MN78 Михаил Носоновский (США) Трибология, Библия и иероглифы
"Заметки" "Старина" Архивы Авторы Темы Отзывы Форумы Киоск Ссылки Начало
©Альманах "Еврейская Старина"
Сентябрь 2006


Михаил Носоновский (США)

 

Трибология, Библия и иероглифы: беспорядочные заметки о поездке в Японию



1. Наука о трении и ее история

В октябре этого (2006) года я впервые посетил Японию, где принял участие в конференции по своей специальности. Пару лет назад я опубликовал в сетевых «Заметках по еврейской истории» шуточную статью к Пуриму, в которой рассказывал, что моей основной специальностью является вовсе не еврейская история, а трибология, техническая наука, изучающая трение и другие явления, возникающие при контакте движущихся поверхностей. Тогда я в шутку предположил, что древнееврейский царь Саул был первым зафиксированным в исторических источниках трибологом, поскольку в Библии упоминается, что его щит подвергался смазке.

Для неспециалистов следует напомнить, что само слово «трибология» (от греческого трибос, «тереть») официально появилось в 1966 г., и его создание связывают с так называемым «отчетом П. Йоста». Йост был чиновником британского министерства просвещения и науки, и отчет возглавляемой им комиссии был посвящен состоянию технического образования и исследований в области трения, износа и смазки в Объединенном Королевстве. Это была «эпоха спутника», период, когда развитию технических дисциплин на Западе стали придавать стратегическое значение прежде всего из-за необходимости противостоять советской военной угрозе. Само слово «трибология», по-видимому, было придумано раньше. Еще в 1940-е годы работавший тогда в Австралии Давид Табор (1913-2005), считающийся основоположником и патриархом трибологии, предложил название «лаборатория трибофизики» для подразделения, занимающегося соответствующими исследованиями. Позднее Табор, скончавшийся в прошлом году, много лет вел исследования по трибологии в Кэвиндишской лаборатории в Кембридже. Мне не довелось с ним встречаться, но знавшие его более молодые коллеги (давно уже маститые профессора), такие как Ирвин Зингер из лаборатории ВМФ в Вашингтоне, проф. Стивен Граник (Иллинойс), проф. Яков Клайн из Оксфорда и Вейцмановского института, рассказывают, что Табор очень интересовался иудаикой и был заметной фигурой в еврейской общине Кембриджа.

Маститые инженеры-трибологи уделяют внимание истории трибологии. Существует несколько монографий (Д. Довсона, 1988, В. Барца, 1988, также на русском языке И. Крагельского и В. Щедрова, 1956 и И. Буяновского, И. Фукса и Л. Багдасарова, 1998), посвященных истории этой дисциплины начиная с древних времен. «Историческое» введение есть во многих учебниках трибологии. Все эти работы, как правило, написаны с классических «европоцентристских» позиций. В них почти не уделяется внимание роли арабской, персидской, еврейской и других неевропейских наук; в лучшем случае походя (и без критического анализа источников) упоминаются китайские колесницы. А меня, как человека с востоковедным и семитологическим образованием, именно восточные, еврейские и арабские источники прежде всего и интересуют. Многие десятилетия эти источники выпадали из поля зрения историков науки на западе. Сегодня, в связи с тем, что наш мир стал ближе и теснее, мультикультурные основы нашей цивилизации, напротив, вызывают интерес. Например, проф. Салиба из Колумбийского университета показал недавно, что арабские астрономы сделали ключевые открытия, приведшие к созданию системы Коперника. Я рассказывал об этом в «Заметках» и показал, что и «еврейский след» в этом открытии имеется (в будущем я собираюсь изложить эти соображения в формате научной статьи на английском языке).

2. Наука – поиск истины или «игра в бисер»?

Короче говоря, в любой шутке есть доля шутки и доля истины. Поразмыслив, я решил оформить мое пуримское исследование о трибологии у древних евреев в качестве настоящей научной работы, снабдив его научным аппаратом и всеми необходимыми атрибутами научной статьи.

