Номер 9(132)  сентябрь 2010 года  
Герои, праведники и другие люди. Из истории Холокоста и Второй мировой войны
Люба Иоффе
Абрам Зайдеман
Воспоминания. Перевод с английского Любы Иоффе
Это рассказ жителя польского города Гомбина Абрама Зайдемана, который после оккупации Польши немцами, с группой беженцев-евреев, нелегально перешел на советскую территорию, спасаясь от фашистов.
Возвращаясь к напечатанному
Игорь Бень
Долорес Иткина
О переписке семьи Брикнер
Одно дело - знать только, что они погибли, а остальное «не вiдомо», и совсем другое – по описаниям очевидцев представить себе, что переживала Дебора, как она пряталась вместе с детьми, их попытки убежать, и, наконец, стремление и попытки украинских соседей помочь им.
Смыслы Торы
Алекс Кац
К вопросу о возрасте Вселенной
Почему нам потребовалось так сложно объяснять мироздание, вместо того, чтобы просто объявить Писание древним литературным творчеством человечества, которое давно выросло из подобного рода «пеленок»? Не проще ли идти только за наукой, основываясь лишь на неоспоримых статистически воспроизводимых фактах?
Лев Утевский
«Мой коэлет»
Независимо от того, признаем ли мы традиционное мнение, что «Коэлет» написан царём Шломо, или считаем, что это псевдоним более позднего автора, понимание библейского образа Шломо позволяет выявить важные особенности Книги «Коэлет».
Через призму поэзии
Людмила Некрасовская
Монологи
Из веры чистого колодца
Хлебнуть безмерной глубины,
Быть женщиной и полководцем,
Судьёй и символом страны
История
Иосиф Хибник
Война (1941-1942 годы). Из книги "Штрихи"
Сталин понимал: чтобы спастись, необходимо привлечь для победы над врагом все здоровые силы, имеющиеся в стране, невзирая на политические разногласия, национальность и другие факторы. С этой целью он даже привлек к делу победы такого своего политического противника, как Войно-Ясенецкий.
Лида Камень
Наши кошки
Мама Соня считала, что без кошки никакое жилье не станет родным домом. Поэтому, куда бы ни заносила её судьба, едва пристроившись на новом месте, Соня находила просто на улице кошку и приносила в дом.
Виктор Гуревич
На ледяном краю Ойкумены
Якутский протест заслуживает внимания и изучения как история борьбы в тюрьме, на каторге и в ссылке за сохранение жизни, здоровья, человеческого и национального достоинства, возможности самообразования и саморазвития.
Артур Штильман
Из книги воспоминаний «Москва, в которой мы жили»
Шаламов и Солженицын – всё же герои-одиночки. Они поняли, что дело в системе, а не в отдельных несправедливостях или «перегибах». А большинство так до конца своих дней верили в «возвышающий обман». Просто хотели верить и не могли не верить. Это была судьба поколения.
Сергей Белоголовцев
Дорога жизни длиною в 70 лет
Теперь уж много открыто в нашей горькой истории двадцатого века, но каждое свидетельство о злодеяниях сталинщины будит нашу совесть, чтобы грядущий век был не столь жестоким, как тот, который достался нашим отцам.
Александр Ласкин
Дом горит, часы идут. Главы из документального романа
Еще Раппопорт взял псевдоним С. Ан-ский. В новой своей фамилии спрятал цитату. Поэт Анненский подписывал стихи: «Ник-то». Так вот Семена Акимовича можно назвать «никто». Как видно, потому он жил разными жизнями, что хотел свое несуществование преодолеть.
Сборник воспоминаний
Интернат. Метлино. Война
В книге «Интернат. Метлино. Война» собраны воспоминания об эвакуации детей московских медиков в годы Великой Отечественной войны в село Метлино Челябинской области. Авторы описывают их жизнь в интернате, учебу в сельской школе, работу на колхозных полях и лесозаготовках, досуг, выступления с концертами в госпиталях.
Возвращаясь к напечатанному
Юрий Дё
Шуламит Шалит
Забытый музыкант. Продолжение
Трудно писать коротко о жизни, исчезают те искорки, которые и есть наша жизнь. Начиная с 80-х, а в последние годы особенно, плотно занялся изучением истории своей семьи. Невольно в поле зрения попадают судьбы замечательных людей, подобных Тейтельбауму, семье Янковских.
Быть евреем
Через призму поэзии
Артур Шоппингауэр
Афоризмы еврейской мудрости
Бей жидов за их привычку
Зазывать сарынь на кичку.
  Нет истины мудрей:
Семь бед – один еврей.
В Германии
Леонид Меламуд
Зазаборная демократия
Устав ЦСЕГ – это юридический брак, а не демократический документ. ЦСЕГ же – это не захваченная «самозванцами» демократическая территория, а недемократический союз, в котором отсутствует основной признак демократии – демократические выборы.
Юрий Фельдман
Дегустация вина у графа
Но иногда в клинике случались, как и на нашей бывшей родине, общие мероприятия, и тогда все улыбались всем, бывало вместе курили, и по правилам игры изображали равноправие. Государство-то как-никак демократическое!
Люди
Зоя Копельман
Шмуэль Агнон
О Мартине Бубере. Перевод с иврита и комментарии Зои Копельман
Все, что Бубер написал до переезда в Страну Израиля, он написал по-немецки, и с немецкого языка его книги были переведены на все прочие языки. Кроме Эйнштейна, нет другого такого известного в мире великого еврея, как Бубер.
Ион Деген
Правильные выводы
Два глупых идеалиста осенью 1947 года написали в ЦК ВКП/б/ о своем желании поехать в Палестину воевать против англичан за создание независимого еврейского государства. Мотивировали свою просьбу тем, что на войне с немецкими фашистами были боевыми офицерами, что наш военный опыт может пригодиться в борьбе против английского империализма.
Эрнст Левин
Ася Левина
Наш человек в Париже
Виктор Платонович скончался от рака в том возрасте, когда писатели обычно пишут уже свои мемуары, а он весь обращен был не в прошлое, а в будущее.
Вильям Баткин
Перечитывая Жаботинского
Владимир (Зеев) Жаботинский мог стать великим писателем, классиком русской и еврейской литературы. Он избрал другую судьбу и никогда не сожалел.
Израильские хроники
Полемические заметки
Леви Шаар
Козни, или Как издавался «Чужой»
Начиналась в Афуле кампания по выбору мэра города. Партия новых репатриантов из России думала, как выиграть эти выборы, как вести себя во всей этой кампании, с кем войти в коалицию. Стóит ли вообще входить в неё?
Политика и общество
Евгений Майбурд
Фиктивный «Капитал»
Итак, «Капитал» не был завершен. А когда он был начат? Вопрос не праздный. Довольно важный, я бы сказал, если мы хотим правильно понять замысел этой книги. Тот замысел, который ускользает от многих и многих – короче, от всех, кто ставит эту книгу в ряд обычных научных монографий.
Полемические заметки
Бэлла Гулько
Юдофобия Америки и евреи
Давно уже надо понять, что, перефразируя Черчилля, у Америки нет друзей, у нее есть только свои интересы. После всего этого надо быть полными безумцами, чтобы так безответно любить «благословенную Америку», ненавидящую нас точно так же, как почивший в развале СССР.
Дискуссионный клуб
Дмитрий Хмельницкий
Сталинский расизм. По мотивам «снобовских» дискуссий
Общепринятая точка зрения выглядит так «Как можно сравнивать? Ведь нацизм – абсолютное зло, а советская власть – относительное». Гитлеровский режим заведомо хуже сталинского, и сомневаться в этом, по мнению очень многих – кощунство.
Элла Грайфер
Ложь в три слоя. Открытое письмо Дмитрию Сергеевичу Хмельницкому
В своих научных работах выдающийся лингвист Ноэм Хомский придерживается железно правила, которое начисто забывает, выходя в политику: ни один текст не понятен вне своего контекста. Это тем более актуально в отношении тоталитарного «новояза», всегда нуждающегося в адекватном переводе на человеческий язык.
Страны и народы
Через призму поэзии
Юлий Бобров
Стан Липовецкий
Игорь Мандель
Поэтрика – из написанного...
Поэзией это назвать сложно, а поэтрикой – вполне, отражает электронный характер процесса. Бизнес развивался успешно, и всего уже к нашему времени в нем постепенно появился Юлий Бобров, две книжки текстов и множество отзывов.
* - дебют в журнале

Перепечатка материалов журнала только с разрешения редактора
   Copyright ©   Евгений Беркович 2001 — 2016


Rambler's Top100





_Разное_