©"Заметки по еврейской истории"
Июнь 2009 года

Элла Грайфер

В чужом пиру похмелье


Георгий наш святой во время оно,

Спасая девушку, убил копьём дракона.

Дракон был выдуман, святой Георгий тоже,

Но, может, девушка жила на свете всё же?

Из переводов Маршака

Есть в Интернете такая безобидная игра: рассылается по электронной почте всем двоюродным родственникам и троюродным знакомым серия умилительных картинок (пейзажики, зверушки и т. п.) с душещипательно-банальными поучениями, типа «меньше злись – дольше проживешь» с припиской: кто сегодня же разошлет это чудо еще по десяти адресам, непременно получит приятный сюрприз.

Но в этом году по той же схеме начали ко мне приходить сообщения совсем другие: на тему… Холокоста. То тексты пришлют, то статистику, то фотографии с настойчивой просьбой распространить, разослать, дабы противостоять забвению и отрицанию. Сознаюсь сразу: рассылать я не стала. Обладатели адресов, по которым я разослать могу, либо все это знают не хуже меня, либо не знают, потому что им про это не интересно. А тиражи рассылки ни для кого, извините, не аргумент. В Москве вон до сих пор улица Героев- Панфиловцев (которых 28) есть, притом, что самих их в природе никогда не существовало.

Что же до отрицания Холокоста… Прежде чем с ним бороться, стоило бы, как минимум, выяснить, почему его вся Европа так дружно преследовала в уголовном порядке.

Во всяком случае, не от избытка общегуманистического сочувствия к жертвам, иначе точно также преследовалось бы отрицание людоедских «свершений» Сталина или Мао. Какая, в сущности, разница, по расовому или по классовому принципу убивают невинных людей? Пусть Холокост действительно самый бесчеловечный из всех геноцидов прошедшего века, он все же не более чем «первый среди равных» – сходства между всеми этими бойнями куда больше, чем различий.

И не от пылкой любви к истине: в Англии, говорят, вполне легально существует и идеи свои пропагандирует общество сторонников плоской земли, и никого это особенно не волнует. А что волнует, т. е. наносит кому-то ущерб, на то есть в уголовном кодексе статьи, про ложь и клевету. Так почему бы, в конце концов, тех же отрицателей Холокоста по ним бы и не судить? Кому и для чего понадобился дополнительный закон?

Ответ на этот вопрос подсказал мне недавно не кто иной, как президент России, господин Медведев, собственною персоною. Он тоже закон решил издать – о борьбе с интерпретациями Второй Мировой, наносящими ущерб интересам России, иными словами, разрушающими мифологическое пространство, некоторый виртуальный «дом», в котором (по мнению господина Медведева) комфортно себя чувствует русский человек. Так вот, если неевреи целых полвека столь упрямо отстаивали (и даже преувеличивали!) уникальность Холокоста, значит, была она необходимым элементом их собственного мифа.

Это был вариант известного мифа Георгия-Победоносца. В роли дракона выступал нацизм, в роли Георгия – антигитлеровская коалиция, а роль бедной девицы досталась, естественно, нам. Чем девица несчастнее, тем величественнее подвиг ее спасителя, а коли-ежели выяснится, что такого злодея как тот дракон ни прежде не бывало, ни в будущем не может быть, естественно оказывается, что и витязя доблестнее нашего Георгия никогда не бывало и не будет НИКОГДА.

Обратите внимание на это самое «никогда». Тут вам и уверенность в собственной непобедимости, и нравственное превосходство, и возможность осчастливить все человечество навязыванием своих общественных структур, и вера в способность ялтинско-ооновской системы обеспечить навеки на земле мир и в человецех благоволение.

Не важно, что на самом деле Вторая Мировая и события вокруг нее не очень-то походили на эту благостную картинку. Что накануне возникали и распадались самые причудливые союзы и договоры, что Англия и Франция предали Чехословакию, а Сталин с Гитлером Польшу делил, что до последней минуты колебался Запад, кого из двух тоталитарных монстров счесть наименьшим злом, и что выбор некоторых народов т. н. лимитрофов с окончательным выбором Запада совпадал не всегда.

