Tarantul1
©"Заметки по еврейской истории"
Июль  2005 года

 

Аврум Тарантул


"...В Иерусалиме, который в Иудее..."

Заметки иерусалимского обывателя

(продолжение. Начало в №№ 3(52) и сл.)

 

ЛЕТНЕЕ СОЛНЦЕСТОЯНИЕ

 

Начнем, как повелось, с метеосводки? Июнь, как и май, оказался мягким и ласковым. Лишь изредка термометр добирал до тридцати, что комфортно весьма в самые длинные и солнечные дни года.

Июнь – время первой жатвы. Желтеют по обочинам шоссе аккуратно убранные поля и вспоминаются арлезианские полотна Ван-Гога и «Жницы» Милле. Да и то, оба писали в нашем, средиземноморском регионе.

Давным-давно, когда на горе Мориа в Ерушалаиме еще возвышался величественный Храм, на пятидесятый день от начала Песаха, в праздник Шавуот евреи со всей Страны Израиля собирались в столице на церемонию принесения в Храм первого снопа нового урожая. Сам же праздник Шавуот учрежден был в честь дарования Господом Торы и Скрижалей Завета нашим предкам, удалившимся к тому времени от Египта на расстояние семинедельного перехода. По преданию, это место находится в центре Синайского полуострова, около высшей точки его, называемой в еврейской картографии Ар-Моше, арабской – Джабр аль-Муса, что, то же самое, а в русской – горой Синай.

Мне посчастливилось побывать в этом священном месте, подняться ночью на знаменитую гору и встретить на ней рассвет. Когда близлежащие горы приняли от восходящего солнца окраску от розоватой до зеленой, вершина Ар-Моше засверкала золотым отливом, ярко выделяясь на фоне остального пейзажа. Вот уж, действительно, где еще могла состояться историческая встреча, как не здесь? Так и представляешь Моше, подымающегося в ночной тьме по каменистым козьим тропам и осыпям, освещающего себе дорогу неким сооружением типа шахтерской лампочки, закрепленным на лысине (что дало повод через столетия ошибочно перевести «карнаим» - лучи, исходившие от его головы, как «рога», ибо на иврите это слова-омонимы, и документально на веки вечные закрепить эти рога в мраморе Микеланджело!). И представляю шоковое, трепетное состояние деморализованных неизвестностью беглецов-евреев, ожидавших своего вождя в глубокой и по утреннему еще темной долине, когда он предстал перед ними, величественно спускающимся с двумя каменными Скрижалями Завета (быстро, он в принципе не мог, круты тропы, да и скрижали были нелегки, наверно), в сиянии сверкающей золотом вершины горы! Чтобы это понять, надо побывать там!..

С Шавуот связана еще одна традиция. В этот день из ТАНАХа читают книгу Рут, поэтический рассказ из древней жизни предков. Рассказ о жизни Рут-моавитянки, добровольно и навек примкнувшей к еврейскому народу, о ее тяжелой женской доле и, как положено в хорошей читабельной литературе, с хэппи-эндом о любви, вознаградившей невзгоды.

Это очень субъективно, но, сдается мне, что, когда прочитаешь эту книгу, а к ней «Коэлет», называемый в русской традиции «Екклесиаст», а к ней «Песнь песней», то возникает крамольный вопрос «А что дали литературе последующие тысячелетия писаний?». Ведь, на самом деле, выходит, «...что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем»... Сюжеты и идеи этих древнейших книг оказываются зачастую более злободневными, более востребованными читателем, чем сочинения гораздо более близких веков. Как жаль, что в юные годы, когда память и душа так впитывали, для нас были закрыты наши книги, а их заменил серенький суррогат «Родной речи» и прочий дидактически и идеологически выверенный педматериал...

Для современного израильтянина, чей национальный спорт - это «Шулхан арух», в смысле «стол накрытый», Шавуот, кроме религиозного смысла – Белый праздник, ибо накрывать принято едой на основе молочного, а следовательно, никаких мяс! Рыбки, правда, не возбраняются, так что, жить можно! И всевозможные салаты с сырами и йогуртами, и сами сыры, и всяческая выпечка с сырной начинкой, классические грузинские хачапури, например. И прекрасные белые израильские вина: от дорогих рамат-а-голанских до дешевых хевронских. И вообще никаких ограничений на шнапс: все дозволено!