Тут необходимо еще одно отступление. В отличие от многих людей, занимающихся наукой, я не верю во всемогущество и обожествление научных знаний и научного метода. По крайней мере, в наше постмодернистское время, когда грань между истиной и выдумкой тонка и неопределенна. Давайте задумаемся, кто такой ученый? С точки зрения обыденного сознания, ученый - это очень умный человек, интеллектуал. Фактически это не совсем так, и значение ученого определяется результатами его работы, то есть публикациями. Более того, никаких других непосредственных результатов научной работы, кроме публикаций, не существует. Если вы проделали даже самый удивительный эксперимент или придумали гениальную теорию, но не опубликовали их в качестве научной публикации (не важно, потому ли, что журналы не принимают вашу статью, или потому, что вы не нашли время изложить свои результаты в научном формате), то для науки вашего результата не существует (отдельная тема, которой я сейчас касаться не буду – что такое НАУЧНОЕ издание, и чем оно отличается от обычного). Если «интеллектуал» (с точки зрения прессы и публики) не публикует научных работ, то никакой он не ученый. Короче говоря, ученый равен совокупности своих научных трудов, все остальное (достижения в качестве преподавателя, администратора, признание в прессе) к делу отношения не имеет. А научными являются только те труды, которые изложены в определенном формате и приняты в научные (а не, например, художественно-публицистические или популярные) издания. Научный работник производит научные работы примерно так же, как портной шьет штаны.

Те, кто занимается наукой, знают, что в наше время формальные критерии, относящиеся к публикации, имеют огромное значение. Все гонятся за высокими показателями цитирования, от них зависит получение грантов, работы. Публикация в престижном журнале (с высоким средним индексом цитирования) является мечтой настоящего ученого, поскольку это единственный показатель успеха его работы. Существуют элитарные журналы с очень высоким индексом цитируемости (такие как Nature и Science), при упоминании которых сердце честолюбивого научного работника начинает учащенно биться. Упрощенно говоря, элита научного мира - это те, кто может регулярно публиковаться в Nature и Science, а тем, кто особенно успешно и многократно публикуется в этих журналах, кто имеет феноменально высокие показатели цитируемости, дают нобелевскую и другие премии. Все это похоже на очень интересную, изощренную и утонченную интеллектуальную игру в бисер, участие в которой доставляет большое удовольствие. Но к ПОИСКУ ИСТИНЫ (а именно с ним у многих ассоциируется наука) вся эта деятельность имеет косвенное отношение. Об этом в «Заметках» не раз писал Эдуард Бормашенко, и я с ним согласен. Проблемы возникают, когда ученые начинают претендовать на позицию людей, обладающих особой «научной» истиной, и навязывают обществу свое мнение по таким вопросам, как, например, происхождение жизни или воспитание и обучение подрастающего поколения. Впрочем, не лучше, когда на эту роль начинают претендовать религиозные иерархи, литераторы («поэт в Монголии - это больше чем поэт») или кто-либо еще.

Итак, я взял свою пуримскую заметку в «Заметках по еврейской истории», перевел ее на английский язык, снабдил аккуратными ссылками, по ходу дела нашел многие новые интересные материалы и добавил их, написал предисловие и заключение, положенные для научной статьи. Где ее опубликовать? Самый простой вариант для начала – в трудах какой-нибудь конференции. Тут как раз подворачивается случай. В японском городе Канадзава с 16 по 19 октября 2006 года пройдет Третья Международная азиатская конференция по трибологии. Среди 18 объявленных тем конференции – «история и археология трибологии». Я посылаю заявку «Масло в качестве смазочного материала на Древнем Ближнем Востоке», и ее принимают. Теперь бывшая пуримская заметка в интернете на развлекательном ресурсе "Заметок по еврейской истории" превратилась в настоящую научную публикацию, и официальная ссылка на нее выглядит так: M. Nosonovsky, "Material about the history of tribology in the Hebrew Bible," Proceedings of the Third Asia International Conference on Tribology, Kanazawa, Japan, October 16-19, 2006, pp. 725-726.



Постер (плакат) о материалах по истории трибологии в еврейской Библии (изображение можно увеличить, кликнув мышью).

3. На конференции в Японии

И вот я лечу в самолете Нью-Йорк-Токио и готовлюсь ко встрече с неизвестной мне страной. Пока лечу, читаю на своем лэптопе новомодный роман Empire-V то ли Пелевина, то ли подделанный под Пелевина так искусно, что разницу не отличить, то ли украденный у автора, то ли в рекламных целях запущенный в интернет автором под видом украденного. В романе действие происходит на метафизической вершине Фудзи. А реальную Фудзи мне предстоит увидеть через несколько часов из окна самого быстрого в мире поезда «Синкансэн» по пути из Токио. Самолет ползет 13 часов, над Канадой, Северным Ледовитым океаном севернее Аляски и Чукотки, пересекает российскую территорию к западу от Магадана, Охотское море, Сахалин, и наконец приземляется в Токийском аэропорту Нарита.

