Levin1
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Гостевая Форумы Киоск Ссылки Начало
©"Заметки по еврейской истории"
Июнь  2007 года


Эрнст Левин


Блокноты переводчика (1955 - 2005)



 


(Окончание. Начало в №11-12(72) и сл.)

 

Часть 4. Библейская книга Экклезиаста[1]

 

Еврейское царство возникло, по Библии, около 3000 лет назад. До этого двенадцатью коленами (родáми) Израильскими, объединенными монотеизмом, правили пророки, первосвященники и судьи: "Бог – наш единственный повелитель!" – считали евреи. Ясно, что в борьбе с враждебными соседями этого было маловато.

Последним таким некоронованным правителем Эрец Исраэль был пророк и верховный жрец Шмуэль (Самуил), который и помазал в цари воина Шаула (по-русски Саул) – атлета и храбреца. Он правил в 1040–1012 г.г. до н. э., но ещё при его жизни, рассорившись с ним, Шмуэль назначил нового царя – юношу-пастушка Давида, победившего филистимского великана Голиафа.

Давид был поэтом-"бардом" с арфой вместо гитары. Он долго боролся с Шаулом за власть, скрывался от него, партизанил, а после гибели Шаула в бою с филистимлянами, семь лет был царём Иудеи в Хевроне.

Иудея (Южное Царство) создалось на землях колен Иуды и Веньямина. Северное Царство – остальные десять колен, – терпя поражения от соседей, со временем также признали Давида: он стал царём всего Израиля, отвоевал у евусеев город-крепость Йерусалим и сделал его своей столицей. "Ир Давид" – город Давида – так до сих пор называют древний город, окружённый крепостной стеной.

Царём Давид был 40 лет (1012-972 г.г. до н. э.). Он реорганизовал армию и создал крупную державу от Эйлата и границ Египта до Дамаска и Евфрата.

Третий царь – его сын Шломо (по-русски Соломон, 972–932 г.г. до н. э.) прославился не как воин и завоеватель, а как мудрец и богач: искусный судья, дипломат, строитель, промышленник и купец. Он построил в столице Первый Храм, развил экономику и внешние сношения, окружил себя роскошью и богатством, включая огромный гарем...

Общим у отца с сыном было влечение к искусству и литературному творчеству. Если Давид, поэт и музыкант, считается автором множества Псалмов, то Соломон, как утверждает Библия, был автором красочной эротической поэмы "Песнь Песней", соавтором Книг Царств; он создал несколько новых псалмов, а также, по преданию, "сочинил 1005 песней (описав свойства всех растений, зверей и птиц) и 3000 притчей" и афоризмов, которые частично вошли в библейские книги: "Книгу Притчей Соломоновых", "Книгу Экклезиаста, или Проповедника", "Книгу Песни Песней" и в три не канонизированных ("Премудрость Соломона", "Завет Соломона" и "Псалмы Соломона").

"Экклезия" по-гречески: церковь (не здание, а сама община), а "Экклезиаст" – это тот, кто в ней выступает, проповедник., На иврите же община – "кеhилá" (в простонаречьи – "кеилá"), а проповедник соответственно – "коhэлет" (или "коэлет", с ударением на втором слоге.

Многие изречения Экклезиаста давно стали пословицами разных народов, но далеко не все знают, кто был (или слыл) их подлинным автором... 

На новый перевод Книги Экклезиаста меня спровоцировал израильский поэт Наум Басовский, создав недавно "переложение" Экклезиаста в стихи с роскошным поэтическим орнаментом. Мне это показалось некоторым кощунством, и я предлагаю альтернативный перевод, более бережный и близкий к простому, лаконичному древнему тексту Библии. Не украшая язык оригинала и ничего не добавляя от себя, я только зарифмовал его для благозвучия, но тоже просто, скупо и примитивно, без вычурных и усложнённых средств.

В порядке ознакомления читателей с моей "переводческой кухней" я переписал первую главу Книги Экклезиаста и несколько характерных примеров из следующих глав русскими буквами и, сопровождая дословным переводом (в скобках курсивом), поместил их на левых (чётных) страницах параллельно своему стихотворному переводу на правых (нечётных).

Это даст представление и о звучании оригинала, и о бережности перевода. Всю книгу переписывать таким способом не стоило: создаются трудности и для переводчика, и для читателей.

Эрнст Левин

 

 

ПРИМЕРЫ РАБОТЫ НАД ПЕРЕВОДОМ

 

Глава 1

1. Диврэй Коhэлет, бэн Давид, мэлэх бьИрушалаим: 2. hовэль hовалим, амáр Коhэлет, hовэль hовалим, hакóль hэвэль.

(Слова Экклезиаста, сына Давидова, царя в Йерусалиме: Суета сует, сказал Экклезиаст, суета сует, всё – суета!)

1. Сказал Коэлет, бен-Давид, йерусалимский царь:

2. Всё суета сует – и то, что совершалось встарь;
и то, что есть; и что грядёт, чего не видел свет:
всё, говорит Экклезиаст, всё – суета сует.

3. Ма йитрóн ла адам бэ холь амалó, ше яамóль тахат hа шамеш? 4. Дор hалáх ве дор ба ве hаáрэц леолáм омэдэт.

(Чтó пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род ушёл, и род пришёл, а земля пребывает всегда).

3. Чтó пользы от своих трудов имеет человек?

4. Уходит род, приходит род, одна земля – навек.

 

5. Ве зарáх haшэмэш у ва haшэмэш, ве эль мекомо шоэйв зорэах hу шам. 6. hолéх эль дарóм вэ совэйв эль цафóн hарýах, совэйв, совэйв hолех hарýах, ве аль свивотáйв шав hарýах.

(И восходит солнце и заходит солнце, и идёт к месту своему, где оно восходит. Идёт к югу и сворачивает к северу ветер, кружится, кружится ветер на ходу своём, и на круги свои возвращается ветер).

5. Восходит солнце над землёй и в путь спешит с утра, и сходит в ночь – и вновь взойдёт всё там же, где вчера.

6. И ветер, к северу стремясь, свернёт потом на юг:

кружится ветер, но опять на свой вернётся круг.

7. Коль hанахлим hолхим эль hаям, вэ hаям эйнэну малей. Эль маком ше hанахлим hолхим, шавим лалэхет. 8. Коль hадварым егэйим ло юхаль иш ледабер, ло тысба айин лиръот ве ло тымале озэн тышмоа.

(Все реки текут в море, но море не наполняется. К тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы течь снова. Все вещи – в труде; не может человек пересказать, и не насытится глаз увиденным, и не наполнится ухо услышанным.

7. И льётся в море вся вода всех рек со всей земли,

и возвращается туда, отколь они текли,

и льётся вновь, но океан не переполнить ей.

8. И не наполнить зримым глаз, а слышимым – ушей

И как другому передаст свой опыт человек?

Всего ему не рассказать, не показать вовек...

 

9. Ма ше hая – hу ше йиhъé, у ма ше наасá – hу ше йеясэ, ве эйн коль хадáш тáхат hашамэш.

10. Еш давáр ше йомэр "рээ, зэ хадáш!" – hу квар hая ле оламим, ашер hая мильфанэйну.

(Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем. Бывает нечто, о чём говорят: "Смотри, это – новое!"; но это уже было в веках, которые  были до нас).

 9. Всё повторяется опять, что было прежде нас,
и нет под солнцем ничего, что стало в первый раз.

10. "Вот это – новое!" – порой о чём-то говорят,
а это тоже было встарь, столетия назад.

11. Эйн зихрóн ла ришоным ве гам ла ахароным, ше йиhъю, ло йиhъе лаhэм зикарóн ым ше йиhъю лаахаронá.

(Нет памяти о прежних; так же и о будущих не останется памяти у тех, которые будут после них).

11. Нет места в памяти людской делам далёких лет.

Забудут нас, а после – тех, что нам придут вослед.

 

12. Аны, Коэлет, hаиты мэлех аль Исраэль би Йрушалáим 13. Ве натáты эт либи лидрош ве латур ба хохмá аль коль ашер наасá тáхат hа-шамáйим; hу иньян ра натан Элоhим ли бнэй hа-адам лаанот би.

(Я, Экклезиаст, был царём над Израилем в Иерусалиме. И отдал я сердце моё тому, чтобы изучить и испытать мудростью всё, что делается под небом; это тяжкое дело дал Бог людям, чтобы занимались им).

12. Я, бен-Давид, Экклезиаст, в Йерусалиме жил.
Я был в Израиле царём и мудрецом прослыл.

13. И вот, решил познать я смысл земных трудов и дел,

и свойств, которые Господь нам, людям, дал в удел.

14. Раиты эт коль hа-маасым, ше наасу тáхат hа-шáмэш, ве hинэй hакóль hэвэль у рэут рýах.

(Я видел все дела, что делаются под солнцем, и вот – всё суета и томление духа).

14. И понял я, что все дела, какими занят свет, –

томленье духа, и тщетá, и суета сует.

15. Меуват ло юхаль литкон, ве хэсрон ло юхаль леhиманот.

