Itkin1
©"Заметки по еврейской истории"
Апрель  2005 года


Дрогомышль, незадолго до войны

Письма семьи Брикнер

Публикация и перевод Долорес Иткиной и Майи Круминь

 


     Эти шесть писем были сохранены с довоенных времен семьей Брикнер и ждали перевода. Их адресат Абрам Брикнер умер в 1994г в возрасте 75 лет. Он никогда не рассказывал о своих родных. Сохранился ответ военкомата на запрос А.Брикнера в 1958г. Было ясно, что людей, писавших письма, на свете уже нет.
     Три письма от матери Абрама Деборы написаны на идиш (так же как письмо брата Элимейлаха). Это скорее не письма, а монологи, без знаков препинания, часто без логической связи следующих одно за другим высказываний.
     Что мы узнаем из текста этих бесхитростных писем об их авторе? Дебора Брикнер - пожилая по меркам того времени женщина (ей уже за 55). Она живет в местечке Дрогомышль на Западной Украине, вошедшей в состав СССР незадолго до того как были написаны эти письма, Дебора живет одна, без мужа. Он умер в 1930г.
     У нее пятеро детей, но с нею живет только младшая - Рифтшеле.Геня (Хенеле) живет в интернате во Львове и бывает у старшей сестры, Фейги (Фейгалин), у которой муж Вилек. Но он плохой муж и сбежал от Фейгалин, оставив ее с ребенком.
     Один из сыновей, Мейлах (Элимейлах), тоже живет во Львове. Видимо, он самостоятельный мужчина, соседи даже думают, что он посылает Деборе деньги, и завидуют ей. И еще у Деборы есть сын Абрам (Абрамчик, Авремеле), который в отъезде (работает на шахте в Кемерово), и которому она постоянно пишет. Дебора - любящая еврейская мама, о детях все ее помыслы. По Авремеле она очень скучает и живет надеждой на встречу с ним. Младшая дочка, Рифтшеле (Регина), учится в школе. Учится отлично. И Дебора считает, что она обязательно должна продолжить учебу.
     Дебора - женщина самостоятельная и работящая. Она зарабатывает на жизнь тем, что печет и продает свое печенье. Еще у нее корова, есть молоко и сыр и деньги от продажи теленка. Из писем Деборы мы узнаем кое-что о жизни евреев местечка. Занимаются они традиционно в основном торговлей, а за занятия торговлей и ремеслом надо платить большие налоги. Есть у евреев и земля, но обрабатывать ее сами они не могут, а наемные работники стоят очень дорого. И еще, пишет Дебора, записываться в колхоз люди не хотят.
     У Деборы есть родственники, которые живут очень тяжело. Из письма непонятно, где они, но не в Дрогомышле и не поблизости. Они продали все свои вещи, им нечего есть, они истощены. Дебора старается немного помочь им деньгами. Можно предположить, что их репрессировали, куда-то сослали.
     Последнее письмо Деборы Брикнер ее дорогому сыночку Авремеле датировано 9 июня 1941 года.

 

Ответ из райсовета на запрос Абрама (Авреймеле) Брикнера о пропавших родных. 1958г.
 
    

***

Drohomysl, dnia 01. 05.1941 (идиш)

     Дорогой Авремеле!
     Я получила теперь твою открытку от 24, вчера получила от тебя открытку. Я очень радуюсь, что ты уже получил моё письмо. Я не могу этого понять, почему твои письма идут ко мне 6 дней, а мои письма к тебе идут очень долго. Что это могло бы быть?
     О жизни. Каждый день становится дешевле, потому что у нас уже очень много товара. Можно уже всё получить. В Яворiве есть очень много товара, и в то же время Лемберг (Львов!) переполнен товаром, только денег уже нет. Ты пишешь, чтобы я тебе всё писала, что у нас слышно. Это не новость, что на селе (неважно?), потому что нельзя торговать, а евреи привыкли только торговать, а с полей не проживёшь, потому что работники очень дороги, а евреи одни работать не могут. Налоги очень велики, потому что никто не хочет записываться в колхоз. Но, слава богу, меня освободили от всех налогов, потому что мне больше 55 лет и у меня в доме нет [взрослых] детей.