Потому, Шавуот - один из любимых народных праздников. Опять же, красный день календаря. Гуляем, братцы!

Но Шавуат был вторым по счету праздником в июне.

Первым был день Иерусалима. Праздник – государственный, но с какой-то долей галутной стыдливости. А ведь учрежден он по поводу освобождения и объединения столицы. Но беда в том, что мало какие государства мира признают Иерусалим нашей столицей (хорошо, хоть, пока что некоторая часть все же признает наше формальное право на существование!), и еще большая беда, что не все израильтяне осознают, где их столица. Для постмодернистки разложенной доли светских аборигенов, кроме, быть может, проживающих в Иерусалиме, мир глобален, он находится где-то там, и Иерусалим их волнует лишь, как разменная монета, как одна из возможных подачек арабам и «мировой общественности», чтобы проблем, как они считают, убавилось, а там – трава не расти, можно смыться куда-нибудь на давно уже подготовленные позиции. Для израильтян же  национально ориентированных, Иерусалим – это и святыня – для религиозных, и град державный – для светских... 

В этом году праздник прошел достаточно скромно, если можно так выразиться, буднично и даже печально. Были, разумеется, какие-то мероприятия, кто-то куда-то шествовал, но в целом у Страны настроения не было. Это состояние, описываемое сакраментальной фразой моего покойного тестя (з-л): «Их об ништ кен коэх шраен «Ура!» («У меня нет сил кричать «Ура!»), вызвано приближающимся шароновским «итнаткутом» и все большим напряжением внутри общества, несмотря на данные периодически фальсифицируемых заказных официальных опросов, в целом сопротивляюшимся планам власть предержащих. Кто знает, какой страшный прецедент создаст «итнаткут», если им удастся его провести? Что отдадут затем? «Западный берег», как предательски, забыв про свое еврейство, попугайничая вслед за «прогрессивными» CNN, RTVi и прочими радетелями всемирно-исторической демократии, обзывают Иудею и Самарию израильские телекомментаторы? Иерусалим? Рамат-Авив?

Все более СМИ запугивают общество поселенцами. Скудоумам, вещающим «как надо», не понять, что все мы, израильтяне – поселенцы. Поселенцы на этой Земле еще со времен Йошуа бин-Нуна и других вождей ее отвоевавших, поселенцы времен возврата из Вавилонского плена и восстановления Храма, поселенцы первых сионистских потоков алии, начавших заселять и осваивать пустующую землю, умерщвленную римлянами, арабами и турками, поселенцы, покинувшие родину-мачеху СССР или ее обломки... Покажите мне точку на карте Израиля, которая не была бы обихожена еврейскими поселенцами?

Хотя, конечно, можно, идя на поводу у мировой юдофобской пропаганды объявлять нас колонизаторами и оккупантами, которым нет места на земле свободолюбивой Палестины. За это платят, и иногда очень хорошо... Вот, молодежь и старается, глядя на старших маститых товарищей...

Третьим, если так можно выразиться, праздником, июня, был «парад гордости» в Иерусалиме. Парад широко рекламировался СМИ, в нем участвовали, как никому не известные работники голубого фронта, так и знаменитости, например, большой энтузиаст раздачи голубых ленточек, правозащитник и энтузиаст присоединения Израиля к ЕЭС, «русский» депутат Кнессета Роман Бронфман. Эти гордецы, которым, вообще-то, нечем гордиться, кроме своих болезненных склонностей, через суд добились права на проведение этого парада в городе, священном для трех религий, равно (на бумаге, по крайней мере) выступающих против извращений. Истцам удалось опустить при этом мэра Иерусалима, приговоренного, в результате, судом к выплате из своего кармана штрафа в размере примерно 4-х среднеизраильских зарплат за запрет им такой демонстрации. Не впервой. И не таких опускали. Был случай, что они «изнасиловали» президента Государства Эзера Вайцмана, недавно скончавшегося. Вайцман, фрондер по натуре, видите ли, имел смелость в беседе со школьниками заявить, что он – человек старый, консервативный и считает, что парень должен быть парнем, а девица – девицей. Ой, что творилось! Правозащитники и отдельные прогрессивные деятели набросились на президента, и после долгой осады он сдался и принес извинение сексменьшинствам. И демократия восторжествовала!