(кривое нельзя выпрямить, а чего нет – то не считается).

15. Тому, что создано кривым, прямым уже не стать;

и то, чего в природе нет, нельзя в расчёт принять.

16. Дыбáрты аны им либи леймор: аны hинэй hигдáльты ве hосáфты хохмá аль коль ашер hайя лефанай аль Ерушалáим, ве либи раá hарбэй хохмá ве дáат.

(И я сказал сердцу моему: вот, я приобрёл величия и ума больше всех, что были прежде меня над Иерусалимом, и сердце моё видело много мудрости и знания).

16. И я сказал себе: ну вот, наверное, не зря
меня возвысил мой народ как мудрого царя.
Я много видел и познал и ощутил душой:
и суть, и цену всем делам, и мудрости самой;
безумству, глупости, уму и познаванью самому.

 

17. Ва этнá либи ладáат хохмá ве дáат, hолейлот ве сихлут, вэ ядаты ше гам зэ – hу рэут рýах.

(И отдал я сердце моё тому, чтобы познать и муд- рость, и науку, и безумие, и глупость, и узнал, что и это – томление духа).

17. И в познавании самом, я понял, смысла нет:

оно – всё та же суета, и суета сует.

 

18. Ки бе ров hа-хохмá – рав кáас, ве йосúф дáат йосúф махов.

(Ибо во многой мудрости много печали, и кто множит познания, тот множит страдания).

18. Где мудрость, там печаль, и я с годами познаю:

кто множит знания свои, умножит скорбь свою.

 

Из других глав:

 

2:4. hигдáльты маасáй: баныты ли батым, натáhты ли крамым. 2:5. Асыты ли ганнóт у фардэйсым ве натáhты баhэм эйц коль при. 2:6. Асыты ли брейхóт мáйим леhашкóт мейhэм яар, цомэах эйцым.

(Я предпринял большие дела: построил себе дóмы, посадил себе виноградники. Я устроил себе сады и рощи, и насадил в них разные плодовые деревья. Сделал себе водоемы для орошения садов, где росли деревья).

2:4. Предпринял я немало дел: возвёл себе домá,

Расширил нив своих предел, наполнил закрома,

2:5. И виноградник насадил, и рощи и сады;

2:6. Для орошенья вырыл в них колодцы и пруды.

И сердце радовали мне обильные плоды.

 

 

 

2:8. Канáсты ли гам кэсэф ве заháв у сэгулэйт млахым ве hа-мдынóт, асыты ли шарым ве шарóт ве таанугóт бнэй hа-адам – шидда ве шиддóт.

(Я собрал себе также серебро и золото и драгоценности от царей и государств; завел у себя певцов и певиц и услаждения сынов человеческих – разные музыкальные  орудия).

2:8. В моей казне не перечесть даров чужих царей,

И золота, и серебра, и дорогих камней.

И услаждают слух и взор мне звонких струн напев,

И стройный песельников хор, и пляски юных дев.

 

2:11. У фаныты анú бе холь маассáй, ше асу яддáй, у ве амáль, ше амáльты лаасóт – ве hинэй, hакóль hэвэль у рэýт рýах, ве эйн йитрóн тáхат hа-шéмеш.

(И оглянулся я на все дела мои, которые делали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, всё – суета и томление духа, и нет от неё пользы под солнцем! ).

2:11. Но оглянулся я на всё, что делал много лет,

И понял: всё это – тщетá, от коей пользы нет, –

Томленье духа, суета, и суета сует.

7:2. Тов лалéхет эль бейт-эвель ми лéхет эль бейт-миштэ, баашéр hу соф коль hа-адáм ве hахáй йитэн эль либó.

(Лучше ходить в дом плача об умéршем, чем в дом пира; ибо таков конец всякого человека, и живой приложит это к сердцу своему).

7:2. Чем в дом ходить, где пир горой, ходите лучше в дом,

Где по умéршему скорбят и слёзы льют о нём, –

Чтоб сердцем вашим не забыть о жребии своём.

9:10. Коль ашéр тымцá ядхá лаасóт бе хохáха асэ, ки эйн маасэ ве хэшбон ве дáат ве хохмá би шеоль, ашéр ата hолéх шáма.

(Всё, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдёшь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости.

9:10. По силам делай, что хотят рука твоя и ум:

В могиле, куда ты пойдёшь, нет ни трудов, ни дум.

 

И, покончив на этой не слишком оптимистичной ноте с "переводческой кухней", перейдём к полному тексту библейской "Книги Экклезиаста" – с начала!

 

קֹהֶלֶת

LIBER ECCLESIASTAE

КНИГА ЭККЛЕЗИАСТА

 

Глава 1

 

 

1. Сказал Коэлет, бен-Давид, йерусалимский царь:

2. Всё суета сует – и то, что совершалось встарь;

и то, что есть; и что грядёт, чего не видел свет:

всё, говорит Экклезиаст, всё – суета сует.

 

3. Чтó пользы от своих трудов имеет человек?

4. Уходит род, приходит род, одна земля – навек.

5. Восходит солнце над землёй и в путь спешит с утра,

и сходит в ночь – и вновь взойдёт всё там же, где вчера.

 

10. "Вот это – новое!" – порой о чём-то говорят,

а это тоже было встарь, столетия назад.

 

11. Нет места в памяти людской делам далёких лет.

Забудут нас, а после – тех, что нам придут вослед...

 

12. Я, бен-Давид, Экклезиаст, в Йерусалиме жил.

Я был в Израиле царём и мудрецом прослыл.

 

13. И вот, решил познать я смысл земных трудов и дел,

и свойств, которые Господь нам, людям, дал в удел.

 

14. И понял я, что все дела, какими занят свет, –

томленье духа, и тщетá, и суета сует.

 

15. Тому, что создано кривым, прямым уже не стать;

и то, чего в природе нет, нельзя в расчёт принять.

 

16. И я сказал себе: ну вот, наверное, не зря

меня возвысил мой народ как мудрого царя.

 

Я много видел и познал и ощутил душой:

и суть, и цену всем делам, и мудрости самой;

безумству, глупости, уму – и познаванью самому.

 

17. И в познавании самом, я понял, смысла нет:

оно – всё та же суета, и суета сует.

 

18. Где мудрость, там печаль, и я с годами познаю:

кто множит знания свои, тот множит скорбь свою.

 

Глава 2

 

1. Я вздумал душу испытать: чтобы была сыта

добром, весельем – но гляжу: и это – суета.

 

2. Смех – это глупость, я сказал, веселье же – смешно...

 

3. Я вздумал тело услаждать и вволю пил вино.

И воле сердца вопреки, избрал тропу глупцов,

чтобы вопрос,  как лучше жить,  решить в конце концов:

чтó должен делать человек в земной юдоли сей,

чтобы прожить свой краткий век счастливей и полней?

 

4. Предпринял я немало дел: возвёл себе домá,

расширил нив своих предел, наполнил закрома,

 

5. И виноградник насадил, и рощи и сады;

 

6. Для орошенья вырыл в них колодцы и пруды.

И сердце радовали мне обильные плоды.

 

7. Я больше прежних всех царей завёл себе рабов,

и слуг, и множество скота, и резвых скакунов.

 

8. В моей казне не перечесть даров чужих царей,

и золота, и серебра, и дорогих камней.

И услаждают слух и взор мне звонких струн напев,

и стройный песельников хор, и пляски юных дев.

 

9. Я стал богаче и славней, чем все, кто правил встарь

в Йерусалиме, и меня прозвали "мудрый царь".

 

10. Я не отказывал себе ни в чём, что захочу:

ведь только это за труды себе я уплачу,

а умирая – ничего с собой не захвачу.

 

11. Но оглянулся я на всё, что делал много лет,

и понял: всё это – тщетá, от коей пользы нет, –

томленье духа, суета, и суета сует.

 

12. Я в этой жизни всё познал, прожил её не зря:

кто смог бы в опыте земном опередить царя?

Осталось мне познать лишь суть безумья и ума...

 

13. И понял я, что мудрость – свет, а глупость – это тьма;

 

14. Мудрец – как зрячий, а глупцу дорога не видна.

Но оба движутся к концу, и участь их – одна.

 

15. И я о мудрости своей сказал: к  чему она?

Меня ведь так же, как глупца, постигнет участь та.

Зачем я знания копил? И это – суета!

 

16. Увы! И умный, и дурак забудутся в веках.

И мудрый с глупым наравне умрёт и ляжет в прах.

 

17. И я возненавидел жизнь, от коей пользы нет.

Противны стали мне дела, какими занят свет:

томленье духа это всё и суета сует!

 

18. И ненавистны стали мне творенья рук моих

и тяжкий труд, которым я трудился ради них:

они достанутся тому, кто не трудясь и дня,

придёт в подлунный этот мир, чтоб заменить меня.

 

19. Как знать, он будет мудрецом или глупцом слепым?

Но он распорядится всем наследием моим,

в котором весь мой тяжкий труд и мудрость долгих лет.

И это тоже – суета, и суета сует...

 

20. И я сказал себе: смирись, людской удел таков.