     За работу Ентшле должна ещё платить все налоги, так как у неё в доме есть работницы и им уже 18 лет. Но Рифтшеле ещё нет 18 лет, так я уже свободна от всех налогов, а с поля я не смогла бы выжить. Но, слава богу, что зарабатываю с огорода и торговли выпечкой, потому что село большое. У Мотина девочки опять шьют. Они зарабатывают, но большого дохода ещё нет. Они платят налоги за шитьё и … У него опять большие заботы (zores): хоть он имеет 6 маковых (?) полей, но не имеет что сеять, крутится немного ещё с полями, но это уже не то что раньше.
     Сейчас 1 мая, праздник, но что из этого вышло. Уже две недели идёт сильный дождь, идёт без перерыва. Ещё ничего не посеяно в полях. Все ходят вокруг, и плачут, чем же это всё кончится? Ещё нельзя ничего сеять на всех полях. И моя корова ещё не отелилась, и только 7-го она должна иметь телёнка. Она ещё не пасётся, потому что день и ночь идёт дождь. Вот такое наше счастье.
     Напиши, какая у вас погода. Моя корова хорошо перезимовала. Она ест бульбу. Ты пишешь, что скучаешь по дому. Что я могу тебе сказать? Моя тоска очень велика, только я надеюсь на твоё скорое возвращение домой. Уже недолго ждать.
     Хенеле пишет, что она пошлёт мне ботинки, это очень крепкие ботинки и очень хорошие. Тогда мне будет в чём ходить в деревне, а ей я куплю другие, потому что во Львове летом очень тяжело ходить в ботинках.

     Я жду уже твоего скорого приезда. Что ты пишешь, что пошлёшь мне что-то? Хенеле с Мейлахом были на Пасху у Фейгалин, а сегодня Мейлах пошел в синагогу.
     Я писала Фейге, чтобы она взяла воротник, она писала, что он очень красивый. Бульба стоит у нас 30 р. корзина.
     Я получила письмо от тёти Эсре. Она пишет бедная очень горькое письмо. Она ещё не получила 50 р., но она уже надеется на них и очень радуется, что я их послала. Она просит, чтобы я опять послала. Что же будет c людьми, как долго они там будут, пока не умрут все и опухнут с голода. Они уже всё продали и получили за костюм 800р. и уже эти деньги проели. Литр молока стоит там 3 р. и нужно идти за ним 6 км. Кило бульбы стоит 2р., всё очень дорого. Хочется криком кричать, за что такое наказание послано на людей? Она пишет, что их уже не узнать, только кричать «аминь». Напиши ей письмо, она спрашивает только о тебе. Привет и поцелуи от меня.
     Твоя мать, которая надеется в своем сердце с тобой увидеться Дебора Брикнер.
     Я радуюсь очень, когда письмо приходит.

 

     Дрогомышль 25.05.1941 (идиш)

     Родной мой Авремеле!
     Я получила твое такое дорогое для меня письмо, которому я очень обрадовалась, потому что ты сразу не ответил мне, и я уж не знала, что я должна думать, почему ты не прислал мне твою фотографию. Я тебе напоминаю, что корова счастливо отелилась и дает очень хорошо молоко ежедневно свои 10 литров, и теленка я продала за 30 рублей и сегодня я поехала в Лемберг и послала нашей Фейге (Feigalin) сдобного печенья (puter gebeke) и бутылку сметаны и творог.
     Еще я переживаю, что Вилек взялся за прежнее, и она теперь бедная осталась одна. Она пишет, что не знает, что ей делать и как быть с ребенком, и она пишет, чтобы Рифтцле на днях приехала, но Рифтцле не может поехать, так как она еще не закончила учебу.
     И я совсем не знаю, что она будет делать, и что ты пишешь, что она бедная плохо выглядит (set nebich schlecht ois), это-таки правда, потому что она очень работящая, а Вилек - плохой муж. Он ничего не приносит, и ему надо только хорошо покушать и быть красивым, а работать должна она, и обо всем заботиться, и она уже не будет разводиться, потому что она пошла к … но по дороге раздумала.

