Domil1
©"Заметки по еврейской истории"
11 декабря 2004

 

Валентин Домиль


Фанни Каплан. Сквозь пелену мифа

 

 


     О Фанни Каплан известно немного. А то, что известно, нуждается в уточнении. Это касается и подробностей биографии. И главного – стреляла она в Ленина 30 августа 1918 года во время митинга рабочих на заводе Михельсона? Или это сделал кто-то другой?
     Родилась Фанни Каплан в 1890 году в Волынской губернии в многодетной семье меламеда Хаима Ройдмана. У неё было три сестры и четыре брата. В 1911 году Хаим Ройдман вместе с женой и детьми перебрался в Америку. Не исключено, что дальние родственники Каплан живут там и поныне.

     Фанни Каплан рано ушла из семьи. Какое-то время работала белошвейкой. Примкнула к анархистам. В 1906 году она приняла участие в подготовке покушения на Киевского генерал-губернатора. Покушение не удалось. Бомба взорвалась в номере гостиницы. Произошло то, что сейчас называют производственной аварией. Судя по всему, во время взрыва Каплан была контужена. Она начала терять зрение, глохнуть. Появились мучительные головные боли. Военно-полевой суд приговорил Каплан к смертной казни. Смертная казнь, впоследствии, была заменена вечной каторгой. В Статейном списке №132, составленном в Киевской губернской тюремной инспекции 30 июля 1907 года, в разделе имя, отчество, фамилия или прозвище, записано - Каплан Фейга Хаимовна. Вера Фигнер в книге «На женской каторге» утверждает, что Каплан звали Файвель. Мария Спиридонова в письме, направленном Ленину, именует её Дорой. В путанице повинны и соображения конспирации. И трансформация еврейских имен в русскоязычной среде. Возможно, ещё какие-то обстоятельства.

     Потом фамилия Каплан.
     Ступив на революционную стезю, Фанни хотела обезопасить родню. Следствию, насколько можно судить по тому же Статейному списку, не удалось установить ни её настоящей фамилии, ни места проживания семьи. «По заявлению Фейги Каплан, значится в «Списке», - она происходит из мещан Речицкого еврейского общества, что по проверке, однако, не подтвердилось». Правоохранительные органы молодой советской республики оказались более информированными. Газета «Известия ВЦИК» за 4 сентября 1918 года, сообщая о расстреле Каплан, именует её Фанни Ройд. После чего уточняет («она же Каплан»). Если следовать официальной дате рождения, во время подготовки покушения на Киевского генерал-губернатора Каплан должно было быть 16 лет. В Статейном же списке указан другой возраст – 20 лет. Тюремные специалисты определяли возраст на глазок - «по внешнему виду». Судя по всему, родилась Фанни Каплан не в 1890 году, а раньше. Согласно отношения Главного Тюремного Управления от 19 июня 1907 года № 19641, Каплан была «назначена в ведение Военного губернатора Забайкальской области для помещения в одной из тюрем Нерчинской каторги…» Этапировали её, как «склонную к побегу» в ручных и ножных кандалах. На каторге Каплан почти ослепла. У неё были проблемы с психикой. В Акатуйской каторжной тюрьме Каплан познакомилась с Марией Спиридоновой и под её влиянием примкнула к эсерам. На каторге Фанни Каплан находилась до февраля 1917 года. После освобождения какое-то время жила в Чите. Затем переехала в Москву.

     В Москве Каплан поселилась у подруги в бывшем доходном доме по улице Большой Садовой. Через несколько лет дом приобрел известность благодаря Михаилу Булгакову. В квартире №50 этого дома - « нехорошей квартире», происходили главные события романа «Мастер и Маргарита. Каплан жила по соседству, почти рядом. В квартире №5. Летом 1917 года её направили в санаторий для бывших политкаторжан, открытый Временным правительством в г. Евпатория. Там Каплан познакомилась с доктором Дмитрием Ильичом Ульяновым. Дмитрий Ильич поместил Фанни, воистину зигзаг судьбы, в харьковскую глазную клинику профессора Гиршмана. Её не то прооперировали, не то провели какое-то другое лечение. Некоторое время Каплан работала в Симферополе на курсах по подготовке работников волостных земств.

     Там она, по версии следствия, много размышляла о судьбах революции. Там же у неё созрела мысль о покушении. Каплан считала, что Ленин предал революцию и должен ответить за это. 30 августа 1918 года она была задержана. Призналась в содеянном. И расстреляна. Мария Спиридонова писала Ленину:
     - Как это было возможно для Вас, как не пришло Вам в голову, Владимир Ильич, с Вашей большой интеллигентностью и Вашей личной беспристрастностью не дать помилования Доре Каплан?
     Каким неоценимым могло бы быть милосердие в это время безумия и бешенства, когда не слышно ничего кроме скрежета зубов. Действительно, с имиджем самого человечного человека это не вязалось. И, со временем, пошла гулять по белу свету легенда, будто Ленин отдал распоряжение воздержаться от казни Каплан.

     - Пусть она живет, - якобы сказал Ильич, - доживет до коммунизма и убедится в своей неправоте.
     Каплан «видели» в самых разных местах, вплоть до 1950 года. Последнее «место обитания» – Бутырки. Должность – библиотекарь. Тюремные иллюзии не редкость. Кого только не встречали в тюрьмах и лагерях. Конвойная команда латышских стрелков расстреляла Каплан 3 сентября 1918 года, в 4 часа пополудни. А её труп был облит бензином и сожжен в железной бочке в Александровском саду комендантом Московского Кремля Павлом Мальковым. Малькову помогал некто Придворов. Он же известный пролетарский поэт Демьян Бедный. Приказ о кремации отдал Свердлов. Зачем понадобилось кремировать тело Каплан, не ясно. Ультра патриотические авторы утверждают, что даже «инородец» Свердлов « не хотел осквернить нашу землю погребением еврейки Каплан». Но это, так. Разгул ущербного воображения. То ли нужно было концы спрятать в воду. Вернее, в огонь. То ли ещё что-то.

     Были какие-то коллизии. Советская власть и в первый год своего существования, не была монолитной. Её вожди, более или менее открыто, противодействовали друг другу. Между ними шла подковерная борьба. Может быть, в силу этого дело о покушении велось из рук вон плохо. Следствие было поручено члену ВЦИК В.Э. Кингисеппу. В числе его помощников, ещё один зигзаг судьбы, был цареубийца Я. М. Юровский. Опросили 17 свидетелей. Их показания противоречили друг другу. И, в силу этого, не столько помогали расследованию, сколько запутывали его. При обыске Каплан оружия у нее не нашли. Не было его и поблизости. Пришлось обратиться к народным массам. Газета «Известия» 1 сентября 1918 года опубликовала следующее обращение:

     - Чрезвычайной комиссией не обнаружен револьвер из коего были произведены выстрелы в тов. Ленина. Комиссия просит лиц, коим известно что-либо о нахождении револьвера немедленно сообщить о том комиссии…

   На следующий день к Кингисеппу явился некий Кузнецов и передал ему браунинг (ВЧК разыскивала револьвер) № 150487. Дескать, дамочка обронила, а я подобрал. Не смогли установить количества произведенных выстрелов. Кто-то слышал три выстрела. Кто-то - четыре Один опрошенный утверждал, что Каплан стреляла через плечо мальчика, стоявшего рядом с Лениным. Другой полагал, что первые два выстрела она сделала в упор; а два вторых на некотором расстоянии. Согласно показаниям помощника комиссара Батулина; он находился в 15-20 шагах от Ленина, Каплан стояла позади него. И с этого места, судя по всему, стреляла. Ворошиловский стрелок, да и только.

     Был произведен следственный эксперимент. Водитель Ленина Гиль изображал самого себя. Он сидел за рулем. Роль Ленина была поручена председателю завкома завода Иванову. Роль кастелянши Поповой, она была ранена первым выстрелом, - члену партии Сидорову. Кингисепп изображал Каплан. Ему было труднее всего. Нечего было, как говорят артисты, играть. По большому счету никто ничего, толком, не видел. Отсюда противоречивые свидетельские показания. Да что там, если сам Ленин, придя в себя после выстрела, спросил у Гиля:

   - Его поймали!? (не её, а его – В.Д.) Фотографировал статистов Юровский. Из разных положений: стоя, лежа, сидя… Решили, что Фанни Каплан стояла у передних крыльев автомобиля и выстрелила, когда Ленин находился на расстоянии одного аршина (аршин – 71 см. В.Д.) от неё. Было задержано 14 человек, чем-то обративших на себя внимание. Их допросили и отпустили с миром

     Заподозрили кастеляншу Попову. Она должна была, по мнению следствия, то ли задержать Ленина, то ли отвлечь внимание охраны. Попова была, «как оказалось не при чем». На митинг она попала случайно. И решила выяснить у вождя мирового пролетариата, почему у населения отбирают муку. Так сказать пообщаться, и высказать экономические претензии. Попову поместили в больницу за государственный счет и выдали единовременное пособие. На всякий случай, свели Каплан с британским посланником Брюсом Локкартом. Из этого ничего не вышло. На этот раз обошлось без руки Антанты. В допросах Каплан, так или иначе, участвовали и председатель Московского ревтрибунала Дьяконов, и нарком юстиции Курский, и один из руководителей ВЧК Петерс. На одном из допросов присутствовал Свердлов.

     Следствие длилось недолго. По личному указанию Свердлова Каплан была переведена из Лубянки в Кремль и расстреляна. Следователя Кингисеппа в известность не поставили. До 1922 года предполагалась, что Каплан действовала в одиночку. В 1922 году состоялся судебных процесс лидеров правых эсеров. И подсудимые, точнее руководители боевой правоэсеровской группы Г. Семенов и Л. Коноплева, взяли на себя ответственность за подготовку теракта. Они готовили Каплан и направляли её действия. Эсеры на терактах, что называется, собаку съели. И трудно себе представить, чтобы они поручили столь ответственное дело тугоухой и полуслепой женщине. Нужно было пройти сквозь толпу, обойти охрану, выбрать позицию и, наконец, попасть в цель.
     Ещё одна деталь, Любой ротный старшина, отправляя солдат в увольнительную, внимательно осматривает их. Все ли в порядке. В башмаках Каплан отсутствовали стельки. Из-за выпиравших гвоздей она испытывал боль в ступнях. И при задержании попросила немного бумаги, чтобы подложить её. Какая уж тут стрельба. Недаром Маяковский утверждал в одном из стихотворений, что гвоздь в сапоге, ужаснее чем «вся фантазия Гете». И внешний вид в целом то же не соответствовал. Вместо того чтобы слиться с толпой, раствориться в ней, Каплан обращала на себя внимание. Экзальтированная суетящаяся женщина в шляпке, с портфелем и зонтиком в руках. По словам помощника комиссара Батулина, это насторожило его. И он решил задержать Каплан, «чуя в ней лицо, покушавшееся на тов. Ленина». Долгие годы в советской юриспруденции признание считалось царицей доказательств.

     В деле Каплан признательных показаний нет. То ли Кингисепп с Юровским не смогли получить их. То ли Каплан начала говорить не то, что от неё ожидали. И показания были изъяты. При задержании Каплан сказала Батулину: - «Это сделала не я». По другой версии, появившейся позднее, Батулин, якобы, спросил у Каплан: - «Зачем вы стреляли в тов. Ленина?» На что Каплан ему ответила: - «Зачем вам это нужно знать?». Когда на виду у толпы Каплан задержали, многие стали утверждать, что видели женщину с пистолетом в руках.

     Вот, пожалуй, и все.
     На процессе правых эсеров и Семенов, и Коноплева выступили против своих коллег по партии. Причем главной уликой служило «дело» Каплан. Семенов с подачи ГПУ издал в Берлине саморазоблачительную брошюру «Военная и боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917-1918 гг.» Лидеры правых эсеров все отрицали. Они единодушно заявляли, что Каплан вообще не состояла в их партии. И, во всяком случае, с их ведома к террористической деятельности не привлекалась. Руководство партии, тем не менее, «понесло заслуженное наказание». А, так сказать, вдохновители и организаторы, Семенов и Коноплева, были отпущены на свободу. И благополучно дожили до 1937 года.
     В 1937 году Коноплеву расстреляли в числе прочих из окружения Бухарина. А сотрудник военной разведки комбриг Семенов был тоже расстрелян. Но за какую-то другую подрасстрельную, связь. Тогда таких связей было много. Как председатель СНК Ленин многих не устраивал. И его решили устранить. Была разработана многоходовая комбинация. Кто-то стрелял. А Каплан подставили. Она должна была привлечь внимание и взять на себя ответственность. В процессе следствия, Каплан что-то начала понимать. И это ускорило развитие событий.

     Долгие годы евреи Советского Союза, шедшие в большинстве своем, ленинским путем чувствовали себя неловко. Как никак, «из наших». Среди марксистов-ленинцев не еврейской национальности скорбь по убиенному вождю приняла, в части случаев, агрессивный, параноический характер. Дескать, знаем мы их. Сперва Христа распяли, Потом Ленина. У них в «Протоколах сионских мудрецов» все расписано. Когда? Кого? И за сколько?

   Ну а Каплан? Что Каплан? Обманутая, несчастная, больная еврейская женщина. Не состоявшаяся Шарлота Корде. Одна из жертв поразившего страну безумия.
   
   


   


    
         
___Реклама___