©"Заметки по еврейской истории"
Июль;2008 года

Леонид Духин


Документальные рассказы

Из серии «Монстры ХХ века»

 

Кристиан Вирт, генеральный инспектор «Операции Рейнхард»


Из более чем 6 миллионов евреев – жертв Холокоста почти 2 миллиона были убиты в ходе «Операции Рейнхард». Ее результаты ужасают: подавляющее большинство евреев, проживавших до весны 1942 года на территории Генерал-губернаторства (Центральная и Малая Польша и Галиция) и в дистрикте Белосток (Белостокское воеводство) к лету 1943 года было уничтожено. Это трагическое число включает также десятки тысяч евреев Центральной и Западной Европы (Германия, Австрия, Нидерланды и др.), депортированных в три лагеря уничтожения (Бельжец, Треблинка и Собибор), созданных в рамках этой операции.

Первый из этих центров уничтожения – Бельжец в 80 км к западу от Львова был построен за два месяца, с января по март 1942 г. Сотни евреев из окрестных городков и несколько десятков польских рабочих строили бараки и здания будущих «газовен» – газовых камер, превратив этот живописный уголок Польши в ад на земле. 17 марта 1942 года первый эшелон из Люблинского гетто прибыл в Бельжец. Интенсивный трафик смерти был открыт.

Но к тому времени больше половины еврейского населения оккупированной Украины, Белоруссии и Прибалтики была уничтожена «айнзатц-коммандос» СС, частями вермахта и коллаборационистами из числа местного населения. Особенно активно действовали вспомогательные полицейские формирования в Литве и Латвии.

Однако большинство евреев в странах Центральной и Западной Европы еще жили иллюзорными надеждами. Эти иллюзии постепенно рассеялись после того, как с осени 1941 года их заставили носить на одежде отличительные знаки – «моген- довиды» и стали эшелонами отправлять на восток, в Польшу, где разворачивалась «операция Рейнхард». Она была названа так по имени руководителя ведомства имперской безопасности Рейха Рейнхарда Гейдриха. Он был убит в Праге в июне 1942 года, его похороны прошли на высшем государственном уровне и в память о нем (и в назидание непокорным) операция, унесшая жизни 2 миллионов евреев, была названа «Операция Рейнхард».

Ее руководящий центр находился в Люблине, все нити операции были сосредоточены в руках генерала СС и регионального начальника полиции Одилло Глобочника. Глава СС Генрих Гиммлер неоднократно приезжал в Люблин для согласования с ним сложных технических вопросов предстоящей операции. Персонал охраны спешно возведенных лагерей смерти укомплектовывался, помимо эсэсовцев, бывшими советскими военнопленными, преимущественно украинцами и фольксдойче, которые согласились служить немцам (так называемые хильфсвиллиге» – добровольцы) и предварительно прошли подготовку в тренировочном лагере в местечке Травники недалеко от Люблина. Оттуда вышли, в том числе, знаменитый «Иван Грозный» из Треблинки – Иван Марченко и Иван Демьянюк, охранник из Собибора, которого приняли за его тезку из Треблинки, депортировали из США и судили в Израиле в конце 80-х годов прошлого века.

 Однако «нервом и душой» операции на уровне высшего руководящего звена был, несомненно, Кристиан Вирт. Йозеф Оберхаузер, заместитель Вирта, так характеризовал первого коменданта Бельжеца: «Главными свойствами его характера были железная воля, беспрекословное подчинение приказам начальства, вера в "Фюрера", полная бессердечность и бесцеремонность».

Кристиан Вирт родился в 1885 году в городке Обербальцхайме (ныне федеральная земля Баден-Вюртемберг). Свой трудовой путь он начал столяром в родном городке, затем поступил на службу в полицию. Воевал на Западном фронте в Первую мировую войну.

После поражения Германии несколько лет подвизался строительным рабочим, закончил курсы офицеров полиции (убойный отдел) в Штутгарте. Еще в начале 30-х годов он прославился крайне жестким стилем допросов и фанатичной преданностью своей профессии.

Кристиан Вирт

В первый раз он вступил в НСДАП (Национал-социалистская рабочая партия Германии) Адольфа Гитлера в 1922 году и вторично в 1931 году. В рядах СС с 1939 года. В том же году его повысили до звания комиссара криминальной полиции Штутгарта (отдел тайной полиции, более известной как гестапо).