     Теперь мой дорогой сыночек, почему ты совсем не упоминаешь, когда ты домой приедешь. Ты же писал, что 15/6 будут уже каникулы, и ты приедешь домой, а теперь ничего не пишешь. Так что я прошу тебя очень, напиши мне скорее, когда ты будешь дома, потому что я очень скучаю по тебе. Я очень хочу уже тебя увидеть.
     Почему ты мне не написал, как праздновали первое мая, о чем я хотела бы узнать.
     Уже больше не идет дождь, я посеяла 50 кило овса и посадила 2 ящика картошки. Напиши мне, какая там погода и получаешь ли ты сейчас продукты дешевле, чем раньше, потому что у нас, между прочим, жизнь очень дешевая, только картошка сейчас стала очень дорогая. Один ящик картошки стоит 50 рублей, одно кило христианского (kristliche) масла 12 рублей, кошерного 20 рублей, творог 3 рубля, один литр молока 1 рубль, яйца 25 самые лучшие, белая мука 3-50, а вина (liquer) здесь, сколько хочешь всего, только нужно иметь деньги.
     Одежду и обувь можно уже достать, но только в Лемберге. У Рифтцле уже скоро каникулы, а у Хенеле еще нет. Ей надо очень много заниматься сейчас к …(окончанию?)

     Я бы тоже уже хотела всех увидеть (Ich wolt schoin gewolt eich ale sehn) Я шлю тебе привет, целую тебя и прошу тебя только написать, когда ты приедешь домой. Больше новостей у меня нет, все просьбы от меня старые.
     Твоя мама, которая думает только о том, как увидеться с тобой,
     Дебора Брикнер.

     Дорогой Ремеле, что ты пишешь к Рифтцле, я совсем не понимаю. Рифтцле знает хорошо по-русски, но твой почерк она не может читать, потому что пишешь очень непонятно, но ее почерк хороший?



     Дрогомышль дня 9/6 1941

     Моё любимое дитя Авремеле!

     Твою открытку получила. Я не могу всё же понять, почему мои письма идут так долго к тебе. Я всегда тебе сразу отвечаю на твои письма. Теперь пишу тебе, что Рифтшеле сегодня поехала в Лемберг к Фейге, потому что Вилека взяли в армию (или попал в милицию?) и она одна с ребёнком ума не приложит, как продать. (что-то?).
     Так что Рифтшеле поехала, и она легко запишется в школу, потому что здесь она [школу] закончила. Это стыдно, если она не будет учиться дальше. Мне одной будет тяжело, но это стыдно, если она не будет учиться. Она получила очень хорошие отметки - все «Видмiнно» и похвальную грамоту. Только трое детей получили такие отметки.Я ей дала с собой масло, мой сыр и масляное печенье. Теперь я только думаю о том, чтобы ты получил отпуск домой, потому что я очень скучаю по тебе. Я бы уже хотела тебя видеть, я осталась одна, я должна работать, потому что [нанять] работника очень дорого, но, слава богу, я зарабатываю огородом (?) Но я должна платить работнику, ведь некому меня обеспечить мукой и дрожжами. Вот Шикеле ходит каждую неделю в Яворiв и получает очень хорошую муку за 2,60, потому что он стоит целый день, а я не могу ходить в Яворiв, и должна платить за муку самое малое 4,20 и за дрожжи и всё я должна платить дороже, но, слава богу, я зарабатываю. Но Ентше зарабатывает ещё больше, потому что она покупает всё дешево, потому что Шикеле ходит в Яворiв и всё ёй приносит. И Мотин тоже всё приносит, но мне он не хочет ничего приносить. Они мне большие враги, они не прощают мне, они говорят, что ты шлёшь мне много денег, и зачем мне столько денег, и Мейлах зарабатывает. Они думают, что Мейлах посылает мне деньги. Я имею очень больших врагов.

