©"Заметки по еврейской истории"
октябрь  2011 года

Ион Деген

Вызываю огонь на себя

 

 

                 В ОЖИДАНИИ ЛИРИКИ

           

            Я просыпаюсь под хоралы птиц.

            Какая лирика родиться может!

            Любовь, и нежность губ, и шёлк ресниц,

            И радость бытия.

            Но всё же

            Политиканов подлых виражи.

            Врагов моей родной страны угрозы.

            И рвётся, протестуя, из души

            Не лирика, а горестная проза.

                Май 2006 г.

 

                  ЗНАЧЕНИЕ ЗНАЧКА

 

            Природы числится венцом.

            Но камень заключает вынос.

            Рождён. Тире перед концом.

            Возможно, не тире, а минус.

            И в этой чёрточке вся жизнь

            Отмерена предельно точно?

 

            Прошу умолкни, отвяжись!

            Об этом даже думать тошно.

                31.05.2006 г.

            

                АМПЛИТУДА

 

            Появился на свет не по собственной воле,

            И совсем не по собственной воле уйду.

            Но по собственной воле вспахал своё поле

            И посеял на нём и добро и беду.

 

            Между злом и добром колебанье, доколе

            Наслаждаюсь в раю и страдаю в аду.

            Что ж, родился на свет не по собственной воле,

            И, увы, не по собственной воле уйду.

               14.06.2006 г.

 

            Плелись года ленивою улиткой.

            Безумный век невидимо редел.

            А жизнь казалась бесконечным свитком.

            В ней не было понятия предел.

 

            Но почему-то черепаху-время

            Сменило время - быстроногий лось.

            Чередованье зим, весны цветенья

            Всё убыстрялось.

            Время понеслось.

 

            Идеи возникают, не старея.

            Осуществить их, вроде бы, готов.

            Но как вместить рождённые идеи

            В катастрофический обвал годов?

                 Июль 2006 г.

                                  

             АВЕ, МИРЬЯМ!

           

            Забавно поклонение Марие,

            Вернее, Мирьям - дочке Галилеи.

            Я веровать в нелепости такие,

            Как непорочное зачатье, не умею.

 

            Но если б миф не сколотили плотно,

            Но если б не внушить его ораве,

            Возникли бы бесценные полотна?

            Пропел бы Шуберт этой Мирьям АВЕ?

 

            От красоты Израйля эйфория,

            Боготворю родную Галилею,

            Когда как дар звучит «Аве, Мария»,

            Не веря в Мирьям, от восторга млею.

                 Ноябрь 2006 г.

 

              ВЕКА РУССКОЙ ПОЭЗИИ

 

                        В Антологии русской поэзии, в перечне

                        поэтов золотого, серебряного и железного

                        века упомянута и моя фамилия

 

            У стихов не металла основа,

            А любви, состраданья река.

            Но, возможно, для красного слова

            Обозвали металлом века.

 

            Перстни, серьги, колье, побрякушки

            Для сравненья с поэмой плохи.

            Тех возглавил неистовый Пушкин,

            Кто писал золотые стихи.

 

            Шли года. Продолжались поэты.

            Не тускнело творений добро.

            Но решили ценители: «Это

            Всё ж не золото, а серебро».

 

            Что алмазы? Что золото Креза?

            Для культуры избыточный жир.

            Создан нынешний мир из железа.

            Без него как без воздуха мир.

 

            Но кровава рука антитезы.

            Громоздятся убитых валы.

            Гильотина – она из железа.

            Из железа куют кандалы.

 

            А поэт соответствует веку.

            В тюрьмах, в ссылках, в беде, на войне

            Очень трудно в наш век человеку,

            Даже будь он железным вдвойне.

 

            Вероятно, поступок бессмыслен.

            У меня ведь не лира – кастет.

            По ошибке в поэты зачислен,

            Как железного века поэт.

            Декабрь 2006 г.

 

               ЛЕВЕЙШИЕ ИЗРАИЛЬТЯНЕ

 

            В путаны поддаются девы.

            Преступникам юнцы сданы.

            Но что рождает крайне левых?

            Откуда рать врагов страны?

 

            Вопрос тревожит неизменно,

            В ответе же пока ни зги.

            То ли у них чужие гены?

            То ль набок сдвинуты мозги?

 

            То ли оплата им по чину?

            (Откуда – не дано мне знать).

            То ль нет ни шанса, ни причины

            Средь знаменитых фигурять?

 

            Стране они вредят неслабо.

            Враждебный мир их приласкал.

            Я б на дивизию арабов

            Всех крайне левых обменял.

               Декабрь 2006 г.

 

           НЕСОСТОЯВШЕЕСЯ СВИДАНИЕ

 

            Странности израильской погоды:

            В мае вдруг обильные дожди.