 Через месяц после начала Второй мировой войны (октябрь 1939 года) Вирта в должности оберштурмфюрера СС направили в Графенек для участия в программе эвтаназии – физического уничтожения психически больных людей. Эксперименты проводились в местной психиатрической клинике. В Графенеке он стал одним из руководителей проекта и повстречал Йозефа Оберхаузера, работавшего в местном крематории. Впоследствии он стал помощником Вирта, когда тот курировал лагеря смерти Бельжец, Собибор и Треблинку в восточной Польше. В той же клинике шеф- поваром работал Курт Франц, будущий комендант Треблинки, известный своим садизмом.

До того, как программа эвтаназии была свернута, вследствие массовых протестов германского духовенства и Ватикана, Кристиан Вирт успел побывать в Бранденбурге, где было впервые проведено удушение газом психически больных заключенных из местной тюрьмы. За экспериментом лично наблюдали два высокопоставленных чиновника из рейхсканцелярии Гитлера – Филипп Боулер и Виктор Брак. Они запомнили расторопного Вирта. В середине 1940 года он стал инспектором всех психиатрических клиник и тюрем, задействованных в проекте эвтаназии, а чуть позже в Центре проекта в Гадамаре и Хартгейме познакомился с Францем Штанглем, будущим комендантом Собибора, который за короткий срок сумел так наладить работу конвейера смерти, что Вирт в знак признания перевел его в Треблинку, газовые камеры которой не справлялись с нагрузкой (первый комендант лагеря честолюбивый Ирмфрид Эберль требовал все новых эшелонов с узниками Варшавского гетто; вся территория лагеря была завалена трупами людей, которых не успевали закапывать в огромных рвах…)

В 1971 году Франц Штангль, обнаруженный в Бразилии и выданный властям ФРГ, вспоминал в тюремной камере: «Вирт был тучным человеком с багровым лицом; мое сердце замирало всякий раз, когда я с ним сталкивался. Каждый раз, когда он приезжал в Хартгейм, он приглашал нас к себе на ланч на ужасно грубом швабском диалекте».

Осенью 1941 года давние берлинские друзья Брак и Булер отправили Вирта в Люблин для организации там регионального центра эвтаназии, первого за пределами Рейха, однако к тому времени проект эвтаназии был оставлен. На горизонте прорисовывался новый, более грандиозный проект – «окончательное решение».

 Накануне Рождества 1941 года Кристиан Вирт прибыл в Бельжец в качестве первого коменданта Бельжецкого лагеря смерти. Он говорил эсэсовским охранникам: «Все прибывающие к нам евреи будут убиты». Люди из СС называли его «Кристиан Грозный» («Christian der Grausame»). Охранник Эрнст Цирке утверждал, что «Вирт ходил по трупам людей».

Он лично отобрал из первых прибывших транспортов 80-100 молодых и физически крепких евреев – ядро будущего рабочего персонала лагеря, возглавляемого старостами-«капо». В первые дни существования лагеря Вирт лично обращался к евреям, прибывшим в Бельжец, информируя о том, что после душа их отправят дальше на восток, на сельхозработы. Многие евреи часто благодарили любезного коменданта за такую речь.

Лейтенант СС Курт Герштейн служил в ведомстве технической дезинфекции войск СС (Ваффен-СС), он посетил Бельжец летом 1942 года, чтобы проверить эффективность газовой дезинфекции одежды охраны с помощью синильной кислоты или выхлопных газов двигателя. Вот что он пишет: «Транспорт с евреями из Лемберга (Львова) прибыл в лагерь и был отправлен в газовые камеры. Вирт, стоя на перроне, ударил хлыстом по лицу молодую еврейку, подгоняя ее в камеру… Унтершарфюрер СС Лоренц Хакенхольт пытался завести дизельный двигатель трофейного советского танка, но двигатель все не заводился… Подошел Вирт. Он был взбешен и раз 12 ударил в лицо хлыстом украинских охранников («травников»), помогавшим Хакенхольту. Дизель, наконец, завелся… спустя 2 с половиной часа».

Украинская охрана («травники») называли лагерного коменданта «штукой» (так назывался пикирующий бомбардировщик Люфтваффе, который при пикировании издавал пронзительный воющий звук). Он был патологическим антисемитом, его моральная развращенность не знала границ. Хаим Гиршман, один из нескольких спасшихся узников Бельжеца, рассказывал в 1946 году Государственной комиссии по расследованию нацистских злодеяний в Польше: «…прибыл транспорт с младенцами и детьми из Галиции, все они были загнаны в большой ров и заживо погребены».

