Azov1
©"Заметки по еврейской истории"
Ноябрь  2005 года

 

Марк Азов


Машиах пришёл



     Бывают в жизни совпадения. Я утром сходил, извините, в туалет, нажал, как водится, тот самый рычаг на бачке, но шум обрушившейся воды, против обыкновения, не ослаб и не прекратился, а, напротив, стал нарастать, будто поток вырвался из кабинки в квартиру, водопадом скатился по лестнице и вот уже ревел на улице…Хотя вода, усмиренная стоп-краном, преспокойно стояла в бачке…То, что я принял за рев воды, было шумом толпы и рычанием машин под моими окнами. Я, как был в тапочках, выскочил на улицу, толпа подхватила меня, упираясь локтями, плечами, пузами, и потащила с собой.
     Все так сосредоточено сопели, что добиться ответа, куда и зачем нас несет, я не успел, пока не оказался у ворот кладбища, открытых настежь. Здесь я ухватился за ворота, а толпа катилась мимо. И тут случилось второе совпадение. На кладбище такое марево песка висело в воздухе, что я поневоле зажмурился, чтоб не засорить глаза, в ноздрях защекотало, и я чихнул, что называется, от души, а когда открыл глаза, увидел, что все могильные плиты сдвинуты с мест…Но не мог же я так сильно чихнуть!.. И ямы пусты, ветер выдувает из них песок, а мертвецов не видно…Только один, слава Богу, живой человек оказался рядом: тоже держится за ворота, чтоб толпа не снесла.

     - Может, вы мне скажете, что происходит?- спросил я его.
     - А вы что, не видите, Машиах пришел.
     Ах, вот оно что, оказывается: все бегут встречать мессию!
     И могильные плиты сдвинулись, и мертвецы убежали из могил вовсе не от моего чоха.
     - А вы почему же не побежали?- спросил я своего собеседника, который, судя по кипе на голове, должен был ожидать прихода Машиаха с большим, чем я, нетерпением.
     Он только головой покачал:
     - Вы не видите, что творится?

     Я стал присматриваться и понял, что, несмотря на чудо явления мессии и воскрешение мертвецов, толпа движется не безумно и не стихийно, а подчиняется установленным правилам. Вот, откуда ни возьмись, набежали полицейские и охрана в штатском - поток людей и машин разорвался надвое, как море при исходе из Египта, зарыдали сирены, и вереница правительственных лимузинов с джипами сопровождения, прорвалась на предельной скорости, осыпая нас огнями мигалок.
     - По-моему, - сказал я,- наши министры и депутаты первыми встретят Машиаха, но зачем это им? Не понимаю. Ведь это же конец демократии. Вместо Кнессета у нас будет царь Израиля.
     Тем временем машин на дороге становилось больше, а пешеходов меньше. Подогнали много автобусов, и все, кто успел, рассаживались.
     - А мы что стоим?
     Ответа я не расслышал, потому что над нами гремело небо: проплыл вертолет премьер-министра в сопровождении еще двух вертолетов.

     - Пока мы доползем, все уже разойдутся по домам,- сказал мой попутчик.
     - А мы вечером посмотрим по телевизору, - стал, было, утешать его я, но мои слова заглушили звуки шофара, похожие на журавлиный клич, и, словно стая этих длинноногих птиц, задевая нас крыльями полосатых своих накидок, прошагали бородатые, с пейсами ученики иешивы, с раввином во главе клина.
     - Интересно получается, - возмутился я, - элита, правители, которые ни в Бога не верят, ни в черта, мчатся на лимузинах и вертолетах, а равы, которые, по идее, должны первыми встретить своего Машиаха, идут пешком!

     Но я видимо поспешил с выводами. Ешиботникам подали автобус. Последний, но зато большой, на пятьдесят мест, хотя было их всего двадцать-тридцать.
     - Кажется, нам повезло, - я подхватил под руку своего кипастого и потянул к автобусу,- поедем с ними.
     Но он уперся:
     - Вы езжайте, вас они возьмут.
     - Скорее - вас, на мне даже кипы нет. Я, можно сказать, почти что гой.
     - А я не один.
     - Как это?

     - Ну, со мной он, а его вряд ли можно посадить в автобус.
     И только тут я обратил внимание: к рожковому дереву у ворот кладбища был привязан ослик. Белый с голубыми глазами. Стоял и обирал подвижными губками колючий кустик.
     - Уж мы с ним как-нибудь своим ходом, - сказал мой собеседник.
     Вздохнул, отвязал своего ослика, сел и уехал по опустевшей улице в обратном направлении.


   


    
         
___Реклама___