«Девице» нашей, прямо скажем, повезло, что не успел «дракон» ее докушать, но поверить, что «доблестный рыцарь» сражался ради ее спасения – это уж надо быть вовсе институткой, в обморок падающей при виде голого козла. Достаточно вспомнить британские корабли, заворачивавшие суда с беженцами от берегов Палестины прямиком в Освенцим, или докладную тов. Щербакова насчет музыкантов некоренной национальности.

Абсолютное большинство жителей Европы и поныне убеждены, что именно они (точнее, их недалекие предки) были, ах, так растроганы страданиями бедных евреев, что подарили им государство Израиль… На самом-то деле переселение евреев на историческую родину началось примерно за век и интенсифицировалось за полвека до всякого Холокоста, а при решающем голосовании в ООН в 1947 году Франция, Голландия. Бельгия и Люксембург «за» проголосовали лишь под американским давлением со второй попытки, а Британия так и воздерживалась до самого конца.

Но миф – он и есть миф, соотношение его с действительностью идет не через истолковываемые (иногда даже просто вымышленные) им события, а совсем по другой линии. Функция его – не повествовать о прошлом, а настоящее объяснять, и пока настоящее худо-бедно такому объяснению поддается, он годен к употреблению. Покуда была западная цивилизация на коне, в латах Георгия смотрелась она неотразимо, а потому и рассказы «девицы» о пережитых ужасах и доблестных спасителях принимались везде «на ура». Слушатели утирали слезы умиления от собственного великодушия и героизма, не скупились на конфеты, цветы и новые музеи Катастрофы.

Но времена меняются. По обстоятельствам, от Холокоста не зависящим, развалилась ялтинская система, ООН блестяще демонстрирует полную неэффективность, и вот уже вчерашний доблестный рыцарь готов распоследнему Арафату смиренно дань платить. При таком раскладе наша вечно ноющая девица не умиление уже вызывает, а раздражение, и словам ее, независимо от реальной их достоверности, веры нет. Тем более что в мифологическом пространстве она из заплаканной институтки все более преображается в крепкого парня, что под прицелом автомата держит разбойников, страх и трепет внушающих старушке Европе, давно уже на ночной чепчик сменившей златоблещущий шлем. Да как же смеют какие-то евреи занюханные бороться за жизнь, когда благородный Запад так поэтично склоняется к очарованию смерти! Нет, нет, причём тут антисемитизм? Они и еврея принять готовы с распростертыми объятиями, если только он наивысшей доблестью самоубийство согласится считать. Симону Вайль, вон, с руками отрывают – она же вам не Голда Меир!

Так что не трудитесь, граждане, ваши материалы по нееврейской общественности рассылать – отцвели хризантемы в саду. Что же касается евреев…

Евреев эта история касается непосредственно и прямо, независимо от европейской мифологии и ооновской эффективности. Не только потому, что Холокост – часть не чьей-нибудь, а вот именно нашей истории, как общественной, так и личной, семейной, но и потому, что история эта продолжается, и настала уже пора выходить из образа наивной институтки, в полной безопасности под покровительством доблестного витязя. Не в том проблема, насколько хорош или плох для нас был ныне уходящий европейский миф Холокоста, а в том, что статус героя чужого мифа нисколько не избавляет от необходимости иметь еще и свой. Нам Холокост забывать нельзя, но вот вопрос – а как его помнить?

