Grajfer1
©"Заметки по еврейской истории"
27 октября 2004

Элла Грайфер

Кто равнее?

 

 



     Все животные равны,
     Но некоторые равнее других...
     Д. Оруэлл



     Врубивши кощунственным образом свой компьютер в первый день праздника «Суккот», я тотчас же получила за грех свой воздаяние в лице расположенного на сайте «Газета.Ру» творения Ури Авнери под названием «Разговор на равных». (Его же, оказывается еще в бумаге рассылали в виде приложения к газете «Вести» - Э-эх, нам бы да эти денежки!)

     Судя по употребляемой терминологии и исходной логике рассуждений, теоретической базой для проекта Авнери послужила модная ныне в широких кругах европейской левой, включая Рамат-Авив, наука «конфликтология». Оной же основное положение есть предположение, что все на свете конфликты проистекают исключительно от недоразумения. По большому-то счету делить людям на нашей планете нечего, а если и случается ненароком, что есть – при небольшом усилии всегда удастся достигнуть компромисса. Драки же возникают вот именно тогда, когда стороны друг друга не понимают, чувства свои взаимно не уважают и к мнению оппонента прислушаться не хотят.

     Этой-то беде и надумал помочь уважаемый Ури Авнери, а чтоб усилия его довести до каждого израильтянина, перевели его творение и на русский язык. (Отмечу в скобках, что перевод вполне качественный, не чета некоторым религиозным книжкам, где амореев с амораями путают...) Посетовав на то, что как израильтяне, так и палестинцы замкнуты каждый в рамках своего «мифа», он же «нарратив», а по-простому по-советскому скажем – своего понимания исторических фактов – автор берется, прежде всего, изложить обе точки зрения, чтобы помочь нам взглянуть на историю глазами тех и других. Намерение, безусловно, благое, хотя бы в видах информации, но...

     Прежде чем приступать к анализу текста, отметим сперва одну особенность даже не личной позиции Авнери и далеко не только мудрой науки «конфликтологии»: оба «нарратива» сравниваются только и исключительно друг с другом. Сравнение с реальностью исключается как некорректное, ибо реальности как таковой в этой науке и в прочих ей подобных не существует. Существуют только разные «мифы», и непримиримость их вовсе не обусловлена реальной противоположностью интересов, а наоборот – конфликт является продуктом несовместимости мифологий.

     Таковы правила. Поглядим теперь, как по ним играют.


     * * *


     Да не будет у тебя в доме твоем двух мерил

     Дварим 25,14


     Текст Авнери предлагает нам множество бесспорных истин: что конфликт у нас с палестинцами, прежде всего, межнациональный, что длится он давно, что приятного для обеих сторон в нем мало... И вдруг... спотыкается взгляд об незаметно введенную, вплетенную в этот бурный поток общих мест маленькую, незаметную фразочку: С конца Первой мировой войны в Палестине началось противостояние двух националистических движений - еврейского и арабского, каждое из которых стремилось осуществить свою мечту на одной территории. Однако две эти мечты были совершенно взаимоисключающими. По большому счету ситуация не изменилась и по сей день.

     Вот это уже интересно. Что именно «не изменилось»? Наличие двух движений на одной земле? Тогда правильно. А вот насчет мечтаний... Если не ошибаюсь, «территории в обмен на мир» было озвучено как официальная израильская позиция сразу после Шестидневной войны? И как же тогда быть с предложениями Барака? Хороши уж они там, или плохи, но другое государство на той же территории – предусматривали, и поддержка большинства израильтян была за ними... По всей видимости, достопочтенный автор озвучивает какой-то другой «нарратив», то самый, в котором и в самом деле ничего не изменилось. И какой бы это мог быть?..

     Аналогичный прокол возникает при описании последствий интифады «Эль-Акса»: ...нажим не сломил палестинцев. Даже в самые тяжелые времена им удавалось вести повседневную жизнь. Да разве Израиль ставил себе целью повседневную жизнь соседям вести не дать? Конечно, из-за военных действий она иной раз и нарушается (и чем больше они военные, тем, соответственно, круче), но вот планомерно и целенаправленно разрушать повседневную жизнь гражданского населения – не с той стороны было целью...

     Не иначе как аналитик наш достиг уже такой степени объективности, что столь мелкие различия для него роли не играют...