Естественно, как иначе могло быть в стране, где даже большую политику определяет отвергнутое избирателями меньшинство, вопреки результатам выборов узурпировавшее власть? (Я, правда, по дурости своей считаю, что захват власти меньшинством, это и есть – диктатура, а никакая не демократия!). А тут, всего-навсего, мирно мычащее быдло небесного цвета. Хотя, кто знает, что откроет, как всегда, с опозданием, история, расследуя авантюру Осло, ее «голубую» компоненту? Может, оно не только мычит?..

Я не знаю, если уж демократии так необходимо позволить извращенцам демонстрировать свою малопонятную гордость, то почему бы, в соответствии с древней еврейской традицией не выделить им для этого танахический Сдом? Существует же такое место в Израиле. Никуда не делось. А Иерусалим оставить для мачо нормальной ориентации, без всяких парадов делающих свое дело, как это совершали великий грешник царь Давид и его сын, великий праведник царь Шломо, чьей любвеобильности мы обязаны «Песней песней».

Но что я все о праздниках, да «праздниках»?

Было несколько крупных трагедий.

В районе Беэр-Шевы на нерегулируемом переезде пассажирский поезд врезался в грузовик. Пострадали более сотни человек, около десяти погибли. По иронии судьбы и шофер, и машинист были из «русских», и обоих звали Леонидами. Предположительно, шофер до этого провел много часов за рулем и был, как говорится, не в форме, не оценил ситуацию... Знакомо до боли - низкие тарифы, стимулирующие переработки, никакая техника безопасности...

Руководство занято исключительно подготовкой к «итнаткуту», а в это время террористические палестинские организации, находящиеся как бы в состоянии «затишья», все более активно и безнаказанно отстреливают израильтян. Один был убит в Самарии, по пути домой, будучи обстрелянным из засады. Двоих юношей убили в районе Кирьят-Арбы на автобусной остановке. Этот случай мне особенно запал в душу.

В последнюю пятницу июня мы ездили в Хеврон - первую столицу Израиля.

До завоевания Иерусалима и переноса столицы туда, первые семь лет своего царствования Давид правил из Хеврона. А много раньше праотец наш Авраам купил у хевронского жителя участок с пещерой, где были захоронены Адам и Ева, дабы устроить там родовую усыпальницу.

Царь Ирод Великий возвел над пещерой-усыпальницей величественное здание, архитектурно родственное строениям Иерусалима, о которых мы можем судить сегодня, например, по знаменитой Западной стене, или Стене плача...

Впоследствии мусульмане: арабы, турки, захватившие обезлюженную римлянами Эрец Исраэль, превратили здание усыпальницы в мечеть и пристроили к ней минареты, лестницы, молельные залы. Это сооружение, называемое Меорат а-Махпела,  в таком виде существует и сейчас.

 

Меорат а-Махпела

 

 

В Хевроне во все времена жила еврейская община, но евреев в Меорат а-Махпелу мусульмане не допускали. Иудеям разрешалось подниматься лишь до седьмой ступени лестницы, ведущей ко входу. В 1929 году арабы при попустительстве англичан устроили кровавый погром, вырезав часть еврейского населения и заставив остальных Хеврон покинуть... И лишь после Шестидневной войны, когда ЦАХАЛ захватил Хеврон, и генерал Даян приказал взорвать ненавистную седьмую ступень, евреи получили доступ к могилам праотцев, и с тех пор в Меорат а-Махпеле действует синагога. параллельно с мечетью... Через несколько лет отчаянные евреи, преодолев сопротивление властей, поселились в древнем городе.

Все 10 с лишним лет, что живем в Иерусалиме, собирались съездить в Хеврон. Начало алии вообще прошло под знаком Хеврона.

Жили на дерех Хеврон-Хевронском шоссе.

        Пили дешевенькое, доступное олимскому карману белое полусухое «Хеврони лаван».

Слушали жаркие политические споры на тему отдачи Хеврона Арафату...

И Биби Нетаньягу Хеврон отдал, дабы исполнить бумагу, подписанную его предшественником Пересом. Насчет отдать, все наши политики - большие джентльмены. Преемственность власти полная...

И мы туда так и не выбрались.

Светские экскурсии в Хеврон крайне редки.

С ортодоксами ехать как-то не в дугу, интересы разные, у каждых – своя кампания...

Так и прошли 10 лет.