Эсэсовец Вернер Дюбуа о Вирте: «Он был жесток сверх меры. По моему мнению, его жестокость объяснялась более свойствами его характера, чем идеологией. Он орал на подчиненных и бил по лицу даже эсэсовцев».

В августе 1942 года оберштурмфюрер СС Готтлиб Геринг был назначен новым комендантом Бельжеца, потому что Одилло Глобочник, руководитель «Операции Рейнхард», назначил Вирта генеральным инспектором войск СС в рамках этой операции. Первой задачей новоиспеченного инспектора была реорганизация Треблинки, вследствие полной некомпетентности ее первого коменданта Ирмфрида Эберля. Вирт прибыл в лагерь 19 августа 1942 года и пробыл в нем несколько дней, после чего Франц Штангль, образцовый комендант Собибора, был спешно переведен в Треблинку. На время реорганизации лагеря Одилло Глобочник в Люблине временно приостановил поток эшелонов из Варшавского гетто и командировал Вирта для расширения лагеря и постройки новых, более вместительных газовых камер. Лоренц Хакенхольт, проектировщик газовых камер в Бельжеце, был вызван в Треблинку и представил Вирту новые чертежи «газовен»…

Наладив индустрию смерти в Треблинке, Вирт отправился в Собибор, где газовые камеры также не справлялись с растущим потоком обреченных. В декабре 1942 года его назначили ответственным за создание рабочих лагерей (производство вооружений для вермахта) в районе Люблина Вирт поселился в просторной двухэтажной вилле в Люблине на улице Хелмской. По соседству, на летном поле находились три гигантских ангара, которые с лета 1942 года использовались как главные сортировочные склады для одежды, личных вещей и драгоценностей миллионов евреев, погибших в ходе «Операции Рейнхард». Эти склады были известны как «Швейное производство войск СС, филиал Люблин».

Вирт был повышен в воинском звании и стал штурмбанфюрером СС летом 1943 года. После восстания узников в Треблинке 2 августа 1943 года все три ключевые фигуры «Операции Рейнхард» – Глобочник, Вирт и Штангль с другими эсэсовцами и «травниками» были переправлены колонной грузовиков в Триест, на севере Италии. На территории бывшей рисовой мельницы в районе Сан Саба были сооружены небольшая газовая камера и крематорий, сконструированные тем же «газовых дел мастером» Хакенхольтом для уничтожения евреев Триеста и Адриатического побережья Италии.

Вирт снова оказался в Люблине в ноябре 1943 года и по поручению Глобочника руководил массовыми расстрелами еврейских узников рабочих лагерей в Люблинском воеводстве – операция «Праздник жатвы» («Aktion Erntefest») ( по приказу Гиммлера расстреляны более 40 тысяч евреев).

26 мая 1944 года Вирт был убит в уличной стычке с югославскими партизанами. Франц  Штангль заверял, что лично видел тело убитого Вирта. Он же утверждал, что Вирт погиб не от рук партизан, а от пули кого- то из «травников», которые порядком от него настрадались.

Похороны К. Вирта, май 1944 года северная Италия

Вирт был похоронен на немецком военном кладбище в итальянском местечке Чостермано.

 

Еврейские солдаты вермахта: отложенное «окончательное решение»

Эта тема оставалась табуированной все послевоенные годы. Многие «еврейские солдаты Гитлера» ушли из жизни, так и не успев рассказать молодым, кем они были на самом деле. После завершения войны они в одночасье из касты воинов превратились в касту париев. Еврейские лидеры Германии отталкивали от себя «неприкасаемых», рассматривая сам факт их существования как дискредитацию еврейского мученичества и героизма в годы Катастрофы. Немцы считали их приспособленцами, стремившимися выжить любой ценой. То обстоятельство, что платить на фронте часто приходилось жизнью, им как-то не приходило в голову…

 Однако лет 6 назад, наконец, произошел перелом. Он назревал медленно и спонтанно. Роль катализатора сыграла книга, наделавшая много шума не только в Германии, но и во всем мире. Она называлась так: «Еврейские солдаты Гитлера: нерассказанная история расовых нацистских законов и лиц еврейского происхождения в рядах германских вооруженных сил». Автор книги Брайан Марк Ригг, евангельский баптист из штата Техас, выпускник Йельского университета. Мысль, однажды поразившая его, определила не только будущую научную карьеру молодого историка, но и всю последующую жизнь. Он задался вопросом, на который не мог найти ответ: почему один из его дедушек служил в вермахте, в то время как второй погиб в Аушвице? Дело в том, что оба дедушки были немецкими евреями, и судьба их сложилась по-разному. До этого у Ригга была служба офицером в морской пехоте США и солдатом- добровольцем в Армии обороны Израиля (Цахал). Он был крепким и целеустремленным парнем.