Без сожалений отрекись от всех своих трудов:

 

21. В них столько мудрости твоей, успехов и побед,

и вдруг присвоит их себе глупец и дармоед,

и будет то великим злом и – суетой сует!

 

22. Ибо не может человек оставить ничего

себе от дела рук, ума и сердца своего.

 

23. Вся жизнь его – лишь скорбь одна, и труд его – тщета,

и по ночам покоя нет, и это – суета!

 

24. Простое благо: есть и пить и радоваться всласть –

и в том не волен человек: на всё Господня власть.

 

25. Лишь волей Бога одного мы и едим, и пьём,

и наслаждаемся добром, и дышим и живём.

 

26. Тому, кто праведен пред Ним, даёт Он мудрость жить,

и радость от своих трудов, и счастие любить.

А грешному – лишь груз забот: копить и собирать,

не спя ночами, а потом – всё праведным отдать.

 

Но те и эти лягут в прах, иной дороги нет.

Вся наша жизнь – лишь маета и суета сует.

 

Глава 3

 

1. Для всякой вещи на земле есть свой урочный час.

 

2. В свой час приходим мы на свет и смерть уносит нас.

Есть время насаждать сады – и время корчевать.

 

3. Приходит время убивать – и время врачевать; 

и время строить города – и снова разрушать;

 

4. смеяться время – и рыдать; скорбеть – и ликовать,

 

5. Есть время камни собирать, и время их бросать;

и время нежно обнимать – и гордо отстранять;

 

6. Приобретать – и раздавать, терять – и находить.

 

7. Есть срок сшивать – и разрывать, молчать – и говорить;

 

8. И ненавидеть, и любить приходит людям срок.

И время миру, и войне нам назначает Бог.

 

9. Чтó пользы людям от земных трудов, забот, хлопот?

 

10. Спасая смертных от тоски, всё это дал им Тот,

 

11. Кто совершенным создал всё и мир вложил в сердца,

хоть и не может человек с начала до конца

постичь за свой короткий век величия Творца.

 

12. И понял я, что для людей нет в жизни ничего

прекраснее, чем просто жить по милости Его

и делать добрые дела от сердца своего.

 

13. Блаженны те, кто так живёт:

кто веселится, ест и пьёт,

и зрит добро в делах своих:

Господний дар в сердцах у них.

 

14. Я  понял: всё, чтó сóздал Бог, останется навек,

и ни прибавить, ни отнять не может человек.

 

15. Чтó было, тó и ныне есть; чтó будет – было встарь;

способен прошлое вернуть земли и неба Царь.

 

16. Хоть знаю я: в среде людей немало зла найдёшь

и беззакония судей, и в месте правды – ложь, –

 

17. Но злых ли, праведных – всех нáс к ответу призовут:

всему под солнцем будет час, и всем Господний суд.

 

18. И я сказал в душе своей: пред Богом все равны,

и зверь, и скот – и род людской, адамовы сыны.

 

19. Одно дыхание у всех, и преимуществ нет

у человека пред скотом: всё – суета сует.

 

20. И завершение одно во всех мирских делах:

из праха всё сотворено, и всё вернётся в прах.

 

21. Кто подтвердит, что дух людей уходит в небеса,

а дух животных в глубь земли? – Пустые словеса!

 

22. И понял я, что ничего  нет лучше в жизни сей,

как наслаждаться делом рук и мудрости своей,

и это плата нам за всё: ведь не наступит час,

когда нас приведут взглянуть, чтó будет после нас.

 

Глава 4

 

 1. Несправедливостью и злом наполнен этот свет,

где льются слёзы бедняков, а утешенья нет.

Их угнетатели сильны – а утешенья нет! 

 

 2. Блаженны мёртвые в гробах: им больше повезло,

чем нам, живущим до сих пор и видящим всё зло.

 

 3. А всех блаженней – кто ещё не родился на свет

и не видал тщеты его и суеты сует.

 

 4. Узнал я также, что успех, удачливость в делах

рождают злобу и вражду в завистливых сердцах,

 

 5. И даже в глупых, что сидят и, не подняв перста,

съедают плоть свою, – и в них всё та же суета!

 

6. Меж тем и малая щепóть в покое и тиши

не лучше ль пригоршней добра в томлении души?

 

 7. Ещё такую суету я в мире видеть мог:

 

 8. Живёт под солнцем человек – как камень одинок;

 ни сына нету, ни отца, ни брата, ни жены,

 но нет трудам его конца. Кому они нужны?

 

 9. Нет хуже человеку жить на свете одному:

 

10. Упал – и некому прийти и встать помочь ему.

 

11. И если двое лягут спать – обоим им тепло,

а одному в лихую ночь согреться тяжело.

 

12. И если сильный одного начнёт одолевать,

то двое, хоть и послабей, смогли бы устоять:

и втрое скрученную нить не просто разорвать.

 

13. Блаженней юноша-бедняк, острящий глаз и слух,

чем царь, который стар и глуп и к увещаньям глух.

 

14. Ибо для первого из них, хоть бедняком рождён,

ещё наступит день, когда взойдёт на царство он.

 

15. Под солнцем много видел я властителей таких,

что ходят с юным мудрецом, который сменит их.

 

16. И было так, и будет так в грядущие лета,

но утешенья в этом нет: и это – суета...

 

17. Когда идёшь в Господний Храм, будь более готов

не жертвы принести Ему, а вникнуть в мудрость слов,

ибо приятнее Творцу не всесожженья дым,

а послушание людей речениям Своим.

 

Глава 5

 

1. В твоих молитвах не спеши побольше слов сказать:

и молчаливый зов души сумеет Бог понять.

Он нá небе, ты – на земле, и лишних слов не трать:

 

2. Как при обилии забот нам снится много снов,

так можно глупого узнать по изобилью слов,

 

3. А к суесловному глупцу не расположен Бог.

И если дашь Ему обет, – спеши исполнить в срок.

 

4. И лучше вовсе не давать обетов никому,

чем обещать – но изменить обету своему.

 

5. Не позволяй своим устам в грехи тебя ввергать,

чтоб не пришлось потом в слезах ошибки признавать;

и суесловием пустым, для красного словца,

не навлекай Господний гнев и кару от Творца.

 

6. Где много снов и много слов – там много суеты.

Итак, немногословен будь, и бойся Бога ты.

 

7. Когда порой неправый суд под солнцем ты найдёшь,

и притесненье бедняка, и вместо правды – ложь,

без удивления смотри, ибо за всем следя,

и над высоким Высший есть, и над судьёй – Судья.

 

8. А для страны всего важней, чтоб царь заботился о ней.

 

9. Не будет сребролюбец сыт нажитым серебром;

и что за польза богачу владеть своим добром?

 

10. Чем он богаче – больше тех, кто кормится при нём.

 

11. Когда рабочий человек трудами утомлён,

то много, мало ли он съел – ему приятен сон.

Но коль пресытился богач – уснуть не может он.

 

12. Ещё недуг я наблюдал и суету сует:

бывает, копит человек добро себе во вред

и не умеет уберечь его от разных бед:

 

13. Родится сын – а ничего уже для сына нет.

 

14. Из лона матери своей выходишь ты нагой –

таким же нищим и нагим уходишь в мир другой,

И ничего не можешь взять и унести в руках.

 

15. И это тяжкий наш недуг, проклятие в веках: 

Всю жизнь трудился человек, спасаясь от нужды,

 

16. И ел впотьмах и второпях, не чувствуя еды.

Но ничего не принесли ему его труды.

 

17. Но счастлив, кто творит добро в его делах земных

и знает радость от плодов ума и рук своих.

Ведь нет приятней ничего;

и жизнь – дар Божий для него.

 

18. И если человеку  Бог богатство дал и власть,

чтоб брал он долю из того и пользовался всласть,

и ел, и пил, и дни свои с весельем проводил,

то это за труды его Господь вознаградил.

 

19. Не долго память проживёт о наших днях земных,

и радость сердца нам даёт Всевышний вместо них.

 


 

Глава 6

 

1. Ещё под солнцем злой недуг я часто наблюдал:

 

2. Достаток, славу, власть, досуг Господь кому-то дал;

всё есть в избытке у него, что он желать бы мог,

но наслаждаться этим всем не позволяет Бог,

а наслаждается чужой: ни брат ему, ни друг.

И это тоже суета, и тяжкий наш недуг.

 

3. Такой бедняк и много лет под солнцем проживёт,

и сто детей родит на свет – а счастья не найдёт,

не обретёт в душе покой, не будет погребён...

Несчастный  выкидыш – и тот счастливее, чем он:

 

4. Пришёл случайно, не успел увидеть ничего,

и даже именем никто не нарекал его;

 

5. Не зная радостей и бед, он вновь ушёл во тьму –

без слёз, страданий, – и ему покойней, чем тому.

 

6. А тот, прожив и тыщу лет без радости от дел,

в слезах покинет этот свет: у всех один удел.

 

7. Что бы ни делал человек, труды его – для рта:

не наполняется душа и вечно несыта.

 

8. Умён ли тот, кто наделён уменьем хитреца?

