Rozenfeld1
"Заметки по еврейской истории", № 45 от 22 августа 2004 г.                                                 http://berkovich-zametki.com/Nomer45

Давид Розенфельд

 

«Как вы живы остались?»
    
(К 60-летию освобождения лагерей и гетто Транснистрии)



    
     Этот вопрос задают пережившим Холокост и сейчас, спустя десятилетия после трагических событий. «Чудом выжил», - обычно отвечают. 60 лет тому назад, в марте-апреле 1944 г., Советская Армия освободила лагеря и гетто Транснистрии. «Транснистрия» - это румынское название территории, простиравшейся от Днестра (по-румынски: Нистру) на западе до Южного Буга на востоке и ограниченной на юге Чёрным морем, а на севере – воображаемой линией, проходящей через Могилёв-Подольский. Она включала районы Винницкой, Одесской, Николаевской областей Украины и левобережной Молдовы. В августе 1941 года она была «передана» Гитлером под управление Румынии, превратившей её в огромную зону лагерей концентрации и уничтожения евреев Бессарабии, Буковины, Румынии и самой Транснистрии. На пространстве от Прута до Буга немцы и румыны расстреляли, сожгли, замучили сотни тысяч евреев.

    …Благодаря героизму советских воинов, весной 1944 года пришла свобода. Но прежде надо было выжить, дожить до освобождения. Из документов и свидетельств очевидцев, испытавших гонения, гибель родных и близких, бесчеловечные условия гетто, можно узнать, какие же «чудеса» происходили с ними. Понятно, каждая человеческая судьба уникальна, и у каждого оставшегося в живых своя история. Были, однако, и обстоятельства, общие для многих.

     На маршах по дорогам и в лагерях евреям иногда помогали и спасали их местные жители. Известны рассказы об украинцах, поляках, русских, удостоенных звания Праведника мира. Не всем достались награды, даже не все имена известны, или, случается, имена известны, но не известны фамилии. Бывший узник гетто - свинарник села Степанки Джойл Альперн остался без родителей с младшим братом. Он рассказывает, как украинка Маруся лечила коровьим навозом волдыри на его руке, дала ему тёплый свитер, приняла его с братиком на всю зиму в свой дом, хотя сама она с двумя детьми спала на одной кровати. «Для нас это были самые счастливые минуты с тех пор, как мы с родителями покинули свой дом» - вспоминает Джойл.[1] Так помогала Маруся Джойлу и Авруму выжить. Джойл живёт теперь в Виннипеге, в Канаде, и ещё в 50-е годы он хотел послать ей материальную помощь. А так как он никогда не знал её фамилии, то адресовал свои письма «Марусе, в Степанки», но все они остались без ответа.

     Существенную роль играла самоорганизация евреев в гетто. Так, еврейский комитет гетто Могилёва-Подольского создал дом для пожилых людей, две больницы, общественную кухню, три детских приюта. Сиротские дома были в Могилёве-Подольском и Шаргороде, а также в Балте, Бершади, Копайгороде, Джурине, Поповцах, Доманёвке.[2] Чтобы содержать эти приюты, нужны были средства. Они поступали, в основном, от евреев Румынии.

     Еврейскую общину Румынии возглавлял в подполье Главный раввин Александр Шафран и председатель федерации еврейских общин Вильгельм Фильдерман. Шафран вспоминал впоследствии: «...Поначалу мы и не мечтали, что можно будет посылать помощь. Мы просили королеву-мать Елену обратиться к правительству... Суровой зимней ночью, в пургу, королева прислала своего адъютанта со спасительной вестью. На следующий же день, 17 декабря 1941 года, мы получили официальное разрешение посылать помощь в Транснистрию, и мы тут же стали отправлять её...»[3] Румынская еврейская община собрала и переправила в гетто деньги, продукты питания, одежду, медикаменты, предметы санитарии, соль, уголь, оконное стекло, инструменты для ремесленников на общую сумму около 400 тысяч долларов. В архивных материалах сохранились письма руководства общины властям Транснистрии. В них указаны места назначения грузов, наименования и количество предметов, списки получивших денежную или иную помощь, квитанции... Илья Альтман, ныне житель Потсдама, тоже помнит, что получал помощь. (Кстати, в Потсдаме сейчас живёт, насколько мне известно, восемь человек, переживших Транснистрию).

     В 1942-1943 гг. представитель еврейской общины Фред Шарага и Папский Нунций Андреа Кассуло предприняли поездки в Транснистрию. Папа Римский в феврале 1943 г. передал Кассуло 2500 долл. для депортированных евреев. От американских евреев поступило 50 тыс. долл.

     «В Транснистрии были тысячи сирот... В трёх детских приютах Могилёва находилось 796 сирот. Зимой дома не отапливались. Из-за холода многие дети не могли вставать с кроватей и выходить в туалет. Воздух в комнатах был несносный. Голодные дети страдали от чесотки и других кожных заболеваний. В отдельные месяцы умирало 10% детей. Когда стала поступать помощь из Румынии, условия в детдомах гетто и питание детей улучшилось, а, начиная с мая 1943 года, уже никто из них не умер», - писал Юлиус С. Фишер.[4] В январе – марте 1944 г. в Транснистрии оставалось ещё около 55 тыс. евреев, которые могли быть уничтожены отступавшими немецкими войсками. Главный раввин Палестины Исаак Герцог специально приехал в феврале 1944 г. в Стамбул, чтобы просить Папского Нунция Анджело Ронкалли (будущего Папу Иоанна XXIII) вмешаться, не допустить, чтобы евреи лагерей Транснистрии оказались под исключительным контролем немцев. В марте 1944 года оставшиеся в живых евреи Транснистрии были вывезены из района, где они подвергались опасности быть схваченными немцами, в зону, находящуюся под юрисдикцией Румынии. Всего удалось репатриировать в Румынию 6344 чел.

     Длительное время рассматривалась проблема детей Транснистрии. Папский Нунций в Бухаресте Андреа Кассуло часто обращался к правительству по поводу срочной необходимости решать её. Когда ему удавалось сделать что-нибудь в защиту детей или у него появлялись хорошие вести для них, то он сам плакал, как ребёнок (а было ему тогда 74 года). Как вспоминал Шафран, глаза его (Кассуло) были полны слёз и тогда, когда он после возвращения из Транснистрии описывал увиденные им «мучительные, тяжкие условия» пребывания евреев в лагерях и гетто. Правительство не хотело давать разрешения на вывоз из гетто в Румынию детей старше 12 лет. В январе 1943 г. оно удовлетворило просьбу еврейской общины. Фактически лишь через год, 15 февраля 1944 года оно, наконец, постановило разрешить возвращение сирот, лишённых обоих родителей и не старше 15 лет. В начале марта 1944 г. в румынский город Яссы были привезены 1884 детей-сирот, уроженцев Румынии, Бессарабии и Буковины. Затем их распределили и в общинах других городов. Заботой о детях-сиротах занимался комитет женщин-евреек. В его состав входила и Сара Шафран, супруга Главного раввина.

    ...Наверняка каждый конкретный человек прошёл свой особенный путь борьбы за выживание в гетто. Однако три упомянутые выше обстоятельства, помогавшие евреям остаться живыми в оккупированных нацистами районах, являются, наверно, основными и наиболее важными. В то же время имеющиеся факты, как говорит Жан Анчель, «подтверждают существование еврейского сопротивления... Каждая спасённая еврейская жизнь есть результат противодействия нацистским планам истребления».

     [1] Joil Alpern. No one awaiting me. Two broders defy death during the Holocaust in Romania. Calgary: University of Calgary Press, 2001
     [2] Avigdor Shachan. Burning Ice. The Ghettos of Transnistria. East European Monographs, Bolder. Distributed by Columbia University Press, New York, 1996
     [3] Александр Шафран. Сопротивление нацистскому урагану. Сокр. пер. с англ. Одесса: «Студия «Негоциант», 2003
     [4] Юлиус С. Фишер. Транснистрия: забытое кладбище. Сокр. пер. с англ. Одесса: Друк, 2002



   



    
___Реклама___