я промучилась год, - рассказывает Лимор, - но на ноги ее поставила: сегодня дочке девять с половиной лет, она прекрасно развивается.

Через два года после теракта, в котором был убит Шули Хар-Мелех, грянула депортация.

- Нашу семью оставили напоследок, - вспоминает Лимор. - Я наблюдала, как входят в поселок солдаты – и глазам своим не верила: ведь армия – это мы, наши братья, племянники, плоть от плоти народа Израиля. Я родилась и воспитана в религиозной семье, политикой у нас в доме не интересовались, а в армии служили все. И вдруг в поселок, в котором я живу, входят военные и облаченные в черную униформу бойцы полицейского Спецназа ЯСАМ. У меня в глазах потемнело. С детства каждый из нас при виде солдат ЦАХАЛа испытывал одно-единственное чувство: гордость! А тут…

Когда «ликвидаторы» направились к нам во двор, я вышла им навстречу, - продолжает Лимор. – Пытаюсь заглянуть в глаза молодому командиру – не получается: солнцезащитные очки. «Слушай, - обратилась я к нему, - ты еще можешь спастись. Если ты оставишь нас в покое, наверняка войдешь в историю еврейского народа. Поверь: если сейчас ты сделаешь то, что тебе приказано, ты не сможешь с этим жить». Офицер смотрел из-под очков куда-то в сторону, мимо меня, но внезапно я ощутила: он меня слышит! Шагавшие за ним солдаты остановились. «Говори! – требовало подсознание. – Его душа пока не разучилась чувствовать и сопереживать».

Тем временем из дому во двор вышел отец Шули – Моше Хар-Мелех.

- Слезы текут по лицу свекра, но голос не дрогнул, - вспоминает Лимор.

«Известно ли вам, что муж этой женщины был зверски убит арабскими террористами, а она, беременная, была ранена?» - спросил Моше командира.

Гробовая тишина…

«Хочу поставить вас в известность, - продолжал Моше Хар-Мелех, - мы покинем это место, но не в слезах – уйдем с гордо поднятой головой. Из Хомеша мы уйдем с песней. И знаете, почему? Да потому что мы вернемся!».

- Мой свекор чудом уцелел в Холокосте. Он знал, о чем говорит…

Моше Хар-Мелех отвлек внимание молодой женщины. Лимор и не заметила, что теперь уже у нее за спиной стоят солдаты.

- Внезапно командир, к которому я обращалась, назвал меня по имени, - вспоминает Лимор. – Оказывается, он прекрасно знал, кто я и как меня зовут…

Что было дальше? Лимор не помнит. Или – запрещает себе вспоминать. Единственный «кадр», который не дает ей покоя по сей день: после того как соседей вытащили из дому за руки – за ноги и запихали в автобус, молоденькие солдатики уселись на их веранде и, как ни в чем не бывало, перекусили.

Выходцев из семей поселенцев – уроженцев Иудеи и Самарии - среди «ликвидаторов» не было. Воины элитных боевых частей, они были освобождены от участия в изгнании своих родных.

Кто палач?

…Спустя год после депортации Лимор Хар-Мелех пригласили в студию «Телеканала Кнессета». Вел передачу журналист Рази Баркаи.

- Со мной в студию вошел молодой человек в штатском, - вспоминает Лимор. – «Знаешь, кто это?» - спросил Баркаи с широкой улыбкой. «Нет», - ответила я.

В этот момент на мониторе появились документальные кадры, снятые в день депортации жителей Хомеша.

- Я посмотрела – и мне стало дурно: конечно же, это – тот самый военный, к совести которого я тщетно взывала в тот черный день, просто сегодня он в штатском и без темных очков, - говорит Лимор. – Мысленно я взмолилась: «Господи, придай мне сил, чтобы я смогла пережить эту пытку!» Говорить я не могла. Впрочем, за нас говорил Баркаи. Сердце стучит в запредельном ритме - вот-вот выскочит из груди. Баркаи тем временем делает свое дело, убеждая зрителей в том, что этот военнослужащий – моя жертва, потому что год назад я позволила себе взывать к его совести. В этот момент я почувствовала, что силы возвращаются, - и заговорила. По-моему, сказанное прозвучало убедительнее слов Баркаи.

Когда мы вышли из студии, - продолжает Лимор, - единственное, чего мне хотелось, - бежать. Бежать без оглядки! Вернуться домой… Военный, изгнавший меня из Хомеша, оказался командиром подразделений ЦАХАЛа в Хевроне. Остановил меня в коридоре, посмотрел мне в глаза и… «С того дня моя жизнь остановилась, - сказал он. - Воспоминания преследуют меня днем и ночью. Даже в субботу за семейным столом, даже в дни еврейских праздников память возвращает меня в Хомеш. Прости меня, если можешь», - произнес офицер (лицо залито слезами).

«Разве ты изгнал из Хомеша только меня и моих детей? – удивилась Лимор. – С нами в поселке жили десятки семей – их жизнь разрушена».

- На этом мы расстались, - говорит Лимор.

Цветы на руинах

Сразу после изгнания поселенцев армейские бульдозеры сравняли с землей построенные в Хомеше дома, но даже сейчас, семь с половиной лет спустя, на руинах растут цветы: ростки пробились к солнцу через груды бетонных плит.

- Периодически мы совершаем восхождения в Хомеш, - говорит Лимор, - и каждый раз я испытываю потрясение: нас удалось изгнать, но цветы, которые я посадила в нашем дворе, живы. Уцелели. Растут.

Судьба Лимор во многом схожа с особо жизнестойкими растениями, высаженными ею 10 лет назад во дворе своего дома в Хомеше. После убийства Шули красавица-вдова встретила замечательного человека – Иегуду Сона из поселка Кдумим. Молодым поставили хупу. В марте 2007 года у Лимор и Иегуды родился сын.

- У нас не было и тени сомнения: брит-мила состоится в Хомеше – а где ж еще? – говорит Лимор.

Ни один из четырех поселков, снесенных с лица земли в 2005 году на севере Самарии, так и не был передан под контроль арабской «автономии». Напротив, вскоре после депортации тогдашний начальник Генштаба Дан Халуц предложил перенести на место Хомеша… израильскую армейскую базу. Единственная цель, достигнутая «размежеванием», - превращение северной части Самарии в территорию «юденрайн». Несмотря на это, поселенцы и их сторонники периодически совершают восхождения на руины Хомеша, заранее получив разрешение от армейского командования.

- У нас, однако, возникла проблема, - рассказывает Лимор. – Март 2007 года, несколько месяцев назад Израиль пережил Вторую ливанскую войну. Амир Перец, занимавший пост министра обороны, объявил с трибуны Кнессета: «Брит-мила в Хомеше не состоится!» Тем временем мы с новорожденным успели подъехать к армейскому КПП (уговорить моих родителей отправиться из Иерусалима в Самарию оказалось непростой задачей, но в конце концов они согласились).

В Хомеше в тот день собрались три тысячи израильтян: ЦАХАЛ выдал разрешение на восхождение. Не пропускали только семью Хар-Мелех – Сон.

- Мы простояли у КПП три часа, - вспоминает Лимор. – Моэль волнуется: с момента рождения сына пошел восьмой день – время истекает. Когда терпение иссякло, я сказала командиру: «Что ж, если только нашей семье запрещено совершить восхождение в Хомеш, проведем брит-милу прямо здесь, на бетоне у КПП». Бабушки, дедушки и моэль вышли из автобуса и стали готовиться к обряду обрезания. Командиры разнервничались. Позвонили начальнику Центрального армейского округа. До меня донеслись отрывочные фразы: «Да, она здесь… Нет, отказывается уйти… Младенец лежит прямо на заграждении!» Видимо, начальник округа подумал, что брит-мила на бетоне – нефотогеничное зрелище (в тот день в окрестностях Хомеша собрались толпы журналистов). «Проезжайте!» - махнул рукой один из офицеров…

Выйдя из автобуса, Лимор, Иегуда, их родители и друзья пешком поднялись на то место, где раньше стояли дома под черепичными крышами. Их горячо приветствовали тысячи соотечественников.

