Denisov1
©Альманах "Еврейская Старина"
Октябрь 2005

Евгений Денисов

Иудаизм, кочевники и

благоговение перед жизнью

 

 


   
     "Сорвешь цветок - где-то погаснет звезда".
     "Я стал кочевником, чтобы сладострастно
     прикасаться ко всему, что кочует".
     Андре Жид


     1. Толчком к написанию статьи был разговор с одним довольно знаменитым советским, а позже - израильским ученым, литератором, еврейским правозащитником и одним из издателей израильского общественно-политического и литературного русскоязычного журнала.

     Так вот, разговор зашел с этим ученым о творчестве прославившегося не только в России, но и за ее пределами, востоковеда-географа Льва Николаевича Гумилева, сына русских поэтов Анны Андреевны Ахматовой и Николая Степановича Гумилева. В частности, затронули и тему гумилевской концепции пассионарности (страстности, энергетичности). Согласно этой концепции, историю двигают, прежде всего, пассионарные народы и "пассионарии" - люди.

     В качестве особо пассионарных народов Л.Н. Гумилев выделил номадов-кочевников. Значение, роль кочевников в истории состояла не только и не столько в том, что они перекраивали историю, завоевывая другие народы, страны и даже превращая в руины и пепел могущественные державы, такие как Римская империя или Китай в двенадцатом веке. Империи, казавшиеся еще вчера вечными и несокрушимыми. Ну и что, вроде бы, что они их разрушили, ведь и созданные, в свою очередь, этими кочевниками империи вскоре также рассыпались, как карточные домики. Человек, отрицательно оценивающий историческую роль кочевников, видимо, сказал бы: "исчезнув, как вампиры, при первых лучах восходящего солнца".

     Но, согласно Л.Н.Гумилеву, подчиняя себе новые страны, кочевники изменяли завоеванные народы-этносы настолько, что для тех открывались новые главы истории и часто не менее важные, чем предыдущие. Время этих завоеваний номадов было связано с изменениями направлений пересекающих Евразию с запада на восток циклонов, в свою очередь находящихся в зависимости от неравномерности активности солнца. Наиболее известные из кочевых народов это скифы-саки,1 хунну-гунны,2 монголы (татаро-монголы), древние тюрки. Многие американские индейцы тоже были кочевниками.

     Объяснял Л.Н.Гумилев эти перемены, произошедшие с покоренными народами, появлением у них пассионарного импульса, делавшего начинающиеся новые этапы истории этих этносов часто более важными, чем на предшествующем историческом этапе.

     Так, например, согласно этой концепции, настоящая, подлинная, история Руси-России, начинается лишь с завоевания ее слабых и разрозненных раннесредневековых княжеств татаро-монголами к сороковым годам XIII века. Именно татаро-монголам и обязана Русь импульсу, благодаря которому и стала позднее крупным и очень значительным государством.

     Так вот, ученый, с разговора о котором мы начали статью, полемизируя с означенной идеей Л.Н.Гумилева об особенной пассионарности кочевников, отличающей их от других народов, высказался в разговоре в том плане, что номады - народ несколько, скажем, ущербный. Было даже употреблено такое слово, как "паразит", "паразиты".

     Безусловно, все мы имеем право иногда позволять себе "ляпы", то есть говорить нечто, что, может быть, говорить не следует, совершать изредка faux pas (ложные шаги, ошибки). Вопрос состоит в том, насколько мысль этого ученого является просто ляпом. Дело в том, что похожие высказывания приходилось слышать и от других, казалось бы, вполне достойных и интеллигентных людей. Создается впечатление, что подобная оценка - не большая редкость.

     Не думаю, что имелся в виду экономический паразитизм. Маловероятно, поскольку всем ясно, что кочевники всегда были вынуждены, в том или другом объеме, заниматься обменом собственных продуктов животноводства, - мяса, молочных продуктов, шерсти, войлока, кожи и т.д., - на земледельческие. Как и на предметы ремесленного производства, такие, как керамика, утварь, одежда, украшения.

     Подразумевалось тогда при этом, скорее, что от кочевников не осталось столь впечатляющих монументальных памятников культуры, как, египетские пирамиды, великие китайские стены, венеры милосские, божественные комедии, кёльнские соборы, монны лизы или нью-йоркские небоскребы.

     2. Автор этой статьи, будучи археологом, палеоэтнологом, большую часть своей жизни, по роду профессии, имел дело с культурой и обычаями древних кочевников. Нельзя заниматься каким-либо вопросом, темой без того, чтобы не попытаться войти в этих людей, полюбить их. Надо ли говорить, что Вашему покорному слуге было не очень приятно слушать такого рода высказывания? После того, как однажды пришло в голову проанализировать, какой же деятельностью занимались первые евреи, стало ясно, чем можно ответить этому ученому. Достаточно для этого вспомнить Пятикнижие и подумать, какой образ жизни вели первые евреи. - Ведь они же были именно кочевниками!

     К сюжетам первой книги Моисеевой автору этих строк приходилось обращаться с исследовательской, научной позиции начиная с 1972 года. Результаты первого этапа исследований вошли, наряду с прочими материалами, в университетскую дипломную работу, защищенную в 1973 году. Отражены они и в научной статье, опубликованной в 1974 году.3

     Что касается "заниматься долго каким-либо вопросом" - какие отношения устанавливаются у человека с темой, которой он долго занимается? Это отчетливо понимают, в частности, в верхних эшелонах министерств иностранных дел, не важно, о какой бы стране ни шла речь. Очень часто послы в зарубежных странах начинают слишком хорошо относиться к стране, где они работают, и это сказывается на интересах страны, которую они представляют. Именно по этой причине послы эти время от времени отзываются их руководством обратно и заменяются другими, для которых страна, где те начинают жить и работать, - чужая.

     Общепринято, что скотоводство, хотя и было основным занятием кочевников и полукочевников, но не единственным и часто сочеталось с охотой. В то время как мужья пасли скот, их жены и немолодые родители на стоянках-базах, помимо приготовления пищи, обрабатывали кожи, сучили шерсть или обжигали в кострах немудреные лепные сосуды. В отдельных случаях практиковалось небольшими объемами и примитивное земледелие. Если кочевники обитали вблизи районов, где были залежи полезных ископаемых, то часть их была занята и горнорудным делом. Известны, как в прошлом, так и в настоящее время, также и полукочевые народы. Полукочевниками обычно называют таких скотоводов, которые ведут яйловое (или иначе "вертикальное") скотоводство. То есть имеют постоянные земли для летних пастбищ в горах и такие же постоянные - в низовьях для более холодных сезонов года.4

     Следует, хотя бы коротко дифференцировать кочевников и скотоводов. Различия между ними в известной мере условны. Кочевники отличаются от скотоводов тем, что меняют места жительства, живут сегодня здесь, а завтра - там. При этом в обыденной речи часто кочевников называют скотоводами.

     Разницу между ними правомерно, очевидно, определить следующим образом. Скотоводы могут сосуществовать с оседлым населением, могут иметь дом в деревне или поселке. Человек может быть скотоводом, в то время как его брат - оседлый житель мирно пашет землю и выращивает свою капусту или ячмень. Рядом могут жить его ближайшие родственники: земледельцы или ремесленники. У кочевников же нет этого постоянного дома в населенном пункте, куда они время от времени возвращаются, в отличие от скотовода. Таким образом, первые типологически, по своему образу жизни, находятся на ступень дальше от оседлого населения, чем вторые.

