©"Заметки по еврейской истории"
Февраль 2009 года

Юрий Корогодский


Зыбучие пески британско-арабской переписки

Переписка Мак-Магона Хусейна 1915-16 гг. и вопрос о Палестине: документы и материалы. Предисловие, вступительная статья, авторизованный перевод документов и комментарии Д.Л. Шевелева. М. «Росспэн». – 2008.

Наверное, сейчас уже сложно вспомнить, кто первый назвал древнюю историю «антологией мифотворчества». Отчасти это определение применимо и к более поздним периодам. Даже сегодня, когда человечество вооружено различными средствами видео- и аудио-записи очень многое остается покрыто тайной. Убийства Джона Кеннеди и Ицхака Рабина были детально зафиксированы на кинопленку, но это не добавило ясности в историю их раскрытия.

В песках Аравии

События, выбранные в качестве темы для этой рецензии мифологичны по своей сути. Став частью британской дипломатической традиции и арабской политической легенды, письма Мак-Магона и Хусейна пережили своих авторов. Теперь у них своя жизнь.

Книга минского историка, кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника Института истории Национальной академии наук Беларуси Д. Шевелева впервые в постсоветской историографии дает подробный анализ британско-арабских переговоров в период Первой мировой. Речь идет о переписке британского Верховного комиссара в Египте Мак-Магона и амира Мекки Хусейна, в которой обсуждались и подразумевались перспективы совместной борьбы против Османской империи, послевоенного деления ближневосточной карты, воссоздания Халифата.

Документы, ставшие основой для исследования, публикуются на русском языке впервые. Это особенно важно, если учесть малочисленность востоковедных исследований в Беларуси в частности, и странах СНГ в целом.

Англо-арабская переписка начала XX века не дошла до нас в полном объеме. Документы были частично восстановлены накануне Второй мировой, когда актуализировался вопрос о принадлежности Палестины.

Литературно-мифологический аспект этой переписки ставит ее в один ряд с перепиской еврейско-хазарской. Знаем, что было, но точно не знаем что. Конечно, это заявление выходит далеко за рамки научных суждений, но избежать его тоже сложно.

Проблема позднейших трактовок англо-арабской переписки упирается в то, что конфликтующие стороны по-своему понимают каждый абзац из писем Мак-Магона и Хусейна. И евреи, и арабы стараются истолковать противоречивые тезисы переписки так, как им это удобно. А англичане, запутавшись в своих обещаниях той и другой стороне, уже сами не знают, как это все комментировать.

Sine ira et studio

Задача историка, объективно относящегося к историческому материалу сложна. Ведь вместо следования той или иной политической догме, ему приходится отбрасывать скопища мифов, легенд, спекуляций.

«Переписка Мак-Магона – Хусейна 1915-16 годов» сразу ставит читателя на место беспристрастного наблюдателя, пытающегося разобраться в корнях проблемы. Про такое исследование израильтяне скажут, что оно про-арабское, а арабы, что оно про-сионистское.

Поскольку мы не относим себя к радикалам того или иного рода, то идем дальше, все глубже опускаясь в лабиринт англо-арабских контактов в годы Первой мировой.

Им предшествовали века развития, войн, гибели людей. Дмитрий Шевелев упоминает о любопытных мотивах авторов переписки, в своих геополитических поисках обращавшихся к …периоду крестовых походов. Вот так вот, через тысячу лет…

Борьба за наследство Османской империи вспыхнула в девятнадцатом веке, когда дряхлеющий султанат уже не мог защитить себя. Британцы быстро вошли во вкус, им была крайне необходима Святая земля. Не только в силу религиозных соображений. Лондон заботила непрерывность своих колониальных владений. Поэтому они пытались завоевать Афганистан, поэтому боролись за Палестину.

Палестина могла соединить африканские владения британской короны (территория от Каира до Кейптауна) с Индией. Разумеется, при условии, что Ирак и Иран также станут вассалами Лондона.

Англичане работали по-крупному. Разваливая в ходе Первой мировой Османскую империю, они вышли на диалог с арабскими эмирами. Кто как не арабы мог нанести удар в спину султанату?

Но, взамен надо было что-то пообещать. Всемогущий лорд Китченер, военный министр империи затевает сложную игру в стиле политики «блестящей изоляции». Она, как известно, предполагает не иметь постоянных друзей и врагов, а только - постоянные интересы.

В недрах британской дипломатии зреет идея соблазнить арабов возрождением халифата. Вернуть им «золотой век» арабского народа. Да, титул халифа носит турецкий султан. Но, какой из него халиф?

Границы настоящего

В 1915 году начинается переписка, ставшая прологом к заключению соглашения Сайкса-Пико-Сазонова. Нынешние границы отчасти берут свое происхождение из колониальных карт.