Япония фактически находится за пределами освоенной евреями части Земного шара. Так же, как некоторые раввины 19 века полагали, что евреям нельзя селиться в Петербурге из-за того, что в результате белых ночей возникают проблемы с соблюдением некоторых праздников и шаббата, географическое положение Японии создает ряд серьезных галахических проблем для пребывающих там евреев. Дело в том, что общепринятая «линия перемены дат», проходящая над Тихим океаном, по некоторым мнениям, не признается иудаизмом. Крупный галахист Хазон-Иш полагал, что «еврейская линия перемены дат» должна проходить вдоль западного побережья Китая, примерно в 90 градусах к востоку от Иерусалима. Когда во время Второй мировой войны группа ультраортодоксальных евреев попала в Японию, они послали запрос, и получили два разных респонса. Согласно мнению Хазон-Иша, все тихоокеанские острова, включая Японию и Сахалин, должны, как и Америка, отставать на один день от Азии. Более того, как мне объяснил наш знакомый нью-йоркский раввин Л., хорошо разбирающийся в вопросе, в Японии можно соблюдать шаббат, следуя любому из двух мнений, но необходимо быть последовательным, и даже те, кто относит счет дней в Японии к Азии (в соответствии со светским календарем), должны аналогичным образом (и вопреки светскому календарю) считать дни на Гаваях, если они туда попадают. Короче, даже в таком простом вопросе, как соблюдение субботы, вскрылась серьезная двусмысленность.

Я возвращался на самолете в пятницу во второй половине дня 20 октября. Как только самолет взлетел, быстро стемнело и, выходит, начался шаббат. Попросив у стюардессы бутылочку виски, я прочитал кидуш. Через пару часов, однако, самолет пересек линию перемены дат, а потом за окном рассвело, и наступила пятница. Мне ничего не оставалось, как прочитать хавдалу. Затем самолет приземлился в Нью-Йорке около 4 часов вечера, я доехал до дома и успел пойти с сыном на каббалат-шаббат в синагоге. После этого мне ничего не оставалось, как снова сделать кидуш. Таким образом, за одни сутки у меня получилось два шаббата.

Что касается конференции, то сразу скажу, что мой плакат не вызвал большого удивления или интереса у японцев. Их чувство юмора отличается от нашего, и там, где европейцы или американцы вежливо посмеиваются над стандартными безобидными шутками докладчика, призванным расцветить его выступление, японцы сидят с каменными лицами. Немногочисленные европейские участники конференции останавливались, посмеивались, задавали вопросы. Израильтян, по неизвестным мне причинам, на конференции не было, хотя израильская трибология вполне на мировом уровне, и ездить в Японию израильтяне обычно любят.



Автор со свом постером на конференции

Я не буду подробно рассказывать про Японию, страна эта любима многими, и многие могут рассказать про нее лучше. Да и не так много я всего увидел за пять дней. Поразила вежливость, доброжелательность и терпеливость японцев, удивило плохое знание английского: со мной все время пытались говорить по-японски (на котором я знал только несколько ключевых фраз) несмотря на то, что я явно языка не понимал. В японских ресторанах не берут чаевых (и даже не понимают, что это такое). Все это вызывает множество забавных недоразумений. В поезде контролер или торговка, провозящая по вагоном тележку с напитками и снеками, прежде чем выйти из вагона в тамбур, оборачивается лицом к пассажирам, отвешивает поклон, будто маэстро в филармонии, и говорит слова благодарности. В городе в рабочее время все выглядят одетыми очень консервативно, в одинаковых черных костюмах (женщины – в практически одинаковых черных блузках и юбках), так же в костюмах ездят на велосипедах и в транспорте. Школьники в школьной форме.