     В определенной степени условной является и граница между скотоводом и земледельцем, поскольку многие земледельцы имеют в своем подсобном хозяйстве одну-две скотины, ту же, например, козу или корову. С другой стороны, кочевники существенно чаще, чем скотоводы, могут иметь этническую принадлежность, отличную от их соседей - оседлых жителей. Группы или конгломераты кочевых племен могут создавать подобия государственных образований и, завоевывая новые страны, подчинять обширные территории.

     Но действительно ли ничего не дали кочевники человечеству? Многие новые типы вооружения, отдельные принципиально новые изделия бытового характера, в частности, связанные с коневодством, появлялись в евразийской древности, как и в эпоху раннего средневековья, именно среди тех, кто, по представлению их соседей, были однозначные кочевники. Так, именно ими были изобретены штаны, стремя, изогнутая сабля и длинный лук, метавший стрелы на расстояние до 700 м (С.Лавров, Л. Гумилев, Судьба и идеи, М., 2003, с. 205).

     Строить Великую китайскую стену китайцы не стали бы без угрозы с севера со стороны кочевников. В этой связи, может быть, не будет большим преувеличением представление, что в какой-то степени номады были соавторами и этого строительства. Ведь, не будь их, стена бы эта, безусловно, не появилась.

     Безусловно, правильнее бы сказать, что все народы на нашей планете, при всей их несхожести, составляют некий единый организм, хотя мысль эта и не очень оригинальна. Ситуация подобна тому, что каждому из нас - смертных необходимы все наши органы и части тела.

     С точки зрения верующих людей, как можно полагать, сказав, что все, что Он создал за шесть дней творения, "хорошо весьма" (1 кн. Моисея, 1, 31) Г-дь засвидетельствовал, что уже тогда, в конце этого шестого дня знал, что, созданные по Его образу и подобию люди разделятся на скотоводов и земледельцев. И это Его нисколько не смущало. Напротив. И ведь иначе Творец, сотворив наш мир, вселенную, и таким образом, предопределив процессы, произошедшие в нашем мире позднее, не был бы удовлетворен содеянным. И седьмой день не стал бы для Него достойным праздником. Думаю, под Б-им "хорошо весьма", среди прочего, скрывалось удовлетворение и этим аспектом.

     Попытаемся определить, в чем образ жизни кочевников может повлиять на их менталитет, чем может отличаться мировосприятие кочевников от мировоззрения земледельцев или горожан. Думается, отличие это состоит, прежде всего, в том, что кочевники, поднявшиеся над фетишизмом, тотемизмом, анимизмом, пусть даже и политеизмом, характерных для более ранних исторических этапов5, должны были стать более пантеистами, то есть существенно острее и четче, чем земледельцы и, тем более чем жители городов, ощущать единство и нерасчлененность нашего многообразного мира. Это был не фетишизм, не дробящий наш мир на многочисленные части политеизм (многобожие) и не аморфный деизм, а именно пантеизм.

     Если даже, в силу своего происхождения, исторической судьбы, традиции, тот или иной кочевой народ молился Мухаммаду, Христу или Будде, то пантеизм, тем не менее, оставался неотъемлемой частью сознания этих номадов. Частью, которая оставалась и выступала в качестве активного партнера, соучастника в создании динамического стереотипа. Как отдельной личности, так и всего общества, субэтноса или этноса, в целом.
     Приходилось слышать, что человек, не имеющий мужества, сил сам зарезать животного, не имеет права есть мясо. В этой мысли что-то, безусловно, есть. Во всяком случае, я к ней время от времени мысленно возвращался и взвешивал ее. Один мой очень хороший знакомый, также размышлявший на эту тему, даже, в свое время, отважился и убил собственными руками черепаху. Может быть, из-за убийства этой несчастной черепахи вскоре он перестал есть мясо и лет десять был вегетарианцем. Да и сейчас ест его редко.

     Можно предположить, что большинство читателей этой статьи в настоящее время живет в городе, неважно, крупном или небольшом. Так вот, многие ли из нас, горожан, следуют этому правилу: есть мясо только в том случае, если и сам способен на убийство животного?! Кочевники не только резали коз, овец, быков, верблюдов, они имели мужество резать тех животных, которых знали с самого момента их рождения. С ними они радовались рассветам и закатам, радуге, песням ручья и весенней траве. Рядом с ними промокали под ливнями, изнывали от жары летом и зябли ночами. Они охраняли их от хищников и, как могли, лечили, когда те заболевали. Каждый из них был поистине владыкой, Г-дом для этих тварей. Именно от него, от кочевника, прежде всего, зависело, жить скотине дальше или лечь под нож. Он был для них не столько Марсом, Плутоном, Афродитой или Николаем Угодником и тем более не Серафимом Саровским, или Ксенией Петербургской, но именно Милостивым и Карающим Единым Властелином... Бог, говорят, прост. Что может быть еще проще, чем жизнь обычного кочевника? У обычного кочевника в багаже попросту не было достаточно места для многочисленных иконок и лампадок. Власть земледельца над растительным миром кажется невинной, по сравнению с властью скотовода над его стадами.

     И этот образ жизни, подталкивал кочевников догадываться, что подобную роль играл и играет в равной мере и Г-дь по отношению к каждому из нас, людям. Многие религии должны были казаться уже первым евреям-кочевникам сказками, прекрасными, но с реальной жизнью имеющими мало общего.

     3. Иудаизм, считается, начал складываться до Моисея, Моше.6 Отец Аврама Фарр/Терах вместе со всей своей семьей, включая Аврама, его братьев и жену Сару/Сарай ушли из Халдеи, - Юг Месопотамии, - в землю Ханаанскую/Кнаан, но, дошедши до Харрана, - населенный пункт у стыка современных границ Турции, Сирии и Ирака,7 - остановились там. В Харране или в его окрестностях и умер отец Аврама (Бытие, 11, 31-32). Жены сына Авраама - Исаака/Ицхака и внука - Яакова также были родом из Халдеи, Южной Месопотамии.

     Называемый в Пятикнижии в этом контексте конкретный город Ур Касдим/Ур Халдейский - один из древнейших городов Месопотамии, располагавшийся посередине между развалинами города Вавилон и Персидским заливом. Согласно некоторым исследователям, упоминание этого города - поздняя вставка и еще в III в. до н. э. город Ур как родина отца Аврама не назывался. Таким образом, версия, что родители Аврама были не кочевниками, а горожанами, ставится под вопрос.8 Характерно, что даже в швейцарской школьной Библии, изданной в 1972 году, первая глава, начинающаяся с повествования об Авраме и его семье, называется "Жизнь кочевников".9

     Согласно процитированному исследованию В.Келлера, наиболее вероятно, что отец Аврама кочевал в районе Харрана.10 Нельзя в то же время, очевидно, категорически исключить и возможность, что появление в Пятикнижии города Ур все же не было случайным. Ур мог действительно сыграть некую роль в истории родителей Аврама, но не в качестве города, откуда непосредственно родом эта семья, а в качестве указания на район, где проживала семья отца Аврама Фарра/Тераха или родителей (прародителей) его до ухода в Ханаан.

     Некоторые положения, мифологемы, сюжеты и образы в иудаизме невозможно или, во всяком случае, очень трудно понять и объяснить, вне понимания связи этой религии с культурой и религиозными представлениями древнего Вавилона. Такую оценку можно считать общепринятой.11 Но эти элементы в иудаизме либо подобны глине, то есть служат лишь материалом, из которого лепится нечто, существенно отличное от оригинала, либо играют второстепенную роль, часто лишь декоративную.

     В вавилонской религии гармония достигалась благодаря взаимодействию женского и мужского начала, символами которых были голубь и дух. У евреев же торжествует мужской дух. Единственный, "Единый" Бог евреев - мужчина, - во всяком случае, с точки зрения языка, на котором были написаны священные книги иудаизма, Он - мужского рода,12 все пророки тоже - мужчины.