С британской стороны переговоры ведет сэр Генри Мак-Магон, матерый колонизатор, прошедший госслужбу в Индии. Там Мак-Магон успел вмешаться даже в тибетские дела. Но, увы сэр Генри знал хинди, но не владел арабским. А его помощники не всегда были внимательны. Возможно, что это было сделано специально, для создания еще большей неопределенности.

Визави Мак-Магона амир Хусейн. Глава династии Хашимитов, ведущей свою историю лично от пророка. Кому как не им чувствовать всю ущербность ситуации, когда какой-то стамбульский князь называет себя халифом?

Проблема в том, что оригиналы переписки были частично утрачены, а затем восстановлены. Сейчас уже сложно точно сказать, что кому обещали два матерых политика, каждый из которых думал о чем-то своем.

Парадокс еще и в том, что обе стороны считали своих визави людьми второго сорта. Англичане думали, что перед ними варвары пустыни, по умственному развитию недалеко ушедшие от верблюдов. Арабы полагали, что разговор с неверными в любом случае не требует честности.

Так они и пытались обмануть друг друга, что потом послужило источником многочисленных мифов.

Одна из главных тем, которые рассматривает Шевелев применительно к переписке Мак-Магона – Хусейна – вопрос о Палестине. Неудивительно, что и израильтяне, и арабы старались по-своему истолковать неоднозначные цитаты из переписки. Каждая национальная школа писала свой нарратив.

Израильтяне доказывали, что в письмах шарифу речь о Палестине не шла. Арабы, напротив, говорили, что англичане давали обещание включить Палестину в состав Халифата, но затем вероломно отказались от этих слов.

Автор исследования проводит детальный анализ аргументов каждой из сторон, опираясь при этом на текст самих источников. По мнению Шевелева, ситуацию усложняет терминологическая путаница. В разные периоды под словами «Палестина», «Сирия и Палестина», «Левант», «Эрец-Исраэль», понимались разные границы, разные территории. Поэтому сейчас сложно установить, что имелось в виду.

Исследователь в итоге делает элегантный вывод: «Святая земля была слишком велика, чтобы англичане могли обсуждать этот вопрос с Меккой, и слишком мала, чтобы обе стороны ею интересовались».

Не только для науки

Помимо сугубо академического значения, книга может быть крайне актуальна и для нужд высшей школы. Особенно это касается вузов, где изучается иудаика.

К сожалению, в «еврейских» учебных заведениях (к коим автор относит группу специальных вузов, факультетов и учебных программ с углубленным изучением иудаики) сложилась плохая традиция излагать только свой национальный нарратив. Это оправдано с ура-патриотической точки зрения, но бессмысленно, если учесть, что сами идеологи еврейских штудий в СНГ пропагандируют позитивистский подход.

Однако, на практике студенты, специализирующиеся по еврейской истории плохо знакомы с общим историческим контекстом. Даже на считающейся лучшей в СНГ кафедре иудаики ИСАА МГУ история Израиля излагается как летопись сионизма, но не как история страны в реальном историческом окружении. Что уж говорить о других представителях этого жанра наподобие киевско-харьковского Соломонова университета или других подобных ему заведений.

Как результат, студенты хорошо знают, что такое Декларация Бальфура, но мало знакомы с нюансами соглашения Сайкса-Пико-Сазонова. Более того, благодаря доступной в этих вузах русскоязычной литературе, писавшейся в основном для интеллектуальной поддержки алии, студенты могут считать, что декларация Бальфура была высшей точкой британской дипломатии на Ближнем Востоке. При этом им не говорят, что этот документ был лишь частью дипломатической игры, другим элементом которой была переписка Хусейна и Мак-Магона.

Начитавшись «Очерка истории еврейского народа» (под редакцией Шмуэля Эттингера) студенты искренне полагают, что Британия в 1920 годы предала евреев, отказавшись от декларации Бальфура. В реальности все было намного сложнее, о чем и рассказывает в своей книге Дмитрий Шевелев.


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 836




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer4/Korogodsky1.php - to PDF file

Комментарии:

Б.Тененбаум
- at 2009-02-13 18:57:23 EDT
Мне кажется, что сама по себе идея, что "... Британия предала дело сионизма ...", или что-то в этом духе - ну, студенту простительно, но это попросту глупость. К этой же категории относится мысль о том что "... Англия обещала арабам Халифат ...". С таким же успехом Англия могла обещать им Царство Небесное. Как кто-то сказал - власть не дают, власть берут - и я думаю, это относится и к Халифату :)
У государств есть интересы. Они их защищают - если могут, и тем способом, которым могут. Англия в 1917 полагала, что Декларация Бальфура - в ее интересах. Примерно к 1929 она это мнение поменяла. К 1947 отношения между ишувом и английcкой администрацией в Палестине мало чем отличалиcь от войны. В 1956 Израиль и Англия оказались союзниками - очень основательно подозревавшими друг друга в неискренности. И так далее - вплоть до наших дней :)