            На свиданье Муза не приходит,

            Хоть пообещала: «Буду. Жди».

 

            Впрочем, может, и не обещала.

            Но обычно до исхода дня

            Здесь, на Мёртвом море, привечала

            Муза неприметного меня.

 

            Чёрт те что случается в природе.

            Власть израильтян давно смешит.

            Зная о смятении в народе,

            Муза на свиданье не спешит.

               19.05.2007 г.

 

            ЧТО ЗНАЧИТ ЖИЗНЬ?

 

            Что значит жизнь?

            Возможно ли толково

            Научное определенье дать?

            Не просто, мол, молекулы белковой

            Существованье, в общем, так сказать

 

            Что значит жизнь?

            Нужна формулировка?

            Не ждите, что получите ответ.

            Жонглируют словами очень ловко

            Биолог, и философ, и поэт.

 

            Абстракциям философов не верьте.

            Пусть даже финт в риторике хорош.

            И только лишь в когтистых лапах смерти,

            Что значит жизнь, всем существом поймёшь.

 

БОЕВЫЕ ПОТЕРИ

 

Памяти Аарона Килимника,

бывшего командира

штрафной роты.

 

Уходят в лучший мир огарки поколенья

В боях, в огне в ту пору самых молодых,

Обильно кровью отмывавших преступленья

Военачальников прославленных своих.

 

Пытались истину протиснуть в створ веков.

В трясине лжи густой мостили правды гать.

Но оставляют поле для историков,

Которые о нас научно будут лгать.

28.03.2008

 

С трудом прослушав наших левых лай,

Приятелю грамматику представил:

В немецком - RECHT, в английском это RIGHT,

А в русском ПРАВ, что тоже значит ПРАВЫЙ.

Но, к сожаленью, убедить не смог.

Обидно, когда близкие неправы.

В постели сразу лёг на правый бок,

Чтоб, засыпая, оставаться правым.

19.06.2008 г.

 

Писать стихи в семнадцать лет.

Пусть даже в восемнадцать.

Эротика? Беды в том нет.

Не следует стесняться.

В интимной лирике тоска

В масштабе мирозданья,

Коль обнажённых два соска

Застопорят дыханье.

 

Но мы, увы, в семнадцать лет,

Мы не о том писали,

Когда сегодня был рассвет,

А завтра? – Мы не знали.

Когда из ада самого,

Нутра, не подворотни,

Сумело выбраться всего

Лишь только три из сотни.

 

Семнадцать-восемнадцать лет…

Летят десятилетья.

Преобладает взрывов свет

В словесном многоцветьи,

Из коего стихи плетут.

И с возрастом - не лучше.

 

Хоть были исключенья тут:

И Гёте был, и Тютчев.

И всё же лирикам совет:

С эротикою знаться,

Когда тебе семнадцать лет.

Пусть даже восемнадцать.

28.06.2008 г.

 

Скажи мне, Боже, должен я покаяться

За то, что Заповедь нарушил «Не убий»?

Солдат, я делал всё, что полагается.

Не знал в ту пору точно, кто Лютер, кто Пий,

С младенчества запуган синагогою,

Костёлом, церковью, раввином и попом,

Шагал к высотам «верною дорогою»,

Как прочно в детстве убеждён был и потом?

 

Незнанье, скажешь Ты, не оправдание.

Да, соглашусь, от этих слов уже устав,

А как быть с командирским приказанием?

А для чего впитал я боевой устав?

Как уберечь себя от многотонного

Свинца, и стали, и взрывчатки, и огня,

Тобой в Скрижалях, нет, не запрещённого?

Вся эта смерть была нацелена в меня.

 

Спасибо ни на миг не прекращается.

Сейчас я знаю, Ты меня от смерти спас.

Но, Господи, обязан ли покаяться

За то, что «Не убий» я нарушал не раз?

 

Так думал я и так писал, не знающий,

Что в Торе есть ответ, ты лишь слова лови,

Что меч обороняющий, карающий

К убийству не причастен, даже весь в крови.

Слова лови из Торы без изъятия.

Два разных слова на иврите тыщи лет.

На русском для убийства есть понятие,

Но слова точного для двух на русском нет.

 

Я успокоился. И хватит ночью маяться,

Осмысливать, что я, зверея, совершал.

Нет, за войну не надо мне покаяться.

Ведь Заповеди я в бою не нарушал.

20.08.2008 г.

 

Просыпаюсь под звуки весёлого птичьего пенья.

Значит, я ещё жив. Возвратил Он мне душу мою.

Или, может быть, просто, простив все мои прегрешенья,

Поселил меня, грешного, в благословенном раю.

 

Но включаю приёмник. И дивное пенье из сада

Заглушает известий зловонье, хлестнув через край.

Да, я жив. Я проснулся в реальности сущего ада,

А ведь мог бы и тут на земле нашей царствовать рай.

