Janovskaja1
©"Заметки по еврейской истории"
27 ноября 2004

 

Марина Яновская


Узи Хитман

Он был рыцарем страны и создателем хитов

 

 


     Ему было 52 года. Ночью остановилось сердце. Врачи не смогли ничего сделать. Ушел в расцвете лет, красивый, знаменитый. Индивидуальность - и в творческом, и в человеческом смысле. Летом 2001 года во Дворце культуры Тель-Авива состоялся благотворительный концерт в поддержку семьям ребят, погибших и пострадавших в теракте возле Дельфинариума. Среди букета артистов, принявших участие, был Узи Хитман с последним (на то время) хитом "У каждого есть". Девочки, сидевшие в первых рядах в инвалидных колясках, пели вместе с ним, у некоторых по щекам катились слезы.

     Эти материалы, свое "досье" на Узи Хитмана я начала собирать давно, и вот уже была готова к тому, что называется "идти на контакт". Теперь контакта не будет. Будет статья. Узи Хитман, как подавляющее большинство израильских эстрадных звезд, вполне мог быть окружен свитой обслуги - пиар, импресарио, девочки из фирмы звукозаписи, и так далее. А он... ничего подобного. Ходил сам по себе. Даже в толстом рекламном справочнике против его фамилии стоят только номера домашних телефонов. То же и на его сайте - на удивление скромном. Зато на сайте "Ynet" колонка откликов на его безвременную смерть бесконечна. Пишут все - молодежь, дети, взрослые, пожилые, израильтяне из всех общин, евреи из стран диаспоры. И не удивительно. "Отец был повенчан на стране, это была его первая и главная любовь. Прежде всего, страна Израиля, затем семья", - говорит сын Идо, тоже музыкант. Это он, Идо - герой и образ песни "Ноладти ла шалом", написанной в 1979 году. Первенец Хитманов родился в 1978 году, и счастливый отец выразил свои чувства в песне. Чуть позже ее обобщили и переадресовали на исторический визит Анвара Садата и на "мир с Египтом".

     Действительно, к Узи Хитману относились с особой любовью все категории населения Израиля: ашкеназы, восточные евреи, религиозные, хасиды. А за пределами страны - русские в кавычках и без. Он вспоминает, как в 1990 году выступал в Сибири, перед массой слушателей:
     - Разве я мог представить себе, что кто-то здесь меня знает? Но вдруг через несколько секунд после того, как я вышел на сцену, из зала раздались крики: спой "Адон олам"! (песня написана в 1976 году - М. Я.)

     Эта история, спустя несколько лет отозвалась эхом. В 1996 году его сын Идо, начинающий водитель, попал в аварию, и в тяжелом состоянии был отправлен в больницу. Узи Хитман неотлучно находился возле сына. За юношей ухаживала медсестра, едва владеющая ивритом. Узнав, кто отец Идо Хитмана, она бросилась к Узи с поцелуями и объятиями, сказав, что помнит его выступление в Челябинске в 1990 году. Это был один из первых концертов израильтян в новом СНГ. Тогда вместе с Узи Хитманом, но в разных городах, выступали Яир и Дорит Реувени. Ему задавали вопросы типа: есть ли в Израиле электричество? Правда ли, что основное средство передвижения по стране - верблюды? Таков был наш ответ на медведей, бродящих по занесенным снегом улицам Москвы.

     Узи Хитман вспоминает также о том странном впечатлении, которое произвела на него 28-часовая поездка из Москвы в Пермь: "Я понял, что по этому пути возвращались из ГУЛАГов. У моего провожатого была переводчица, которая переводила каждый анекдот, каждую историю про ГУЛАГ, КГБ, партийных руководителей.

     Все эти заметки, позволю себе напомнить, я делала давно, в течение ряда лет. Рука не поворачивается перевести стрелку часов на прошедшее время, и потому оставлю глаголы в настоящем. Узи Хитман отличался особо бережным отношением, трепетной любовью и чуткостью к языку. Он, интеллигентный, воспитанный, сдержанный в своих проявлениях человек, носитель западной культуры, вспыхивал как порох, услышав ошибки, досадные неточности в словах и выражениях. Такого он не прощал никому. Это были его ступени к Храму. Так, например, он анализировал слово "эмет" (истина), состоящее из букв "алеф", "мем", "таф":
     - Это первая, средняя и последняя буквы алфавита, и они символизируют то, что путь до истины долог: его нужно пройти целиком, от начала до конца. А в слове "шекер" буквы ("шин", "куф", "рейш") стоят почти рядом, и это говорит о том, что у лжи короткие ноги.

     Узи Хитман родился в семье евреев, уцелевших в Катастрофе. В доме говорили о Катастрофе, как об историческом явлении, без слез. В семье царило море самой разной музыки: Энрике Масиас, греческие песни, опера, традиционные религиозные напевы. Для него все его собственные песни стали вариацией одной-единственной - "Адон олам".

     Песня Узи Хитмана "Кан ноладти" ("Здесь родился я") довольно неожиданно для него заняла третье место на фестивале "Евровидения" 1991 года. Ее исполнили Орна и Моше Дац. Несмотря на то, что песня не выбилась в лауреаты, в той стране, где она родилась, она стала символом прекрасного патриотизма, ненавязчивого сионизма, она порождает чувство дома и принадлежности, привязанности к этой земле. Автор определяет себя как "смолани циони шафуй" (нормальный левый сионист). Говорят, что Узи Хитман скрывается в тени славы своих творений. Его песни практически стали народными, а имя автора остается за кулисами. Он вообще соткан из противоречий: классический ашкеназ, который сочиняет и поет чисто восточные мелодии, в стиле "мизрахи". Его песни обожают религиозные евреи. Он скромный и скрытный артист, песни которого приобрели звездную славу: "Что такое сочинение песен? Фразы висят в воздухе, их только надо уметь обнаружить и собрать". В 2003 году он был награжден премией "Золотое перо" за дело жизни. При этом, как ни странно, его собственные диски не имеют должного коммерческого успеха. Его карьера, связанная лишь с музыкой, продолжается свыше 30 лет. Для него музыка - это все: работа, удовольствие, увлечение, и способ зарабатывания денег.

     Одним из первых Узи Хитман проник на рынок видеокассет для детей, а также вообще работы с детьми, для детей и вокруг детей. Он участвовал в цикле передач "Парпар нехмад", которые были праздником для десятков и сотен израильских детей. Песня "Хоппа хей" стала самой любимой среди израильской детворы.

     Время от времени Узи Хитман позволял себе довольно длительные творческие паузы, уменьшая количество выступлений, а также, конечно, сочинений, но при этом малое количество оказывается чрезвычайно качественным. Песню "Настала очередь любви" прославило исполнение Арика Айнштейна (в альбоме "Куда упорхнули бабочки"). Узи был потрясен, когда Арик выразил желание записать "Тор ле ахава" и мечтал сделать с ним видеокассету для детей. "У каждого есть" в исполнении Лиора Наркиса и автора музыки Шломи Шабата мгновенно вылетела в самые исполняемые и любимые песни. И даже зазвучала на идише.

     В последнее время Узи Хитман работал над новым альбомом. Первая песня из него, "Сколько слез", посвященная "прекрасной невесте" - родине - скоро зазвучит на радио. Два предыдущих альбома, "Внутри меня" и "Два места", очень личные. Песни из них не стали хитами. Да они и не предназначены для этого. В багаже Хитмана полтысячи песен, многие из них вошли в сокровищницу "песен Эрец Исраэль".

http://uri.webpoint.co.il/uzi-Hitman/

    
   
   


   


    
         
___Реклама___