Современники и жертвы Катастрофы забыть ее не могли просто из-за эмоционального потрясения, но эмоции по наследству не передаются. Ахи и охи не впечатляют молодежь, скорее, наоборот – с учетом подросткового нигилизма. Передать можно только понимание, истолкование, если угодно – миф, уроки прошлого, которые пригодятся в будущем. Так вот, процесс перехода от эмоции к осмыслению у нас еще в самом начале. И запоздал он именно из-за нашего стремления не противоречить ни в чем мифу европейскому, продолжить ассимиляцию, как можно гармоничнее вписаться в ментальность Запада. Ведь Европа так сочувственно вздыхала, в кои-то веки отвела нам в своей мифологии положительную роль, бия себя в грудь, восклицала: «Это не должно повториться!»…

Немного, к сожалению, нашлось среди нас циников, подобных Ханне Арендт, заметившей, что однажды случившееся может с таким же успехом случиться еще раз, ибо причины никуда не исчезли. Большинство клюнуло на приманку «послеосвенцимского» статуса в надежде избавиться от вечной роли «мальчика для битья», тем более что и европейцы, со своей стороны, тоже не лицемерили, а вполне искренне уверовали в свой образ Георгия на белом коне…

…Нет, не буду я рассылать евреям те документы и фотографии. С удовольствием послала бы им вместо этого цитату, несколько менее известную в нееврейском мире:

Если не ты за себя – кто за тебя?

Если не ты – то кто же?

Если не сейчас – то когда же?


К началу страницы К оглавлению номера

Всего понравилось:0
Всего посещений: 591




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2009/Zametki/Nomer10/Grajfer1.php - to PDF file

Комментарии:

Элла Акиве
- at 2009-06-29 13:41:52 EDT
Вот именно ради вывода "Надеяться на себя" и писалась эта статья. Не для них она, а для нас.
Акива
Кармиэль, Израиль - at 2009-06-29 13:36:17 EDT
Статья хорошая. Но, к сожалению, она мало что исправит во взглядах и поведении прогрессивного человечества. Отношение ни к евреям, ни к Израилю не изменится. И поэтому надеятся надо только на себя. И поменьше слушать советов и пожеланий.
Кашиш – Комментарий к критике.
- at 2009-06-25 09:45:09 EDT
АВТОР статьи в Заметках №10(113):
Что же до отрицания Холокоста… Прежде чем с ним бороться, стоило бы, как минимум, выяснить, почему его вся Европа так дружно преследовала в уголовном порядке...
КРИТИК (в гостевой 21 июня, 00:55:36 EDT):
Далее следует суровый вывод о том, что все мировое человечество преследует отрицателей Холокоста не из любви к евреям, а из соображений собственной выгоды. А между тем, главный вопрос, который следовало поставить, заключается в том,. что ХОРОШО ЛИ ЭТО ИЛИ ПЛОХО ДЛЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА - преследование отрицателей Холокоста? Ответ однозначен. Но вопрос этот не прозвучал.
КОММЕНТАРИЙ:
Ироничное слово "суровый" уместно, если критик намекает на ошибочность вывода. Т.е. весь мир любит евреев искренне и бескорыстно и лишь поэтому преследует отрицателей Холокоста, считает критик.
Все, кто доносил в НКВД, что сосед по коммунальной квартире – враг народа, делали это лишь из любви к народу, а не из желания занять жилплощадь. Незачем проверять цель доноса, а следует выяснить главный вопрос: ХОРОШО ИЛИ ПЛОХО ДЛЯ РАССТРЕЛЯННОГО И ЕГО СЕМЬИ ПОРИЦАНИЕ ДОНОСЧИКА?
По-моему, ответ однозначен: до лампочки... Потому вопрос этот и не прозвучал.
АВТОР:
Пусть Холокост действительно самый бесчеловечный из всех геноцидов прошедшего века, он все же не более чем «первый среди равных» – сходства между всеми этими бойнями куда больше, чем различий.
КРИТИК:
Меня не утешает, что ранее, одновременно и позже Холокоста погибли миллионы других людей... Для меня Холокост – факт, далеко не равный среди многочисленных прочих Мне важен не приоритет: «Первый». Для меня важно, что речь шла о необходимости уничтожения моего народа и меня самого.
КОММЕНТАРИЙ:
Критик поспешил вырвать цитату из контекста. Вовсе не для его утешения были сказаны эти слова, а как часть того же самого вопроса: "Почему всё-таки так дружно преследуют в уголовном порядке отрицание не всех кровавых событий, а именно Холокоста (Европа) и Победы СССР над
Германией (Россия)"? И автор даёт ответ на этот вопрос.
АВТОР:
Так вот, если неевреи целых полвека столь упрямо отстаивали (и даже преувеличивали!) уникальность Холокоста, значит, была она необходимым элементом их собственного мифа. КРИТИК (не унимается!):
Они все имеют право на свой миф. Важно, чтобы конкретные действия, вытекающие из этого мифа, не приносили обьективного вреда моему народу. Не то важно, что они при этом думали, а то важно, что они делали. Делали много плохого, но сохранение памяти о Холокосте к числу вредных деяний не относится. - борьба с любыми формами и проявлениями антисемитизма – всегда полезна.
КОММЕНТАРИЙ: Жалкий лепет вздорного человека, не понимающего, но спешащего опровергнуть прочитанное. Миф режимов (а не народов) – собственное величие, благородство, белизна и пушистость. Его поддержка – "вытекающие конкретные действия" режимов, в том числе и демонстрация "сохранения памяти о Холокосте" (а не борьба с проявлениями антисемитизма). Автор не отрицает в данной статье, что борьбы неевреев с антисемитизмом не существует, а тем более – что она относится к числу вредных деяний. Но... "и сам не плошай"!
АВТОР:
"Если не ты за себя – кто за тебя?
И если не сейчас – то когда же?"
КРИТИК:
Она опустила, сознательно или бессознательно, последнюю строку:
Но если ты только за себя, то зачем ты?
А меж тем, эта мысль – самая главная. Если ты в плену только твоих личностных псевдоинтеллигентских идей, то... Вроде, как госпожа Грайфер – патриот своего народа и очень переживает за его судьбу. С другой стороны, общелиберальные идеи столь сильно владеют ею, что она вольно или невольно скатывается на позиции эмансипированного еврея-ассимилянта.- достаточно жесткого и агрессивного
КОММЕНТАРИЙ: Без комментариев. Чушь несусветная.