15.12.2008 г.

 

СУДЕБНЫЙ ПРОЦЕСС

 

Порядочность?

С пренебрежением.

Ведь благородство лишь реликт.

Господь с великим сожалением,

Скрепляет подписью вердикт.

 

За компромиссы, в грязи сделки

Помиловать, или казнить?

Бесстрастный нож секундной стрелки

Беззвучно режет жизни нить.

 

А есть ли час для покаяния,

Грешившим невозможно знать,

Чтоб о смягченьи наказания

Успеть прошение подать.

13.02.2009 г.

 

ПРЕДМЕТНЫЕ СТРОЧКИ

 

Предметные стихи просты, как гвоздь,

Как дятла долото и карты лоций.

Кленовый лист и винограда гроздь

Предметы без восторга и эмоций,

Когда страна в тугом кольце врагов,

И мучит мысль про будущее внуков.

До сладости ли вычурных стихов,

До звучных рифм и до волшебных звуков?

 

Пусть грубо, но предметно. Это стиль.

С оружием. С молитвой. Без апломба.

С тяжёлой «меркавою», и с «галиль»,

И с водо…

Строчку дописать потом бы,

Когда возможно будет дописать,

В пастель вплетая тёплую рассветов.

Дожить бы до поры, чтобы узнать,

Что мир учёл наличие предметов.

24.03.2009 г.

 

НА «LIBERTY OF THE SEAS»

 

                        Водоизмещение 160 000 тонн,

                        Длина 339 метров, ширина 56 метров,

                        Количество пассажиров 3634.

                        Из 15 палуб 10-я – верхняя пассажирская.

 

Балкон каюты на десятой палубе.

И океан. Безбрежный океан.

И мысли нет о самой малой жалобе.

Уснула боль в рубцах военных ран.

 

Грандсвит слепит своим великолепием.

Но всплыли давней юности года.

А, впрочем, нет занятия нелепее –

Сравнить, что есть и бывшее тогда.

 

Официально ставшие супругами

О чём могли бездомные мечтать?

О грандкаюте с дивными услугами?

Хотя бы стол, два стула и кровать.

 

Возможно, о круизе и мечтали бы.

Увидеть свет свободный без оков.

Какой балкон? На самой нижней палубе

Лежак в два яруса был целовать готов.

 

Но мы, к неволе прочно приручённые,

В тугих тисках, а как манил простор!

К невыездным властями пригвождённые.

Обозревали лишь тюремный двор.

 

Каюте, от безмолвья не устала бы,

Мелодии дарит телеэкран.

А на балконе на десятой палубе

От грустных дум врачует океан.

03.05.2209 г.

 

ПАСТЕР И ПАСТЕРНАК

 

Бесспорно, талантлив поэт Пастернак,

Значимей Пастер, хоть короче.

Родился французом. И прожил он так.

Евреем Борис быть не хочет.

 

Науму и Осипу тесно двоим.

А Мандель по-русски Коржавин.

Но Мандель крещёный не станет своим,

Как в русской державе Державин.

 

Мной каждый, кто честен, приемлем вполне.

И вывод мой прост и недолог:

Крещёных поэтов-евреев, по мне,

Достойнее микробиолог.

12.05.2009 г.

 

Мне дорого, что ощущаю вокруг

Хоть малую долю творенья.

И пенье дроздов, и сияющий круг

Ухоженной клумбы цветенье,

 

Мне дорог и куст, и замшелый пень,

Ручей и тропинка крутая.

Ты щедр. Подарил мне ещё один день.

Но я ведь Тебе помогаю?

16.08.2009 г.

 

Поэзия… Порой родится снова

Из миллионов избранный кумир,

Который в небесах находит слово,

Надеясь, что оно улучшит мир.

 

Ракетой осветительной взовьётся,

Пытаясь подлость высветить и зло.

Но если хоть десяток отзовётся,

Считай – поэту очень повезло.

19.09.2009 г.

 

А у кота ещё не познанная нами стать.

Вскочил на руки мне, когда я ждал едва ли.

Нет, не тогда, когда его хотел я приласкать,

Когда коту хотелось, чтоб его ласкали.

19.09.2009 г.

 

О выпивке приличной (не о пьянстве)

Забыл уже. Лимит я знаю свой.

Хожу не на ногах, а на упрямстве,

Хожу, чтоб убедиться, что живой.

22.09.2009 г.

 

Тормоза. Тормозить. Торможение.

И эмоции. И движение.

Вспышки гнева. Избытки желания.

Наслажденье. Порой – и старания.

 

Торможенья дефекты нередки

И в колёсах и в нервных клетках.

Где бы взять, – жду напрасно наводки, –

Тормозов безотказных колодки?

04.12.2009 г.

 

ДВЕ ПЕСНИ ТАНКИСТОВ

            Броня крепка и танки наши быстры.

                                               Б.Ласкин.

Пять тысяч имён на гранитной стене

Погибших израйльских танкистов

В музее, в Латруне напомнили мне

Дни юности честной и чистой.

 

Мы пели, хоть знали, броня не крепка.

Мы пели, советские люди,

Мы страх перед боем скрывали слегка.

Но танков других ведь не будет.

 

Погибших танкистов и след заметён,

И мужество их, и отвага.

Гранит не хранит сотен тысяч имён.

Хотя бы хранила бумага.

 

Прославлена крепкой бронёй «меркава»

И точен огонь, и неистов.

Но скромно без пафоса сбиты слова

В напеве израйльских танкистов.

 

Мотив этой песни торжественно прост.

Слова как в молитву ложатся:

«Весь мир это очень узкий мост.

И главное – ничего не бояться».

20.12.2009 г.

 

                        Вчера получил медаль

                        «65 лет со дня Победы».

Привычно патокой пролиты речи.

Во рту оскомина от слов елейных.

По-царски нам на сгорбленные плечи

Добавлен груз медалей юбилейных.

 

Торжественно, так приторно слюняво,

Аж по щекам из глаз струится влага.

И думаешь: зачем им наша слава?

На кой… им наша бывшая отвага?

 

Безмолвно время мудро и устало

С трудом рубцует раны, но не беды.

На пиджаке в коллекции металла

Ещё одна медаль ко дню Победы.

 

А было время – радовался грузу.

И боль потерь превозмогая горько,

Кричал: «Служу Советскому Союзу!»,

Когда винтили орден к гимнастёрке.

 

Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.

Равны в пределах нынешней морали

И те, кто блядовали в дальнем штабе,

И те, кто в танках заживо сгорали.

23.02.2010 г.

 

Догорает огарок свечи.

Огонёк виновато мерцает.

Беспокойные тени в ночи.

Робкий свет сам себя отрицает.

 

Ночь слагает прощальную речь,

Эпитафию. Воска останки.

Канделябр тщится память сберечь –

Яркой свечки красы и осанки.

08.09.2010 г.

 

                        А всё-таки не баталист, а лирик

                        В моей душе, и в сердце, и в мозгу.

                                                           Январь 1945 г.

Тогда на фронте был о жанре я не точен.

Увы, не стал певцом красы прелестных жён.

Всё в той же боли, в бедах тех сосредоточен.

А лирик на войне дотла во мне сожжён.

 

Но, впрочем, что судить сейчас об этом

И сожаления маскировать в смешки.

Ведь я рождён, чтобы стать врачом, а не поэтом.

Какая разница, о чём писать стишки.

27.11.2010 г

.

                                    Виктору Кагану

Что героизм? Всё в мире относительно.

Возможно ли словами передать,

Как на исходной ожидать мучительно,

Где так непросто трусость оседлать?

 

Врага ножом ударив, не рыгали ли?

Дыханья не спирал ли страха ком?

Не должно ли, когда на нас регалии,

Признать себя лжецом и должником?

 

Не должно.

Ни подначкой, ни подкусами

Не превратить пережитого в прах.

Да, в мирной жизни мы бывали трусами,

Но на войне преодолели страх.

14.12.2010 г.

 

СТИХОПЛЕТЕНИЕ

 

Стихи изящны, как букет.

Метафоры полны звучанья.

Красивы словосочетанья.

А темы нет. И мысли нет.

 

Стихи, как крестик или гладь

На рукоделии от скуки.

Но если в них пустые звуки,

То стоит ли стихи слагать?

27.12.2010 г.

 

Только труд, и нет другого фона.

А покой? Не знаю, что такое.

Видно, у меня, как у фотона,

От рожденья массы нет покоя.

 

Нет покоя. Для фотона это

Лишь один из физики законов.

Но фотоны ведь частицы света.

Мне бы эту функцию фотонов.

27.02.2011 г.

 

Не претендую в ряд поэтов стать

По штату не положено мне это.

Предела нет способным рифмовать,

Но только много ль среди них поэтов?

 

Как в музыке, Бетховен или Бах.

И всё-таки порой подобье чуда,

Когда, не мысля даже о стихах,

Услышишь стих, сошедший ниоткуда

04.03.2011 г.

 

МОЯ АУДИТОРИЯ

 

В боях нечаянно рождённый стих.

Пиита неумелого не троньте.

Я был одним из самых молодых

В среде моих читателей на фронте.

 

Они любили созданное мной,

Хоть редко просветлялась в нём удача.

Но вместе пережитый нами бой

В приёме был таким, как в передаче.

 

Вся жизнь, все чувства на одной волне

От драпа до победного разгрома.

События на страшной той войне

Сейчас воспринимают по-другому.

 

Не ко двору теперь тот старый стих.

Друзей почивших вспоминаю чаще.

И нет почти читателей моих.

Кому по нраву стих кровоточащий?

11.03.2011 г.

 

ДОРОГИ

 

Возможно ль подсчитать число ударов

И на пути моём обид итоги?

Дороги без уютных тротуаров

И даже без покрытия дороги.

 

И даже не дороги, а тропинки,

Протоптанные мною в бездорожье.

Порой от бед сгибался, как тростинка.

Порой от страха был в позорной дрожжи.

 

Возможно ль подсчитать число ошибок

По глупости? Но это ль оправданье?

И драк число. И неразумных сшибок –

Дискуссий с предпочтительным молчаньем.

 

Упрёк, что, мол, судьба не привечала.

И ссылки на присущую бездарность.

Эх, если бы начать мне всё с начала!

А впрочем, и за это благодарность.

12.05.2011 г.

 

ПРАВО НА ОШИБКУ

 

Для устранения житейских сшибок

Был этот метод и у древних предков:

Непогрешимый метод проб-ошибок.

Но мной он применялся крайне редко.

 

Не потому, что с лучшими я знался.

Иль в самомненье возносился шибко.

Профессии, которым я отдался,

Не оставляли места для ошибки.

 

До пробы ли, когда одно мгновенье,

И ты уже у пропасти бездонной?

Ошибка в танке – смерть или раненье,

И точно так же - в операционной.

 

Ошибки, пробы… Ведь успехов личных

Не достигал, хоть был у их задела:

Как много проб я упустил отличных,

И сколько в жизни я ошибок сделал.

05.06.2011 г.

 

СМЫСЛ МОЛИТВЫ

 

Проснувшись, голос к Небу обращал:

– Спасибо, что создал меня мужчиной.

А смысл молитвы поздно осознал,

Уже седой, уже лета в морщинах.

 

Я благодарен за мужскую стать,

Но только лишь с женой чего-то стою.

Будь женщиной, сумел бы я познать

Подарок этот – жизнь с такой женою?

07.06.2011 г.

 

ОТКРОВЕНИЕ МОНОЛИТА ГУМАННОСТИ

 

Возле старых платанов и пальм изобилий,

Чтоб создать непрерывный зелёный покров,

В нашем парке бесснежной зимой посадили

Пять платанов, пять длинных и тощих ростков.

 

И прижались к подпоркам они неподвижно,

И казалось, что признаков жизни в них нет.

Но весной распустились на саженцах пышно

Кроны юные, нежно-зелёный букет.

 

Неожиданный дар в этой прелести броской

Даже рядом с богатством цветенья таким.

И колибри уже привечали подростков,

И уже посетители кланялись им.

 

Но сегодня убит тем, что в парке увидел.

Кто-то юные саженцы подло сломал.

И культяпки стволов в безутешной обиде.

И казалось, что каждый от боли кричал.

 

Пациентов моих ощущающий муки,

И в гуманности, можно сказать, монолит,

Без зазренья сломал бы шкодливые руки

И с коварной улыбкой спросил бы: «Болит?».

 

Но при этом в душе закипало от злости,

Что так мягок и слаб наказания план.

У подонка срастутся поганые кости,

Но не вырастет в парке убитый платан.

22.07.2011 г.

 

НЕГЕВ

 

Осетры, омары и дыни?

И это в пустыне?

В пустыне

И прелесть глициний

В безводной пустыне.

Всё это обыденно ныне

В израйльской пустыне.

И всё-таки чудо пустыни –

Мистичность пустыни.

Сложнейшие темы простыми

Предстали в пустыне.

И гнев справедливый остынет

Разумно в пустыне.

Амбиций ловушки пустые

Мельчают в пустыне.

Гордыня развалкой гусыни

Нелепа в пустыне.

И жить начинаешь отныне

Согласно пустыне

Бесхитростно и без гордыни.

Законом пустыни.

За мудрую школу пустыни

Спасибо пустыне.

27.07.2011 г.

 

К ТЕОРИИ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

 

Может просто подбросить пятак,

Чтоб увидеть – орёл или решка.

Не могу уловить я никак,

Почему вдруг у времени спешка.

 

Почему так помчалось оно,

Что на творчество нет ни минуты?

Или сам, не создав ничего,

Подгоняю минуты я круто?

05.08.2011 г.

 

К ВОПРОСУ О ВОСПРИЯТИИ

СОВРЕМЕННОЙ ПОЭЗИИ

 

Поклонники поэзии модерной

Сквозь зубы цедят мне высокомерно:

Стих – это звук. Здесь тема не важна.

Лишь качество метафор многоцветных.

Противник трансформаций в ней заметных

В поэзии не смыслит ни… рожна.

 

Возможно, я действительно старик,

Что к смыслу и духовности привык.

Но всё ж набор пустых цветастых слов,

Как воздуха трамбовка и качанье.

Сравнимо ли мелодии звучанье

С иллюзией бессмысленных стихов?

11.08.2011 г.

 

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

 

Не ползал, чтоб не слышали моих шагов.

Не выделял особ высокочтимых.

Был одарён умением плодить врагов.

Но жизнь прожил среди друзей любимых.

11.08.2011 г.

 

ВСТРЕЧА В МАРИАНСЬКЕ ЛАЗНИ

 

Мы встретились на людном променаде.

Ваш памятник живою плотью стал.

Большой Поэт, простите, Бога ради,

Что чужеземец просто к Вам пристал.

 

Поёт фонтан. Курорт окутан негой.

Несмело с постамента вышли в свет.

Хотел бы Вам представиться коллегой,

Но, к сожаленью, нет, я не поэт.

 

Всевышним назначаются поэты.

Величина у всех на свой аршин.

Я лишь поклонник Ваш, великий Гете –

Одна из поэтических вершин.

 

Ни йоты в Вас воинственности прусской,

Строфу не отягчал вестфальский груз.

Еврей с любовью Вас представил русским.

На музыку Вас перевёл француз.

 

Здесь не было бювета в Ваши годы.

Не восхищал и колоннады фронт.

Больные просто ехали на воды,

И, разумеется, блистал бомонд.

 

Троллейбусы, машины, все соблазны.

На чём ещё остановить свой взгляд?

Печальны Вы. Вокруг Марианське Лазни,

Красиво. Но не Ваш Мариенбад.

 

Я знаю, как жилось Вам и служилось.

Мир изменился. Непривычно Вам.

Девчонка вот предельно обнажилась.

Спокойней, Гете, Вам не по годам.

 

Но прелести её туманят очи.

Представить Маргариту вот такой?

Впервые муж лишь первой брачной ночью

Был одарён подобной наготой.

 

Цилиндры где? Где жар корсетной стяжки?

Где книксены? Где лоск почтенных слов?

На стариках цветастые рубашки.

К тому ж, почти совсем без рукавов.

 

Но волшебство в лесу всё так же скрыто.

Всё так же солнце, и туман, и дождь.

И рядом с чешским, русским и ивритом

Преобладает Ваш любимый дойч.

 

Нацистам Мефистофель был не страшен.

Здесь наци для себя создали рай.

Как всюду, где прошли потомки Ваши,

Мариенбад стал тоже юденфрай.

 

На пряжках фраза – поклоненье Богу.

Над немцами, мол, длань Свою простёр.

Сожгли в Мариенбаде синагогу.

И книги Гейне бросили в костёр.

 

Иврит? Убиты местные евреи.

А русский в прошлом слышен был стократ.

Лечил подагру, сплин и гонорею

Приехав из Москвы аристократ.

 

Но возвращён иврит неудержимо.

Его израильтяне привезли.

Здесь летом проживаем нашу зиму

Курортники, жильцы Святой Земли.

 

Оптимистично в городе звучащий,

Утраченного русского возврат.

Израильтянин русскоговорящий

И новый русский (не аристократ).

 

Европе за грехи пророчат казни.

А я за Вас, сиятельного, рад.

Вам памятник стоит в Марианське Лазни,

Но окружает Вас Мариенбад.

 

Мы встретились в цветении зелёном.

Зенит пролил расплавленный металл.

Случайно ли? Нет, предопределённо.

О встрече этой я давно мечтал.

 

Но вот реальность отличить от сказки

При дивном свете не сумел я вдруг.

А как суметь? Существовали в связке

Они во мне самом? Или вокруг?

 

Источники вздыхают одиноко.

И колоннада – нет достойных слов.

Цветёт мариенбадское барокко

В ладонях тихо дремлющих лесов.

 

Мне дрозд продиктовал стихотворенье

И улетел довольный в ближний лес.

Была ли встреча, или наважденье?

Мне безразлично. Это дар небес.

14.08.2011 г.

 

Ранения целят Марианскьке Лазни..

Курорт вместил покой и суетливость.

Но здесь в раю одна несправедливость

Мне кажется особо безобразной.

 

Сжимает горло ярость – не обида.

Немецких ветеранов слишком много.

А где сияла в прошлом синагога.

Сейчас лишь камень со Звездой Давида.

 

И потому без тормозов, зверею

При встрече с немцем с палкой на дороге.

Возможно, он в той самой синагоге

Свой парабеллум разрядил в еврея.

 

А этот, может, ждал меня в засаде.

И мы тогда друг друга подстрелили.

Танцоры сатанинской той кадрили

Сейчас мы воду пьём в Мариенбаде.

 

Такого ненавидеть я не смею.

Свой долг мы выполняли как солдаты.

Но и в аду пребудет виноватым,

Убивший безоружного еврея.

19.08.2011 г.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1703




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2011/Zametki/Nomer10/Degen1.php - to PDF file

Комментарии:

Boris
Brooklyn, NY, USA - at 2011-11-04 00:50:07 EDT
Спасибо, Ион Лазаревич, за прекрасные стихи.
Будьте здоровы, счастливы и благополучны.

Михаил Баратов
- at 2011-10-23 10:39:02 EDT
Замечательные во всех отношениях стихи. Редкое сочетание пронзительной ясности взгляда, и поэтического совершенства
V-A
- at 2011-10-20 14:11:05 EDT
Сложнейшие темы простыми
Предстали в пустыне.


Дар Дегена равновелик дару пророков. Жаль часто растрачивается на сиюминутность, типа "левых крайних"

Хаим Соколин
Израиль - at 2011-10-20 13:23:21 EDT
Дорогой Ион!
Некоторые стихи из этой подборки я имел удовольствие прочитать до публикации. Невозможно в кратком отзыве говорить о каждом. Поэтому повторю здесь то, что уже сказал Вам ранее об одном из них, которое мне понравилось особенно. "Встреча с Гете" - это восторг и комок в горле. Какой обжигающий сплав поэзии, истории и культуры! И какой заключительный аккорд - пламя Холокоста и войны ("сатанинской той кадрили")! Рискую впасть в двусмысленную тавтологию, но так и хочется сказать вслед за вождем пролетариата, оставляя преувеличение на его совести: "Эта штука посильнее Фауста Гете".

Что касается Кузнецова, то у каждого Герострата свой храм Артемиды. Кто знал Кузнецова раньше? А теперь знают... Люди такого сорта дают основание каждому адекватному человеку сказать вслед за Борхесом: "Когда я оцениваю себя, я скромен. Но я горд, когда сравниваю себя".

Борис Дынин
- at 2011-10-19 17:50:31 EDT
Ион Деген Марку Аврутину
- Wed, 19 Oct 2011 12:29:29(CET)
Не слыша себя, послал в журнал подборку, чтобы услышать от читателей, стихи это, или просто рифмоплётство. Кашиш честно ответил на мой вопрос.
====================================
Дорогой Ион Лазаревич! Я не только никакой ни поэт, но и не критик поэзии. Допускаю, что ув. Кашиш прав здесь. Но остаюсь при своем:

По ошибке в поэты зачислен,
Как железного века поэт.


Не, не по ошибке, а по правде!

Ваши стихи (как и рассказы) выражают правду, которую так трудно выразить, потому что она не однозначно. Но иной раз возникает отчетливая уверенность: "Вот, здесь правда!". И чувствуется, что бывают минуты, когда Вам необходимо выразить ее в стихах. И читатель откликается на Ваши стихи. Не это ли критерий Поэзии? Таков и мой честный ответ!

Ион Деген Марку Аврутину
- at 2011-10-19 12:29:29 EDT
Дорогой Марк!
Естественно, я Вам благодарен. Но правы не Вы, а Кашиш. Не слыша себя, послал в журнал подборку, чтобы услышать от читателей, стихи это, или просто рифмоплётство. Кашиш честно ответил на мой вопрос. Да и Редактор, который в абсолютном большинстве случаев не помещает моих опусов в разделы Поэзия, Проза, а в любые другие, к литературе не имеющие никакого отношения. Именно для того, чтобы получить такой ответ я вызвал огонь на себя. А Вам ещё раз большое спасибо. И, разумеется, Кашишу.

М. Аврутин
- at 2011-10-18 20:07:11 EDT
Кашиш
- at 2011-10-18 19:15:11 EDT
"... Да гори они огнём, эти стихи!"

А вон, не сгорели. Море было огня, а они сохранились. Знать, хорошие были стихи, лучшими были признаны, народными стали.
Бывает, но крайне редко, человек талантливым во всем: и в профессии своей, и в прозе, и в стихах, а вот мудрости ему не хватает (таков есть Дм.Быков), или порядочности, как Евтушенко, или мужественности, отваги, как большинству из нас, увы. У Иона Лазаревича всего этого с избытком.
Здоровья ему и творческого долголетия.

Кашиш
- at 2011-10-18 19:15:11 EDT
«К сожалению, критики помалкивают в тряпочку, щадя престарелого ветерана и бездарность...»

Ах, Ион Лазаревич! Какой Вы всё-таки жадный и ненасытный человек! Вот уже и Счастливчик, и всеобщий любимец, и козлы вонючие его ненавидят, а ему всё мало! Обязательно хочется, чтобы именно за стихи его хвалили или ругали! Да гори они огнём, эти стихи! За стихи я вот, например, Пушкина люблю. А за что его ещё можно любить? Больше не за что! Опять же взять Диму Быкова – у Димы безусловный дар поэта, но мы его не любим не за это. Да и «крёстного» вашего, Евтушенку, я не больно жалую: «Вполне способен стать злодеем гений, а графоман душой бывает чист. Но не встречалось мне таких явлений, как диссидент — и он же карьерист»! А у д-ра Дегена – слава Богу, и кроме стишков каждый найдёт, за что его любить. Мне лично, например, достаточно его постоянного жизненного кредо, которое он нечаянно вложил в название этой подборки: «ВЫЗЫВАЮ ОГОНЬ НА СЕБЯ!»

Борис Годин
Хайфа, Израиль - at 2011-10-17 00:13:06 EDT
Присоединяюсь к Герцману

И пишите до 120 - прочтем с удовольствием

Борис Годин 1950 г р

Виктор Каган
- at 2011-10-16 19:03:11 EDT
Ион Деген
- at 2011-10-16 16:11:50 EDT
Однажды в комментариях читателей появилась запись С.Кузнецова ...


Дорогой Ион! Как говорят вежливые японцы, и фусим - с этим Кузнецовым. Мало ли кто и что на заборе нацарапает ...
Будь здоров и пиши.
Твой прихлебатель.

Ион Деген
- at 2011-10-16 16:11:50 EDT
Однажды в комментариях читателей появилась запись С.Кузнецова:
«Очерки г-на Дегена посвящены, большей частью, одной теме: воспеванию себя, героического. В этом восхвалении ему восторженно, без тени смущения, без нотки юмора, подпевает свора почитателей – прихлебателей, с цепи готовых сорваться по единому мановению геройского пальца… Можно было бы, наверное, пожалеть престарелого ветерана (кто без греха? – у Дегена вот нарциссизм и бездарность) и не называть вещи своими именами. Что я и делал в течение многих лет, помалкивал себе в тряпочку».
Г-н Кузнецов был неправ по существу моей реакции и, наверно, нарциссизма, которым я определённо не страдаю, но возражать ему не стал, чтобы не создалось впечатление, что я безосновательно не согласен с его определением – старый ветеран и бездарность.
Подборку стихотворений озаглавил «Вызываю огонь на себя», действительно рассчитывая на заслуженную критику и даже на реакцию, подобную реакции г-на Кузнецова, который повторит свои слова о бездарности. Дело в том, что обладая абсолютным слухом, так же абсолютно не слышу себя. К сожалению, критики помалкивают в тряпочку, щадя престарелого ветерана и бездарность. Что касается отозвавшихся на мои вирши многоуважаемых Ю.Герцмана, Б.Дынина, Игрека, Валерия, Акиву, М.Фукса, Любовь и Михаила Гиль, то вряд ли они могут быть моими прихлебателями. Благодарность им за доброе ко мне отношение безмерна. Вот только где критика?

Любовь и Михаил Гиль
Беэр-Шева, Израиль - at 2011-10-14 07:30:02 EDT
Дорогой Ион Лазаревич! Писать такие стихи - "Это дар небес" (взято в кавычки потому, что это слова из стихотворения, написанного Вами 14.08.2011 г., а другие слова найти трудно)!
СПАСИБО!

Марк Фукс
Израиль - at 2011-10-13 14:44:46 EDT
Ион Лазаревич!
Спасибо.
М.Ф.

Акива
Кармиэль, Израиль - at 2011-10-13 13:55:51 EDT
"Но и в аду пребудет виноватым,
Убивший безоружного еврея."
Потрясающе, Ион Лазаревич! И это написано полтора месяца назад! Желаю Вам оставаться в добром здравии, и еще долго писать такие стихи.

Валерий
Германия - at 2011-10-11 21:14:20 EDT
Талант и Честность,ни грамма притворства и самолюбования.
Спасибо, дорогой Доктор!

Игрек
- at 2011-10-11 19:59:00 EDT
"А поэт соответствует веку".
***
И читатель, как мне кажется, тоже. Двадцатый для русскоязычного читателя закончился где-то в начале девяностых. Так что, дорогой Ион Лазаревич, читать и любить Вас точно будут где-то до 2090, а дальше я предсказывать не берусь. Дальше у Вас и ваших читателй будут взаимоотношения совсем в других сферах.

Борис Дынин
- at 2011-10-11 19:54:26 EDT
По ошибке в поэты зачислен,
Как железного века поэт.


Не, не по ошибке, а по правде!

Юлий Герцман
- at 2011-10-11 19:18:22 EDT
Не ко двору теперь тот старый стих.

Друзей почивших вспоминаю чаще.

И нет почти читателей моих.

Кому по нраву стих кровоточащий?

===========================

Это как это: нет читателей? Ион Лазаревич, я, родившийся в 1948 году, являюсь преданнейшим Вашим читателем, и нас, поверьте, очень и очень много.