     И ещё меня освободили от всех налогов, так они не прощают мне, но я благодарю господа за все, чтобы господь нам и дальше помогал и был добр к нам.
     Я сшила себе платье, и уже всё у нас можно получить (достать), только обуви получают очень мало. Сахара достаточно, но хлеба очень мало. Уже слава богу на улице очень ясно, больше дождь не идёт. У нас ещё сажают бульбу.
     Сейчас уже кончился шабес. У нас был, слава богу, хороший праздник, я пекла творожный струдель, масляное печенье, только мяса мы не едим, потому что оно очень дорого, но мне его и не надо. У меня, слава богу, есть молоко.

     Я получила открытку от тёти Эсре и посылаю эту открытку тебе. Больше у меня новостей нет. И самое большое моё желание скоро с тобой увидеться.
     От меня
     dain mutter Дебора Брикнер.



     Письмо Элимейлаха Брикнера


     Львов дня 13/II 41

     Мой дорогой брат! Твое письмо мы получили еще 6/II с 15 рублями, и 6/II я послал тебе письмо и от Берл Мовтера письмо, и сегодня я выслал тебе посылочку на фабрику. Но я боюсь, что фабрика тебе [её] не отдаст, потому что я не пишу для кого, потому что нельзя писать, для кого она послана. Можно только писать что на фабрику.

     II 13/II
     Сегодня я послал тебе пакет. На другой стороне я написал «для Брикнера» восемь маленьких букв. Ты скажи на своей фабрике, что прибудет пакет с «Вiльний Друд» (так в тексте!) от твоего… [родственника?] и ты сможешь сказать, какие там в пакете вещи. В случае если даже со всей этой морокой они тебе пакет не отдадут, тогда я могу послать тебе список, что я туда положил. Если через 10 дней пакет не придет, ты мне зараз напиши, а до 23/II жди посылку. В ней нет письма. И как только ты ее получишь, зараз напиши мне, мне любопытно (ich bin neugirig), передали они тебе посылку или нет.
     До свиданья (ich grisse dir).

     Элимейлах Брикнер

     Ещё на 1-й стр. список, написан тем же почерком:
     2 пары галош 54 р.
     2 кило перловой крупы 400
     1 " сахара 500
     1 " селедки 850
   1/2" конфет 300
     4 пары носков 12
     1 пара чулок (?) 550
     1 " варежек 12
     - -----------
     10400
     1 «сантиметр» 700

     Одна партия денег - число зачеркнуто
     …………………………..111
     И ты послал по почте
     один раз 80 руб. и 15 руб. и еще 15 руб. всего 110.



     Письма Гени Брикнер брату Абрахаму



     Lwow 27 III 41 (на польском яз.)
     Kochany Abraham,

     Я здорова, чего Тебе тоже желаю. Мне очень неприятно, но должна выразить свое недовольство. Опишу тебе всё сначала. Редко хожу к Фанке (Фейге!), потому что Вилек большой хам.

     Когда я первый раз пришла к Фанке, мы разговаривали, и она не вспомнила о Твоем письме, как будто вообще не было письма от тебя. Приходит Вилек. Как ты знаешь, он должен с кем-то поссориться; я стала той жертвой. Потом Ф. спросила меня, написала ли я уже тебе письмо, я ответила, что еще нет. Тогда она сказала, что получила от тебя письмо и дала мне прочитать.
     Те туфли, которые ты мне послал, они мне не отдали, а послали их домой. Так решил Мейлах, и я начала с ним ругаться (с Вилеком). В общем, так не надо было, но как можно так делать? Это глупо в наивысшей степени. Напиши Фанке, что ты об этом думаешь. Получила в начале зимы обувь в интернате. Они уже немного поношены, но если я должна в них ходить всё лето, то это невозможно, тогда опять зимой мне не в чем будет ходить.

     Речь о том, какое право он имел посылать их домой. Ничего не случилось, если бы [просто] послали домой, но это же подарок! И я не могла справиться.
     Тебе сердечное спасибо за Твое доброе сердце, что помнишь обо мне. Отдельно тебя благодарю за шлахмонэс (написано на идиш - посылку, вознаграждение?) так как это имеет для меня такое большое значение, что ты даже себе не представляешь.
     Сделала теперь 3 снимка, но получу [их] только 29-го. Два нужны для паспорта, а один пришлю тебе. Из-за этих туфель я не пойду к Ф., не хочу вообще их знать. Очень тебя прошу, напиши мне письмо, что слышно у тебя. Как ты поживаешь? В какой ходишь класс, я хожу в 8-й. В соревновании я лучшая в классе, а по теории (по предметам?) имею 3 «хор». Когда показываю твои фотографии, то говорят, что я очень похожа на Тебя. Уверена, что Ты не будешь с удовольствием читать это письмо. И прости меня за почерк и за письмо. Скоро напишу Тебе другое. А что я так редко Тебе пишу, это вообще ни от моей … ни от лени, как считает Фанка. Такому человеку [как ты] пишу с большим удовольствием и желанием. Надеюсь, что теперь буду писать чаще.
     Сердечно Тебя благодарю и Приветствую моего наилюбимейшего и милого брата от твоей доброжелательной к тебе сестры Гени.
     Всего наилучшего.

     Прошу Тебя, не посылай это письмо домой или Фанке.
     Мой адрес. Львов. Ул. Пекарська, 9, общежитие. Геня Брикнер.

     21 марта был мой день рожденья и даже никто меня не поздравил, по крайней мере… было лучше …

     Письмо Регины (Рифтшеле), написанное на одном тетрадном листе вместе с письмом Деборы от 09.06.41

     По-украински:

     «Дорогой брат!

     Пишу тебе письмо, как только получила от тебя, за которое я тебе очень благодарна. Я 5 июня получила свидетельство с отличными оценками и похвальную грамоту. Нас только трое заслужили такой похвалы – я, Чич и Маречко. Фойга Вольф сдала все отлично, только четыре «хорошо». Сейчас вечер, еду во Львов к Файге и, может быть, запишусь в школу, т.к. я ту нашу школу окончила.
     Я тебя очень прошу приехать на каникулы. Больше не знаю, что писать. Я тебя прошу – старайся приехать.

     Твоя сестра
     Брикнер Регина Осиевна»

     Письмо датировано 8.06.41г

     От переводчиков

     Думается, что в те горестные дни и часы пребывания в гетто у Деборы и Рифтшеле Брикнер была хотя бы одна утешительная мысль: как хорошо (Gott sei dank), что их дорогой Абрахам-Авреймеле так и не выбрался домой в отпуск…

     Из писем и Свидетельства о рождении Абрама Брикнера можно понять примерный состав и возраст членов семьи:

     Дебора Брикнер (к 1941г. ей больше 55 лет). Гетто в г.Яворов
     и Шая Брикнер (поженились 20.10.1912г.) Умер в 1930г.

     их дочь Фейга (р.1913-1915г.) гетто Львов (?)
     ее муж Вилек
     их ребенок.

     Сын Элимейлах (Мейлах) гетто Львов(?)
     Сын Абрам р.8 мая 1919 г. умер в 1994 г. в Казани.
     Дочь Геня р.21 марта 1925 г. Гетто Львов или Яворов
     Дочь Регина (Рифтшеле) – возможно, она же Геня, Хенеле

     Тетя Эсре с семьей.

     Прочтение этих писем помогло узнать, как выглядели Геня и Мейлах Брикнеры:

   

 

    На обороте сохранившейся фотографии угловая надпись по-украински:

     12/11. 1940 р.
     Брат и Сестра Мейлах и Геня даруему найдорошу Брату нашу фотокарту.

     Может быть, кто-нибудь из жителей Львова или Дрогомышля, прочитавший эти письма, знает что-то о семье Брикнеров и жившей с ними по соседству в Дрогомышле семье Вольф?


   


   


    
         
___Реклама___