     Нацистский антисемитизм превратил утопический сионистский проект во вполне реальное начинание... Ага... стало быть, основным двигателем «утопического сионистского проекта» не были от начала российские погромы, польские бойкоты, французское дело Дрейфуса и уж конечно, никакого отношения к делу не имели погромы в арабских странах первых послевоенных лет... Нет-нет, только и исключительно нацисты во всем и виноваты. Тогда, конечно, вполне логично, что ...палестинский народ, видевший, как растет и развивается еврейский ишув, не мог понять, почему именно они, палестинцы, должны расплачиваться за преступления европейцев по отношению к евреям.

     Вообще, Шоа, по Авнери, занимает в израильском «нарративе» место заметное: источник глубокой психической травмы, тот самый пыльный мешок, которым все мы из-за угла трахнутые, отчего и не можем адекватно реагировать на справедливые претензии палестинцев. Зато тактично обходятся молчанием другие элементы нашего «нарратива». К примеру, утверждение, что рост арабского населения Палестины с конца XIX века напрямую связан с появлением ишува, созданием инфраструктуры, рабочих мест, улучшением медобслуживания... Стороной только упоминается, что... евреи видели в борьбе за "еврейский труд" ("авода иврит") важный социально-экономический проект, призванный превратить народ интеллектуалов и бизнесменов в народ рабочих и крестьян, в то время как арабы считали, что речь идет о попытке евреев выдавить арабов с рынка даже неквалифицированного труда, создать собственную, закрытую для арабов экономику... Значит, изначально рабочие места для арабов ишув, таки да, создавал, и сокращение их арабам не нравилось.

     Точно также не нравилось им, что евреи покупали землю у ее хозяев, богатых арабов, городских жителей, и изгоняли с нее феллахов, бедных крестьян, арендовавших эту землю и обрабатывавших ее в течение поколений. Вообще-то, сокращение сельского населения и вытеснение его в город – необходимый элемент всякого современного развития, но... это, понятное дело, в арабский нарратив не входит.

     Арабы считали, что евреи были "засланы" в Палестину империалистами для подавления арабского мира и овладения его богатствами. Такой интерпретации способствовал тот факт, что сионизм с момента своего возникновения постоянно находился в союзе как минимум с одной крупной державой - с Британией, начиная с Декларации Бальфура и до окончания периода мандата, с Советским Союзом в период Войны за независимость, с Францией с начала 50-х годов и до Шестидневной войны, с США с окончания этой войны и по сей день. Совпадение интересов и сотрудничество между сионистами и империалистическими, колониальными державами действительно существовало - например, в деле подавления националистических устремлений арабов.

     Совершенно точно! Это утверждение действительно неотъемлемая и весьма весомая часть арабского нарратива. Сами-то арабы (особенно палестинцы) никогда, сами понимаете, ни с какими империалистами дела не имели. Ни с теми же британцами, которые им во время оно не только Иорданию, но и Саудию «сконстраляпали», ни с Гитлером, с которым британцев скинуть мечтали, ни с Америкой, что их нынче подкармливает, и уж, конечно, не с Советским Союзом... То есть, Советский Союз... ну какие же это империалисты? Это ж, наоборот тому, лучший друг национально-освободительных движений и лично товарища Арафата! Родина всех трудящихся! Понимать надо!

    ...Впрочем, простите, увлеклась! Каюсь – то, что сейчас сказала, частью арабского нарратива, определенно, не является, а реальность у нас, по правилам игры, значения не имеет. Только нарратив. Вот и перейдем сейчас к одному из тех нечастых моментов, где между двумя нарративами наблюдается трогательное единодушие:

     Война 1948 года была "этнической" войной. В такой войне каждая сторона стремится захватить максимум территорий, свободных от населения, принадлежащего к другой стороне... Обе стороны занимались этнической чисткой как само собой разумеющейся частью военных действий. На территориях, захваченных евреями, практически не осталось арабов, а на территориях, захваченных арабами, вообще не осталось евреев... Не менее изгнания беженцев важен тот факт, что им не дали вернуться в их дома по окончании военных действий, как происходит на "нормальной" войне...

     Стоп-стоп-стоп! Как это понимать «нормальной»? Мы же только что выяснили, что «этническую чистку» нормальным явлением считали обе стороны. Так чей же нарратив тут озвучивает почтенный автор? Где и когда видел он эту самую «нормальную» войну? Судя по войнам, прошедшим и ныне происходящим, единственное место, где он мог набраться таких идей, был Ленинский «Декрет о мире» - без аннексий и контрибуций... Ленин его, правда, исполнять не намеривался...