     Таким образом, на место вавилонской гармонии и равноправия полов приходит более строгая или даже, правильнее сказать, жесткая идеология патриархата. Корни этой трансформации можно также объяснить переходом от образа жизни земледельческо-оседлого к жизни кочевников. Этот новый образ жизни требовал, уже в силу большей жесткости условий, большего авторитаризма. Взаимоотношение вавилонской культуры и иудаизма более детально - отдельный разговор, который мы вынуждены оставить вне рамок настоящей статьи.

     Равным образом представляется крайне маловероятной и возможность влияния Египта на сложение иудаизма.13 Такой исследователь, как В. Сорокин, о религии Эхнатона говорит в разделе, посвященном "прамонотеизму": "…Единственное известное нам сегодня исключение - реформа Эхнатона, но её неудача лишний раз доказывает, что философский монотеизм и даже личный духовно-мистический опыт отдельных людей был слишком личностен или слишком элитарен для того, чтобы на его основе можно было создать религию, которая затрагивала бы сердце каждого". (В.Сорокин, Историко-культурный контекст Ветхого Завета. Приложение. Прамонотеизм (№ стр. не указан) (Сноска дается по публикации в интернете. См.: http://www.bible-center.ru/book/context).

     Также и согласно С.М.Дубнову, кочевниками были уже предки Аврама: "В то время как оседлые семиты смешивались с другими племенами, кочевые жили особняком и сохраняли в большей чистоте тип (физический и духовный облик) своей расы. К этим чистым семитам принадлежало племя евреев. Предки еврейского племени раньше жили в Вавилонии, затем переселились на север - в Арам, а потом перекочевали в Ханаан. В Ханаане этим переселенцам дали название "евреи" ("ибрим", "хабири"), что означало "заречные", пришедшие с того берега, с берега Евфрата". (С.М.Дубнов, Краткая история евреев. М., 1996, с. 9).14 И далее: "Еврейские переселенцы в Ханаане кочевали по стране (речь идет о семьях Авраама и Лота, курсив мой - Е.Д.), раскидывая свои шатры то в одном, то в другом месте" (Там же, с. 15).

     Важно, что основную часть своей жизни Авраам провел как кочевник. Согласно иудаистской традиции, он вместе с Исааком и Иаковом/Исраэлем были пастырями, пророками и все они вели образ жизни кочевников (1 кн. Моисея, 11 - 37). Пастухом в свои ранние годы был и будущий царь Давид (1. Samuel, 16, 11).15 Чтобы не прозвучало голословно, можно проиллюстрировать этот вопрос несколько подробнее:

     В качестве жилищ Авраама, так и позднее - Исаака и Иакова, неизменно называются только шатры (1 кн. Моисея, 12, 8; 13, 3, 5; 18, 1, 6, 10; 24, 67; 25, 27; 33, 19; 35, 21). Представляется крайне маловероятным, что под 'домом' имелись в виду какие-либо более монументальные постройки, пусть даже и небольшие глинобитные дома, характерные для оседлых жителей. Обычно же 'дом' используется в первой книге Моисеевой там, где речь касается первых евреев-праотцев, только в значении 'семья'.

     В течение двадцати лет своей жизни Яаков служил в Месопотамии пастухом у брата своей матери Лавана, отрабатывая сначала по семь лет за каждую из своих жен, за Лею и за Рахель. И потом еще шесть лет за скот, который позже взял с собой в Ханаан (1 кн. Моисея, 29-33). Характерно, что Лаван, хоть он и жил в Месопотамии, но тоже, как и его дочери, в шатрах, то есть, скорее, вел образ жизни кочевника, чем скотовода (1 кн. Моисея, 31, 25, 33, 34). Пастухом Яаков, судя по всему, был очень хорошим, во всяком случае, "овцы и козы..." у него "не выкидывали" (1 кн. Моисея, 31, 38). То есть, очевидно, у них не было выкидышей. Уйдя от Лавана, Яаков продолжал жить в палатках (1 кн. Моисея, 33, 19; 35, 21).

     Мне могут возразить, что якобы Авраам не совсем потерял вкус к занятиям земледелием. И что, де мол, об этом может свидетельствовать то, что "при Вирсавии" ("в Беэр-Шеве") им была посажена роща (1 кн. Моисея, 21, 33). Но ведь в летнюю полуденную жару на юге любой человек охотно укроется на часик-другой в тенистой роще, независимо, какой именно он ведет образ жизни, земледельческий или кочевой. Показательно, что никак не упоминается, какие именно деревья это были! Плодовые ли, и если да, то какие именно? Или же эти деревья были единственно, - нечто, чтобы только была тень над головой, дабы было, куда скрываться от летнего зноя. Кроме этого эпизода, нигде в Библии не упоминается, чтобы кто-либо из еврейских праотцев сажал деревья.

     Именно это - дополнительный аргумент в пользу характеристики как Авраама, так и, возможно, автора текста, как кочевников. Так, скажем, в русском языке слово 'осленок' происходит от слова 'осел'. В Центральной же Азии ослы - обыденность. И, например, в таджикском языке помимо слова - 'хар' (осел), есть и независимое от первого, 'хуттик' - осленок. Конечно же, если б мы имели перед собой текст, описывающий жизнь земледельцев, то такая деталь, какие именно деревья были посажены Авраамом, не могла остаться неотмеченной.

     Попалась лишь одна фраза, где сказано, что один из первых евреев - Яаков построил дом (I кн. Моисея, 33, 17). Забавно, что уже в следующем предложении сообщается о том, что он покидает свое жилище и приходит в город Шхем (I кн. Моисея, 33, 18), В Шхеме он устанавливает уже свой шатер (I кн. Моисея, 33, 19). Пятикнижие Моисеево написано очень ёмким языком и случайные слова или, тем более, пассажи, найти здесь чрезвычайно трудно, если вообще возможно. Таким образом, судя по контексту, в построенном доме жил Яаков недолго. Остается неизвестным, что это был за дом и для чего его вообще строил Яаков, если тотчас же, по какой-то причине, был вынужден его покинуть.

     Столько же объема уделено в Пятикнижии и занятиям уже другого патриарха - Исаака земледелием (1 кн. Моисея, 26, 12). Возможно, знаменательно, что "Объем библейского повествования об Исааке сравнительно невелик" (Исаак, - Краткая еврейская энциклопедия, т. 3, Иерусалим, 1983, с. 823). И что "В истории о патриархах Исаак выступает не столько как самостоятельная фигура, сколько в качестве либо сына Авраама, либо отца Иакова" (Там же, с. 823). Иными словами, видимо, есть основания полагать, что сравнительная скудность и подчиненность фигуры Исаака, некоторая вторичность его роли, возможно, связана именно с тем, что занимался Исаак какое-то время не самым достойным для еврейских патриархов занятием.16

     В статье, посвященной Иакову, в Краткой еврейской энциклопедии характерен следующий пассаж: "Подобно деду Аврааму и отцу Исааку, Иаков кочует из одного ханаанского царства в другое со стадами скота, и хотя страна обещана Богом его потомкам, Иаков, как и его праотцы, не имеет собственной земли и ведет себя как чужеземец" (курсив мой - Е.Д.).17

