Старина -- категория не времени, а качества: все станет когда-нибудь стариной, если не умрет раньше
  Номер 2(81)   2014 года  
Герои, праведники и другие люди. Из истории Холокоста и Второй мировой войны
Михаил Чабан
Януш Корчак, старый доктор (Эрш Хенрик Гольдшмит)
В течение 1905-1906 годов Корчак как российский подданный был мобилизован и принял участие в войне России с Японией. Ему было присвоено воинское звание лейтенанта медицинской службы, и он служил военным доктором в санитарном поезде.
Иудейские древности
Грета Ионкис
С чего начиналась Реформация...
Лютер не был юдофилом, как не был им Ройхлин и даже Эразм Роттердамский. В этом плане все они были детьми своего времени и разделяли его предрассудки. Судьба современных евреев их мало занимала, хотя молодой Лютер питал надежду обратить евреев в свою веру, приобщив их к Новому Завету.
История
Вадим Зеленков
Род Спасовичей в Минске*
Книги В.Д.Спасовича издаются и сегодня, на здании, где когда-то размещалась Минская гимназия, его имя значится в списке знаменитых выпускников, белорусское Министерство юстиции проводит ежегодный конкурс на приз имени В.Д.Спасовича
Анатолий Хаеш
Малоизвестные еврейские документы времен Первой мировой войны
Цель статьи ‑ познакомить специалистов с хранящимся в Российском государственном историческом архиве (РГИА) в фонде 1284 «Департамент общих дел МВД», опись 224, корпусом из 31 дела под одинаковым названием «О разрешении евреям-беженцам жительства в Петрограде».
Ехиэл Зильберман
Воспоминания о жизни евреев в Литве в тридцатые годы прошлого столетия
В настоящее время в Израиле нередко слышишь, что молодежь оторвана от своих национальных корней, а причиной отрыва является получаемое ею недостаточно религиозное воспитание. Эти взгляды опровергаются историей евреев Литвы, большинство которых в последние двадцать лет перед Катастрофой получили образование и были воспитаны в системе светских ивритских учебных заведений.
Мемуары
Эфраим Вольф
Невольные встречи
Лев Николаевич – сын выдающегося русского поэта Николая Гумилева, расстрелянного чекистами при подавлении эсеровского мятежа в Ярославле, и знаменитой, опальной в сталинскую эпоху, поэтессы Анны Ахматовой. Это был человек с редкой рыжеватой бородкой тюркского типа, худощавый, юркий, картавящий. Таких откровенных махровых антисемитов я мало встречал в своей жизни.
Грех антисемитизма
Григорий Никифорович
Дрезденский конгресс 1882 года: просвещенный антисемитизм прекрасной эпохи
Трактат «Первый международный антисемитическiй конгрессъ» оказался невостребованным и канул в реку забвения Лету – то есть покрылся пылью на полках библиотек – почти на целое столетие. Но в середине семидесятых годов прошлого века с ним познакомился писатель Фридрих Горенштейн, который написал на его основе свое исследование начал современного антисемитизма – «Дрезденские страсти».
Люди
Назира Гольда Вайнберг
Семья Демент*
Будучи одним из крупнейших в России фабрикантов и купцом первой гильдии (с 1897 г.), он был еще и высококультурным человеком. Каждую осень он покупал в Большом театре ложу на весь сезон и получал ключ от ложи. Это давало ему возможность возить свою семью на все оперы и балеты, а также на гастроли приезжих знаменитостей.
Ирина Обухова-Зелиньска
Хенрик Штифельман – варшавский архитектор на фоне эпохи*
Во время оккупации Корчак носил польский военный мундир и не подчинялся требованию носить повязку с голубой звездой Давида. Он не ограничивался руководством своими Детскими домами, но помогал и другим детским организациям. Когда детей и воспитателей поместили в гетто, друзья предлагали ему выйти и были готовы спрятать его на «арийской» стороне, но Корчак отказался.
Рена Пархомовская
Михаил Пархомовский
Жаботинский - государствовед и ходатай польских евреев*
Польское еврейство, занимавшее центральное место в культуре идиш, количественно – первое место в мире и обладавшее высоким интеллектуальным уровнем, могло бы стать хорошим «подспорьем» для возрождавшейся еврейской страны. Но эмиграция в Палестину была трудно осуществима: нелегко было преодолеть рутину, для отъезда нужны были деньги, разрешение польских властей, согласие британских чиновников Палестины…
Культура
Шуламит Шалит
Сувениры - чувства. Меир Миндель – настоящий израильтянин
Меир был потрясен не меньше, чем в тот раз, когда узнал само имя – Сугихара. Его отец стоял в очереди к японскому консулу, о котором сам он недавно понятия не имел, а теперь с трудом собирает о нем материалы и живые свидетельства?! Ради этого летал через океан! Но почему отец всю жизнь молчал? Нет ответа.

* - дебют в журнале

Подписаться на рассылку сетевых изданий
"Заметки по еврейской истории" и "Еврейская Старина"

Rambler's Top100




Разные ссылки