     Хотя, с недавнего времени вошло в Европе в моду изгнанникам давать компенсации. Не везде, правда (Россия, к примеру, об таких излишествах и слышать не хочет!), да и не всем. Евреям, из Германии изгнанным – тем да, дают, а вот тем же немцам судетским... Я это все к тому, что один существенный элемент палестинского нарратива: Соседние арабские страны предали палестинцев... следовало бы дополнить (не оспорить, а именно дополнить) соответствующим элементом нарратива израильского: В Палестине, от евреев вооруженных и организованных драпали эти герои так, что только пятки сверкали, зато у себя дома отыгрались вволю на евреях безоружных и беззащитных: С провозглашением Израиля волна погромов прошла по арабским странам, что местным евреям сионизма весьма добавило, так что не только потому в Израиль прибывали массы новых репатриантов, что многих из них государство буквально заманивало различными благами (Ну, палаточными, там, лагерями, безработицей, прелестями Гистадрута!). Однако, права на компенсации никто за ними, разумеется, не признал...

     Вот этот элемент в израильском нарративе «конфликтолог» наш, как на грех, упомянуть забыл... А хорошо ли это? Что, если возьмется какой-нибудь прогрессивный араб по Ури Авнери ментальность еврейскую изучать, да и упустит, не дай Бог, момент столь важный! Как можно, товарищ Авнери, простодушных ХАМАСовцев в заблуждение вводить?!
     Впрочем, в несправедливости нашего историка на этом основании обвинить все-таки нельзя, ибо у него и палестинский нарратив, чем ближе к современности, тем более изобилует лакунами: На палестинской стороне исторический поворот произошел в конце 50-х годов, когда Ясер Арафат и его соратники основали ФАТХ ("Движение за освобождение Палестины"). Целью движения была борьба не только с Израилем, но еще и с патерналистской монополией арабских государств на решение "палестинского вопроса". Не случайно это движение было создано после провала панарабистской инициативы, во главе которой стоял Гамаль Насер. Эта инициатива дала многим палестинцам надежду на "растворение" в большой арабской нации, однако после ее фиаско снова стало актуальным палестинское национальное самоопределение.

     Да, разумеется, так оно все и было... ну, с фактической, то есть, стороны. Но нас, если помните, интересуют не факты, а нарративы. Так вот и попробуем прочесть вышеприведенную информацию глазами палестинца: Что есть «панарабистская инициатива»? Чего там Насер-то хотел? Не помните? Объединить он хотел под своим главенством Сирию и Египет... Так – теперь на карту взгляните... Чего там у его империи по самой серединочке?.. Понимаете теперь, чего именно палестинцы от инициативы этой ждали? Тем более что Насер обнадеживал их весьма. Напомним, что как убедились мы выше, по большому счету ситуация с признанием права Израиля на существование у палестинцев не изменилась и по сей день...

     Хотя, описывая блеск и нищету «ослосоглашения», и оговаривается наш миротворец: Основной положительной стороной было признание Израилем палестинского народа и его руководства и признание палестинцами существования Израиля. Но оговаривается, надо признать, по-умному: Не права на существование (его-то они как не признавали, так и не признают), нет, только самого факта существования как такового.

    ...Позвольте-позвольте, а как же раньше-то? До Осло-то как? Как же они, бедняги, полвека воевать могли с тем, чего существующим не признавали? Как же громогласно призывали к уничтожению того, чего и без того вовсе нет? Ну так они ж до Осло это самое оно именовали «сионистским образованием», а в результате Осло дружно признали, что образование это имеет самоназвание, так что вот именно не что иное как государство Израиль отныне уничтожать надлежит. Несомненный прогресс!

     Теперь, опять же, ООП. Какими методами она, родимая, за свободу воевала, объяснять никому не требуется. Однако, с благословения международной общественности, и, прежде всего, конечно, миролюбивого Советского Союза, ФАТХ, предводительствуемый Ясером Арафатом, добился контроля над ООП, которая с тех пор стала официальным представителем палестинского народа. Тогда, конечно, лучшие друзья Арафата еще и слыхом не слыхивали слова «Беслан»... Да и ныне, хоть и восстал Голем на создателя своего, из традиционного нарратива не могут выскочить... старая любовь не ржавеет...

     Ой, извините, опять отвлеклась... Мы же тут не советскую, мы палестинскую обсуждаем ментальность... Я только хотела сказать, что она-то как раз такие методы включает, осваивает и одобряет вполне, хотя у господина Авнери про этот интересный элемент нарратива почему-то не найдется ни полсловечка.