Ontario14
- at 2009-06-24 10:30:51 EDT
Есть в Интернете такая безобидная игра: рассылается по электронной почте всем двоюродным родственникам и троюродным знакомым серия ...
**********
Элла, все не так безобидно, как Вам кажется. Это один из 100 способов узнать Ваш адрес эл. почты для последующего спамирования.

Сознаюсь сразу: рассылать я не стала.
**********
коль а-кавод !

Как всегда, иинтересные размышления, но не хватает щепотки оптимизма.

Националкосмополит
- at 2009-06-24 04:30:05 EDT
Элла!
Ответьте мне на вопрос.
Люди, имевшие отца – еврея и мать – нееврейку, уничтоженные нацистами в оккупированной Европе, не являющиеся евреями по законам Галахи, но являющиеся евреями по Нюренбергским Законам входят в список жертв Холокоста Европейского еврейства, создаваемый музеем Яд Ва-Шем ?
Я писал на сайт музея, но ответа вразумительного и конкретного не получил.
Оно и понятно, так называемых «евреев по отцу» в Израиле евреями не считают.
Но Гитлер их евреями считал и убивал.
Простые выкладки, основанные на факте 50% смешанных браков среди евреев Европы 20ого века позволяют предположить, что минимум 1.5 млн. из 6млн. жертв Катастрофы европейского еврейства составляют «евреи по Гитлеру», но не «евреи по Галахе».
Такое вот «нарушение кашрута» в списка евреев – жертв Холокоста.
Вопрос, согласитесь очень серьезный, с далеко идущими последстствиями, вплоть до изменения галахического определения понятия «еврей».