Крепость Канадзава


Сад Кэнрокуэн (Канадзава) эпохи Энпо (1673-1681) считается одним из трех самых красивых в Японии


Сад Кэнрокуэн (Канадзава)


Подготовка к чайной церемонии в Домике Гейши (Канадзава)


Рядом с Императорским дворцом (Токио)

Однако, как сказал бы герой Пелевина, перехожу от гламура к дискурсу, то есть от описания, вероятно, банальных визуальных впечатлений перехожу к своим впечатлениям по поводу японской письменности. А тут есть немало интересных наблюдений, ведь перед поездкой я решил ознакомиться с основами японского. Для чтения дальнейшего на вашем браузере должна быть установлена CJK-поддержка (поддержка китайско-японско-корейских шрифтов).

4. Иероглифы-кандзи и японская письменность

Японский язык наводнен заимствованиями из китайского, и они играют в нем роль в чем-то похожую на заимствования из древнееврейского в идише. Часто рядом сосуществует японское слово и китайский синоним, пришедший вместе с соответствующим иероглифом, и выбор одного или другого синонима несет разные коннотации. При этом слова китайского происхождения, которые довольно сильно меняют свой фонетический облик, записываются при помощи иероглифов, в то время как японское слово может записываться при помощи или иероглифа или алфавита-хираганы. Например, китайский иероглиф КА, означающий «дом», семья, был заимствован вместе с соответствующим словом, но в японском он означает также слово иэ, имеющее примерно близкое значение.

Сравним это с ситуацией в идише, где есть слово мишпохэ (заимствованное из древнееврейского, мишпохо или мишпаха) и рядом германское слово фамилиэ, также обозначающее «семью». Или германское слово хойз («дом») и древнееврейское бэйс (также дом, обычно в составных словах). При этом мишпохэ и байс будет записано в древнееврейской орфографии, а фамилиэ и хойз в идишской фонетической орфографии, т.е. в идише сосуществуют две системы орфографии. Орфография идиша, однако, следует звучанию слова. В отличие от этого, иероглиф следует значению. Представьте, если бы в идише слова “семья” или “дом” записывались משפחה и בית, но читались бы, в зависимости от контекста, или фамилиэ и хойз, или мишпохэ и байс, и вы получите представление о том, как устроена японская система письма.

Как известно, знак, элемент любого языка имеет два плана: план содержания и план выражения, которые он связывает между собой. План содержания буквы - это фонема или звук ею обозначаемые, план выражения - это графическая форма буквы. План содержания слова - это его значение, план выражения - это его звучание. Западные системы письма пошли по пути записи плана выражения устной речи, записи ее звучания. В звучащих словах выделяются слоги, и первые системы письма, возникшие в древнем Египте и Месопотамии, были слоговыми. В громоздких слоговых алфавитах были сотни букв. Со временем люди научились выделять в слогах отдельные фонемы и звуки, таким образом разложив план выражения речи на более мелкие элементы и создав фонетические алфавиты. Первый такой алфавит, как известно, был создан западными семитами, финикийцами, и быстро распространился среди западно-семитских народов, включая и евреев. Это наш знакомый древнееврейский алфавит из 22 согласных букв.

Дальневосточная, китайская система письма пошла по другому пути. Китайцы решили записывать не план выражения, а план содержания речи. Задача эта не простая, структурировать и разложить на формальные элементы гораздо проще речь с ее повторяющимся потоком слов, слогов и звуков, чем смыслы. Европейские мыслители нового времени пытались создать искусственные языки, классифицирующие смыслы (самые известные из них – «Универсальный язык» Лейбница и современные Ro и предметная классификация Dewey), но попытки эти привели к весьма жалким результатам.

Как же устроено дальневосточное иероглифическое письмо? В Японии получили распространение около 2000 китайских иероглифов-кандзи (буквально это значит «ханьское письмо» или «китайское письмо»), которые могут означать слова, или части слова. Для тех слов и морфем, которые не имеют обозначений кандзи, используется специальная слоговая азбука хирагана, состоящая из 46 букв. Обычно хираганой обозначаются приставки, суффиксы, служебные слова. В принципе, при помощи хираганы можно записать любое слово, но те слова, для которых существуют иероглифы-кандзи, принято обозначать при помощи кандзи. Если сравнивать это с библейским ивритом, то я сравнил бы кандзи с трехсогласными корнями, от каждого из которых можно образовать большое число слов, а буквы – с префиксами, суффиксами и огласовками. В семитских языках корень определяет значение слова, а приставки, суффиксы и вкравшиеся между согласными буквами корня гласные «внутренней флексии» модифицируют это значение. Если вы видите написанное слово с корнем КТБ, вы догадаетесь, что оно скорее всего имеет отношение к письму, даже если не знаете его точного значения. Аналогичным образом, иероглиф передает значение, а записываемые хираганой морфемы его модифицируют, и если вы видите иероглиф «ГО» («говорить, язык») в окружении букв хираганы, то даже если вы не знаете слова, можете догадаться, что скорее всего оно имеет отношение к говорению. Во многих случаях смысл сложного слова соотносится со смыслом составляющих его иероглифов. Например, кандзи означает «учиться» (от «ребенок»), «много» (как бы человек, поднявший руки к небу), а 大学 уже «университет».