- Я стояла на руинах Хомеша, смотрела в долину с вершины холма - и мною владело двойственное чувство, - вспоминает Лимор. – Какие жуткие утраты: муж… Дом… Будущее… Такое сломит кого угодно… Но в тот день, когда я истекала кровью в машине рядом с бездыханным телом Шули, я поклялась всегда быть такой же сильной, как он. Я просто приказала себе: ничто тебя не сломит. Я должна, обязана не просто выжить, но – жить. Возможно, благодаря вере в будущее на земле, завещанной нам предками, мне посчастливилось встретить новую любовь. У нас с Иегудой подрастают шесть детей.

- Благодаря чему вам удалось?.. - я не в состоянии подобрать единственно точное слово.

- Я все-таки верующая еврейка!

Лицо Лимор озаряет улыбка, сияющая ярче солнца.

- Евреи, что ни говори, – особый народ, сильный духом, несгибаемый, - объясняет Лимор, - разве что нет у нас в последние десятилетия сильных лидеров. Впрочем, не беда. Народ всегда был сильнее своих правителей. Но… если живущие в Эрец-Исраэль евреи не прекратят пресмыкаться перед «просвещенным миром», лепетать какие-то глупости в свое оправдание и постоянно извиняться за то, что мы есть и мы здесь живем, - мы сможем оказаться перед лицом новой катастрофы. С той лишь поправкой, что изгнать весь Израиль - некуда. Мне жаль, что пресса, навязывающая народу мнение ничтожного меньшинства, сбивает людей с толку, запутывает, промывает мозги. На мой взгляд, агрессивная пропаганда «мира» в обмен на капитуляцию подрывает наш народ изнутри и, в конечном счете, ослабляет. Каждый из нас должен найти в себе силы хладнокровно противостоять всей этой болтовне, не забывая, в чем истинное предназначение нашего народа. Надеюсь, большинство евреев прозреет, и мы останемся самими собой. Ведь если столетие с лишним назад наши прапрадеды нашли в себе силы отправиться в Палестину – в полную неизвестность и возродить здесь еврейскую жизнь, неужели мы хуже и слабее них?

Сейчас Лимор с Иегудой строят свой дом. Не в «государстве Тель-Авив» - в Самарии.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1159




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2013/Zametki/Nomer2/Kravchik1.php - to PDF file

Комментарии:

Павел Иоффе
- at 2013-02-16 20:57:54 EDT
СЭМ! Не сочтите за труд - раскройте псевдоним...
Модератор: воздерживайтесь от перехода на личности!

Ontario14
- at 2013-02-13 23:01:09 EDT
Сэм- Соне
Израиля - Tue, 12 Feb 2013 22:04:20(CET)

...Газа к Земле Израиля никак не относится.

*************
Это ложь.

Сэм-Олегу
Израиль - at 2013-02-13 19:33:35 EDT
Олег!
У меня ни малейшего желания заниматься на этом сайте той тягомотиной, что наполнены израильские русскоязычные "гайд-парки".
И поэтому только два замечания:
1.гордо выбирая судьбу "оккупанта другого народа" и увеличив их "страдания
Приехав в Израиль, я выбирал местожительство именно в пределах Зелёной черты. Хотя в несколько сотнях метров от неё на восток жильё было намного дешевле.
2.практически все нормальные арабы с которым мне приходилось говорить Завидуют своим родственникам с израильским гражданством и мечтают оказаться в их статусе.
Все не все, но наверное многие. А масса израильтян,и я в том числе, этого не хотят. Не хотят превращения Израиля в двунациональное государство.
Всего наилучшего.