Дима Цаль
Анахайм, CA, США - at 2009-06-24 03:23:02 EDT
Мне кажется, что основное смысл этой статьи заключен во фразе: «Абсолютное большинство жителей Европы и поныне убеждены, что именно они (точнее, их недалекие предки) были, ах, так растроганы страданиями бедных евреев, что подарили им государство Израиль.» Если я прав, то развенчание .этого мифа должно осуществиться путем фактического анализа положения евреев между Второй Мировой и созданием государства Израиль.

И действительно, отношение к евреям со стороны властей, официальных лиц и рядовых граждан стран-победителей и недавно порабощенных стран в этот период настолько отвратительно (мягко говоря), что ни о каком «подарили государство Израиль» не может быть и речи. Вот всего несколько высказываний того времени:


«Если нам приходится выбирать, кого обидеть, арабов или евреев, то лучше обидеть евреев.»

- Невилл Чемберлен, незадолго до начала Второй Мировой Войны

--

«20 000 очаровательных детей очень скоро превратятся в 20 000 уродливых взрослых.»

- Лора Делано Хофтелинг, двоюродная сестра президента США Франклина Делано Рузвельта и жена Заведующего по вопросам иммиграции, откликаясь на проэкт закона Вагнера-Роджерса, предлагающий позволить 20 000 еврейским детям из Германии иъехать в США. Проэкт провалился, и дети погибли в концлагерях. На следующий год американский журнал Pets начал компанию за приезд в Америке чистопородных английских щенков, которые могли пострадать под немецкой бомбежкой. Журнал был завален тысячами предложений убежищ для щенков.

--

«Это правда, что когда-то Палестина была заселена еврейской расой, но в истории нет аксиомы, поддерживающей необходимость возврата народа на землю, которую они населяли девятнадцать веков назад. ... Если евреям нужен дом, то можно найти более подходящую территорию, чем Палестина.»

- Архиепископ Чиконьяни, апостольский делегат Ватикана, в письме госсекретарю США Корделу Ниллу 22 июня 1943 года, объясняя ватиканскую оппозицию созданию еврейского национального очага в Палестине и предупреждая его о протесте католиков всего мира. Шесть недель спустя Ватикан был проинформирован, что из четырех миллионов евреев Польши в живых осталось только 100 000.

--

«Что мне делать с миллионом евреев? Куда я их помещу?»

- Лорд Мойн, министр Британии на Ближнем Востоке, о возможности спасти миллион евреев от верной смерти. 1944 г.

--

«Харрисон и такие, как он, думают, что перемещенные лица – это люди, что не так. Это особенно относится к евреям, которые ниже животных.»

- Джорж Пэттон, американский генерал

«Еврейский тип перемещенного лица – это недочеловеческое существо без каких-либо культурных или общественных совершенств, присущих нашему времени.»

- он-же.

Немедленно по окончанию Второй Мировой Войны, евреи, пережившие катастрофу, а также многие другие, жили в лагерях для перемещенных лиц. Даже в этих лагерях евреи были на последнем месте, ближе всех к уборным, в самых антисанитарных условиях, и т.д. Американский генерал Пэттон был официально отверственен за лагеря. Эрл Харрисон возглавлял комиссию, посланную президентом Трумэном в Германию для расследования ситуации а лагерях. Он критиковал Пэттона за сложившуюся там ситуацию. Вот как Пэттон ответил.

--

«Евреи опять лезут вперед всех без очереди.»

- Лорд Бевин, министр иностранных дел Британии. 1946 г.


Это только так, цветочки. Антисемитизм, расцветший буйным цветом во время войны, совсем не ослаб, когда она кончилась. Жители Европы (и Америки тоже) совсем не были растроганы страданиями бедных евреев. Никто не подарил евреям государство Израиль, оно было построено самими евреями несмотря на отчаянное сопротивление как арабов, так и европейцев.