И чем же всё-таки мудрец счастливее глупца?

 

9. Глазами видя, ты поймёшь любую вещь верней,

чем в рассуждении слепом бродя душой по ней.

 

10. Что существует на земле – уже наречено.

И человеку, как всему, – вовеки не дано

ни сил, ни права спорить с Тем, Кем всё сотворено...

 

11. Путей немало к суете; но где такой найти,

чтоб убежать от суеты по этому пути?

 

12. Ибо кто знает, как прожить свою частицу дней

нам в этом сýетном мирý, в миру живых тенéй,

 

И скоро ль наш последний час,

И что случится после нас?

 

Глава 7

1. У благовоний и мастей цены дешёвой нет,

но имя доброе ценней всех золотых монет.

А день кончины лучше дня, когда пришёл на свет.

 

2. Чем в дом ходить, где пир горой, идите лучше в дом,

где по умéршему скорбят и слёзы льют о нём, –

чтоб к сердцу память приложить о жребии своём.

 

3. И лучше грусть, нежели смех, ибо печаль лица

облагораживает всех, смягчая их сердца.

 

4. И сердце мудрых потому – в домах, где слёзы льют,

а сердце глупых в том дому, где пляшут и поют.

 

5. И обличение, когда оно из мудрых уст,

приятнее, чем песни тех, у коих разум пуст:

 

6. Невнятны песни дурачья, и смех его таков,

как треск тернового сучья в костре у пастухов.

И нет бесплодней суеты, чем суета глупцов.

 

7. И мудрый может глупым стать, преследуя других.

Подарки портят сердце тех, кто получает их.

 

8. Начало дела – хорошо, но главное – конец.

И терпеливый лучше, чем  заносчивый гордец.

 

9. Не поспешай душой на гнев, когда он рвётся вон:

Ведь только в сердце у глупцов всегда клокочет он.

 

10. Не стóит задавать вопрос: "вот почему в былом

гораздо лучше нам жилóсь, чем нынче мы живём?" –

не стóит, ибо нет ума в суждении таком.

 

11. Вдвойне полезна мудрость тем,

кто наделён добром:

Ведь тот, кто мудростью богат –

богат, как серебром,

 

12. но лишь она приносит жизнь

в любой богатый дом.

 

13. Познай, как всё сотворено Создателем твоим,

ибо не выпрямить того, что сóздал Он кривым.

 

14. В благие дни вкушай добро и тело услаждай,

а в дни несчастий – размышляй и душу возвышай;

и тó, и это сделал Бог для блага твоего

и для того, чтоб ты не мог роптать против Него.

 

15. Ещё видал под солнцем я, живя среди людей:

как гибнет праведник при всей безгрешности своей,

но процветает много дней мошенник и злодей.

 

16. Не будь излишне строг к другим и, почести любя,

не выставляйся мудрецом: зачем губить себя?

 

17. Старайся избегать греха, в безумства не впадать,

чтоб прежде срока своего сей мир не покидать.

 

18. Стремясь держаться одного во всех твоих делах,

с другого не снимай руки.  Кто знает Божий страх,

возмездья может избежать, не потонув в грехах.

 

19. Мудрец сильнее может стать, чем властелин иной,

имеющий большую рать за крепостной стеной.

 

20. Нет человека на земле, который бы вершил

одни лишь добрые дела и в жизни не грешил.

 

21. Не стоит слушать всякий раз, что говорят, дабы

не слышать, как злословят нас между собой рабы.

 

22. Тем паче, что легко найти немало и таких

примеров, когда сами мы злословили других.

 

23. Итак, решил я мудрым стать в далёкие года,

но я от мудрости далёк и нынче, как тогда.

24. Былое – глубоко в земле, и нету никого,

кто б разглядел его во мгле и мог постичь его.

 

25. Направил сердце я к тому, чтоб суть всего познать;

безумью, глупости, уму определенье дать,

исследовать всё самому и мудрость изыскать.

 

26. Не много истин я обрёл и смог лишь углядеть,

что горше смерти женский пол, он ловит нас, как сеть;

что сердце женщины – силки, а руки – крепче пут;

и только праведные к ней в рабы не попадут,

а грешного – затянет в сеть и вырваться не даст!

 

27. Вот что нашёл я и познал, сказал Экклезиаст.

 

28. Когда я праведных искал, был труден поиск мой:

мужчин – на тысячу один, а женщин – ни одной.

 

29. Когда был первый человек из праха сотворён –

как все создания Творца, был совершенен он;

но люди, Бога позабыв, утратив чистоту,

пустились в помыслы свои, в грехи и суету.

 

 

Глава 8

 

1. Учёный  может суть вещей постигнуть до конца.

Наука просветляет взор и облик мудреца,

и доброту даёт взамен суровости лица.

 

2. И о царе я говорю: внимай его устам.

А слово, данное царю – как клятва небесам.

 

3. Не поспешай от глаз его и не упорствуй зря,

когда недоброе творишь, по мнению царя.

Ведь всё равно он будет прав, по-своему творя!

4. Где слово царское – там власть, и нету никого,

кто б, не боясь в немилость впасть, не слушался его.

 

5. Кто чтит Закон, тот мирно спит, тревоги не познав.

Он доверяет мудрым знать и время, и устав

 

6. для всех вещей и дел земных: не нужно знать ему,

 

7. что будет дальше, и когда, и как, и почему?

 

8. Увы, не властен человек над собственной душой –

чтоб душу в теле удержать и день отсрочить свой:

нет избавления, и нет надежд ни у кого,

и нечестивца не спасёт нечестие его.

 

9. Так изучал я все дела, какими занят свет.

И вот что я ещё нашёл, ища причины бед:

власть человека над другим – подчас себе во вред.

 

10. Ещё я наблюдал порой, как хоронили злых:

проходят люди стороной и не глядят на них,

и забывают в тот же час среди забот мирских.

 

11. Увы, не скоро правый суд вершится у людей,

и не страшатся делать зло преступник и злодей,

 

12. Но им – когда придёт их час – не скрыться от судéй!

И благо будет тем, кто чтит Всевышнего Закон

и ходит праведным путём, как заповедал Он.

 

13. От нечестивого же Бог отступится, и тот,

как тень, утратившая свет, недолго проживёт.

 

14. Но и другую я встречал под солнцем суету:

страдает добрый человек и терпит нищету,

а нечестивому судьба все блага отдала,

каких достоин человек за добрые дела.

 

15. И я веселье восхвалил: нет радости иной,

как веселиться, есть и пить под солнцем и луной,

и это – доля от трудов во весь наш срок земной.

 

16. Когда я начал познавать величье Божьих дел

и смысл земных трудов, что Он дал смертному в удел,

среди которых человек забыл покой и сон,

 

17. – я понял: этого вовек постичь не сможет он!

 

Итак, не верьте похвальбе любого мудреца,

который скажет, что постиг все замыслы Творца.

 

Глава 9

 

1. В руке Всевышнего мудрец и праведник любой.

Никто не может сам понять, чтó видит пред собой:

любовь ли, ненависть ли в том; одна лишь вещь ясна:

 

2. Всему и всем придёт конец, и участь всех равна:

 

того, кто чист, – и кто нечист; того, кто для людей

творит лишь доброе, – и ктó – злонравный лиходей;

 

того, кто сердцем мудр, – и ктó не смыслит ничего;

кто Богу жертвует – и ктó не делает того;

 

того, кто праведен, – и ктó погряз в грехах своих;

кто клятвы с лёгкостью даёт – и кто боится их.

 

3. И нет недуга на земле, что этого страшней;

и зла исполнены сердца всех, кто живёт на ней

и после бешеных страстей уходит в мир тенéй.

 

4. Кто жив – надеется ещё, тоску преодолев,

ибо блаженней пёс живой, нежели мёртвый лев.

 

5. Кто жив – тот знает хоть, что смерть  настигнет и его,

а те, что умерли уже, не знают ничего.

И воздаяния им нет, и память их прешла.

 

6. Их ревность, ненависть, любовь навеки скрыла мгла,

и не коснутся их вовек живых людей дела.

 

7. Итак, иди и ешь твой хлеб в покое и тиши,

и вволю пей твоё вино с веселием души,

и сердцем радуйся плодам ума и рук твоих,

Пока Господь благоволит к тебе в делах земных.

 

8. Одежды светлые надень: приятен светлый тон;

возлей на голову елей, да не скудеет он;

и поступай так всякий день, чтобы земные дни,

как праздник были у тебя – ведь коротки они.

 

9. Живи в веселии с женой: тебе её дал Бог,

чтоб ты любил её душой и наслаждаться мог:

и это – доля от трудов за весь земной твой срок.

 

10. По силам делай, что хотят рука твоя и ум:

в могиле, куда ты пойдёшь, нет ни трудов, ни дум.

 

11. Ещё, взглянув кругом себя, я убедиться смог,

что не сильнейшему в бою даёт победу Бог;

не самый резвый иногда выигрывает бег,

и хлеб имеет не всегда прилежный человек.