     До продажи в египетское рабство, до своего семнадцатилетия, пас скот и Йосеф (1 кн. Моисея, 37, 2), равным образом, как и его братья (1 кн. Моисея, 46, 31 - 47-6). Создается впечатление, что они пасли скот по всей завещанной Аврааму и его потомкам стране, по Ханаану, то есть опять-таки были не скотоводами, а именно кочевниками. Согласно статье "Номадизм" в Энциклопедии Брокгауза, в качестве полукочевого хозяйства можно назвать лишь такое, когда либо только часть семьи кочует, а другая часть ведет оседлый образ жизни, либо когда практикуется горное (вертикальное, яйловое) кочевничество (Nomadismus, - Brockhaus Enzyklopedie in vierundzwanzig B?nden, 19. Aufl., Bd. 15, Mannheim, 1991, Ss. 650 - 651). Что касается еврейских праотцев, то говорить о "вертикальном" скотоводстве не приходится. Кочуют они всей семьей. Таким образом, образ жизни и хозяйственной деятельности еврейских праотцев в целом соответствует критериям, определенным для кочевников.18

     Похожий менталитет должен был сохраниться и во время египетского плена, поскольку евреи оставались в Египте чужаками, людьми без якоря. Большая же часть их оставалась, если не кочевниками, то скотоводами и, живя в этой стране: "И сказали (сыновья Яакова - Е.Д.) фараону: "Пастухи овец рабы твои, как мы, так и отцы наши". И сказали фараону: "Пожить в стране этой пришли мы, ибо нет пастбищ овцам, что у рабов твоих, потому что тяжел голод в стране Ханаан. Итак, да поселятся рабы твои в стране Гошен" И сказал фараон Йосефу так: "Отец твой и братья твои пришли к тебе; Страна египетская перед тобой, в лучшей части страны посели... а если знаешь, что есть между ними люди способные, то назначь их начальниками над стадами (курсив мой - Е.Д.), которые у меня" (1 кн. Моисея, 47, 4-6).19 Не был исключением и Моисей, который в течение какого-то времени пас скот тестя своего Итро/Йетеру. Судя по описанию эпизода, когда Моисей "дошел до горы Всесильного в Хореве", речь здесь идет скорее о кочевничестве, чем о скотоводстве (2 кн. Моисеева, 3, 1.).

     Этот, египетский, этап древнееврейской истории, для большинства евреев видимо, более правомерно охарактеризовать как жизнь скотоводов, хотя можно допустить, что небольшая часть евреев жила в городах, и некоторые продолжали вести образ жизни кочевников. Характерно, что Тора позволяет толковать, что уже образ жизни скотоводов "испортил" евреев настолько, что они были осуждены на сорокалетние странствия. Иными словами, скотоводы, живущие на чужой земле, под инородном владычеством, оказываются уже несвободны, при сравнении их с кочевниками.

     В этой связи можно вспомнить здесь и то, что уже жертвоприношения земледельца-Каина Б-гу были последнему значительно менее приятны, чем приношения его брата, скотовода - Ѓевеля-Авеля: "...Каин принес от плодов земли дар Г-ду... И Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел Г-дь на Авеля и на дар его... А на Каина и на дар его не призрел. Каин сильно огорчился, и поникло лицо его..." (1 кн. Моисея, 4, 3-5). Проклятый Г-дом братоубиец-Каин - отрицательный персонаж, в то время как скотовод Авель, безусловно, положительный. В чьих еще священных книгах, кроме как у кочевников и их потомков могут встречаться подобные пассажи? Характерно, что жертвы Аврам приносил именно так, как это делал раньше Авель, а не Каин: это были только животные или птицы: (1 кн. Моисея, 15, 9-10).

     И даны были те же десять заповедей евреям именно тогда, когда они снова вернулись к кочевому образу жизни, странствуя по Синаю во главе с Моисеем. Были горы и конкретная гора с горящим кустом, вокруг - Синайская пустыня. И у евреев во время этих странствий был с собой скот, который они приносили в жертвы, хотя упоминаний, что помимо манны с неба падали также и бараны с козами в Пятикнижии нет.

     В Пятикнижии нет также упоминаний, чтобы евреи во время сорокалетних странствий строили какие-либо храмы, пусть небольшие и временные. Религиозная служба проходила неизменно в переносном шатре, скинии (мишкана, tabernaculum). То, что никаких, не то что монументальных, но даже и небольших, пусть то глиняных, каменных или даже древесных, но стабильных, непереносных храмов на этом этапе еврейской истории не появилось, является дополнительным свидетельством о силе связи этих евреев с их образом жизни, о глубине их самоидентификации именно как кочевников: "Г-дь, кому позволено быть (в других переводах: "кто обитает в скинии (куще)" - Е.Д.) в шатре твоем?" (Пс. 15,1). Поражает детальность описания в Пятикнижии, как именно должна выглядеть эта скиния, что является, думается, в частности, свидетельством, что этот этап истории евреев - не может быть лишь мифологией. С точки зрения левитов, совершавших службу в иерусалимском храме, такое описание скинии можно было, возможно, счесть вредным, способным вызвать появление еретиков-раскольников, которые могли счесть службу в иерусалимском храме вредным нововведением.
     Оправданием сохранения этого описания в Пятикнижии может быть только реальность этих деталей, свидетельствующих, в свою очередь, об историчности этого этапа истории.20 Где уж тут до земледельческой, а тем более до урбанистической культуры?! А странствующие в течение десятилетий бывшие скотоводы и есть никто иные, как кочевники. Можно сказать, что сорокалетние странствия это апофеоз кочевому образу жизни.

     Полагаю, что именно рудименты (пережитки, остатки) этой пассионарности менталитета кочевников дали силу евреям подняться, бросить свои дома и уйти из Египта в Синай на 40-летние скитания. Да только ли, право, рудименты! Если бы они были обычными оседлыми земледельцами, решились бы они на это, под силу ли это им было? Скорее всего, конечно, нет.

     Так ли натянуто сравнение этого сорокалетнего скитания с последующими многовековыми скитаниями евреев во время изгнания-галута, после последнего разрушения храма и вплоть до появления сионизма и затем - создания государства Израиль? Далеко ли от такой жизни до жизни кочевников - то же самое перекати поле. Каким скифам, хуннам или монголам довелось меньше мотаться по свету, чем евреям?! Сегодня - здесь, завтра появляется приказ правителя: "С вещами!"21 и приходится оставлять город, к которому привык, полюбил; страну, язык которой стал тебе родным, и снова, и опять идти неизвестно куда. Если подумать об этом, то тогда не следует ли воспринимать изгнание-галут, так похожее на жизнь кочевников, как необходимость? Не как кару, а именно как новое необходимое испытание, причиной которого является сама внутренняя сущность еврейского народа, определяемая в огромной мере терпкой спецификой религии?

     С другой стороны, однажды пришлось столкнуться и с мнением, что "ломлюсь в открытую дверь", что все, о чем здесь говорю - само собой разумеющиеся вещи: А вспомни "Вечного жида!" . Но это тоже не верно. Ведь современные евреи и особенно те из них, что живут за пределами границ государства Израиль - народ, как правило, урбанизированный. И может быть поэтому представления о евреях, как о народе первоначально кочевом, кажутся сейчас многим противоестественными.22 Да и тот же "Вечный жид!" - Агасфер, осужденный на вечную жизнь и скитания, якобы за то, что не дал Христу отдохнуть, был для своей эпохи скорее исключением, если вспомнить оседлых израильтян его молодости.

     Трудно было не заметить, что первые еврейские предки-праотцы были кочевниками. Возможно, что тезис о том, что иудаизм своим происхождением во многом обязан именно кочевому образу жизни еврейских праотцев также прозвучал некогда в научной литературе, но нам такие публикации не попадались. Важно, что он, тезис этот, отнюдь не является общепринятым.