Интересно, что в японском языке огромное количество заимствованных английских и других иностранных слов. В любом учебнике для туристов такие традиционные темы, как «отель», «ресторан», «транспорт» и подобные будут состоять на три четверти из заимствованных из английского языка слов: «отель» (хотэру) и «ресторан» (ристорану), «вилка» (форуку) и «нож» (наифу), «мороженое» (аисукуриму) и «пиво» (биру). Однако заимствованные слова не записывают хираганой, нет для них и кандзи. Их записывают специальной второй японской слоговой азбукой, катаканой. Она ничем принципиально не отличается от хираганы, те же 46 букв, только форма букв совершенно другая.

Проблема заимствования иностранных слов существует во всех языках и задевает национальную гордость многих народов. Во многих странах специально разрабатывают и насаждают национальную терминологию. В России появился «водород», «углерод» и «кислород» как калька с европейских языков. Были придуманы слова «самолет», «языкознание», «богословие» и «белок», чтобы заменить иностранные «аэроплан», «лингвистика», «теология» и «протеин». Сходным образом в иврите появились хамцан («кислород»), кaлетет («кассета») и קובץ («файл»). Однако, бороться с заимствованиями сложно, все чаще в русской речи мы слышим «силикон» вместо «кремний» или «протеин» вместо «белок». В иврите иностранные слова могут, по образному выражению Гилада Цукермана, пройти гиюр и получить равный статус с древнееврейскими. Существует и «камуфляжное заимствование», когда заимствованное по сути слово выдается за древнееврейское, ему придумывается еврейская этимология.

Японцы пошли по другому пути. Они не стали придумывать термины или искать в своих древних источниках японские слова, которые могли бы заменить иностранную или английскую терминологию. Они попросту решили записывать их при помощи другого алфавита, катаканы. Что не оставляет ни малейшего сомнения в том, что слова эти второго сорта, им никогда не стать настоящими полноценными японскими словами, как бы они ни старались. То есть использовать-то их будут, но в приличное общество не возьмут. Так же и иностранец никогда не станет японцем и никакой «гиюр» тут не поможет.

5. Иероглифы, радикалы и смыслы

Однако вернемся все же к иероглифам-кандзи, которые интересуют нас более всего. Иероглифы появились в Китае. Однако сами по себе они не связаны напрямую ни с китайским языком, ни вообще с каким-либо конкретным языком. Они ведь выражают план содержания, значение, а он в разных языках примерно одинаковый. Поэтому китайские иероглифы использовались для письма на разных языках: японском, корейском, вьетнамском. Да и сам «китайский язык» не монолитен, фактически это несколько языков: мандаринский, кантонский, минь, цзяньоу, сян, хакка. Обычно их называют «диалектами» китайского языка по соображениям политической корректности, но фактически это разные, хоть и родственные, языки. Итак, китайскую иероглифику можно, в принципе, приспособить для письма на любом языке. Я не нашел, однако, упоминаний об использовании иероглифов для письма по-русски или об особых способах использования иероглифов, применявшихся китайскими евреями.