 

Не мудрым достаётся власть и не достойным честь,

а только случай и момент для всякой вещи есть.

 

12. Но человеку не дано момент свой углядеть,

и попадает он в беду, как зверь и рыба – в сеть...

 

13. Ещё хочу я рассказать о случае таком:

 

14. Однажды город небольшой был окружён врагом.

И наступала на него бесчисленная рать,

и горожане не могли свой город отстоять.

 

15. Но жил в том городе мудрец, незнатный и бедняк,

который обманул врага, и отступился враг.

 

А тот, как был, остался нищ, не ведом никому,

хотя весь город уцелел благодаря ему.

 

16. Ибо на мудрость бедняка – хоть силу превзошла –

народ с небрежностью глядит, и в этом много зла.

 

17. Негромок голос мудреца, но лучше слышен он,

чем властелина гневный крик, что к глупым обращён.

 

18. Орудий воинских сильней премудрость может быть,

но кто не разобрался в ней – всё может погубить.

 

Глава 10

 

1. Испортить масел дорогих благоуханный дух

нетрудно, если бросить в них хоть пару дохлых мух.

Так всё достоинство и честь большого мудреца

страдает из-за одного неумного словца.

 

2. Несходны умный с дураком в стремлении сердец:

мудрец направо повернёт – налево прёт глупец;

 

3. захочет что-то предпринять – всё сделает не так,

и каждый встречный будет знать, что перед ним дурак.

 

4. Когда начальник на тебя набросится как лев,

не вздумай место покидать и прятаться сробев,

но кроток будь – и отойдёт начальствующий гнев.

 

5. Бывает, и властитель сам погрешность совершит,

И породит немало зла и множество обид.

 

6. Глупцы тщеславны: лестны им и высота, и власть;

но низко мудрые сидят, чтоб больно не упасть.

 

7. Пешком идущие князья порой встречались мне:

они достойнее рабов, сидящих на коне.

 

8. Кто роет яму для других, тот сам и будет в ней.

И кто ограду разберёт, того ужалит змей.

 

9. Смотри, чтоб камни громоздя, не надсадить себя

и не пораниться от дров, секирой их рубя.

 

10. Когда топор ты затупил – немедля заостри:

не напрягай напрасно сил, а мудростью бери.

 

11. Заговорить змеи укус смогла б ворожея,

но жало злоязычных уст опасней, чем змея!

 

12. В речах разумных благодать, приятно слушать их;

а изречения глупцов вредны для них самих.

 

13. Начало слов их – болтовня, конец – безумный бред,

 

14. и нету смысла в их речах, лишь суета сует.

 

15. Любая мысль им тяжела, и в тягость каждый труд:

дороги в город из села – и той не разберут.

 

16. Несчастна та страна, чей царь царит с незрелых лет

и чьи князья спешат с утра усесться за обед!

 

17. Но благо той стране, чей царь годами умудрён,

и много лет старинный род удерживает трон;

 

князья же вовремя едят, чтоб силы подкрепить,

а не затем, чтоб языку и чреву угодить!

 

18. Когда по лености свой пренебрежёшь трудом –

обвиснет в доме потолок и протечёт весь дом.

 

19. Приятно сесть за добрый пир в забвении сует,

и вволю пить – ведь без вина веселья в жизни нет, –

и сладко есть – пусть серебро за всё несёт ответ!

 

20. Не поминай богатых злом и в комнате твоей,

а уж злословить о царях и мысленно не смей:

и птицы могут передать им суть твоих речей!

 

Глава 11

 

1. Излишний хлеб не сберегай, не будучи в нужде,

а неимущему отдай: пусти как по воде,

и он вернётся, когда сам окажешься в беде.

 

2. Семи, восьми давай их часть: не знаешь ведь, когда,

какая и на сколько лет придёт к тебе беда.

 

3. Когда набухнут облака, то дождь земле дадут.

И древа будут так лежать, как наземь упадут.

 

4. Тому, кто нá небо глядит, – полей не засевать.

И кто за ветрами следит – тем не придётся жать.

 

5. Как ты не знаешь ветра путь – откуда и куда –

и как во чреве матерей проходит жизнь плода,

так и Господних дел познать не сможешь никогда.

 

6. С рассвета сей или паши, хлеб добывая свой,

и на закате не спеши давать руке покой:

ведь никому не ведом час, когда его труды

удачней будут и дадут хорошие плоды.

 

7. Приятен сердцу ясный день и сладок солнца свет.

 

8. И если человек живёт под ним и много лет,

пусть веселится он все дни, что дал ему Творец,

но помнит: коротки они, и им придёт конец. 

И будет много тёмных дней без чувства и ума,

там, где ни света, ни теней, а только тлен и тьма.

 

9. Пока ты молод – веселись и радости вкушай;

влеченьем сердца и очей дороги выбирай.

Пусть наслаждения тебе младые дни несут,

хоть и потребует за них ответа Божий суд.

 

10. И удали печаль лица в свои младые дни;

от сердца, тела и души всё злое уклони,

ибо дни юности твоей от самых детских лет –

томленье духа и тщета, и суета сует.

 

Глава 12

 

1. И помни Бога твоего в дни юности твоей,

покуда жизнь не принесёт других, тяжёлых дней,

и скажешь ты про эту жизнь: "нет радости мне в ней".

2. Пока что светел солнца луч и звёздам нет числа,

и дождь прошёл, и новых туч гроза не принесла...

 

3. Но будет день, когда дрожит и пёс сторожевой;

когда согнётся сильный муж, поникнув головой,

и перестанут жернова журча молоть зерно,

и омрачатся лица тех, кто выглянет в окно;

4. и дверь на улицу запрут, и голос станет глух,

и человека поутру начнёт будить петух,

и смолкнут песни юных дев, ласкающие слух.

 

5. И убоятся высоты и ужаса дорог,

и зацветёт миндаль, когда ему наступит срок;

кузнечик станет тяжелей, и каперс под кустом

рассыплется - а человек уйдёт в свой вечный дом.

 

6. Уже и плакальщицы ждут под окнами – пока

его серебряная цепь ещё не порвалась,

не разлетелся в черепки кувшин у родника,

и над колодцем колесо не обвалилось в грязь,

и ткань повязки золотой не расползлась на швах...

 

7. И человек, как прахом был, так и вернётся в прах,

и дух, что дал ему Господь, вновь Господу отдаст.

 

8. Всё в мире – суета сует, сказал Экклезиаст.

 

9. Кроме того, что Экклезиаст был мудр, он учил ещё народ знанию, он всё испытывал, исследовал и составил много притчей.*

10. Старался Экклезиаст приискивать изящные изречения, и слова истины написаны им верно. *

 

11. Как иглы – мудрые слова, как вбитый в древо клин,

но в мире много мудрецов, хоть Пастырь их – един.

 

12. А что сверх этого всего – того беги, мой сын:

Ведь если книги составлять – не будет им конца!

А чтенье утомляет мозг незрелого юнца.

 

13. Итак, вот суть всего: в душе Господний страх храни;

заветы Бога выполняй во все земные дни.

Благой ли, злой ли жизнь была, нас тайны не спасут,

14. И мы за все свои дела пойдём на Божий суд.

Мюнхен,  декабрь 1998 г. – январь 1999 г.

 

Часть 5. Песни Израиля

 

Иврит я начал изучать ещё в СССР, в 1967 году, и вскоре влюбился в него так же, как 10 лет назад влюбился в польский. К 1971 году, когда попал в "отказники", а затем и в "тунеядцы", я уже довольно свободно говорил, писал и пел на этом языке и даже отважился обучать ему других потенциальных израильтян и сочинять слова песен.

Мы приехали в Арэц (Страну) – так её называют, хотя в иврите нет заглавных букв, – осенью 1972 года и ещё застали "весёлый Израиль", беззаботный и полный оптимизма после победы в Шестидневной войне. Было много лирических и "военно-патриотических" песен. Поражало обилие русских песен, переведенных на иврит. Пели "Катюшу", "Жди меня", "Синий платочек" и т.д. – вплоть до "Дорóгой дальнею...", и считали эти песни своими, народными!

Попав в 1982 г. в качестве "журналистов-антикоммунистов" на Радио Свобода в Мюнхен и повидав многие страны, мы с женой убедились, что израильские песни популярны везде! Люди пытаются на иврите петь "Хава нагила", "Эвейну шалом алейхем", хасидские плясовые и даже наш гимн "Атиква", но безбожно перевирают слова и не понимают смысла. Причём среди них – множество русских евреев и не-евреев, "ни в зуб ногой" не знающих языка! Именно это заставило меня перевести десятка два песен, сопровождая их точной транскрипцией. Из них я приведу здесь лишь самые популярные".

Э. Левин

 

שִׁירֵי יִשְׂרָאֵל

 

ИЗРАИЛЬСКИЕ ПЕСНИ,

ПОПУЛЯРНЫЕ В 1970-е ГОДЫ

 

 

 

 

ЙЕРУШАЛАИМ ШЕЛ ЗАhАВ

Авир hарым цалул ка яин,
Вэ рэях ораным
Нысса бэ руах hа-арбаим
Ым коль паамоным.
Ув тардэмат илан ва эвэн
Швуя ба халома
hаир ашер бадад йошэвэт,
У ва либа – хома.

Припев(2 раза):

Йерушалаим шел заhав
Вэ шел нэхошэт вэ шел ор,
hало ле коль ширайих
Аны – киннор!

Эйха явшу боррот hа-майим,
Кикар hа-шук рэйка,
Вэ эйн покейд эт hар-hа-Байит
Ба Йир hа-Атыка.

У ва мhарот ашер ба сэлла
Мейялелот руххот,
Вэ эйн йорэд эль Ям-hа-Мэлах
Бэ дэрэх Йерихо...

Припев(2 раза)

Ах бэ-войи hайом лашир лах
Вэ лах ликшор ктарым
Катонты ми цэйир баннайих
У мэйахрон hа-мшорерым,
Ки шмэйх цоррэв эт hа-сфатайим,
Ки нэшикат Сараф –
Ым эшкахэйх Йерушалаим,
Ашер кулла заhав!

Припев(2 раза)

Хазарну эль боррот hа-майим,
Ла шук вэ ла кикар,
Шофар корэ бэ hар-hа-Байит
Ба Йир hа-Атыка.

У ва мhарот ашер ба сэлла
Алфэй шмашот зорхот –
Нашув нэйрэд эль Ям-hа-Мэлах
Бэ дэрэх Йерихо!

Припев(2 раза)

 

 

Слова и музыка Наоми Шемер

ЗОЛОТОЙ ЙЕРУСАЛИМ

Чист как вино твой горный воздух
И хвоей напоён,
И ветерок уносит к звёздам
Твой колокольный звон.
И дремлют камни и деревья,
Забыв полдневный зной, –
Один в горах, мой город древний,
Разрезанный стеной.1 

 

Припев(2 раза):

Йерушалаим, свет небес,
Лазурь и золото и медь,
Позволь мне быть твоею арфой,
С тобою петь.

 

Вода в колодцах не струится,
И рынки не слышны,
И не идёт народ молиться
У Западной Стены.

 

И плачет в каменных пещерах
Пустынных ветров хор,
И не проехать к Ям-а-Мэлах
Дорóгой в Йерихон...


Припев(2 раза)

Смогу ли я из песни этой
Сплести тебе венец -
Слабейший из твоих поэтов,
Последний твой певец?
Ведь и одно твоё названье
Сжигает губы мне,
Как серафимово лобзанье,
Как золото в огне!


 

Припев(2 раза)

Вернулись мы к своим колодцам,2 
И рынки вновь шумны,
И звук шофара снова льётся
У Западной Стены.

 

И солнца блеск в твоих пещерах
Стократно отражён,
И едут люди к Ям-а-Мэлах
Дорогой в Йерихон!

 

Припев(2 раза)

_________________________________________________

1 делившей город по перемирию с

Иорданией в 1948-1967 г.г.

2 песня дописана после освобождения

  восточного Йерусалима в июне1967 г.

 

 

ЭРЕЦ

 

Эрэц, эрэц, эрэц,
Эрэц тхоль эйн ав,
Вэ а-шемеш ла ки дваш вэ халав,
Эрэц ба ноладну,
Эрэц ба ныхье,
Вэ нэшейв ба – йиhъе ма ше йиhъе!

Припев(2 раза):

Эрэц ше ноhав,
hи лану эйм ва ав,
Эрэц шел hа-ам,
Эрэц леолам,
Эрэц ба ноладну,
Эрэц ба ныхье,
Йиhъе ма ше йиhъе!

Эрэц, эрэц, эрэц,
Ям эль муль hа-хоф
У фрахым ви еладым бли соф.
Ба цафон Киннэрэт,
Ба даром холот
Вэ мизрах ле маарав ношэк гвулот.

Припев(2 раза)

Эрэц, эрэц, эрэц,
Эрэц hа-Тора,
Ат мэкор hа-ор у сфат hа-эмуна,
Эрэц, эрэц, эрэц,
Эрэц екара,
hэйн hифтахт, ше эйн зо аггада.

Припев(2 раза)

 

Слова и музыка Шайке Пайкова

СТРАНА

 

Эрэц, эрэц, эрэц −
Синь без облаков,
И солнце в ней, как молоко и мёд −
Край, где родились мы,
И до конца веков
У нас никто тебя не отберёт!

Припев(2 раза):

Как тебя отдать? –
Ты нам отец и мать,
Радость ли, беда −
Эрэц – навсегда:
Край, что нам завещан,
Край, где будем жить, –
И так тому и быть!

Эрэц, эрэц, эрэц −
Берег и волна,
И детишек и цветов земля полна;
К северу − Киннэрэт,
К югу − лишь пески,
А восток и запад так близки...

Припев(2 раза)

Эрэц, эрэц, эрэц,
Древняя страна,
Между небом и тобой − Завет.
На твоём наречьи
Вера нам дана,
И надежда озарила свет.

Припев(2 раза)

 

 

 

ЛУ ЙEhИ!

 

Од еш мифрас лаван ба офэк

муль анан шахор кавэд:

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

Вэ им ба халонот hаэрэв

ор нэйрот hахаг роэд,

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

Припев:

Лу йеhи, лу йеhи, áна лу йеhи,

Коль, ше нэвакеш, лу йеhи!

Лу йеhи, лу йеhи, áна лу йеhи,

Коль, ше нэвакеш, лу йеhи!

 

Ма коль анот аны шомэа –

коль шофар вэ коль тупим:

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

Лу тышама бэтох коль элле

гам тфила ахат ми пи –

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

 

Припев

 

Бэтох шхуна ктана муцэлет

баит кат им гаг адом –

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

Зэ соф hа-кайиц, соф hа-дэрэх –

тэн лаhэм лашув hалом,

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

 

Припев

 

Вэ им питъом йизрах ме-офэль

аль рошэйну ор кохав –

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

Аз тэн шальва вэ тэн гам коах

ле коль эйле ше ноhав:

Коль, ше нэвакеш – лу йеhи!

 

Припев

 

 

Слова и музыка Наоми Шемер

ДА БУДЕТ ТАК!

 

Пока на горизонте виден

белый парус среди туч,

Сделай всё, о чём попрошу!

Пока мерцает вечером

в окне субботней свечки луч –

Дай мне всё, о чём попрошу!

Припев:

Лу йеhи, лу йеhи, áна лу йеhи,

Всё, что попрошу, – чтоб сбылось!

Лу йеhи, лу йеhи, ну пожалуйста,

Всё, что попрошу, – чтоб сбылось!

 

Когда услышишь пение

и звуки бубна и трубы,

Сделай всё, о чём попрошу!

И если слышен в этом хоре

слабый звук моей мольбы,

Дай мне всё, о чём попрошу!

 

Припев

 

Увижу дом под красной крышей

среди серой нищеты –

Сделай всё, о чём попрошу!

Придёт конец пути и лету –

их верни нам снова Ты:

Дай мне всё, о чём попрошу!

 

Припев

 

И если свет звезды падучей

промелькнёт над головой,

Сделай всё, о чём попрошу!

И всем, кого мы любим,

дай здоровье, силы и покой:

Дай мне всё, о чём попрошу!

 

Припев


 

 

Слова Хаима Гефера

hA-ФИНДЖАН

 

мелодия армянская народная

ФИНДЖАН*

hа руах ношевэт крира:
Носыфа кейсам ла мдура,
Ве хах бе зроот аргаман
Ба эш яале  ки карбан;
hа-эш мэhавhэвэт,
Шира мэлавлэвэт,
Совэв ло, совэв hа-финджан.

вокализ

Вэ зот, бло тосэфэт швахим,
Мелэхет мишкэ hа-млахим:
Кафе ве сукар бо ютан
Ве майим – мхацит
hа-канкан,
Йиртах паамаим -
hосифу кцат майим –
Совэв ло, совэв hа-финджан...

вокализ

Вэ зот, бло тосэфэт швахим,
Мелэхет мишкэ hа-млахим:
Кафе ве сукар бо ютан
Ве майим – мхацит
hа-канкан,
Йиртах паамаим -
hосифу кцат майим –
Совэв ло, совэв hа-финджан...

вокализ

Ве им ба шлишит хиш йиртах,
hа-лев ехарэд ве йисмах
Яхзир hа-пасук hа-ношан:
hинэй hа-кафэ квар мухан.
Ныштэ у нышбэах:
Еш тáам, еш рэях,
Совэв ло, совэв hа-финджан...

вокализ

Низкар hа-финджан, эйх элав
hа-хэврэ hигиу ми крав,
Эйх Мотка hа джинджи ратан:
Эхад ло яхзор квар лекан...
Ба дэма эйн кэцэ,
Совэв hу бе эцэв,
Совэв ло, совэв hа-финджан...

вокализ

Шаным яавру вэ дорот,
Гвулот, у гшарым, у мдурот,
Ла зар леолам ло юван,

Ма таам hа-зэмер нуган –
Цанхан вэ резэрва
Тамид йизахэр ва –
Бэ "нагла" ницхит шел финджан...

вокализ

(песня сокращена на 1 куплет)

 

Полуночный ветер остёр,
Подбрось-ка дровишек в костёр
И старый финджан фронтовой,
Налитый водой ключевой,
Держи над углями
И вместе с друзьями
Забытую песенку спой.

вокализ

Пока не вскипела вода,
Мы кофе засыплем туда,
И сахару щедро тряхнём,
И крутим финджан над огнём:
Должна непременно
Душистая пена
Подняться до краешков в нём.

вокализ

И вот уже кофе готов,
Напиток царей и богов,
Но пить его мы погодим,
Ещё раз подняться дадим,
И первое дело –
Чтоб гуща осела –
Студёной водой охладим!

вокализ

И вот он по кружкам разлит,
Финджан уже снова кипит,
И слушая байки и смех,
Он помнит, что видит не всех:
Из боя когда-то
Вернулись ребята
Не все для кофейных утех.

вокализ

Он помнит, помятый финджан,
Как Мотка, сержант-горлопан,
Молчал у костра два часа,
И капнула в кружку слеза,
А Дани-комбата,
С той ночи ребята
Не видели больше в глаза.


        вокализ

Проходят костры и года,
Чужой не поймёт никогда,
Как может от кофе быть пьян
Седой резервист-ветеран, –
Грустить и смеяться,
И петь, и трепаться... –
Но знает об этом финджан.

вокализ

________________________________

*Финджан (араб.) "турка" для кофе.

 

 

 

АЛЬ КОЛЬ ЭЙЛЕ...

 

Аль hа-дваш вэ аль hа-óкэц,

Аль hа-мар вэ аль маток,

Аль битэйну hа-тынóккет

Шмор, Эли hа-тов;

 

Аль hа-эш hа-мэвоэрэт,

Аль hа-мáйим hа-закким,

Аль hа-иш hа-шав hа-бáйта

Мин hа-мерхаким.

 

Припев:

Аль коль эйле, аль коль эйле

Шмóр-на ли, Эли hа-тов:

Аль hа-дваш вэ аль hа-óкэц,

Аль hа-мар вэ аль маток.

 

Аль-на тáакор натуа,

Аль тышках эт hа-тыквá,

hашивэйни вэ ашува

Эль hа-áрэц hа-товá.

 

Шмор, Эли, аль зэ hа-бáйит,

Аль hа-ган, аль hа-хомá,

Ми ягон, ми пáхад пэта

У ми милхамá.

 

Шмор аль hа-меáт, ше еш ли,

Аль hа-ор вэ аль hа-таф,

Аль hа-при, ше ло hишвиль од

Вэ ше нээсáф.

 

Припев:

 

Мерашрэш илан ба руах,

Ме рахок ношер кохав,

Мишъалот либи ба хошэх,

Ныршамот ахшав.

 

Ана шмор ли аль коль эйле

Вэ аль аhувэй-нафши,

Аль hа-шеккет, аль hа-бэхи,

Вэ аль зэ hа-шир.

 

Припев

 

Слова и музыка Наоми Шемер

 

И ВСЁ ЭТО...

 

Сохрани мне, добрый Боже,

Боль и радость, день и ночь,

Мёд храни – и жало тоже,

И малютку дочь.

 

Береги костёр в пустыне.

Чистоту струи речной,

И скитальца на чужбине

По пути домой.

 

Припев:

И всё это, и всё это

Сохрани мне навсегда:

Береги и мёд, и жало,

И жару, и холода.

 

Не сгуби корней растений

И надежд не обмани,

И меня от заблуждений,

На стезю верни.

 

Охраняй мой дом и садик –

И кустарник вдоль стены

Ото всех стихийных бедствий,

В том числе войны.

 

Не забудь про малых деток,

Очага тепло и свет;

Про плоды, что сняты с веток,

И про те, что - нет.

 

Припев:

 

Ветерок шуршит листвою,

С высоты звезда летит,

Сердца тайное желанье

Загадать велит.

 

Сохрани же мне всё это:

Смех, и слёзы, и друзей,

И неспетые секреты

Песенки моей

 

Припев

 

ДОСЛОВНЫЙ ПЕРЕВОД ПЕСНИ, КОТОРУЮ "ЗНАЮТ" ВСЕ

 

Слова: Авраам Цви Идельсон

музыка народная

hАВА НАГИЛА!

 

hава нагила, hава нагила,

hава нагила вэ нысмэха!

hава нагила, hава нагила,

hава нагила вэ нысмэха!

 

hава нэрáнэйна, hава нэрáнэйна,

hава нэрáнэйна вэ нысмэхá!

hава нэрáнэйна, hава нэрáнэйна,

hава нэрáнэйна вэ нысмэхá!

 

Уру! Уру, áхым!

 

Уру, ахым, бэ лев самэах! (4 раза)

 

Уру, ахым,

Уру, ахым,

Бэ лев самэах!

 

ДАВАЙТЕ ВЕСЕЛИТЬСЯ!

 

Давайте веселиться, давайте веселиться

Давайте веселиться и радоваться!

Давайте веселиться, давайте веселиться

Давайте веселиться и радоваться!

 

Давайте будем петь, давайте будем петь,

Давайте будем петь и радоваться!

Давайте будем петь, давайте будем петь,

Давайте будем петь и радоваться!

 

Проснитесь! Проснитесь, братья!

 

Встаньте, братья, в сердце радость! (4 раза)

 

Встаньте, братья,

Встаньте, братья,

На сердце радость!

ПЕСЕНКА ИЗ МОЛИТВЫ

 

ОСЭ ШАЛОМ

 

 

МИРОТВОРЕЦ

Во многие еврейские молитвы (произносимые, в частности, в Пасхальную Вéчерю, в Судный День и другие праздники), а также в поминальный Кадиш входит следующая фраза:

Осэ шалом би мромáв,

hу яасэ шалом алéйну

вэ аль коль Исраэль.

Вэ имрý: амэн!

 

Творящий мир в высотах Своих,

Он ниспошлёт мир (и) нам

и всему Израилю.

И скажите: аминь!

На эти слова Нурит Гирш, тогда ещё израильская девочка, сочинила мелодию, ставшую неслыханно популярной. Эту песенку сейчас распевают по субботам почти во всех синагогах мира.

Вот как она поётся:

Осэ шалом би мромáв,

hу яасэ шалом алéйну

Вэ аль кóль Исраэль.

Вэ имрý, имрý: Амэн!

Яасэ шалом,

Яасэ шалом,

Шалом алéйну

Вэ áль коль Исраэль!

Первый из этих куплетов поют дважды, а второй – 4 раза, после чего всё повторяется как угодно долго и с музыкальными вариациями – как поют обычно почти все так называемые хасидские песни.

 

КАК ПОЮТ ХАСИДЫ

 

Одна из главных хасидских заповедей: служение Богу должно быть радостным. При всём своём религиозном рвении и педантизме, даже самые нищие и многодетные хасиды умеют радоваться – и Богу, и жизни. Они любят петь и плясать до экстаза, любят выпить рюмку водки на субботних (шáбес!) и праздничных (ём-тов!) коллективных трапезах, но никогда не впадают ни в дикое буйство, ни в мрачное похмелье! Одной-двух рюмок им хватает для "воспламенения" (hитлаhавýт) и безудержного хороводного веселья!

В быту хасиды говорят на "мамэ-лошн" (языке мамы, т.е. идиш) и поют юмористические песенки вроде знаменитых "Вэн дэр ребе танцт" или "Аврэмелэ-мелáмед". Но и на "лошн-кéйдыш" (т.е. святом языке – иврите) за словом в карман не лезут. Чтобы создать хоровую или плясовую песню, они берут одну-две фразы из Торы, из Псалмов или молитвенника – и могут распевать их часами, повторяя куплеты и строчки, изобретательно варьируя мелодию – поют на все голоса!

Вот, например, одна такая застольная песня – состоящая всего из двух строк:

 

hИНЭЙ МА ТОВ

hинэй ма тов у ма наим

шэвэт ахым гам яхад!

(Вот как хорошо и как приятно

сидеть с братьями вместе!)

Слова этой песенки взяты из Псалма №133, мелодий у неё не менее двух: одна – медленная и задушевная, другая – бодрая и радостная. Можно переходить с одной на другую и петь бесконечно – пока настроения хватает! Именно так мы и пели её в Пасхальную вéчерю 1976 года, гостя всей семьёй в хасидском поселении Кирьят Малáхи. Принимала нас семья кантора Берэлэ Зальцмана, так что легко себе представить, как вдохновенно звучала там эта незатейливая песенка!

А вот под следующую песенку, воплощение несгибаемого еврейского оптимизма, можно одновременно и плясать: сцепившись в кружок, руки – на плечах соседей, бороды трясутся, а ноги выделывают немыслимые коленца:

 

АМ ИСРÁЭЛЬ ХАЙ

В первом куплете этой песенки сообщается:

"Од Авину хай!" ("Ещё Отец наш жив!"– имеется в виду, конечно, Всевышний). Во втором куплете – столь же радостное утверждение: "Ам Исраэль хай!" ("Народ Израиля жив!") – А вся песенка звучит так:

 

Од Авину хай!
Од Авину хай!
Од Авину, од Авину, од Авину хай!

(это трехстишие поётся дважды)

Ам Исраэль, Ам Исраэль, Ам Исраэль хай!

(эта строка – четырежды).

 

А затем – разные вариации – и всё сначала до упаду!

Ещё одна песня-пляска, очень похожая на предыдущую своим духом торжества и неукротимого оптимизма, но здесь фигурирует не весь народ Израиля, а его любимый исторический герой:

 

ДАВИД, МЭЛЭХ ИСРАЭЛЬ

 

Дáвид мелэх Исраэль

Хай, хай вэ каям!

(Давид, царь Израиля,

Жив – живёт и существует!)

 

Вот и вся песенка!

 

ГИМН ГОСУДАРСТВА ИЗРАИЛЬ

 

Провозглашённое 14 мая 1948 года Государство Израиль выбрало своим Гимном старую сионистскую песню "hа-Тыквá" ("Надежда"), слова которой написал на народную мелодию Нафтали Герц-Инбер в 1882 году, ещё задолго до Первого Сионистского конгресса.

Возрождение своего национального государства было тогда лишь хрупкой мечтой евреев. И всё же они без малого две тысячи лет повторяли в своих молитвах слова надежды:

"Ле шанá hа-баá бь Йирушалаим!"

"На будущий год – в Иерусалиме!"

Таким образом,"hа-Тыквá" с момента её создания была "актуальна" лишь первые 66 лет, а за последующие годы – безнадёжно устарела. Тем не менее, я решил предложить читателям весьма приблизительный перевод (и вполне точное произношение), имея при этом в виду две цели:

а) научить русскоязычных "сионистов" понимать и правильно петь слова, которых они не знают.

б) показать русскоязычным "антисионистам", что в этих словах нет той кровожадности, которую видят в сионизме "Mein Kampf", "Протоколы сионских мудрецов" и пресловутая резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 10 ноября 1975 года.

 

 

 

Текст на иврите:

Произношение:

Возможный перевод:

הַתִקְוָה

hа-ТЫКВÁ

НАДЕЖДА

כָּל עוֹד בַּלֵּבָב פְּנִימָה

 נֶפֶשׁ יְהוּדִי הוֹמִיָּה

 וּלְפַאֲתֵי מִזְרָח קָדִימָה

 עַיִן לְצִיּוֹן צוֹפִיָּה

 עוֹד לאֹ אַבְדָה תִקְוָתֵנו,

 הַתִקְוָה בַּת שְׁנוֹת אַלְפַּיִם:

פעמיים:

 לִהְיוֹת עַם חָפְשִׁי בְּאַרְצֵנוּ

 אֶרֶץ צִיּוֹן וִירוּשָׁלַיִם.

Кооль од ба левав пенимá

Нэфэш Йеhуди омия,

Уль фаáтэй мизрах кадымá

Айин ле Цийон цофия –

Од ло áвда тыкватэйну,

hа-тыквá бат шнот альпáйим:

2 раза:

Лиhъёт ам хофши бэ арцэйну –

Эрэц Цийон вь-Йирушалáйим.

Если в нашем сердце до сих пор

Искра еврейская негасима,

Если устремлён на Восток наш взор,

К древним стенам Йерусалима, –

Значит, есть надежда в жизни –

Та, что двадцать веков несли мы:

 

2 раза:

Вольным народом быть в своей Отчизне –

На Сионе, в Йерусалиме.

 

Послесловие В. Перельмутера

ПО КАПРИЗУ ЛЮБВИ

Что очень хорошо на языке французском,

То может в точности быть скаредно на русском…

Сумароков

Слово найдено мастерски, в десятку: скаредно. И двустишием со вспышкою этого слова исчерпывающе, на мой взгляд, обозначена проблема стихотворного перевода, вот уже третий век занимающая тех, кто берется перелагать на язык родных осин сочинения разнообразных иноязычных авторов. Будь то древнегреческий слепец или китайский мудрец, плененный созерцанием лунного диска на озерной глади да и потонувший в нем; демонический англичанин, хромым метеором пронесшийся, сгорая, от Альбиона до Эллады, или немецкий вельможа-министр, поверивший гармонию стиха алгеброй естествоиспытателя; изысканно-ироничный польский еврей или нервически юный француз, в двадцать лет – без объяснений – бросивший влюбленную в него поэзию, чтобы тридцатисемилетним, умирая от костной саркомы, так и не узнать, что давно слывет классиком…

Как, на внешний взгляд, ни парадоксально, но скаредность в переводе стихов нередко происходит как раз из стремления к точности. Ибо точность – множественна: психологическая/эмоциональная, художественная/образная, смысловая/словарная, можно и продлить ряд. У поэта они сведены воедино органическим, почти бессознательным внутренним усилием – иначе стихов попросту нет. При переводе задачу приходится решать – в значительной мере – извне: через понимание того, что хотел сказать поэт, того, как он сделал бы это, если бы писал на "языке перевода", в частности, по-русски.

"Буквализм – это неудавшаяся точность"

(Шервинский)

Потому для переводящего стихи даже самый академически-тщательно сработанный словарь – одновременно и подспорье в деле, и богатейшая коллекция смысловых иллюзий. Он не передает – и не может передать – ни идущего от каждого слова ассоциативного эха, естественно-внятного тому, кому это слово – родное, ни оттенков смысла, вспышек при столкновении-отталкивании слов во фразе. Искусство переводчика в том и заключается, чтобы превратить словарные иллюзии в поэтическую реальность. Лотман говорил, что совсем нетрудно теоретически доказать невозможность перевода. Если бы… опыты перевода не совершались постоянно и не были бы подчас весьма успешными.

При этом положение переводчика всегда двойственно. С одной стороны – соблазн сделать то, что не удалось другому, пусть даже именитому, а то и вовсе классику. С другой – сознание неокончательности любого перевода, твоего – в том числе. Ну, хотя бы потому, что стареет-обновляется язык.

Здесь – ключевое различие поэзии и перевода, делающее их просто-напросто разыми искусствами.

Книга переводов Эрнста Левина тем, на мой вкус, особенно хороша, что эту двойственность выявляет, подчеркивает – и ею внутренне движима.

Не всякий, думаю, рискнет настаивать на том, чтобы параллельно с его переводами печатались оригиналы – и чтобы любой просвещенный желающий мог обнаружить-осмыслить не только удачи, но и упущения. Откуда – шаг до попытки сделать иначе, по-своему, точнее. И не рискованно ли начинать книгу переводом – да еще и в двух вариантах – самого, пожалуй, знаменитого Шекспировского сонета, который уже перелагали на русский, как минимум, раз полтораста?

Эрнст Левин рискует увлеченно и, я бы сказал, по убеждению, что только так его "хобби" включается в живую жизнь русского стиха. По любви.

Эта книга возникла по капризу любви, который Волошин считал непременным условием перевода стихов. Так обусловлены и выбор оригиналов, и отношение к ним, и неутомимая готовность снова и снова добиваться взаимности, то бишь переживания и впечатления, совпадающих с теми, первоначальными, иноязычными, если угодно, иноментальными.

Иногда это дается как бы невзначай, само собой, "так сказалось" – и потому дорогого стоит. Такова, например, легкая рифменная неточность в переводе из Тувима:

 

Бросить бы все это, бросить бы не глядя,

Поселиться осенью в Кутно иль Серадзе, –

она ведь и в оригинале есть:

 

Rzuciłbym to wszystko, rzuciłbym od razu,
Osiadłbym jesienią w Kutnie lub Sieradzu, –

 

и в ней вернее, чем в словах, – неназванно, для умеющих читать стихи, проскальзывает тоска и неутолимость порыва…

Полярный случай: несуетно терпеливый поиск одного-единственного слова, которого, вроде бы, и нет, ни один словарь не обнадеживает, но – должно быть: без него перевод не состоится.

Chmur schorzalych szare cielska
Nudę sypią na ulicę.
Siwa śmierć obywatelska
Puka w stęchłe okiennice.

По-польски – естественно, обиходно. По-русски – не давалось… сорок лет. И все-таки – нашлось:

Тучи душат, наседая,
Небо скукою сочится.
Смерть житейская седая
В окна нищенкой стучится.

Речь – не об удачах или, там, находках автора, а книга, конечно, авторская: "вразумлять" таким образом читателя не вижу надобности. Но – о содержании и содержимом книги. О том, что автор подсказывает, предлагает читать ее – так.

Кто может – пусть сделает лучше…

Вадим Перельмутер

лето 2005, Мюнхен.

____________________

* Стихи №№ 9 и 10, добавленные составителями библейской Книги, даны в каноническом переводе.- Э. Л.

 



[1] Для целостности текста  повторяем главу 4, впервые опубликованную здесь:  http://berkovich-zametki.com/2006/Starina/Nomer1/Levin1.htm - Ред.


   


    
         
___Реклама___