     Пантеизм сближается с иудаизмом простотой. Что касается иудаизма, то за его простотой, безусловно, скрываются бездны глубин и сложностей. В этой связи вспомнились строки Бориса Пастернака: "...В родстве со всем, что есть, уверясь, / И знаясь с будущим в быту, / Нельзя не впасть в конце, как в ересь, / В неслыханную простоту" (курсив мой - Е.Д., из стихотворения 1931 г. "Здесь будет все: пережитое..."). Не является ли иудаизм мировоззрением кочевников в большей степени, чем мировоззрения прочих кочевников? И именно это и отличает эту религию от всех других? Говорят ведь "Пойдешь направо - придешь налево". И именно поэтому потомки древних евреев-кочевников стали сегодня более урбанизированным народом, чем многие другие этносы.

     В отличие от обычного пантеизма или, скажем, анимизма, характерного для "чистых" кочевников, иудаизм выкристаллизировался в религию со своими святыми книгами и ритуалами. Иудаизм - стройная, высокая и значительная геометрическая конструкция.

     Что касается прочих мировых религий, то, например, анализ зороастрийских текстов свидетельствует, что религия эта появилась среди оседлых скотоводов и земледельцев (С. Н. Соколов, Общество Авесты, - История таджикского народа, т. I, М., 1965, с. 140-146, 150). Будда был сначала князем некой урбанизированной области, затем - монахом и в качестве такового, проголодав пятьдесят дней, достиг просветления. Христианство появилось в урбанизированной Палестине. Основатель мусульманства Мухаммад родился в Мекке, потом вынужден был бежать в другой город, в Медину. После этого он был купцом и приезжал, среди прочего, и в Палестину. Основатели протестантских церквей-конфессий были кем угодно, но уж, во всяком случае, не кочевниками. Мартин Лютер был сыном горняка, преподавателем Виттенбергского университета, священником и жил в различных, больших и малых, городах. Есть ли в истории какая-либо другая известная религия, в такой степени обязанная своим происхождением кочевникам?

     4. В качестве эпиграфа к своему первому, наиболее раннему, сборнику стихов "Путь конквистадоров" отец Льва Николаевича, Николай Степанович Гумилев выбрал строку Андре Жида: "Я стал кочевником, чтобы сладострастно прикасаться ко всему, что кочует". Можно полагать, что эти слова сыграли немаловажную роль и в выборе его сыном области исследований. В связи с этим эпиграфом подумалось: "А есть ли в этом мире хоть что-то, что не кочует, если под словом "кочевать" иметь в виду любое изменение, как таковое?". Андре Жид, так же, как и Н.С. Гумилев, которому так понравились эти слова, на мой взгляд, безусловно, правы в том, что кочевники действительно значительно острее и полнее чувствовали, осознавали эту потенцию к постоянным трансформациям, к бесконечным изменениям в окружающем нас мире. Несравнимо острее, чем, например, житель Парижа, знавший, что Нотр Дам стоял и при его деде и прадеде. Или чем египтянин, собиравший хлопок вблизи древних пирамид.

     Но ведь даже и эти памятники, пусть медленно, но разрушаются. А если, благодаря неустанным усилиям реставраторов, они будут и в будущем выглядеть так же, как сегодня, то речь ведь может идти исключительно о внешнем, о том, как они будут выглядеть, восприниматься. Ведь они уже не будут теми же самыми соборами и пирамидами. Они изменятся, как ежеминутно меняемся и мы с вами, и весь мир вокруг нас. То есть, не является ли восприятие мира кочевниками более правильным, более адекватным, чем у оседлых жителей?!

     Не менее важное слово в эпиграфе Андрея Жида и наречие "сладострастно". Оно ассоциируется с определением этичного по Альберту Швейцеру, пришедшее тому после долгих лет поисков, размышлений, во время озарения, просветления, на закате солнца в африканском Ламбарене. Этичность он определил как "благоговение перед жизнью".

     Не больше ли, право, этого "сладострастного благоговения перед жизнью" у кочевников, чем у оседлых жителей? Думается, именно сохранение этого заряда, наследованного евреями в свитках Торы от их пророков Авраама, Исаака, Яакова и Моше-Моисея и объясняет, почему народ этот, вопреки всем схемам Л. Н. Гумилева, будучи далеко не юным этносом, тем не менее, сохраняет свой запал, энергию? И именно поэтому "почему-то" отнюдь не собирается сходить с исторической сцены. Или, во всяком случае, это составляет один из важных элементов объяснения.

     Согласно концепции Л.Н. Гумилева, каждому этносу отмерено строго определенное время, которое этот этнос проживает. Говорят, что Гумилева раздражали евреи. Не раз от различных людей приходилось это слышать, хотя в текстах этого автора никаких сколь-либо однозначных антисемитских высказываний не попадалось. В биографии Л.Н.Гумилева (С.Б.Лавров, Лев Гумилев: Судьба и идеи,  М., 2003) приходилось и читать, что он себе этого никогда не позволял. В то же время, вполне вероятно, не нравилось Гумилеву в этом народе не только то, что в наше время евреи - "народ книги", как правило, народ урбанизированный, а, значит, казалось бы, к любимым сердцу этого исследователя кочевникам имеющий мало отношения. Но и то, что история еврейского этноса, мягко сказать, не очень хорошо укладывалась в столь старательно и трудоемко разработанную им схему? - "Не исчез этот этнос почему-то вовремя"?

     У социал-демократа Карла Радека была мысль, высказывание, звучащее приблизительно следующим образом: "За каждой, казалось бы, конечной и исчерпывающей истиной всегда скрывается еще одна, не менее значимая". Хотя цитирую приблизительно, на память, но мысль именно такова. Хочу сказать, что концепция Льва Николаевича Гумилева справедлива, но, пройдя свою дистанцию, открыв многое, перед историей евреев исследователь этот остановился. А что с ними, с евреями, делать? Почему они - такие, какие они есть, непохожие на других? Они ведь по моей концепции должны быть совсем другими - не знаю...

     Спецификой иудаизма, по нашему мнению, является именно то, что религия эта и была тем неиссякаемым источником, который в течение всей истории евреев питал или кого-то из них подпитывал духом, обязанным своим происхождением кочевникам. Не каким-нибудь флаконом или озерцом, а, как сказано, неиссякаемым вечным источником. Благодаря праздникам, когда снова и снова вспоминаются предки-прародители-пророки. Ведь евреям полагается, ежегодно празднуя Суккот23 и особенно Пейсах-пасху, и, постясь на "хлебе свободы", то есть, употребляя в пищу вместо обычного хлеба мацу-опресноки, снова и снова ощущать в себе кочевников, готовых бросить насиженное гнездышко и уйти в сорокалетние странствия.24 Характерно в этой связи, что четырьмя главными праздниками в иудаизме являются именно те, чье происхождение непосредственно связано с историей, предшествующей завоеванию Ханаана.

     И, конечно, чувство это возвращается и благодаря Пятикнижию Моисееву в целом, то есть основной части Торы, где речь идет именно об этих, наиболее ранних страницах истории евреев. Книги, отрывки которой читаются еженедельно и ежегодно заново в молитвенных домах евреев. Где бы эти дома не находились: в Америке, Евразии, Африке, Австралии или в Израиле.
     Почему же история других кочевников складывалась иначе? Может быть потому, что пантеизм у них, как правило, накладывался на какие-то другие религиозные представления, менее кочевнические по своему происхождению. Потому, что справедливо утверждают, что Г-дь прост, и в истории и мировоззрении этих, так сказать, "прочих кочевников" недоставало той самой, похожей на ересь простоты, о которой так великолепно сказал в свое время (см. выше) хороший, настоящий поэт Борис Леонидович Пастернак?

     У современного человека в обыденном сознании термин "кочевник" иногда несёт отрицательную окраску. Но ведь свобода книжника, с благоговением вспоминающего своего предка-кочевника, но никогда не забывающего о существовании десяти Моисеевых заповедей, безусловно, имеет мало общего с разгулом какого-нибудь особо дикого номада, что в непреодолимом сладострастии надругается, святотатствует и разрушает все и вся.

     5. 30.03.05 смотрел по германской телепрограмме "Sat-3" передачу "Гражданин и его автомобиль" ("Der Bürger und sein Auto"), снятую швейцарским телевидением. Передача представляла собой интервью с философом Вальтером Х. Кристерли (Walter Ch. Christerli), специализирующимся на теме автомобиль и современный человек. Трансляция была приурочена к сотому открытию автомобильного салона в Женеве (первая трансляция передачи проходила 20.03.05).

     Философ этот среди прочего ответил на вопрос ведущего программу журналиста, почему такую важную роль в жизни граждан многих европейских стран, - и не только европейских, - имеет обладание автомобилем. По его мнению, одна из важнейших причин состоит в том, что дорвавшийся до предмета своего вожделения обладатель автомобиля чувствует себя кочевником, свободным человеком.

     В этой связи вспомнилось и высказывание американского выходца из России Силвера, встреченное в "Карманной еврейской энциклопедии" (Ростов на Дону, 1999, с. 217): "Диктаторы являются антисемитами потому, что знают: понятие свободы по своему происхождению и характеру - семитическое". Не удержусь не привести и цитату, принадлежащую Г. Гейне, из той же Карманной еврейской энциклопедии (с. 237): "После исхода о свободе говорят всегда с еврейским акцентом".
     Думается, действительно, у кочевников меньше, чем у кого бы то ни было, того "духа тяжести", о котором говорил Ницше. И большинство по-настоящему свободных людей - это те, что способны, если это необходимо, покинуть город и даже страну, где они родились и выросли.25 Именно так, как это не раз случалось с евреями, начиная с Вавилонского плена и в последние немногим неполные два тысячелетия их истории.

     Но ведь, собственно, автомобиль человечество освоило уже давно. Люди стали настолько свободными, что и на самолетах летаем и в космос выбрались; даже и на Луне успели побывать, вот и на Марс уже собираемся.

     Подумалось также, что, действительно, человечество крепко успело постареть. Иногда всемирную историю сравнивают с биографией жизни отдельного человека. Люди с каждым столетием все меньше верят сказкам, все менее наивны. Как-то слушал по так называвшемуся ранее "вражескому" радио, то есть по "Свободе" либо, скажем, по "Немецкой волне", интервью некоего неизвестного мне ранее белорусского писателя. Тот высказался в том плане, что, по его мнению, люди любых народов, старея, делаются по своему менталитету все больше и больше похожими на евреев. И когда писатель эту фразу произнес, то ему тотчас же поверилось. И никаких оговорок внутри не появилось. Именно так и есть, все правильно.26

     Но ведь и человечество крепко стареет. И дело не только в том, что в промышленно развитых странах скоро, глядишь, без виагры молодежь и любовью не будет заниматься. Или, не дай Б-г, еще несколько десятилетий спустя, вообще все переключатся на клонирование себе подобных. И для евреев, следящих за тем, как укрепляется Израиль, как ни болезненно это происходит, это еще более очевидно. Ведь по представлениям ортодоксальных иудаистов с воссозданием еврейского государства должен прийти Мессия и наступить конец света! А недаром последние десятилетия и каббалу можно проповедовать открыто по всему миру.

     Можно вспомнить в этой связи и великого русского князя Владимира. Ломал он голову, какую бы религию лучше всего Руси принять. Поговорив с "иудеями", отверг возможность принятия иудаизма в Руси по той причине, что евреи не имеют своей страны: "Выслушав иудеев, он спросил, где их отечество. "В Иерусалиме", - ответствовали проповедники, - но Бог во гневе своем расточил нас по землям чуждым". И вы, наказываемые Богом, дерзаете учить других? - сказал Владимир. Мы не хотим, подобно вам, лишиться своего отечества".27 В качестве следующего этапа решения вопроса о выборе религии для Руси Владимир посылал послов. Но таковые посланы были им в мусульманскую Болгарию, в "землю немецких католиков" и в православный Константинополь. А в Хазарию даже никаких послов не было послано. То есть с иудеями Владимиру все сразу однозначно стало ясно. Но ведь, живи Владимир сегодня, если бы пришлось ему решать аналогичную дилемму, то старый бы довод не сгодился, поскольку сегодня у Израиля есть уже свое государство.

     27-го же марта, в день западноевропейской пасхи, смотрел по "Второй телевизионной германской программе" передачу, посвященную древнебиблейской истории "ZDF Expedition". "Das Bibelrätsel - Jenseits von Eden". Это можно примерно перевезти как "[Из цикла] Экспедиция Второй Германской Программы". "Загадка Библии. - С другой стороны от Эдема". Смотрел передачу, к сожалению, не с самого начала. Из того, что увидел: в фильме утверждалось, что у города Иерихона в эпоху около XII века до нашей эры не было еще никаких крепостных стен, и они появились значительно позднее. Таким образом, то, что нам известно о взятии этого города из Книги Иисуса Навина оказывается, якобы, чистой мифологией. Да, какие-то указания на то, что евреи были в истории и до десятого века сохранились в египетских надписях. Но, де мол, с уверенностью об историчности дохристианской Библии можно говорить, в настоящее время, лишь начиная с царей Давида и Соломона.

     Со своей стороны можно отметить, что на самом деле, вполне допустимо, что Иерихон XII века находился не на том месте, где находится сегодняшний, а, скажем, в одном - двух километрах от того. Именно так произошло, например, со среднеазиатским Самаркандом, слегка переместившимся после разрушения этого города татаро-монголами.

     К настоящему времени выясняется, что эйнштейновская формула E=mc2 верна не только касательно законов вселенной, но, в равной мере, и по отношению к отдельному человеку, подтверждая известный тезис о тождественности микро- и макрокосмосов. В равной мере, как мы видим, и по отношению к целым этносам. Ну что ж, кочевые народы, действительно, будут помобильнее других этносов. А значит, и энергии, витальности, у них должно быть побольше, не так ли?

     6. В этой связи предположим все же на миг, что ничего из того, о чем говорится в Пяти книгах Моисеевых вообще не было. Предположим, повторяю, на миг, что история евреев, в действительности, началась именно с Давида и Соломона.

     Предположим также, что все пять книг были не просто записаны, кодифицированы, но именно написаны в IX-X веках до нашей эры. И посмотрим, что изменится в этом случае. А выясняется, что, в общем-то, ничего и не меняется. Четыре важнейших иудейских праздника остаются связанными именно с этим и только с этим, кочевым, периодом жизни евреев. Для авторов или кодификаторов пяти книг Пятикнижия (Письменной Торы) имела первостепенное значение именно кочевая жизнь. Значение ее было настолько велико, что они сочли необходимым описать жизнь своих праотцев именно в качестве кочевников, реже - скотоводов и бездомных странников. Именно этот образ жизни патриархов послужил в качестве чего-то подобного строительному раствору при строительстве той башни или, скажем, единственного моста, который поднимал и вел в течение жизни верующих евреев в их движении к Единому. Б-гу, который на протяжении последних без малого двух тысячелетий оказался более реальной Родиной, чем вожделенный Ханаан. К Тому необычному, который казался многим соседним народам абстрактным, надуманным и бестелесным, как некая алгебраическая формула. Тому, чье имя нельзя произносить всуе, а одно из имен практически вообще было запрещено произносить. В честь которого необходимо соблюдать законы празднования царицы субботы, давшего десять заповедей, законы кашрута, и так далее.