Самуил
- at 2009-06-24 01:09:20 EDT
Как и во всех работах госпожи Грайфер — интеллектуальное бесстрашие, безукоризненная логика и прекрасный язык. Читаю Ваши работы всегда с удовольствием (хотя речь о вещах далеко как не приятных). Спасибо!

Одно крохотное не замечание, но стилистическое что ли уточнение, штришок такой. Вы пишите: наша вечно ноющая девица не умиление уже вызывает, а раздражение, и словам ее, независимо от реальной их достоверности, веры нет. Тем более что в мифологическом пространстве она из заплаканной институтки все более преображается в крепкого парня, что под прицелом автомата держит разбойников, страх и трепет внушающих старушке Европе... Это в Ваших и моих глазах она, т.е. уже он — крепкий парень, противостоящий бандитам, сиречь «положительный герой». Речь же об обитателях «старушки Европы», давно уже подцепивших стокгольмский синдром и старающихся бандитам вообще оценок не давать (дабы не злить славных джентльменов от греха подальше). Так вот, они то вчерашнюю бедную сиротку, над которой так сладко было пускать умильную слезу, вполне искренне воспринимают... ну, может пока еще не явным бандитом, но точно, что брутальным, злобным типом, издевающимся над несчастными обездоленными соседями. А то, что при этом старая и стыдная (как залеченная у венеролога стыдная болячка) юдофобия приобретает вдруг некую, пусть потаенную, «компенсацию» — так это ж кайф! Отсюда такой искренний энтузиазм во всяких бойкотах и протестах. Это не от головы, не от умствований о «правах человека» идет, это — от самого сердца «души прекрасные порывы».

Элла
- at 2009-06-24 00:53:31 EDT
Спасибо большое.

Мне кажется, что для нас, постсоветских евреев, одна из главных проблем - просто осмелиться быть самими собой. Впрочем, у ассимилированных в Европе и Америке, похоже, та же история.

Борис Дынин
- at 2009-06-23 23:44:42 EDT
Уважаемая Элла! Мне кажется, что Вы, хотя и пишете в данном случае не о евреях, сформулировали аргумент в поддержку выступления Дж. Ньюснера. Нарративу о Холокосте, которым осмысливают себя секулярные евреи, соответствует нарраттив (если угодно, миф), которым не-евреи осмысливают свое отношение к Израилю. Секулярный (в основном) характер этого отношения объясняет его политичность и неустойчивость.

Мне было интересно, отметит ли этот момент кто-либо из читателей последнего выпуска "Заметок". Отклик Игрека побудил меня выразиться :))

"Если неевреи целых полвека столь упрямо отстаивали (и даже преувеличивали!) уникальность Холокоста, значит, была она необходимым элементом их собственного мифа."

"Абсолютное большинство жителей Европы и поныне убеждены, что именно они (точнее, их недалекие предки) были, ах, так растроганы страданиями бедных евреев, что подарили им государство Израиль"

Восхищаюсь Вашей способностью выгонять на свет летучих мышей из темных закоулков обыденного сознания!


Игрек
- at 2009-06-23 23:04:34 EDT
Уважаемая Элла, статью Вашу я, конечно, прочел сразу, но что-то посторонее отвлекло сказать, что я на Вашей стороне. И слова Гиллеля, правда на английском, не случайно висят у меня перед компьютером на работе. Для меня самого - и для окружающих. Америка (северная) сегодня, конечно, не Европа, но по серьезному рассмотрению, ближе к Европе, чем многие думают. И, конечно, в случае "продажи" не будет (почти) ничего личного, просто бизнес есть бизнес, а своя рубашка дороже соседской. Потому и "Украденное детство" переводил: может быть, кто-то вспомнит, что пару золотых монет неплохо бы припрятать, да и с хорошими граверами дружба тоже не помешает. А о том, что какое-никакое ружжо дома иметь не помешает, я Вам уже писал.
Е. Майбурд - Элле Грайфер
- at 2009-06-21 03:16:15 EDT
Дорогая Элла, позвольте вас поправить. То, что вы даете как цитату:

"Если не ты за себя – кто за тебя?