Иероглифы обозначают смысл, и их около 2000 (а исторически было гораздо больше, словари насчитывают до 40000 иероглифов с местными и устаревшими вариантами и именами собственными). Можно бы на этом и успокоиться и вернуться к более перспективным научным темам (например, изучению сил трения), однако тут начинается самое интересное. Не все так страшно. Иероглифы строятся из графических частей, называемых радикалами. В каждом иероглифе может быть несколько радикалов. И каждый радикал зачастую передает определенный аспект смысла, какую-то сторону плана содержания. Всего же радикалов только порядка сотни. Получается, что китайским мудрецам удалось разложить план содержания на примерно сотню составных частей, базовых элементов смысла, и смысл любого слова представляет собой сочетание смыслов радикалов! Разумеется, зная значение радикалов, входящих в иероглиф, далеко не всегда удается догадаться о значении самого иероглифа. Так же как в иврите, зная корень и грамматическую форму далеко не всегда можно угадать значение слова. Язык не математика и полностью формальным быть не может. Однако в удивительно заметном числе случаев смысл кандзи все же связан со смыслом входящих в него радикалов.

Ну вот пример, японское слово 電話 дэн-ва («телефон»), состоящее из иероглифов ДЭН («электричество» или «молния») и ГО/ва («говорить»). В свою очередь, ДЭН («электричество») состоит из радикалов У/аме («дождь»), ДЕН/та «поле» и изображения молнии, а ГО.ва («говорить») состоит из трех радикалов: ГЭН/ю («слово»), ГО/ицу («пять») и КО/кучи («рот»). Кандзи ГЕН/ю («слово») состоит из радикала «чувство» и опять же КО/кучи («рот»). Таким образом, в банальном слове «телефон» уместились целых шесть смысловых элементов: «дождь», «поле» (с молнией), два «рта», «чувство» и число «пять». Напрашивается целая история о двух людях, которые выражают словами свои чувства, используя для их передачи электричество, т.е. энергию дождя над полем. Согласитесь, что в древнееврейском с его трехсогласными корнями вы такую глубину смысла не найдете, тем более в таком простом слове.

Заинтересовавшись кандзи, я выучил за три дня 80 самых простых иероглифов и отправился в большой корейско-японский магазин рядом с домом. Не скрою, почти ничего прочитать я не мог. Но вот мне попался пакетик японских конфет с четырьмя иероглифами на упаковке: 牛乳 黒飴. Два из них, первый и третий, были знакомы: «рогатый скот» («бык», «корова») и «черный». Второго иероглифа я не знал, но он состоял из радикалов «ребенок», «рука» и неизвестного мне третьего (как выяснилось, обозначающего женскую грудь), в то время как четвертый имел радикал «еда». Наверняка первые два иероглифа означают «коровье молоко», а третий и четвертый – шоколад, что еще может быть написано на конфетах, имеющее отношение к «коровам», «черному» и «еде»? Я спросил на работе у своего коллеги по офису-китайца, и он подтвердил, что это «молоко» и «шоколад», а четвертый кандзи попросту означает «сладкий». Заметим, что китаец вовсе не знает японского языка, но это и не требуется для понимания общего смысла!

Мы упомянули «дождь». А вот как будет «роса» РО/цую, состоящая из «дождя» и «дороги». По созвучию, этот иероглиф, Ро, обозначает также Россию (Россия = что-то + дороги, где-то я это уже слышал). «Дорога» , в свою очередь, состоит из радикалов «нога» и «каждый». Последний состоит из «постепенного продвижения» и «начало, рот». Итак, в «росе» содержатся смысловые элементы дождя, идущего над дорогой (начало и постепенное продвижение). Готовый сюжет для истории о путнике, отправляющемся в дорогу и попавшем в непогоду. Кстати, «погода» по-японски будет 天気 тэнки и состоит из двух иероглифов (оба одновременно являются радикалами): ТЭН («небо») и КИ («дух» или «демон»), т.е. погода это небесный дух. Китайское ТЭН, как мне сказал один известный тюрколог и караимовед, родственно имени древнетюркского бога Тенгри, весьма популярного в узких кругах еврейских эпиграфистов. Синтоистские и буддистские демоны Тенгу, о связи которых с евреями недавно писал Леви Мирон, вошедшие в массовую культуру благодаря покемонам и черепашкам ниндзя, также обозначаются 天狗.

Японисты и китаисты поправляют меня, говоря, что 露, 語 и - это просто фонограммы и что когда иероглиф состоит из двух частей, зачастую одна - радикал значения, а другая - произношения Например, в («говорить»), левая часть (言) - радикал речи, а правая (舌) - намек на произношение. Так же обстоит дело с 語 (言 + 吾) . Левый радикал - признак семантического класса слов, так что такие знаки в целом надо понимать как «слово из класса X с произношением, близким к Y». Конечно, это так, но не всегда научная история знака наиболее интересна. Иероглиф живет своей жизнью, и радикалы, указывавшие на произношение, не могут не «играть» также и со смыслами, порождая ассоциативные ряды.

Однако, продолжим. Сколько планет в Солнечной системе? Девять, ответит любой школьник и... ошибется. Астрономы совсем недавно постановили, что Плутон на планету не тянет. Оставим астрономам разбираться с Плутоном, а так же с Ураном и Нептуном. Классических планет пять, плюс два светила, Солнце и Луна, в честь них в западной цивилизации названы семь дней недели. В каббале это тоже имеется, однако нас сейчас интересует Япония. Итак, НИЧИ/хи («солнце») и ГАЦУ/цуки («Луна») также означает «день» и «месяц». Кстати, Япония, Нихон, страна восходящего солнца, обозначается двумя иероглифами, 日本. Последний хон - («главный» или «корень», от "дерево"), но этот же кандзи обозначает «книгу», и он же используется при исчислении «длинных тонких предметов» (например, стаканов пива, «биру ни-хон, онегаи симас!» означает «дайте, пожалуйста, два стакана пива»), таким образом, это скорее свиток, как и еврейское сефер. Японский язык, понятное дело, 日本語 Нихон-го. Два солнца и три солнца означают «ясный», «чистый», как впрочем и солнце с луной . Однако меня заинтересовали дни недели: 月曜日 гецу-йоби («понедельник, день луны», Moon-day), 火曜日 ка-йоби (день огня, вторник), 水曜日 суи-йоби («день воды, среда»), 木曜日 мока-йoби (день дерева, четверг), 金曜日 кин-йoби («день золота, пятница»), 土曜日 до-йoби (день земли, суббота), 日曜日 ничи-йoби (день, опять же, Солнца, «воскресенье», Sunday). В последнем один и тот же кандзи употребляется в двух значениях, «солнце» и «день». Впрочем, и в использованных во всех них иероглифе, обозначающем день недели, солнце/день фигурирует в качестве радикала: Замечу, что от иероглифа кана («золото или деньги» в «пятнице») происходит серебро, 銀行 банк и многие другие. Я обнаружил, что название города Канадзава («Золотое Болото») состоит из двух иероглифов, 金沢 первый из которых – «золото». И именно искусством золотых ювелирных изделий и изображений из тончайших золотых листов (кинпаку) славится этот город. Как не сложно догадаться, названия планет оказались совпадающими с названиями дней недели: 火星 Марс (планета огня), 金星 Венера (планета золота), 水星 Меркурий (планета воды), 木星 Юпитер (планета дерева) и 土星 Сатурн (планета земли). 遊星

И еще несколько примеров для развлечения публики. Иероглиф означает «мужчина» и состоит из радикалов «рисовое поле» и «сила» (т.е. мужчина – «работающий в поле»). Женщина будет . Иероглиф означает «шумный, аморальный» (три женщины). Знак , напротив, «добродетель/любовь» (женщина и ребенок»). – «высмеивать» (две женщины и мужчина посередине). – «удовольствие», а – «давать», выходит, женщины дают удовольствие, очевидно, с точки зрения мужчин (или наоборот, удовольствие это то, что дают женщинам?). и означает «жена» (первый кандзи означает «своя жена», а второй – «чужая»), а вот - «любовница». Женитьба будет (женщина и человек в клетке). Цветущая вишня (очень романтично). сравнивать. «ложь, фальшивка» (видимо, имеет какое-то отношение к женскому началу). «гейша» (неужели женщина на пару дней?). «свекровь» (заметим, что - "старый", выходит, "старая женщина"). - «кипеть» (видимо, производное от свекрови?). «ревновать и завидовать». - «сверхъестественный», «ведьма», а вот 天女 это ангел или Божественная Нимфа Теньйо, персонаж буддисткой мифологии. «прекрасная». компромисс. «дешевый», «мирный». Я привел только несколько иероглифов из 74 производных от радикала «женщина», приводимых в словаре http://www.saiga-jp.com/.

Нельзя не признать, что за этой системой письма стоит целая картина мира, до некоторой степени дополнительная привычной нам еврейской картине мира.

 


   


    
         
___Реклама___