     Так что же изменилось - абсолютно ничего. Все остается на том же месте!

     7. Целью этой статьи являлась апология кочевников, кочевого образа жизни. Можно предполагать, почему для многих советских и ныне - постсоветских - интеллектуалов оказалось невозможным принятие интересной и, думается, плодотворной концепции пассионарности известного российского географа и историка-востоковеда Л.Н.Гумилёва. Думается, что представления об ее ущербности построены на недопонимании. Вина в этом, частично, лежит, само собой, и в некоторой недоведенности теории названного исследователя. Надеемся, что для означенной категории читателей, интересующихся затронутой тематикой, в таком случае откроется возможность примирения с означенной концепцией, ее принятия и использования.

     Внимание обращено и на специфику ранней истории евреев, на время зарождения еврейской истории. Представляется, что эти выводы могут быть небезынтересны в плане объяснения специфики иудаизма, того, что называют еврейской культурой.

     Итак, вправе ли евреи презирать кочевой образ жизни? Не оскорбительно ли это, хотя бы, и по отношению к "семи пастырям" - Аврааму, Исааку, Яакову, Моисею, Йосефу и Давиду? Безусловно, оскорбительно. Скорее, совсем не случайно, что, входя в синагогу, а также, начиная утреннюю службу, в любой день недели, верующему еврею полагается произносить молитву, начинающуюся со слов: "Как прекрасны ("хороши") шатры твои, Яаков, жилища твои, Израиль ..." (Числа 24,5. Курсив мой - Е.Д.).

     Потому, скажем: "Благословен еси Г-дь, создавший кочевников". Или, в зависимости от вероисповедания: "Барух Ата Адонай, борей навадим".

     Примечания

     1. Скифы, жившие восточнее реки Танаис (современной р. Дон) до западных и северо-западных границ древнего Китая, были известны у древних греков, как 'саки' (греч. sakai, древнеперс. saka). Греки называли саков и 'азиатскими скифами'. В отличие от "западных скифов", чье имя было собирательным названием племен, саки были восточными иранцами (см. напр.: Словарь античности. Пер. с нем., М., 1987, с. 505, 530, 531, 562). назад к тексту>>>
     2. Гунны на раннем этапе своей истории, когда они обитали у северо-западных границ древнего Китая и на севере современной Центральной Азии, были известны под именем хунны (хунну). назад к тексту>>>
     3. См. в частности: Е.П.Денисов, Археологические памятники среднего течения реки Вахш (По материалам раскопок и разведок древних и средневековых памятников в Дангаринском и Нурекском районах), Дипломная работа, Душанбе, 1973, с. 41-55; Е.П. Денисов. Глиняная печать из Туп-Хоны (Дангаринский район). ? Известия Отделения Общественных Наук АН Тадж. ССР, № 2, (76), 1974, с. 50 - 55. назад к тексту>>>
     4. См. например: Кочевничество, - Советская историческая энциклопедия, т. 7, М., 1965, с. 1017; Nomadismus, - Brockhaus Enzyklop?die, 19. Auflage, Mannheim, 1991, Bd. 15, S. 650 назад к тексту>>>
     5. Рудименты анимизма можно, видимо, найти и в Пятикнижии: Второзаконие/Дварим, 33, 13-22. назад к тексту>>>
     6. При написании этой статьи, мы старались давать наряду с традиционной русской транскрипцией еврейских имен также и оригинальную, даваемую в еврейском русскоязычном варианте Пятикнижия (Тора с русским переводом П.Гиля под общей редакцией Г.Брановера, издательство "Шамир", б. м. изд., 1993). назад к тексту>>>
     7. У северо-западных пределов Месопотамии, на левобережье Евфрата. назад к тексту>>>
     8. (W. Keller, Und die Bibel hat doch recht. Forscher beweisen die historische Wahrheit, D?sseldorf und Wien, 1955, Ss. 30-31), а также и более позднее издание этой книги: (В.Келлер, Библия, как история, М., 1998, с. 31), где отмечается, что в раннем греческом переводе Библии (третьего века до н. эры) нигде не упоминается Ур; вместо него фигурирует "земля [Халдейская]". Это может означать, что Ур, возможно, явился следствием более поздней интерпретации. назад к тексту>>>
     9. Schweizer Schulbibel f?r die Mittelstufe der Volksschule, Z?rich, 1972, S. 7, 297. назад к тексту>>>
     10. W. Keller, Und die Bibel hat doch recht. Forscher beweisen die historische Wahrheit, D?sseldorf und Wien, 1955, Ss. 30-31; Русский перевод с более позднего издания: В.Келлер, Библия, как история, М., 1998, с. 31. назад к тексту>>>
     11. См. например: Н.К.Крамер, История начинается в Вавилоне, М., 1965, с. 169-170; Дж. Дж. Фрезер, Фольклор в ветхом завете, М., 1989, с. 16, 34; Е.П.Денисов, Глиняная печать из Туп-Хоны, - Известия Академии Наук Таджикской ССР, Отделение Общественных Наук, №. 76/2, 1974, с. 50-55. и др. назад к тексту>>>
     12. Так, например, обращаются к Г-ду "ата", а на "ат" ("ата" на иврите - местоимение 'ты' мужского рода). назад к тексту>>>
     13. Египетский фараон Аменхотеп IV, правил в середине четырнадцатого века. По одним данным - 1365 - 1348 гг. до н. э. (Kurt Benrsch, Auf den Spuren Grossen Kulturen. Das Abenteur Arch?ologie, G?tersloh, 1979, S. 58), по другим - 1368 -1351 г. до н. э. (Советский энциклопедический словарь, М., 1988, с. 48). Это означает, казалось бы, время, хронологически близкое Исходу евреев из Египта, впервые упомянутых в египетской надписи фараона Меренптаха (или Менептаха) в 1220 г. до н.э. Речь в надписи идет, похоже, о вторжении евреев под предводительством Йошуа/Иисуса Навина в Ханаан (Kurt Benesch, Op.cit., S. 118).
     Аменхотеп IV осуществил религиозную реформу, после которой сам он принял имя Эхнатон (буквально "угодный Атону", где Атон, - божество солнца), а в Египте в течение непродолжительного времени, благодаря ему, в качестве государственной религии был принят культ солнца. Религия эта представляется менее высокой и абстрактной, чем соответствующая идея иудаизма. Так, например, сам фараон называл себя богом, "сыном Ра" (Документ о покупке земли, Берлинский папирус 9784, - Хрестоматия по истории древнего Востока, М., 1980, с. 94).
     Основатель психоанализа З. Фрейд выдвинул гипотезу, согласно которой Моисей был египтянином (S.Freud, Der Mann Moses und die monotheistische Religion: Drei Abhandlungen.(1939 [1934-38]), - Freud-Studienausgabe, Bd. IX, Frankfurt am Main, 1974, S. 455-581). После того как попытка ввести в Египте культ солнца, как единого Бога не удалась, он, якобы, "избрал" еврейский народ носителем такого монотеизма. Согласно "Краткой еврейской энциклопедии", "Психоаналитическая теория Фрейда оспаривается почти всеми историками, и ее несостоятельность принято считать доказанной". (Моисей, - Краткая еврейская энциклопедия, т. 5, Иерусалим, 1990, с. 418; См. также: Фрейд, - Там же, т. 9, Иерусалим, 1999, с. 418). По И. Райс-Шиммель исследователи этой книги обращают внимание на "…несоответствие между шаткостью сформулированных в книге тезисов, с одной стороны, и их невероятной амбициозностью и претензиями на научность - с другой" (И.Райс-Шиммель, Зигмунд Фрейд, - Э.Барнави, С.Фридлендер, Евреи и ХХ век, М., 2004, с. 869. З. Фрейд и сам сомневался в обоснованности (Stichhaltihheit) аргументов своей концепции, о чем свидетельствуют и его письма к Арнольду Цвейгу, и поэтому не решался эту книгу опубликовать (A.Mitscherlich, A.Richards, J.Strachey, Editorische Vorbemerkung, - Freud-Studienausgabe, Bd. IX, Frankfurt am Main, 1974, S. 457; S.Freud, Der Mann Moses…, - Op.cit., s. 503-505).
     В этой связи, учитывая, что для историков абсолютная хронология ранней истории евреев все еще не вполне надежна, можно допустить, что, не исключено и обратное: иудаизм в какой-то мере мог повлиять на Аменхотепа IV при формировании основ его религии, как и при проведении соответствующей реформы. назад к тексту>>>