Если не ты – то кто же?

Если не сейчас – то когда же?",

- таковой не является. Вот как это звучит:

Если я не за себя - кто за меня?
Но если я только за себя - что я?
И если не сейчас, то когда?

(Пиркей Авот, 14)

Владимир Вайсберг
Кельн, - at 2009-06-21 00:55:35 EDT



Настоящая статья госаожи Грайфер написана с большим мастерством и вкусом. Художественные достоинства ее доказательно свидетельствуют сами за себя. Богатая лексика и умелое построение текста придают статье особый шик. Она читается легко, захватывающе и интересно. Читая статью, ты следуешь за автором и, вроде, во всем с ней – согласен По прочтении всей статьи - задумываешься. ...
Следует, вообще, заметить, что почти все статьи Эллы Грайфер написаны в некоей промежуточной плоскости, которая очень трепетна и не фиксирована. Вроде, как госпожа Грайфер - Патриот своего народа и очень переживает за его судьбу. С другой стороны, общелиберальные идеи столь сильно владеют ею, что она вольно или невольно скатывается на позиции эмансипированного еврея –ассимилянта.- достаточно жесткого и агрессивного.
Возьмем, к примеру, отрывок:

„Что же до отрицания Холокоста… Прежде чем с ним бороться, стоило бы, как минимум, выяснить, почему его вся Европа так дружно преследовала в уголовном порядке...“

Далее следует суровый вывод о том, что все мировое человечество преследует отрицателей Холокоста не из любви к евреям, а из соображений собственной выгоды.
А между тем, главный вопрос, который следовало поставить, заключается в том,. что ХОРОШО ЛИ ЭТО ИЛИ ПЛОХО ДЛЯ ЕВРЕЙСКОГО НАРОДА - преследование отрицателей Холокоста? Ответ однозначен. Но вопрос этот не прозвучал.
Следующий пример:
«Пусть Холокост действительно самый бесчеловечный из всех геноцидов прошедшего века, он все же не более чем «первый среди равных» – сходства между всеми этими бойнями куда больше, чем различий»
Меня не утешает, что ранее, одновременно и позже Холокоста погибли миллионы людей других принадлежностей Мне их всех жаль и я скорблю по ним. Но память о родных и близких, живьем закопанных в Бабьем Яру и в шахте в Дунаевцах, не дает мне покоя. Мне неприятно воспоминание о Варфоломеевской ночи, но крестовые походы, инквизиция, Хмельниччина и Петлюровщина больше ранят мое сознание .
Для меня Холокост – факт, далеко не равный среди многочисленных прочих Мне важен не приоритет:
«Первый». Для меня важно, что речь шла о необходимости уничтожения моего народа и меня самого, в том числе.
Следующий отрывок:

«отстаивали (и даже преувеличивали!) уникальность Холокоста, значит, была она необходимым элементом их собственного мифа.»
Они все имеют право на свой миф. Важно, чтобы конкретные действия, вытекающие из этого мифа, не приносили обьективного вреда моему народу. Не то важно, что они при этом думали, а то важно, что они делали. Делали много плохого, но сохранение памяти о Холокосте к числу вредных деяний не относится. - борьба с любыми формами и проявлениями антисемитизма – всегда полезна.
Госпожа Грайфер далее пишет:Г
…»Нет, не буду я рассылать евреям те документы и фотографии. С удовольствием послала бы им вместо этого цитату, несколько менее известную в нееврейском мире:
Если не ты за себя – кто за тебя?
Если не ты – то кто же?
Если не сейчас – то когда же?»

Она опустила, сознательно или бессознательно, последнюю строку:
Но если ты только за себя, то зачем ты?
А меж тем, эта мысль – самая главная.
Если ты в плену только твоих личностных псевдоинтеллигентских идей , то...
А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо.