Kagan1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©Альманах "Еврейская Старина"
Январь-февраль 2008 года

Виктор Каган


Читая псалмы Давида

 

 

 ***

– О чём мы, Господи, о чём?

Куда идём, не зная брода,

И в ступе болтовни толчём

Досужих размышлений воду?

 

– Я показал бы тебе брод,

Довёл бы за руку до рая,

Но я лишь Бог – не кукловод.

Я не даю – благословляю.

 

– Зачем же, Господи, тогда

Тебя молю? В Твоей ведь власти,

Чтоб минула меня беда

И стороной прошли напасти.

 

– Приму молитву – не мольбу.

Оступишься – пошлю прощенье.

Благословляю на судьбу –

В тебе самом твоё спасенье.

 

– Но, Господи, я мал и слаб,

Растерян, мне мой путь неведом.

Я – тварь Твоя, Твой верный раб.

Я – тень твоя, шагаю следом.

 

– Но ты несёшь в себе меня

И не бросаешь эту ношу.

Не загаси в душе огня.

Иди. И я тебя не брошу.

1

– Сидел в совете нечестивых?

– Да, сидел.

– Вставал на грешный путь?

– Бывало, Боже.

– Делил стакан с подонком?

– Это тоже.

Какой теперь назначишь мне удел?

Сижу под деревом, что при потоках вод,

Но сам – не дерево. Плоды мои убоги.

В четыре стороны лежат мои дороги,

Но ни одна из них к Тебе не приведёт.

Дыхание Твоё пожухшие листы

Прошедших дней разносит по кладбищам,

В костры бросает и под ноги нищим,

И лыка волчьего топорщатся кусты.

Я знаю, Господи, Ты всё рассудишь сам.

Удел земной – гордыни злая прелесть,

Проклятие греха, заносчивая ересь,

Потуги твари вторить небесам.

Но Твоего я искорка огня

И голос Твой моих касался песен.

Не будь собой, я был бы пуст и пресен,

И Ты бы отвернулся от меня.

2

Зачем мятутся помыслы тщеты?

Зачем сверженье рядится в свершенье?

Зачем гремит победно пораженье,

Вступая на сожжённые мосты?

Какой-нибудь плюгавый кесарёк

Пытается Творца одеть в ливрею,

Сумняшеся ничтоже ахинею

Несёт. Но будет краток его срок.

Он так и не поймёт, под чьей стопой

Величество его осядет прахом,

И, обливаясь липким смертным страхом,

Уставит в небеса свой взгляд слепой.

Шагай идущий и пловец греби –

Бог не поможет, коль душа без Бога.

И столько, сколько суждена дорога,

Служи со страхом, с трепетом люби.

6

Да не поддайся, Боже, злобе дневи,

Вглядись в сухой ручей моей души –

Не в ярости Твоей и не во гневе

Суди меня и приговор верши.

 

Я немощен и слаб, стенают кости,

Душа потрясена и плачет плоть.

Согрей меня в небесной тёплой горсти,

Спаси меня – прошу Тебя, Господь.

 

Ты милостив – мы знаем это оба.

А смерть уносит память, не скорбя.

Кто может славить Господа из гроба?

Спаси меня – я сохраню тебя.

 

От происков врагов ослепло око.

Закон затоптан в грязь и лебеду.

Врагов моих Ты покарай жестоко,

Предай неутолимому стыду.

 

Услышь меня. Прими мои моленья.

На беззаконных гнев Твой обрати.

Спаси меня – Твоей руки творенье,

Чтобы я мог в душе Тебя нести.

 

18

Прислушаться и в памяти сберечь

Слова небес и недр земных звучанье.

День дню передаёт живую речь,

Ночь открывает ночи тайны знанья.

 

Их голос слышен в каждом языке.

Их звук несёт с собою откровенье.

Лежат миры у Бога на руке,

Высокому послушны повеленью.

 

Звезда летящая и падающий лист,

И первый снег шуршит над колыбелью.

И страх Господень праведен и чист,

Как вслед за ним идущее веселье.

 

Меж помыслом и умыслом держась,

До Замысла поднимешься едва ли.

Пока себя не обнаружит связь

Всего со всем, что в слово заключали.

 

И Божий суд не надо мной – во мне,

Не в будущем, а в этом долгом миге,

Где, как росток, таящийся в зерне,

В себя вбираешь тайный смысл Книги ... 

 

69

Орёл повис над пропастью времён.

Застыло время на пределе страсти.

Моей молитвой воздух напоён,

Но множатся несчастья и напасти.

 

Не медли, поспеши ко мне, Господь!

Не принимай за дурня иль кликушу!

Я не о том, что изнывает плоть –

Спаси от поношений мою душу.

 

Вспять обрати желающих мне зла,

Останови их низкие деянья.

Дай, Боже, сил, чтобы душа могла

Дожить до их стыда и осмеянья,

 

Чтоб вместе с теми, кто идёт к Тебе,

Тебя воспеть и петь Твоё спасенье

Не в жалкой и униженной мольбе,

А в радости одной – Тебе служенья.

 

Так поспеши, Господь, на помощь мне –

Я нищ и беден без Твоей заботы.

Ты жизни свет, мерцающий в окне

Души, когда за ней идёт охота.

 

Не медли, поспеши, Тебя прошу!

Ты знаешь – я прошу не слишком много.

Три тыщи лет молитву возношу.

Три тыщи лет ... мгновение для Бога.

 

81

Доколе суд неправедный продлится?

Я спрашиваю вас – в ответ ни слова.

Повисла тишина. Гляжу я в ваши лица,

Понять пытаясь лжи первооснову.

 

Перебираю ваши приговоры:

Безвинные гниют в грязи острогов,

Зато в чести разбойники и воры

И нечестивость правит на дорогах

 

Судимой вами жизни. И не святы

Ни бедности голодные мученья,

Ни ангелы, забритые в солдаты,

Ни честность у бесчестья в услуженьи.

 

Потомки ваши выстроят гулаги

И возведут освенцимские печи,

Набьют телами детскими овраги ...

Вы ни при чём?

Нет, вам ответить нечем.

 

Меня не чтущих возвели в пророки.

Моим законом вертите, как дышлом.

Вас много. Но вы страшно одиноки

Передо мной – единственно Всевышним.

 

Отбросьте словоблудий украшенья.

Судите так, чтоб обогреть сиротство,

Чтоб диктовали каждое решенье

Мои законы, а не блажь и скотство.

 

Но бродите во тьме, меня не зная

И Слова моего не разумея.

И корчится от боли твердь земная,

За вас, стыда не знающих, краснея.

 

Сыны Всевышнего, вершители и боги

Вы верите – я защищу навеки.

Отвергнутые мной, вы будете убоги

И смертны, как простые человеки.

 

Но вас принять земля не распахнётся,

И ворон чёрный спустится на рану,

И канет взгляд в слепую сушь колодца,

Когда восстану.

А когда восстану?

 

102

Скользит по небу облачная вата

Журавликом на сломанном крыле.

Я стану прахом – тем, чем был когда-то,

И лягу в прах, прильнув щекой к земле.

 

Живу травою в поле и травою

Вновь прорасту. А больше – ничего.

И ветер пронесётся надо мною

И не узнает места моего.

 

Бог милостив не тем, что от могилы

Избавит навсегда, а тем, что путь

Собой наметит и поддержит силы

В могилу раньше срока не свернуть,

 

Неспешен в гневе и негодованье

Не бесконечно, милость велика

И точно знает меру наказанья

Как ни страшна вина и ни горька.

 

Он милостив не к тем, кто не был грешен

И кнут лизал в руках у пастуха,

А к тем, чей страх на чистоте замешан

И на прозреньи своего греха.

 

Могущество Его не в утоленьи

Нелепой блажи сказки во плоти,

А в мудром и спокойном позволеньи

Его в себе сквозь время пронести

 

И в прах вернуться, как пришёл из праха,

И душу отпустить, как Он – твои грехи.

И стынет на ветру моя рубаха.

И шелесты её слагаются в стихи.

 

119-133

Что даст Тебе, Господь, лукавство языка?

Лишь подчеркнёт умышленность обмана.

И я пою Тебя, хоть жизнь моя горька

В кровавом мельтешеньи балагана.

 

О мире говорю – в ответ несётся брань.

О мёртвых плачу – множатся погромы.

Так – с первых дней моих. Но душу мне не рань 

Молчанием своим. Дай жизнь живому.

 

Когда б не власть Твоя, мы сгинули б в огне,

В сетях пропали, захлебнулись в водах.

В чужой благослови не сгинуть стороне,

Не раствориться в весях и народах.

 

Слезами в землю нашу лягут семена

И прорастут, и полю быть зелёным,

И дать нам урожай – пусть наши имена

Уйдут в зерно и небо над Сионом.

 

Когда моей рукой ты мой не строишь дом,

Не охраняешь город от напастей,

Напрасно тяжким изводить себя трудом,

На стены ставить стражу от несчастий.

 

Из глубины души зову Тебя и жду,

Молюсь, надеюсь, верю, уповаю.

Пошли Израилю счастливую звезду,

Как я Тебе – любовь, себя смиряя.

 

Сбивая сердце в кровь, к тебе я восхожу.

Тысячелетья лишь Тебе я внемлю.

Тебе – моя душа. А тело положу

В Твоею волей созданную землю.

***

Богу по-разному молимся. Но преклоняю колени я

Перед псалмами твоими,

Где в рудниках искупления бьётся твоё исступление,

Славя Единого имя.

Птицы гордыни взвиваются атомными колесницами,

Рвут небесное ложе.

Тысячелетия канули, скользнув над твоими страницами.

Оглянешься, а всё то же.

Та же на сцене трагедия. Сменились лишь декорации.

Кесари ходят по девкам.

Молятся по мобильникам и Его призывают по рации.

Пашня сдаётся обсевкам.

Место и время не сходятся. Разные имя и отчество.

Но побратала дорога

От твоего одиночества до моего одиночества

Под Одиночеством Бога.

13-27 января 2008, Dallas


    
   

   


    
         
___Реклама___