     14. В послевоенных советских энциклопедиях можно встретить утверждение, что кочевники появились на рубеже второго - первого тысячелетий до нашей эры (см. например: Кочевничество, - Советский энциклопедический словарь, Изд. 4-е, М., 1988, с. 642). В западных энциклопедиях такое утверждение не попадается. Думается, утверждение это следует признать вполне справедливым, если говорить о значительных по населению народах, о кочевниках в целом, в исторических масштабах.
     Несмотря на то, что историчность Пятикнижия отдельными историками ставится под вопрос, видимо, есть достаточно оснований для предположения, что еврейские праотцы и были самыми первыми кочевниками в истории, первым народом, который мы можем квалифицировать как кочевников! назад к тексту>>>
     15. В русских переводах Библии эта книга называется, очевидно, иначе. назад к тексту>>>
     16. Учитывая недостаточность сообщаемых в Пятикнижии сведений, можно в этой связи допустить, что временами праотцы вели скорее полукочевой, чем просто кочевой образ жизни, хотя речь может идти лишь о непродолжительных периодах. назад к тексту>>>
     17. Иаков, - Краткая еврейская энциклопедия, т. 2, Иерусалим, 1982, с. 581. назад к тексту>>>
     18. Так, никто не сомневается, что во втором веке до нашей эры "классические кочевники" хунны оставались именно таковыми, кочевниками. В то же время, в это время в Джунгарии они занимались, среди прочего, и земледелием (С.Б.Лавров, Лев Гумилев: Судьба и идеи, - Л.Гумилев: Судьба и идеи, М., 2003, с. 215). назад к тексту>>>
     19. Согласно Краткой еврейской энциклопедии (Исход, т. 3, Иерусалим, 1986, с. 946): "Йосеф пригласил отца и братьев в Египет, где им были представлены тучные пастбища в р-не дельты Нила (земля Гошем)". назад к тексту>>>
     20. О реальности возможности появления такой ортодоксальной секты свидетельствует уже появление в древнем Израиле секты рехавитов (рехабитов), которых пророк Иеремия ставил в пример прочим изнеженным роскошью евреям. Рехавиты, следуя заветам своих предков, не пили вина и не владели виноградниками, не строили дома, не занимались земледелием и в течение всей жизни жили только в шатрах (кн. Иеримии, гл. 35). Таким образом, суммируя суть упреков пророка Иеремии к его современникам, при сопоставлении тех с рехабитами, состоит в том, что они в его время были уже недостаточно кочевниками!
     Известна поговорка: "Кто рано встает, тому Бог подает" или по-немецки: "Morgenstunde hat Gold im Munde". Наполеон, говорят, любил повторять: "Кто рано встает, тому принадлежит весь мир". Никогда не приходилось слышать про людей, чья жизнь зависит от скота, чтобы те могли вставать утром поздно. Иудаизм прокламирует богоизбранность его адептов. О какой богоизбранности могла бы идти речь, если бы адепты этой религии могли себе позволять дрыхнуть до полудня? назад к тексту>>>
     21. По лагерной терминологии команда "с вещами" означает, что заключенный должен немедленно готовиться к переводу из одной тюрьмы или лагеря в другую тюрьму, соответственно - в другой лагерь. назад к тексту>>>
     22. При предварительным обсуждении этой статьи, автору пришлось услышать, среди прочего, что идея о том, что первые, - и не только первые, - евреи были кочевники, якобы, пропагандировалась нацистами. Поэтому приходится процитировать "Mein Kampf" А.Гитлера: "…Евреи никогда не имели своего государства со своей определенной территорией (?!-Е.Д), а по этой причине никогда не имели и своей собственной культуры. Между прочим, именно отсюда и возникло то представление, будто в лице евреев мы имеем дело с народом, ранее принадлежавшим к числу номадов. Это большая и опасная ошибка… Евреи никогда не являлись номадами…" (курсив мой - Е.Д.), - http://gitler-adolf.viv.ru/cont/mein_kpf, с. 120-121.
     "Классик нацизма" поражает чудовищной безграмотностью. Еврейское государство просуществовало на территории современного Израиля практически в течение всего первого тысячелетия до нашей эры (уже время правления царя Давида относится к 1000 г. до н.э.). Основано же оно было, скорее всего, уже в конце второго тысячелетия до нашей эры (См. напр.: М. Гильберт, Атлас по истории еврейского народа, Иерусалем, 1997, с.22). Надо ли здесь напоминать, что Иерусалим был разрушен римлянами в 70 г, а вооруженное сопротивление продолжалось и во втором веке нашей эры? Можно вспомнить и иудаистское государство на юге Аравийского полуострова, и недолго существовавшее раннесредневековое Царство Мехоза (VI в. н. э.) и Хазарское царство (700-1016 гг.) (Там же, с. 28, 44, 45). назад к тексту>>>
     23. "Израильтяне жили в шатрах сорок лет, в течение которых они странствовали по пустыне. Праздник кущей или шатров (3 кн. Моисеева, 23, 34) был установлен для того, чтобы потомки помнили об этом времени испытаний… этот праздник должен был также напоминать, что они - странники и пришельцы на этой земле", - Н.Зайцев, Очерки быта древних евреев, - История Израиля и Иудеи, М., 2004, с. 542 назад к тексту>>>
     24. В нескольких Пасхальных Агадах встречал пассажи типа: "На Седере мы должны почувствовать себя выходящими из Египта" или "Читая на Седере Пасхальную Агаду, каждый из нас должен постараться ощутить себя так, будто он сам вышел из Египта, который получил Тору на Синае, сорок лет странствовал по пустыне перед входом в Обетованную Землю… Цель этого в том, чтобы с помощью Седера стать духовно выше и приблизить себя и мир к Конечному Избавлению" (Песах. Подготовка русского текста П.Полонского ["Маханаим"], Иерусалим - М., 5759 - 1990, с. 9). назад к тексту>>>
     25. Пишу "большинство", потому что, безусловно, есть и исключения. В числе таковых можно назвать, например, философа Иммануила Канта. Он, как известно, ни разу не покидал свой родной Кёнигсберг. назад к тексту>>>
     26. Эта же Карманная еврейская энциклопедия приводит изречение некоего Лероя (с. 224): "Еврей рождается старым". На рубеже девятнадцатого и двадцатого веков жили писатель Эжен Ле Руа (Le Roy) и философ, математик и палеонтолог Эдуард Леруа (Le Roy). Видимо, этот 'Лерой' - один из них. назад к тексту>>>
     27. Н.М. Карамзин, Предания веков. Сказания, легенды, рассказы из "Истории государства Российского", М., 1988, с.102-103. (Курсив дается по изданию книги). назад к тексту>>>
    

   


   


    
         
___Реклама___