Несколько месяцев назад организовывалась «правая» экскурсия, и мы записались, но в последний момент жена разболелась...

Но вот, наконец, состоялось - поехали на экскурсию от Иерусалимского общинного дома.

Посетили Меорат а-Махпелу, видели надгробья Авраама и Сары, Ицхака и Ривки, Яакова и Леи.

Потом пошли в еврейский квартал Хеврона, в здание Бейт-Адасса. Там художник Шмуэль Мушник, житель этого дома – еврейского островка среди арабов, рассказал нам об истории здания, о погроме 1929 г., и показал музей памяти жертв погрома, экспозицию который он лично создал и которая стала делом его жизни. Рассказал и о последовавшей за победой в Шестидневной войне жизни восстановленной еврейской общины. Слушая его, душа радовалась – есть еще на Земле искренние еврейские подвижники!

 

В доме у Шмуэля Мушника

 

Когда возвращались к автобусу, ожидавшему нас возле Меорат а-Махпелы, увидели издалека, в арабском квартале такую картину: десятки арабских подростков, рядом – полицейский израильский джип и несколько солдат и какие-то митингующие защитники прав человека с мегафоном. Судя по языку – евреи. Хорошо доносились ивритские слова «кибуш» (оккупация), «зхуёт бен-адам» (права человека) и тому подобная прогрессивная риторика. Все происходило достаточно спокойно, несмотря на жар речей, но кто знает, какие искры остались тлеть в душах слушавших. Это ли не подстрекательство? Против своего же народа?..

 

Репродукция  картины Мушника: собственно пещера (времена Авраама)

 

 ...От Хеврона поехали южнее - на раскопки раннесредневекового еврейского города Сусия, который, воспользовавшись бардаком, воцарившимся между развалом Римской империи и нашествием арабов, независимо процветал несколько веков.

А оттуда – прямо домой.

Приехали – и, на тебе, дурная весть: теракт на шоссе, по которому мы только что проезжали. Мы там были где-то в 15-30, а сообщения пошли в 17-00. Арабы из проезжающей машины застрелили на автобусной остановке пацана 15 лет и еще пятерых ранили (еще один юноша скончался от ран на следующий день). Когда мы на обратном пути миновали Кирьят-Арбу, то чуть дальше на перекрестке, религиозный подросток ловил тремп. Жена сидела у окна и заметила его, и потом возмущалась, что шофер его не взял. Места были. Но шофер, по идее, был прав, что не взял. Вернее, не имел права взять. А жена потом страдала, что это, наверно, именно этого пацана и убили...

 

Репродукция  картины Мушника: надгробное сооружение царя Ирода

 

Эти две жертвы остались никак не отомщенными.

Разве что, глядя на бездействие властей, сконцентрировавших все внимание на осуществлении «итнаткута» и борьбу с его противниками, некоторые горячие головы в Хевроне избили несколько арабов. Это лишь дало повод СМИ вопить о злодеяниях ненавистных поселенцев.

В последние дни июня резко обострилась борьба правительственных сил с противниками «итнаткута», выступавшими под лозунгом «Остановимся и подумаем». Действительно, если даже и искать какой-то смысл в этой программе бегства, то надо вспомнить, что она была провозглашена в другой исторической обстановке, когда в Рамалле сидел любимец всего прогрессивного человечества нобелевский террорист Арафат, и разговаривать Израилю было не с кем. Отсюда – и предложение об одностороннем отделении («итнаткуте»). Но ситуация-то изменилась! И стоит наверняка остановится и подумать, тем более что еще до начала «итнаткута» начали сбываться самые пессимистические прогнозы о его последствиях. Но хунта, захватившая власть, сделала правильный выбор, с ее точки зрения – мчащийся на всех парах Бульдозер практически невозможно остановить...

 

Репродукция  картины Мушника: средневековый вид

 

Между тем, по призыву протестантов в назначенное время десятки, если не сотни тысяч автомобилей замерли на дорогах на четверть часа, демонстрируя массовость протеста.

И в конце июня начались массовые гонения и провокации, организованные полицией и спецслужбами против противников «итнаткута».

 

Репродукция  картины Мушника: вид почти современный

 

Но об этом – в следующий раз, ибо – процесс пошел со страшной силой, и в последние пару дней июня мы видели лишь начало...

Дай, Бог, всем нам сил пережить и преодолеть это бедствие!


   


    
         
___Реклама___