Oleg
Haifa, - at 2013-02-13 14:24:29 EDT
Очередной раз подтверждается наших мудрецов, которые сказали "רחמן על האכזרים, לסוף נעשה אכזר על רחמנים " - в моём не квалифицированном переводе - "Сострадающий кровожадным становится кровожаден к сострадающим". Того у кого репортаж о судьбе героической женщине вызывает такие нездоровые ассоциации вряд-ли можно словесно в чем-то убедить. Насколько я знаю, Юваля Штайница, бывшего идеолога Шалом-Ахшав переубедили не диспуты а личное случайное присутствие (с дочкой, что я думаю самое главное) в теракте в Тель-Авиве. Уверен, что Сэм сможет привести мне и контр-примеры - Стокгольмский синдром ещё никто не отменял. И пишу я не с целью его переубедить, просто не смог остаться в стороне...
"наше общество разъедает ржа оккупации, оккупации не территорий, но другого народа"
Что такое оккупации не территорий, но другого народа - это само по себе интересно, но в первую очередь "наше общество разъедает ржа" самоедства и самоненависти...
1. Мы слава Б-гу никого силой не держим, и любой представитель оккупированного народа на нашей земле (если я правильно понял, даже Сэм от нашей земли не отказывается) в праве искать себе место в свободном мире, получив возможность продать и взять с собой деньги, чего наверняка был лишен Сэм, гордо выбирая судьбу "оккупанта другого народа" и увеличив их "страдания".
2. Не знаю знаком ли лично Сэм хоть с одним "представителем оккупированного народа", думаю что несмотря на весь пафос - нет. Потому что практически все нормальные арабы с которым мне приходилось говорить Завидуют своим родственникам с израильским гражданством и мечтают оказаться в их статусе.
3. "уйти и запереть за собой калитку не получится" Хотя бы и потому что:
3.1 куда уходить из Хайфы/Яфо/Акко/далее везде,
3.2 если мы оккупанты в Иудеи и Самарии, в Хевроне и Иерусалиме, то в Ашдоде и Ашкелоне мы 10 раз оккупанты...
4. Сейчас Адар - стоит вспомнить что события Пурима это не весёлый детский карнавал а суровое напоминание о окончательном решении... И началось все с того что мы были "народом разрозненным и рассеянным". А спастись сумели только благодаря объединению народа и принятию Торы. Апропо, жертвоприношение и женщина...

Сэм - всем умным
Израиль - at 2013-02-13 05:37:52 EDT
Безусловно г-н Векслер всей своей биографией доказывает, что он - умный. Моя семья и я такими умными стать не захотели.
И вообще то, что некоторые г-да позволяют себе при обсуждении моей скромной персоны здесь ещё раз подтвержает:
"Все животные равны, но некоторые животные равнее других"

О. Векслер - Соне Тучинской
- at 2013-02-12 23:18:40 EDT
Дорогая Соня,

полностью Вас поддерживаю, указанный Вами тип - достойная сожаления жертва зомбоящика, сначала совкового, а теперь израильского, голосователь Аводы, про которого и в самом рассказе, кстати, замечательном, есть вполне правильное определение: "Мне жаль, что пресса, навязывающая народу мнение ничтожного меньшинства, сбивает людей с толку, запутывает, промывает мозги". Здесь уже кто-то приводил старую шутку, что если еврей - труп, то это надолго, а если дурак - то навсегда, боюсь, она тут тоже к месту...

интересно
- at 2013-02-12 22:49:47 EDT
Граждае определенного государства должны соблюдать законы данного государства.
Борис Э.Альтшулер
Берлин, - at 2013-02-12 22:26:30 EDT
В принципе речь идёт о праве евреев жить на всей территории Эрец Исраэль. Представляю себе какой вой подняла бы международная левая пресса если бы таким же образом обходились с израильскими и палестинскими арабами. Те, имея соответствующие средства салафистов Залива, сегодня в состоянии покупать недвижимость по всей территории, контролируемой Израилем.
Почему надо было создавать для арабского населения специальные зоны "юденрайн" по нацистскому образцу? Почему это не доходит не только до Запада, но и до евреев Израиля? Хорошо известна "либеральность" арабского сектора: попробуйте купить дом в арабской деревне, немедленно получите (в лучшем случае) нож в спину.

Сэм- Соне
Израиля - at 2013-02-12 22:04:20 EDT
Дорогая моя Соня!
Честно говоря совершенно случайно заметил этот Ваш крик души. Спасибо г-ну Дегену - было ужасно любопытно,кого он это так. Оказалось - меня. Ваше право не желать понять написанное мною. (А написал я под впечатлением прочитанной на днях статьи очень известного израильского журналиста Амнона Абрамовича, героя Войны Судного дня, горевшего в танке у Суэцкого канала. Его биография: http://he.wikipedia.org/wiki/ЧђЧћЧ Ч•Чџ_ЧђЧ‘ЧЁЧћЧ•Ч‘Ч™ЧҐ Ещё одно подтверждение тому, что израильтяне, они разные). Ваши обвинения в мерзости, подлости, глупости, низости принимаю. Ничто человеческое мне не чуждо.
Хочу только обратить Ваше внимание, что Газа к Земле Израиля никак не относится.

Элиэзер М. Рабинович - Иону Лазаревичу Дегену
- at 2013-02-12 21:59:13 EDT
Ион Деген
- at 2013-02-12 21:09:02 EDT
Дорогая Соня Тучинская!
Очень обидно, что трудно выполнить Вашу просьбу. Дело в том, что существуют обстоятельства, когда я могу дать по морде только в перчатках, которые не жалко выбросить после мордобития. Но это такая мразь, что, боюсь, даже перчатки не предохранят от прикосновения к поддонку.


Глубокоуважаемый Ион Лазаревич!

Вы знаете, каким безграничным уважением Вы пользуетесь на этом портале. Вы знаете, что и я неоднократно выражал Вам самое глубокое уважение, несмотря на наше несогласие по многим вопросам. В последнее время я предпочел резко сократить свое участие вместо того, чтобы ввязываться здесь в бесчисленные споры.

Но пропустить этот Ваш постинг без комментария - это значит предать все, что я считаю правильным и на чем стою. Я полагаю глубоко ошибочным то, что Вы так легко поддаетесь на призыв неуравновешенной нетерпимой участницы и употребляете терминологию мордобоя (подобного мордобою, учиненного Вами украинскому антисемиту в высоком кресле, к всеобщему одобрению Ваших читателей) по отношению к совершенно лояльному участнику дискуссии, с которым Вы несогласны.

Ваш Элиэзер

Ион Деген
- at 2013-02-12 21:09:02 EDT
Дорогая Соня Тучинская!
Очень обидно, что трудно выполнить Вашу просьбу. Дело в том, что существуют обстоятельства, когда я могу дать по морде только в перчатках, которые не жалко выбросить после мордобития. Но это такая мразь, что, боюсь, даже перчатки не предохранят от прикосновения к поддонку. Надеюсь, многоуважаемый Модератор обратил внимание на возмущение этого типа тем, что на еврейском сайте помещена антисоветская, как он посчитал, публикация. Подобное лицемерие могло быть воспитано только определёнными советскими структурами. Возможно, многоуважаемый Модератор, ошибочно посчитав, что я реагирую не на текст, а на личность, удалит написанное мною. Этим он удалит и меня с портала Берковича, на котором осквернён редчайший по красоте содержания, изложения и оформления репортаж блестящего журналиста Евгении Кравчик, лауреата самой престижной израильской журналистской премии. Хочу надеяться, что удаление меня с портала Евгения Берковича не обрадует глубокоуважаемого Редактора.

Соня Тучинская
- at 2013-02-12 07:46:57 EDT
http://tinyurl.com/ao8w7bv - это как все там проходило, на развалинах Хомеша, в тот день (брит-милы) 27 марта, 2007-года. В Танахе читать о героинях еврейского народа и восхищаться - все горазды. А вот вам, в жизни, сегодня, сейчас.

Я следила за собыитиями в Хомеш с момента, когда по преступному приказу правительства он был разрушен. Кому поверить, - израильтянину, давно и в тяжелой форме страдающему "синдромом избиваемой жены", или вот этим евреям, которые поднялись на высотку Хомеш, чтобы отстроить ее. Я верю "строителям". Вот их слова:

Помолившись на закате минху, вся наша честная компания отправилась на прогулку. Шли, не спеша по дороге, всего каких-то пять лет назад бывшей главной улицей поселения. И хотя кругом был один лишь безжизненный пустырь, похоронного настроения это не вызывало, главное, мы вернулись, перечеркнув все планы творцов чудовищного преступления под названием итнаткут. И, кто знает, может быть, благодаря каждому из нас, Нетания и Хадера спят спoкойно.

Ну, что еще можно сказать о воскресшем из пепла Хомеше и его праведных строителях и защитниках? Полдела уже нами сделано, но главное впереди. Са-Нур, Ганим и Кадим нас ждут не дождутся, а там, дай-то Б-г, и до Гуш-Катифа недалеко. Поэтому не спешите говорить о этих поселениях в прошедшем времени. Они еще восстанут во всей своей красе, засверкают огнями, как прежде. Иначе и быть не может – ведь право на Эрец Исраэль дал нам не кто-нибудь,
а В-евышний!

Соня Тучинская
- at 2013-02-12 07:28:38 EDT
P.S. Дорогой Ион Деген! Я прошу Вас отозваться на этот пост. Не мой. А на тот, что под моим. За истекший год, что я читаю Портал, ничего я не видела мерзее, подлее и глупее. Автор поста в своем праве эту низость писать. Но мы так же в своем праве на эту низость реагировать. Вот на эту, в особенности:
"Случившиеся на "Тэди" – это только выплеск бурлящей на дне нашего общества ненависти и нетерпимости, потери всяческих моральных ориентиров, изначально присущих нашей религии."

От меня не будет так авторитетно, как от Вас. Хотя бы потому, что Вы - израильтянин. Но я начну, а кто-то, Б-г даст - продолжит.

Хм.... Рассказ о поселянке, раненой в теракте и потерявшей в нем мужа - это "мелодрамы об утерянном рае"? И неразборчивой журналистке Кравчик давно пора с этим завязывать?

А что? Есть вещи куда посерьезней. Например, выкрики на стадионе - вот о чем надо говорить, писать, кричать. Вот что должно взволновать евреев во всем мире до полной потери самообладания, как взволновало это нашего героя. Кричало несколько десятков частных лиц - их осудил весь Израиль, включая Баруха Марзеля, правее которого только стенка (правая).
А поселение Хомеш разрушено не группой частных лиц, а именем и по поручению правительства Израиля. Но нашего героя это ничуть не смущает. Он твердо знает, что, евреи Израиля развращены до крайности, так как "власть над другим народом развращает". И этими размышлениями он не постыдился поделиться, мало что, на еврейском Портале, так еще и под очерком о молодой поселянке, изгнанной из дома солдатами-евреями в черной форме. И прочтя о ее страшной и прекрасной судьбе, он смеет иронизировать над такими как она, презрительно называя их "жертвами ухода из Гуш-Катиф и Хомеша." Смеет указывать честнейшей и талантливейшей журналистке о чем ей писать и говорить.

А и вправду, зачем, зачем журналистка раздражает этого ранимого израильтянина своим рассказом.

К чему ей писать о мужестве молодой поселянки, зачем фотографировать ее, зачем вызывать симпатии читателей к ее благородной миссии - сохранении памяти убитого мужа. Зачем Кравчик напоминает о самом муже, очередной "жертве мирного процесса".

Брит-милу сыну, видите ли, приспичило им в Хомеше на восьмой день делать. "Главный в Кнессете не велел", а им надо. Поселянке этой с новым мужем и сотням, тысячам других, кто пришли их поддержать. И добились своего. А нашему герою это все противно. И что восхождения туда продолжаются. И вся эта символика, про цветы, что она там когда-то высадила, а они растут и растут. И это бы еще пол-беды. У поселянки этой шестеро детей родилось со вторым мужем. Она, как и полагается верующей еврейке, ВЫБРАЛА ЖИЗНЬ А это уже никуда не годится. Ведь дети - это будущие выборщики.

Короче, расстройство одно. Детей нарожала, Веру в Б-га, после всего, что с ней сделало родное еврейское государство, не потеряла, и даже красоте ее несравненной ничего не повредило.