6 лет он колесил по Германии, встречаясь с еврейскими полукровками и квартеронами, бывшими солдатами и офицерами вермахта, которых в нацистской Германии было принято называть «Die Mischlingen». Он выезжал на встречи с ними и в другие страны: США, Канаду, Израиль и Швецию. «Мишлинги» поведали ему удивительные истории своей судьбы и злоключений своих боевых товарищей…

 В нашу задачу не входит пересказ удивительных, часто шокирующих повествований Брайана Марка Ригга. Она вышла в свет в 2002 году в США, переведена на многие языки и доступна всем, кто ею заинтригован. Напомним лишь, что она сыграла роль катализатора, своего рода отправной точки, после чего лед, наконец, тронулся…

Эти вездесущие «мишлинги»

Поражает воображение их количество в рядах вермахта: 150 тысяч. Это без малого 6 полностью укомплектованных дивизий. Напомним, что определение «мишлинг» содержится в тексте Нюрнбергских расовых законов, принятых в 1935 году. Они запрещали браки, равно как и просто сожительство, между арийцами (немцами) и неарийцами (евреями в контексте того времени) под угрозой уголовного преследования. «Мишлинги» делились на два уровня: в первый входили дети от смешанных браков, во второй их внуки.

150 тысяч еврейских солдат в вермахте не могло быть по определению. Даже в «лучшие» времена, в армии кайзера и особенно кронпринца, их было намного меньше (в 1914 году, после мобилизации, не более 70 тысяч). С 1933 по 1939 годы число евреев в Германии, вследствие массовой эмиграции, сократилось почти втрое и составило не более 160 тысяч. Оно включало в себя не только галахических евреев, но и немцев еврейского происхождения, состоящих в смешанных браках. Так, с подачи некоторых исследователей, возник еще один миф – о шести затерянных «еврейских» дивизиях вермахта. Миф с однозначно ангажированным подтекстом и гнилым душком…

Поверхностный обыватель в этом случае скажет: «Если в вермахте служили сотни тысяч евреев, из них сотни высокопоставленных офицеров; если генерал авиации Эрхард Мильх замещал самого Геринга на посту командующего Люфтваффе, о каком Холокосте может идти речь!?». Такому «комментатору» не объяснишь, что эти «евреи» были напрочь лишены национального самосознания, они сражались и умирали за Германию. Многие из них тешили себя иллюзией, что полученные ими на фронте боевые ордена спасут от депортации их родителей, близких людей…

Вальтер Голландер 

Вернер Гольдберг

Известен случай с одним фронтовым танкистом- евреем. После тяжелых боев за Харьков ему дали отпуск, и он навестил своего отца, томящегося в концлагере Заксенхаузен под Берлином. Эсэсовский офицер откровенно заявил ему: «Тебе повезло в том, что имеешь Железный крест на мундире. Если бы не он, сидеть тебе в лагере вместе с отцом…»

Прохладный климат Мекленбурга

Мой давний знакомый Макс вспоминает, как однажды в одном из городков Мекленбурга, в котором вынужден был задержаться из-за простуды, он сидел в полупустом кинозале и смотрел культовый фильм «Европа, Европа…» о юноше из «Гитлерюгенд»… Соломоне Перле, скрывшем свое еврейское происхождение, служившем в вермахте и удостоившемся за боевые заслуги орденом из рук самого фюрера. Сидевший рядом пожилой немец, как по мановению волшебной палочки, оказался… «мишлингом». Он заметил заинтересованность Макса сюжетом фильма и разговорился с ним. В годы войны он также служил в вермахте и, хотя не получал наград из рук Гитлера, мог многое рассказать о командире своей противотанковой батареи, полковнике Вальтере Голландере. Вальтер был галахическим евреем (его мать была еврейка). Он получил так называемый «арийский сертификат», в котором Гитлер своей подписью удостоверял принадлежность Галландера «арийской расе». Этот мужественный еврейский полковник в числе немногих в вермахте был награжден Железными крестами обеих степеней и, что особенно поражает, редкой наградой- Золотым Немецким крестом. Его батарея на Курской дуге в июле 1943 года подбила 21 советский танк. Направляясь в отпуск, он проездом оказался в Варшаве. Вид еще дымящихся развалин Варшавского гетто потряс его до глубины души. Дремавшие до той поры еврейские гены проснулись. Вальтер Голландер вернулся на фронт душевно сломленным человеком. Кадровики отмечали его «неуправляемость и недисциплинированность» и «зарубили» присвоение ему генеральского звания. Он был взят в плен в 1944 году частями Советской Армии и долгих 12 лет провел в сталинском Гулаге. Вальтер Голландер умер в ФРГ в 1972 году. Новый приятель Макса был на похоронах своего боевого командира.

