Номер 19(122)  ноябрь 2009 года  
Герои, праведники и другие люди. Из истории Холокоста и Второй мировой войны
Леонид Духин
Ирмфрид Эберль – «виртуоз эвтаназии» и первый комендант Треблинки
Активное соучастие большого числа австрийцев в преступлениях национал-социализма сознательно замалчивалось вплоть до середины 80-х годов прошлого века. Между тем австрийская составляющая в истории Холокоста столь весома и очевидна, что просто не может быть проигнорирована.
Иудейские древности
Леонид Коган
Развитие лексикографии языка идиш в работах Ш.‑М. Лифшица
Еще в 1861 г. Лифшиц предлагал создать союз еврейских писателей и привлечь их к составлению словарей идиш. Но никто не откликнулся на это обращение, и ему пришлось своими силами разрабатывать орфографические правила и внедрять письменные знаки для фиксации специфических звуков волынского диалекта идиш.
Израильские хроники
Самсон Кацман
Иосиф Шагал: «Мне спокойно, что Либерман в правительстве»
Либерман развеял стереотип об израильском министре иностранных дел, который долгие годы укоренявшийся в сознании мирового сообщества, в частности, у США. Он – первый глава МИДа, который совершенно чётко дал понять: «Господа, нет смысла сидеть за столом переговоров, если мы изначально знаем, что эти переговоры ни к чему не приведут».
История
Шуламит Шалит
Степной рыцарь Семен Залкинд
Доктор Залкинд в лучших традициях земских врачей был разносторонним и универсальным специалистом: он занимался хирургией, акушерством, терапией, санитарией, был организатором медицинской деятельности, принимал участие в развитии культуры и просвещения калмыцкого народа.
Грета Ионкис
Люба-Любушка, или Осколки рода израилева
Разумеется, сам Лазарь Моисеевич не читал заштатных газет, а потому не смог ни обидеться, ни разгневаться на отсутствие «слова гордого – товарищ». Кстати, слово дискредитировал сам Сталин, заверивший Риббентропа в том, что Советский Союз не подведёт своего «товарища» (читай – Гитлера или гитлеровскую Германию). Это случилось 24 августа 1939 года.
Семен Беленький
Трибунал
Понятно, что Серман уехал из СССР. Потерял он много: русские архивы были ему необходимы, да и научная среда тоже. Но и выиграл немало; унижения, травля, насилия, которым он подвергался тридцать с лишним лет, ушли в прошлое. За годы эмиграции, – какие только университеты не приглашали его наперебой!
Артур Штильман
Большая Калужская, дом №16
Новый 1940 год принёс, наконец, долгожданную относительную стабильность, которую ждали долгие два десятилетия. Теперь в магазинах можно было купить обувь, пальто – словом вещи первой необходимости, которые в 1920-е и 1930-е выдавались по специально распределяемым карточкам («талонам» или «ордерам»).
Борис Тененбаум
Венский Вальс князя Климента фон Меттерниха
В войнах с Наполеоном к 1809 году Австрия была побита уже четырежды: в 1797-м, в 1801-м, в 1805-м, и, наконец, в 1809-м. Каждый раз поражение стоило очень дорого – и отнятыми территориями, и взысканной контрибуцией.
Читаем книгу
Сергей Угаров
Исповедь враженыша
Были уничтожены тетради с набросками научных мыслей, которым цены не было, но раз есть определение вышестоящих, что для арестанта все это не имеет значения, в огонь все, в огонь!
Мир науки
Эрвин Наги
О малоизвестной кабельной промышленности. И об одном из самых значительных её руководителей – Теодоре Максовиче Орловиче (1909-1984)
Изготовление полиэтилена в ограниченных количествах было налажено на опытных производствах химических предприятий, а производство высокочастотных коаксиальных кабелей с изоляцией из полиэтилена – в Цехе № 5 на заводе «Электропровод». За организацию этого производства Теодору Максовичу присудили Сталинскую премию ещё в ходе войны.
Игорь Рейф
Не отступаясь от лица. Примечания к судьбе физика
