Номер 8-9(186)  август-сентябрь 2015 года  
Герои, праведники и другие люди. Из истории Холокоста и Второй мировой войны
Марк Шехтман
Семеро
Война ушла далеко. Где наши? Где немцы? Голая, пустая степь – и ни души. Тишина угнетала. От тишины оглохнуть можно. Идти ночь напролет в полном безмолвии было невыносимо. На третий день в селах стали появляться люди. Не очень приветливо глядели они на угрюмо шагающую семерку. А немцев по-прежнему не видать: бои прошли стороной.
Михаил Пойзнер
«От героев былых времён не осталось порой имён...»?
Ася Борисовна вступала в схватку с партийными чиновниками, прикрывая коммунистов и беспартийных в пору пресловутой борьбы с космополитами. Выбивала квартиры для семей погибших, инвалидов войны, матерей-одиночек. Буквально «с боем» вселяла в занятые квартиры тех, кто вернулся к себе домой после эвакуации. Помогала в розыске пропавших без вести, добывала хлебные карточки для детей. Любой ценой...
Лея Алон
Праведники – всегда в одиночестве…
Ещё далеко до трагедий, которые обрушит на неё жизнь, а она уже ищет свой путь и отражение этих поисков несут названия её поэтических сборников «Скифские черепки», «Юрали», «Руфь». Последняя книга в стихах была несомненно навеяна образом библейской Рут, моавитянки, присоединившейся к еврейскому народу. Уже в её ранних стихах поражает обращённость к Богу, поиск своей сути, мысли о будущем и своей судьбе.
Смыслы Торы
Джонатан Сакс
Борис Дынин
Джонатан Сакс: Великое содружество. Наука, религия и поиск смысла. Перевод Бориса Дынина
Семнадцатый век стал рождением современной Европы, свидетелем расцвета науки (Бэкон, Галилей, Ньютон), нового метода в философии (Декарт) и нового подхода к политике (Гоббс, Локк). Всем им было присуще стремление сформулировать общие принципы, не опирающиеся на религиозный фундамент. Христианство, которое до тех пор был достаточно просторным, чтобы дать расцвести Ренессансу, перестало быть общей почвой для разрешения споров, поскольку само оказалось глубочайшим источником раздора.
Иосиф Букенгольц
Неоконченная история
Человеку, воспитанному и выросшему на необозримых, роскошных просторах великого и могучего русского языка и вернувшемуся в середине жизни в лоно земли Отцов, кажется несколько странным, если не сказать обидным, что в святом языке, языке Танаха, нет слова, обозначающего мужской половой орган.
Михаил Ковсан
Книги ТАНАХа в переводе и с комментариями. Повести лет - 1
В Повестях лет рассказывается история Израиля со времен Давида (X в. до н. э.) до падения Иеѓуды (VI в. до н. э.). Особенность книги в большом количестве генеалогий: царей, глав колен, коѓенов и левитов, различных списков, которые перемежаются повествованиями, большая часть которых известна из других книг ТАНАХа. Завершаются Повести лет выдержкой из указа персидского царя Кореша (Кира), которая является цитатой из книги Эзры.
Иудейские древности
Анатолий Мучник
Григорий Сковорода – Саббатианец? Хасид? Масон? Или русско-украинский философ?
В конце ХVIII в. от ортодоксального иудаизма отделились хасиды во главе с Исраэлем Баал Шем Тов (Бешт). Фактически, образовалась нация внутри нации. В это же время Григорий Савич Сковорода (Варсавва) стал родоначальником духовной нации внутри малорусской нации. Но если иудеи все же частью поддержали Бешта, помня о поражении Саббатая Цви, провозгласившего себя мессией, то последующее поколение малороссиян возвеличили малорусский вариант саббатианства - казачество.
Александр Майстровой
Марк Котлярский
Неизвестные еврейские царства: руины в пустыне*
Евреям потребовалось почти две тысячи лет, чтобы вернуться в Землю Обетованную, но мало кто знает, что на протяжении всего этого времени на огромной территории Евразии и Черного континента раз за разом возникали еврейские государства. Просуществовав короткое время, они угасали, оставляя, однако, яркий след в истории человечества. Их существование можно считать курьезом, однако он по-новому заставляет взглянуть на историю как евреев, так и окружающих их народов.
Израильские хроники
Шимон Мендес
Оntario14
Шимон Мендес: “Троянский конь” ( перевод и примечания - Ontario14 ) *
“Банда” решила сделать Садата президентом, предполагая, что тот станет их марионеткой. Так Садат возглавил государство. Он понял почему он стал президентом, но “банда” не поняла Садата. Это был “крепкий орешек”, боец, “себе на уме”, четко знающий свою цель. У него была система действий против врагов – не прошло и нескольких месяцев, как он, неожиданно для всех, начал расправу с “бандой”.
Исаак Мостов
Дорога к крылышкам
Если ведущий даёт крен от тебя, ты должен быстренько подняться и накренить самолёт, чтобы остаться на плоскости его крыла. Если ведущий даёт крен в твою сторону, ты обязан быстренько опуститься под ведущего и поймать его крен, оставаясь на его плоскости. Звучит просто, но на самом деле требовало – особенно вначале – привыкания, быстрой реакции и сноровки на рулях…
Эфраим Кишон
Борис Гасс
Эфраим Кишон: Подвиги Амица Дольникера. Главы из сатирического романа. Авторизованный перевод с иврита Бориса Гасса
Такого в Знайнаших не слыхали со дня его основания. Залман Хасидов собрался в Тель-Авив. По дерзости поступок парикмахера можно сравнить разве что с путешествием Колумба или с исходом Дольникера из Омска. Дольникер пригласил Хасидова к себе в Белый дом, чтобы проверить, насколько справедлив этот слух.
Прогулки по Яффо
Илья Лиснянский
Прогулки по Яффо. Квартал художников. Саша Ганелин и фестивали в галерее «Мигдальор»
В 1991 году жизнь Саши разделилась на «до» и «после»: семья репатриировалась в Израиль. Позади – успешная карьера художника, материальная независимость, выставки, дома творчества, собственная трехкомнатная мастерская на Таганке, признание коллег и вполне понятная жизнь. Впереди – абсолютная неопределенность, длительная немота и глухота ввиду незнания языка, угроза нищеты и весьма ограниченные возможности для профессионального роста.
История
Владимир Аникин
Голованевск – жестковыйное местечко. Новые материалы
Как бы то ни было, голованевские евреи каким-то необыкновенным чутьем смогли почувствовать и принять предупреждающие меры, чтобы, если не совсем предотвратить, то хотя бы уменьшить надвигающуюся на них опасность. Уже с начала января 1918 года приходили тревожные сообщения с ряда мест «родной» Подольской, а также соседних Киевской и Херсонской губерний о случившихся еврейских погромах, о создании отрядов самообороны в Одессе.
Эдуард Гетманский
Русско-еврейская периодическая печать и ее влияние на еврейскую литературу*
Еврейские журналисты были не только в столичных или высокоинтеллектуальных изданиях, были они и в простонародной «Копейке» с 250 тысячным тиражом, которую читал каждый дворник, впрочем, она сыграла большую роль в борьбе с антисемитскими кампаниями. Еврейских издателей и публицистов было много и в провинции.
Грех антисемитизма
Семен Швейбиш
Исторический антисемитизм. Историография ненависти и злобы
Первая серия ритуальных обвинений после войны 1812 года имела, по мнению историка Савелия Дудакова, политическую подоплёку. Он отмечает, что во время движения армии Наполеона на восток поляки и евреи сражались по разные стороны фронта: евреи за русских, а поляки за французов. И именно по коридору движения французской армии впоследствии прошла волна ритуальных наветов на евреев со стороны поляков.
Люди
Эрнст Зальцберг
Джозеф Булоф и Люба Кадисон - последние могикане еврейского театра
В 1930-х годах в Аргентине была процветающая еврейская община. Во многих семьях идиш передался детям, родившимся уже в Аргентине, поэтому в Буэнос-Айресе новое поколение иммигрантов хорошо его знало. Молодые люди были горды тем, что еврейский язык звучит со сцены, и жадно впитывали идишскую классику.
Мемуары
Печатаем с продолжением
Владимир Тальми
Полный круг. Нью-Йорк – Москва и обратно. История моей жизни
Симуляция, надо сказать, была частым явлением лагерной жизни. Существовали всевозможные уловки для симуляции самых разных болезней.   Например, если вдохнуть немного сахарной пудры, можно вызвать приступ мокрого кашля и симулировать туберкулез, так как мокрота будет похожа на туберкулезную. Пока не придут результаты анализов,  несколько дней, а то и недель, освобождения от работы обеспечены.
Культура
Фаня Юцис
Виктор Гуревич
Две рецензии на книгу Шуламит Шалит «Печать любви»*
Просто и величественно. Библейская интонация, в которой соединено земное с небесным. Трогательные детали и отстранённая мудрость, позволяющая увидеть семейную хронику, как часть нашего Бытия, во всей его сложности, боли и радости. В улыбке и в слезах, как говорил Шекспир.
Политика и общество
Эдуард Бормашенко
Человек и Природа
Вера в спасение природой приговорена к успеху, заполняя универсалистский вакуум, образовавшийся после крушения христианства. Природа по-прежнему не терпит пустоты. Этот вакуум должна была заполнить наука, но, во-первых, ее храм заполнили торгующие и меняющие, а во-вторых, она ничего не говорит человеческому сердцу.
Семен Резник
Валерий Глазко
Зияющие высоты лысенкизма*
Губительными для практики были «новаторские» начинания Лысенко. Без строгой научной проверки, зато с большой помпой, ударными темпами, они внедрялись в колхозную практику. Успехи таких начинаний измерялись их массовостью и величиной охваченных площадей. Эти показатели были блестящими. Вот с прибавками урожая не клеилось. Цифры либо замалчивались, либо были фиктивными. Тихо, без всякой помпы, практика о них забывала.
* - дебют в журнале

Перепечатка материалов журнала только с разрешения редактора
   Copyright ©   Евгений Беркович 2001 — 2016


Rambler's Top100





_Разное_