Так вот, оказалось, что наш герой не такой уж добродушный, и не с таким уж отчаянным чувством юмора, как это могло это показаться ранее. А иначе он сумел бы соизмерить эти дурацкие выкрики болельщиков с этническими зачистками, проводимыми на Земле Израиля руками израильских солдат. А пока для него эти выкрики важнее, чем беззаконные действия правительства, враз обездолившие больше 8000 евреев - серьезные разговоры вести с нашим героем - это себя не уважать.

Сэм
Израиль - at 2013-02-11 20:17:10 EDT
27 января мир по решению ООН отмечал " Международный день памяти жертв Холокоста", дата, приуроченная к дате освобождения Освенцима Советской Армией.
И хотя в Израиле прежде всего отмечается "Йом ха-Шоа ве-ха-Гвура - День Катастрофы и Героизма " где то за неделю до Дня Независимости, никто не забывает и про 27 января. Тем более, что учреждение этой даты считается одним из немногих достижений нашей дипломатии.
И на фоне этой даты ещё мерзостней выглядит произошедшее накануне, на исходе субботы, на иерусалимском стадионе "Теди", когда отморозки из числа болельщиков столичного Бейтара подняли транспаранты типа "Бейтар навеки чист", чист не в смысле отсутствия грязи под ногтями, а в том самом смысле расовой чистоты, чистым от арабов и мусульман вообще (Поводом для безобразной выходки стало приглашение в клуб 2-х чеченских футболистов).
Почему я пишу про это здесь, комментируя статью о "несчастных жертвах ухода из Газы и Хомеша"? Ведь к чести нашего общества безобразная выходка была осуждена всем его политическим спектром, слева направо и справо нелево. Уверен, что в том числе и автором статьи.
Да потому, что не видеть как наше общество разъедает ржа оккупации, оккупации не территорий, но другого народа, может только тот, кто изо всех сил старается не видеть.
Власть над другим народом развращает. Случившиеся на "Тэди" – это только выплеск бурлящей на дне нашего общества ненависти и нетерпимости, потери всяческих моральных ориентиров, изначально присущих нашей религии. Израильское общество становится с каждым годом всё более агрессивным, это отчётливо видно даже если посмотреть на те 20 с небольшим лет, что я в стране.
Что же делать?
Каждый нормальный человек, не лишённый инстинкта самосохранения, понимает, что просто так, собрать вещички, помахать на прощание шляпой или кипой, уйти и запереть за собой калитку не получится. Опыт размежевания с Газой тому подтверждение. ЦАХАЛ должен оставаться на территориях. Пока. До урегулирования. Которое надеюсь, увидят наши дети. А вполне возможно, что в той или иной форме и после урегулирования.
Но при этом надо отчётливо понимать, что теперешняя ситуация, это только наименьшее из возможных зол. Да, наименьшее, но зло. Понимать это, а не писать мелодрамы об утерянном рае. Хотя каким это был рай описано в самой статье.

Майя
- at 2013-02-11 17:02:40 EDT
Как это всё ужасно
Павел Иоффе
- at 2013-02-11 15:54:04 EDT
ПРИВОЖУ ДЛЯ СВЕДЕНИЯ - КОММЕНТИРОВАТЬ НЕ ХОЧУ.
Вот как по поводу "размежевания" высказался Эммануил (Амик)Диамант* (*Родился в 1937 году. В 1960-е годы был еврейским активистом в Киеве. Митинги в Бабьем яре - его работа. Получил разрешение в числе первых. Приехал в 71г.
В 1970-80-е был активистом поселенческого движения в Израиле. Далее перешел на государственную службу).:
"Передовые отряды поселенцев Гуш-Катифа так замечательно устроились на переднем крае борьбы (за Великий Израиль), что когда их попросили сдвинуться и (по решению высшего командования – Правительства и Кнессета) отойти вглубь страны, они были искренне возмущены (а многие возмущаются до сих пор), что их «качество жизни» так резко упало, буквально, до уровня жизни остальных граждан в Израиле. (Т.е. дорогое жильё, отсутствие работы, отсутствие нормальных услуг и социальной защиты)"