Свою репутацию если и не фантазера, то во всяком случае «неудобного» и неуправляемого человека, Гудзенко очень некстати подкрепил еще и развернувшейся незадолго до того общественной деятельностью. Те, кто помнит Л.И., не забыл, наверное, и яркую страницу в биографии ФИАН’овского профкома, связанную как раз с его туда избранием.
Культура
Семен Резник
Штрихи к портрету Натана Эйдельмана
Несмотря на обширные просторы родины чудесной, Натан задыхался в ее границах. Для завершения многих планов ему необходимо было работать в зарубежных библиотеках и архивах. Но его не выпускали из страны, несмотря на многочисленные приглашения.
Лариса Гарбар
От Пушкина к Пушкину… через Израиль!
Пушкин – наше всё! Теперь эта хрестоматийная фраза получила реальное, житейское и жизненное воплощение.
Музыка
Владимир Фрумкин
Донос в эфире
Партия в долгу не осталась. Толя немедленно получил свои тридцать сребреников. Получил в два приема. Вначале – премию Ленинградского комитета по радиовещанию за лучшую передачу месяца: Коннов, оказывается, создал яркий образец боевой журналистики, блестящий пример того, как нужно разоблачать идейно чуждые явления в культуре. Затем отличившийся журналист был назначен на ответственный пост инструктора в отделе культуры ленинградского обкома КПСС.
Виктор Лихт
Семья музыкантов
У каждого музыканта-израильтянина за границей, наверное, своя история, почему он не в Израиле. Но причины все равно одни и те же. Как вы знаете, музыкальное пространство, да и вообще пространство в Израиле довольно ограниченное. Поэтому те люди, которые живут тут уже давно, не всегда, скажем так, нормально воспринимают, когда появляются новые лица...
Быть евреем
Владимир Матлин
Смерть полковника Садикова
Эти три недели, последние в жизни Прокопия Садикова, они прожили вместе, одной семьей – дед и внук. Авраам вел хозяйство, ходил за покупками, готовил безыскусную еду, давал лекарства, прибирал в квартире. В середине дня, если позволяла погода, они выходили на прогулку.
Читальный зал
Виктор Каган
Еврейские сыны России.
Трудно не заметить, как много служивших российскому престолу евреев были пришлыми, так сказать, иностранными и для своего времени очень неплохо образованными евреями. Очевидно, что они не несли службу по заданию «мирового кагала», а отдавались российской жизни всей душой и жизнью.
Опыты в стихах и прозе
Борис Э. Альтшулер
В джунглях еврейского бизнеса
Набрали в долг у всех родственников и знакомых. Купили эту несчастную кожу и спрятали её, извините, в туалете. Закрыли дверь на ключ – там всё равно негде было повернуться, а по нужде бегали на Матвеевский рынок.
Галина Феликсон
Шма, Исраэль! Стихи
Мои рассказы – маленький обман.
Стихи – душа. Всё остальное – маска:
Смешная незатейливая сказка,
Еврейский ежедневный балаган.
Леопольд Пузис
Рассказы
Борода затряслась, бородач забормотал скороговоркой молитву, слегка поглаживая бороду и раскачиваясь в такт всё громче произносимого текста. Все повторяли за бородой в унисон, почти бесшумно шевеля губами и раскачивая телами в не синхронном и разнонаправленном движении. Кто как хотел, кому как больше нравилось.
Анатолий Добрович
Стихи
В Иерусалиме я думал о Праге.
Должно быть, это
при виде ревнителей Божьих правил
в одеждах старого пражского гетто.
Инна Иохвидович
Эффект Перельмана. Два рассказа
– У меня грудная жаба, – объяснила она мудрёное название мужу, – и всё из-за них, сказала она уже самой себе, – из-за евреев, а в частности из-за наверняка психбольного, Григория Перельмана. Никакому трезвомыслящему человеку не пришло бы в голову отказаться не только от миллиона, но и от семи тысяч тоже.
* - дебют в журнале

Перепечатка материалов журнала только с разрешения редактора
   Copyright ©   Евгений Беркович 2001 — 2016


Rambler's Top100





_Разное_