     И вообще, если в целом текст охватить, обнаружится некая интересная закономерность: Помните, мы с Вами сначала уговорились: нарративы только между собою сравнивать, а реальность всякую исключить, критику отставить, и каждый миф принимать как есть? Ну так вот, выдержать это мудрое правило все-таки до конца не удается. Взять хоть такое, в общем-то, справедливое, замечание: Многие израильтяне считают, что война 1967 года была началом всех зол, что до того момента Израиль был просвещенным и миролюбивым государством и лишь после войны превратился в захватчика и оккупанта. Эта вера позволяет им обелять все действия сионистов до этой войны и придерживаться отживших свое мифов. Однако в этой версии нет ни доли правды. Война 1967 года была лишь еще одним этапом в противостоянии двух националистических движений.

     Возражение вполне резонное, эта часть израильского мифа реальности действительно соответствует плохо. Но вот переходит автор к описанию той же Шестидневной Войны с точки зрения мифа палестинского: Согласно палестинскому мифу, Израиль спровоцировал лидеров Сирии, Египта и Иордании на начало войны, в которой он сам изначально планировал захватить остаток Палестины. А это как? Правда? Или все-таки не совсем? Согласен ли с этим уважаемый автор?.. Не ищите – не выдаст! Правило уважения к мифу как таковому, некритического восприятия во имя истинного понимания нарратива соблюдается свято только и исключительно в отношении мифа палестинского. Израильское мировоззрение критикуется без стеснения. Не важно, насколько справедлива и обоснована эта критика. Большей частью – справедлива вполне, но... столь же справедливую критику в адрес другой стороны искать будем напрасно.

     Вот так, ребятушки, в наше время и делается настоящая, высокопрофессиональная пропаганда. Сперва широковещательно декларируется:

     Безусловно, это не означает, что следует отбросить израильский нарратив и принять палестинский как единственно верный или наоборот. Необходимо лишь услышать то, что говорит второй народ, понять его взгляд на исторический конфликт и его место в этом конфликте, с тем, чтобы постараться сблизить два национальных нарратива и в перспективе объединить их в один.

     Потом, тихой сапой, в адрес одной из позиций выдвигаются возражения. Обдуманные, обоснованные: какую из претензий к Израилю ни возьми – вроде, все верно. Зато к палестинцам - претензий нет, какую бы чушь ни утверждали, каких бы людоедов ни поддерживали... Ну и возникает у читателя соответствующее впечатление... а формально, вроде бы, и не придерешься...

     * * *


     Я видел озеро в огне,
     Собаку в брюках на коне,
     На доме шляпу вместо крыши,
     Котов, которых ели мыши,
     Я видел утку и лису,
     Что пироги пекли в лесу,
     Как медвежонок туфли мерил...

     И как дурак – всему поверил!

     Из детской книжки


     И все же есть в описываемом тексте пара абзацев, на которых я, прямо скажем, отдыхаю душой. Очень приятное местечко... Мне, знаете ли, последнее время, все чего-то хочется... То нобелевскую премию по литературе отхватить, хотя ни «Тихого Дона» не сподобилась пока что сочинить, ни даже «Доктора Живаго». То вдруг подумаю – а хорошо бы мне барон Ротшильд вдруг наследство оставил... Вот бы жизнь пошла...

    ...Ах, пардон, о чем бишь это я... да, разумеется, о предложенном господином Авнери проекте соглашения с палестинцами. Насчет того, что вероятность его осуществления на порядок ниже моего шанса проснуться завтра миллионершей. То есть, подписать-то такое может и можно (по нынешним-то временам чего только не подписывают... особенно, ежели в Осло), но уж выполнять-то точно не выйдет ни в коем случае. Почему?

     А вот это, уважаемый «конфликтолог», у Вас надо спросить. Не Вы ли нам только что обещали неграмотных израильтян посвятить в тайны палестинской ментальности? Так будьте настолько любезны, перечтите повнимательнее все то, что сами же написали, да и сообразите – совместима ли двухгосударственная Ваша схема в принципе с ихним мифом «освобождения Палестины» или наоборот? Неужели же в Кэмп-Дэвиде в тех полутора квадратных километрах, что «недодал» Барак, так-таки дело было? Неужели же «послеословские» автобусы в Тель-Авиве только тогда взрываться начали, когда «недовыполнил» чего-то Израиль? Поднапрягитесь, вспомните - не в обратном ли порядке события шли?