Светловолосый и голубоглазый, идеальный… еврей.

Фотография этого бойца вермахта с подписью «Идеальный немецкий солдат» не сходила со страниц печатных изданий Германии военной поры. Даже официоз СС «Черный корпус» (“Das Schwarze Korps”) поддался на соблазн. Знал бы его редактор, чью фотографию он поместил! Под личиной блондина-арийца Вернера Гольдберга скрывался… коварный «мишлинг», еврей по отцовской линии. Часто рядом с ним помещали фотопортрет прославленного танкиста из «Ваффен СС» Михаэля Витмана, экипаж которого подбил несколько десятков советских и американских танков. Только утонченный юдофобский нюх Юлиуса Штрайхера не позволил ему напечатать в своем «Штурмовике» (“Der Sturmer”) фотоснимок полукровки Гольдберга. 

История вермахта знает десятки подобных примеров. Гельмут Шмидт, бывший федеральный канцлер, сам внук еврея, отметил, что только в его воинской части служили до 15 «мишлингов». По его словам, исследование Брайана Марка Рига «открывает новые перспективы в оценке военной главы в новейшей германской истории». Шмидт был потрясен выводами, к которым приходит автор книги. Не остался в стороне от поднятой шумихи и Центр документации имени Симона Визенталя, в заявлении которого отражена официальная оценка руководства еврейских общин Германии и ряда других стран: «Если эти евреи, служившие в вермахте, знали о геноциде, о том, что реально происходит в гетто и концлагерях и, тем не менее, продолжали служить своим палачам, они покрыли свои имена несмываемым позором…».

Письма с Восточного фронта

Письма, которые отправляли своим родным и друзьям солдаты вермахта, нагляднее всего демонстрируют их чувства и мировоззрение, сформированные в рядах «Гитлерюгенд». Капрал Пауль Ленц пишет своему отцу в город Арнебург (лето 1941 года): «…Советский Союз был раем только для одной группы населения-евреев. Только еврей может быть большевиком, потому что для этих природных пиявок нет ничего лучшего, чем большевизм, коль скоро он ничем не ограничивает их стремление к власти и мести…».

Из письма рядового Рейнольда Манке своему другу Герману в Гамбург из Дюнабурга (Даугавпилс), август 1941 года: «…Ты не представляешь, Герман, какая здесь царит нищета! Только партийные функционеры и евреи жили во дворцах. Перед нашим приходом они выгоняли латышей из домов, которые обливали бензином и сжигали…».

Сержант Пауль Рубельт пишет из Лемберга (Львов) в июле 1941 года своей невесте Грете Эггер: «…Во дворе местной тюрьмы НКВД мы увидели множество трупов. Со многих была содрана кожа… Большинство убийц – евреи. Теперь они копают себе могилу. Мы помним наказ фюрера – выкорчевать этот корень большевизма…».

Стоит ли после таких слов удивляться массовому участию военнослужащих вермахта в акциях-расстрелах еврейского населения, о чем свидетельствует германский генералитет, сетуя на то, что подобные действия отвлекают солдат от их прямых воинских обязанностей…

Действительно, «мишлинги» не могли не знать о происходящем. В сентябре 1939 года они отправлялись в Польшу в вагонах, разрисованных антисемитскими граффити, часто заимствованными из того же «Штюрмера»: “Wir fahren nach Polen,um Juden zuversohlen” («Мы едем в Польшу, чтобы разобраться с евреями») и др. С началом операции «Барбаросса» 22 июня 1941 года расовое напряжение в вермахте значительно возросло. Тем не менее, бывшие еврейские солдаты вермахта с благодарностью вспоминают о чувстве фронтового братства, которое испытывали к ним их немецкие сослуживцы. Немецкие «камраден» будто бы грудью вставали на защиту «своих» евреев от расистских поползновений партийных и эсэсовских ведомств, в то время как пленные красноармейцы с готовностью выдавали на расправу своих комиссаров и евреев. Известные факты часто свидетельствуют в пользу таких утверждений, хотя генеральная линия НСДАП оставалась неизменной, полностью отвечающей речи Адольфа Гитлера в Рейхстаге в январе 1939 года: «Если международной еврейской финансовой плутократии снова удастся ввергнуть народы Европы в междоусобную войну, то ее результатом станет не большевизация и иудезация (“Verjudung”) нашего континента, а полное уничтожение еврейской расы в Европе». Несомненно, что отношение партийного и государственного руководства Рейха к «мишлингам» представляло собой не более чем временно (до завершения войны) отложенный вариант «окончательного решения» еврейского вопроса. Послевоенная судьба Вернера Гольдберга, Вальтера Голландера и десятков тысяч других еврейских солдат и офицеров Гитлера была предопределена волей фюрера и партии.