    ...Что Вы сказали? Ах, изменить надо этот миф? Это кому, то есть, надо? Нам с Вами? А кто нас спрашивает? Миф у них изменится, когда надо будет им самим, а им-то пока что как раз совсем и не надо. И понадобится, уверяю Вас, не раньше, чем убедятся они в безрезультатности своих усилий, так что всякая с нашей стороны уступка не приближает, а отдаляет сей вожделенный миг. Так говорит отсталая наука психология. Передовая конфликтология, разумеется, утверждает другое. Попробуем-ка определить причину этого расхождения.

     * * *


     Сорваться - эффектнее, чем настоять,
     разбить - романтичнее, чем уберечь,
     отречься - приятнее, чем настоять,
     а самая легкая вещь - умереть!

    Н.Матвеева


     Отдадим автору справедливость: не просто так убеждает он нас принять желаемое за действительное, а с обоснованием: В конце третьего года интифады израильское общество стало проявлять явные признаки усталости, протеста против растущей жестокости оккупации и поиска новых путей достижения мира. Среди этих признаков - движение "отказников", охватившее молодых людей, призывающихся в армию; "восстание" 27 военных летчиков; заявление об отказе от службы на территориях, сделанное бойцами элитного подразделения - разведроты Генштаба; совместное интервью, данное четырьмя бывшими руководителями ШАБАКа, в и Сери Нусейбой "основных принципов достижения мира"; "Женевское соглашение" Йоси Сарида и Ясера Абед-Рабо; изменение позиций политиков и политических комментаторов, чутких к настроениям в народе, и т.д., и т.п.

    ...Кто еще не забыл «период застолья», походы на базу и поездки в колхоз, без труда и сомнения вспомнит, что среднестатистический совслужащий в этом самом колхозе, пройдя полгрядки, с ног падал от усталости. Но тот же самый индивид на своих законных шести сотках в выходные как трактор пахал под девизом «ни мороз мне не страшен, ни жара». И он не притворялся. Дело в том, что ощущение полной бессмысленности совершаемых телодвижений резко понижает выносливость и сопротивляемость организма.

     Коль скоро бедное израильское общество так сильно утомилось от войны, имеет смысл попристальней приглядеться к некоторой части его нарратива, а именно к той, которую по-братски делит оно с нарративом другим – с мифологией теперешней европейской левой. Дело в том, что в этом самом нарративе на нынешнем этапе его исторического развития начисто отсутствует такое понятие как «защита Родины». Нет такого среди осмысленных видов деятельности, а если злая судьба, случаем, его и навяжет, представляется зряшной растратой времени и сил, а потому утомляет очень быстро.

     Вроде как совслужащий, который знал заранее, что не перепахать ему колхозных полей, а с бардаком колхозным и подавно не справиться, озабочен был более имитацией деятельности, нежели ее результатом, так и европеец современный, пальнувши разок-другой в сторону агрессора, провозглашает с видимым облегчением, что «это не метод и все равно не поможет» и радостно бежит сдаваться.

     Такое его поведение, по большому счету, трусостью объяснить нельзя. Просто не стоят, по его мнению, его собственная культура, история и уклад жизни, столь большого усилия. И жить с ними скучно, и умирать за них смешно. Единственная реальная ценность – это комфорт, под девизом: «И пошли вы все на..!». А точнее, по апостолу Павлу: «Станем есть и пить, ибо завтра умрем!».

     Коль скоро, сами они готовы умереть без протеста и без наследников, то станут ли жалеть каких-то там евреев – традиционных козлов отпущения и вечных парий своей полумертвой цивилизации? Палестинские потери их беспокоят, потому как знают по опыту, что, за недоступностью израильских автобусов пламенные борцы за свободу и на ихние переключиться могут вполне – с самолетами были уже прецеденты... Умри, в общем, ты сегодня, а я – завтра.

     Обидно только, когда сами евреи, в результате старательного трехсотлетнего упражнения в ассимиляции и принятии ценностей этой самой полуживой цивилизации радостно предают себя на заклание ради милой Европы. А потому, всякий раз, когда я слышу очередной скулеж, что ничего не поделаешь, рано или поздно все равно придется с ними договариваться об оптимальном способе нашего уничтожения, так что лучше уж не доставлять уставшему караулу лишних хлопот, я вспоминаю старую сказку про двух лягушек... Помните – тех самых, что свалились в погребе в жбан со сметаной...
   
    
   


   


    
         
___Реклама___