Логика абсурда

Тема еврейских солдат в рядах вермахта продолжает будоражить умы. То и дело на страницах печатных и электронных СМИ вскипают бурные дискуссии и споры. Козырную карту «мишлингов» используют в своей ревизионистской аргументации отрицатели Холокоста, такие, как Дэвид Ирвинг, Юрген Граф и др., муссируя тему пресловутых «арийских сертификатов», подтверждающих принадлежность конкретного «мишлинга» к «арийской расе» и будто бы заверенных подписью фюрера. Однако известно, что имелись многочисленные факсимиле его личной подписи, которые освобождали Гитлера от рутинной работы. Он до конца дней оставался неприкаянным богемным художником, чуравшимся системного труда. Несколько десятков немецких евреев, в основном полукровок, действительно, были обязаны ему жизнью. Так, он не мог отказать просьбам невестки обожествленного им Рихарда Вагнера Винифред Вагнер, на которой чуть было не женился в 20-е годы. До самой смерти в 1980 году она сохранила преданность Гитлеру, но в годы войны спасла с его помощью от депортации нескольких евреев-музыкантов и художников. Гитлер закатывал истерики Гиммлеру всякий раз, когда видел в списке подлежащих депортации имя своего личного шофера полуеврея Морриса («дорогого Моррисика»), которого ценил еще в пору шальной партийной молодости в Мюнхене за бойцовский характер и крепкие кулаки. В результате Моррис дожил до конца войны, всю жизнь (дарованную ему фюрером) проработав клерком в Мюнхене.

 

Вермахт в Польше, осень 1939 года. Солдатвермахта обрезает бороду верующему еврею.

 

 

 Рейнхарда Гейдриха, всесильного руководителя Имперской безопасности (СД) в детстве сверстники дразнили «евреем» и даже били. Он родился в Лейпциге в музыкальной семье. Его отцом был директор Лейпцигской консерватории; бабушка, овдовев, вышла замуж за еврея, но после того, как родила отца Рейнхарда. Это документально подтвердила специальная комиссия, назначенная Гитлером, не желавшим иметь в своем ближайшем окружении якобы «мишлинга» – внука еврея. Слухи о еврейском происхождении Гейдриха циркулировали в номенклатурных партийных кругах и в СС. Вальтер Шелленберг, бывший глава внешней разведки СС, сообщает в своих мемуарах, что в одном из сейфов шефа армейской разведки (абвера) Канариса – давнего противника Гейдриха, стремившегося подчинить себе абвер, всю войны хранилось секретное досье на Гейдриха, документально свидетельствующее о том, что его бабушка по отцу все же была еврейкой. Эти слухи, наконец, «достали» главу СД. Рассказывают, что однажды после очередной попойки ему привиделся юный Рейнхард – маленький, гаденький, на согнутых ножках…

Он взглянул на себя в зеркало и ужаснулся. Нервы не выдержали. Он разрядил всю обойму именного кольта в свое зеркальное отображение, восклицая “Verdammter Jude!” («Проклятый еврей!»)…

Означают ли эти факты, что Гитлер будто бы втайне симпатизировал миллионам евреев, которых обрек на смерть, как утверждают некоторые радикальные ревизионисты? Стал ли Герман Геринг меньшим антисемитом оттого, что его протеже полуеврей Эрхард Мильх взлетел по карьерной лестнице высоко вверх и во время отсутствия Германа фактически руководил Люфтваффе Рейха? Разумеется, нет. “Argumentum ad absurdum” – логика абсурда.

 
E ia?aeo no?aieou E iaeaaeaie? iiia?a

Всего понравилось:0
Всего посещений: 1691




Convert this page - http://berkovich-zametki.com/2008/Zametki/Nomer7/Duhin1.php - to PDF file

Комментарии: