Levin1
"Заметки по еврейской истории", № 45 от 22 августа 2004 г.                                                 http://berkovich-zametki.com/Nomer45

Евгений Левин

 

Мехица в синагоге, ортодоксальный и консервативный подходы



     Необходимое предисловие

     Как известно, информационное пространство русскоязычного иудаизма практически полностью монополизировано представителями различных течений ортодоксального иудаизма. Практически вся русскоязычная литература, посвященная иудаизму, написана представителями ортодоксии. Ортодоксами же, за редким исключением, являются и практически все лекторы, преподаватели и популяризаторы иудаизма, работающие на "русской улице" (по крайней мере, такова ситуация в Израиле и странах бывшего союза). В результате этого большинство русскоязычных евреев весьма смутно представляет себя, какие процессы происходят сегодня в других, неортодоксальных деноминациях. А та незначительная информации, которая в результате доходит, практически всегда оказывается пропущенной через ортодоксальные фильтры.

     Некоторые ортодоксальные авторы, пишущие о реформистах и консерваторах, пытаются, насколько возможно, ограничиваться изложением фактов, не пытаясь при этом оценивать те или иные решения и верования неортодоксов. Хорошим примером подобного взвешенного подхода может служить книга "Еврейский мир" американского ортодоксального раввина Й. Телушкина. Но вместе с тем, приходится с прискорбием констатировать, что далеко не все ортодоксальные авторы придерживаются данной линии. Факты, относящиеся к неортодоксальным деноминациям, сплошь и рядом излагаются весьма тенденциозно, или даже просто заведомо искажаются. Поэтому у читателя в результате часто складывается весьма предвзятое и одностороннее видение положения дел в современном иудаизме.

     Характерным примером подобного недопонимания может служить весьма распространенное мнение относительно т.н. "консервативного" иудаизма. Для авторов-ортодоксов является распространенной практикой представлять консервативный иудаизм как одну из разновидностей реформизма, мало отличающуюся от последнего. В частности, исходя из подобного подхода, представители ортодоксии часто позволяют себе, полемизируя с "реформистами и консерваторами", ссылать при этом на теорию и практику только реформистов, по умолчанию распространяя выводы, сделанные на основании этого так же и на консервативный иудаизм (впервые с подобным приемом автору довелось столкнуться на лекции р. Шломо Авинера, одного из основных авторитетов религиозно-сионисткого лагеря).

     Между тем, подобное представление решительно не соответствует действительности! Ибо подходы консерваторов и реформистов к еврейскому закону отличаются друг от друга, как небо и земля.
     С точки зрения реформистов, еврейский закон (галаха) в принципе не обладает никакой обязательной силой. Поэтому решительно любая заповедь, как из устной, так и из письменной Торы, "легким движением" руки может быть признана несоответствующей "духу времени" и, следовательно, недействительной. Поэтому, к примеру, в 1886 году авторы первой официальной декларации американского реформизма, т.н. "Питсбургской платформы" (http://www.ccarnet.org/platforms/pittsburgh.html), безо всяких колебаний "отменили" законы кашрута и семейной чистоты (Meir, M. "Response to Modernity. A History of the Reform Movement in Judaism." Oxford University Press, Oxford, 1988). А современные реформистские лидеры с не меньшей легкостью "кошеруют" гомосексуальные браки или признают еврейство по отцу.
     Совершенно иначе обстоит дело в консервативном иудаизме. Ибо подход консервативных раввинов к Галахе практически идентичен подходу... их коллег-ортодоксов! Ибо мало кто из ортодоксальных раввинов не подписался бы, к примеру, под следующими словами р. Исаака Кляйна, консервативного раввина из США:

     1.Мы верим, что Тора дана нам с Небес, и что наш закон имеет божественное происхождение. ("We believe in Torah min hashamai, that our law is divinely inspired).
     2.Мы утверждаем, что Галаха имеет обязующий характер и является центральным элементом еврейской жизни (We affirm that Halaha is normative and has a central role in Jewish life").
     3.Мы утверждаем, что закон не является застывшим, но развивается, дабы соответствовать новым реалиям ("We affirm that the law has not been not frozen but can grow to met new situation") (Klein, I. "Responsa and Halahic Studies". Ktav Publishing House, Inc., 1975).

     Думаю, данный пример достаточно наглядно показывает, насколько важным является получение информации непосредственно из первоисточника. В противном случае мы рискуем оказаться в роли героя известного анекдота, который Карузо не слышал, но которому "Хаим напел".

     Именно эту цель и преследует статья, предлагаемая сейчас на суд читателей. В этой статье мы хотим привести два респонса (галахических ответа) на один из вопросов, вот уже более столетия волнующий различные еврейские общины. А именно - могут ли мужчины и женщины молиться совместно. Известно, что средние века практика раздельной молитвы была всеобщей, как для ашкеназских, так и для сефардских синагог. Однако в наши дни мнения различных иудейских деноминаций в данном вопросе решительно разошлись.

     С точки зрения ортодоксальный иудаизм, традиционная практика является единственно возможной с точки зрения Галахи. Поэтому в современных ортодоксальных синагогах мужчины и женщины, как 200-300 лет назад, молятся раздельно. Технически это решается по-разному. В ортодоксальных синагогах, построенных в более традиционном стиле, принято, чтобы мужчины молились на нижнем, а женщины - на верхнем этаже. Именно так устроены хоральные синагоги Москвы и Петербурга, большая синагога Иерусалима ("Хейхаль Шломо") и многие другие известные синагоги. Если же синагога является одноэтажной (как большинство синагог сегодня в Израиле), то тогда в зале устанавливается специальная перегородка ("мехица"), разделяющая места для мужчин и женщин.

     Консерваторы же, напротив, полагают, что в наши дни нет никаких проблем в совместной молитве мужчин и женщин. Поэтому в консервативных синагогах мехица отсутствует, и все молящиеся, мужчины и женщины, сидят вперемешку.

     В данной статье мы предлагаем читателю респонсы двух раввинов, ортодоксального и консервативного, каждый из которых отстаивает практику своей общины? Первый ответ принадлежит р. Зееву Мешкову, ортодоксальному раввину, в настоящий момент работающему в Киеве. Автором второго респонса является р. Давид Голинким, консервативный раввин из Иерусалима.

     Не будучи экспертами в Галахе, мы ни в коем случае не будем пытаться выяснить, кто из раввинов в данном случае прав, и уж тем более - указывать, какому из мнений следовать каждой конкретной общине. Однако мы полагаем, что сравнение данных респонсов даст нашим читателям замечательную сравнить методы интерпретации источников и вынесения Галахи, принятые в различных течениях современного иудаизма. На наш взгляд, в результате подобного сравнения наша картина многообразия современной еврейской жизни станет более полной и объективной.

     Респонс р. Зеева Мешкова
     Опубликован на сайте "Земля под ногами" (midrasha.net)

     Вопрос: Является ли обязательной перегородка между мужчинами и женщинами в синагоге? Когда возник этот обычай?
    
Сартакова Ольга, Одесса

     Ответ
     Разделение в синагоге обязательно, когда идет молитва. Во время изучения Торы или выступления раввина мужчины и женщины могут находиться вместе, принято, однако, садиться за разными столами. Во время трапезы мужчина может сидеть рядом с женщиной, только если это его жена или дочь. Вернемся к молитве. Закон требует, чтобы во время молитвы была перегородка (на иврите «мехица»). Лучше, чтобы она была высокой, но и перегородка, скрывающая человека не полностью, также годится, когда нельзя поставить более высокую. Большинство авторитетов считают, что перегородка должна быть непрозрачной, однако рав Йосеф-Дов Соловейчик разрешал и полностью прозрачную перегородку. Разделение мужчин и женщин существовало в синагогах с момента их появления в период Вавилонского изгнания. Более того, такое разделение существовало и в Храме. Дворы Храма делились на женский двор (более внешний) и двор Израиля (более внутренний). В женском дворе могли находиться и мужчины, и женщины. Он не был предназначен ни для молитвы, ни для жертвоприношений, а служил своеобразной прихожей перед входом во внутренний двор Храма, за которым располагался жертвенник и вход в Святое помещение. Во двор Израиля вели ворота Никанора. Через них проходили только мужчины, желавшие принести жертвы или исполнить свою обязанность восхождения в праздник. Женщины заходили во двор Израиля через боковой вход, который назывался «шаар а-нашим» – женские ворота. Туда можно было войти, чтобы молиться или принести жертву, но ни в коем случае не просто так. В праздник Суккот в Храме начиналось большое веселье и зажигались светильники с маслом, освещавшие весь Йерушалаим (Иерусалим). В «женском дворе» в эти дни собиралось множество людей. И тогда мудрецы решили возводить на время Суккот второй ярус из деревянных досок, идущий вдоль стен всего двора, чтобы женщины могли подняться туда и наблюдать за весельем или веселиться сами. Это решение было связано с желанием оградить скромных людей от неловких ситуаций, которые могли произойти в толпе, если бы мужчины и женщины веселились вместе. Второй ярус Храма стал прообразом решения проблемы – как отделить женщин на время молитвы. В наше время балкон есть в большинстве больших синагог. Следует также сказать, что женщины по своей природе более сосредоточены, сконцентрированы, поэтому они молятся на втором ярусе, откуда, кстати, прекрасно видна мужская часть зала. Мужчина же склонен отвлекаться, смотреть по сторонам. Так что женщин отделяют не с целью как-то ущемить их права, а чтобы мужчины не отвлекались от молитвы.

     Респонс р. Давида Голинкина
     Опубликовано в D. Golinkin "The Status of Women in Jewish Law: Responsa" The Center for Women in Jewish Law and the Schechter Institute of Jewish Studies. Jerusalem 2001.

     Вопрос: какого происхождение мехицы (разделительной перегородки между мужчинами и женщинами) в синагоге? в консервативных синагогах мужчины и женщины молятся вместе - насколько эта практика галахически оправдана?

     Ответ:
     Нет никаких упоминаний, что в эпоху Первого Храма и большую часть эпохи Второго Храма предпринимались попытки отделить мужчин от женщин во время молитв и богослужений. В конце эпохи Второго Храма мудрецы постановили устанавливать на праздник Водосвятия (в Суккот) специальный балкон в Женском дворе Храма, дабы во время "фривольной" церемонии праздника женщины сидели отдельно от мужчин. Однако все остальное время мужчины и женщины свободно общались в Женском дворе (который, скорее всего, был так назван потому, что женщинам запрещалось следовать дальше, а не потому, что мужчинам запрещено было там находиться.). Так, согласно традиционному комментарию, в Женском дворе располагался один из судов, упомянутых в Мишне (Сангедрин 11б). Согласно Вавилонскому Талмуду (Йома 9а-б), в Судный День священник читал Тору в Женском дворе, одновременно для мужчин и женщин; аналогичным образом поступали в эпоху второго Храма еврейские цари (Сота 50а).

     Нет никаких литературных или археологических свидетельств, что во времена Мишны и Талмуда в синагогах была мехица. Первые упоминания относятся к концу эпохи гаонов (одиннадцатый век), и с тех пор регулярно упоминается в источниках. Однако до конца 19 века у нас нет источников, требующих существования мехицы.

     Многие ортодоксальные раввины настаивают, что мехица и/или балкон для женщин в синагоге имеют статус библейского закона ("ми-деорайта").Эта точка зрения не опирается на талмудические источники. Мишна, Тосефта и Вавилонский Талмуд однозначно утверждают, что решение установить в Храме временные балконы для женщин, принятое в конце эпохи Второго Храма, ныло постановлением мудрецов (Тикун Гадол). Кроме того, существование подобного балкона в Храме никак не помогает нам определить его статус в синагоге: хотя агада и называет синагогу "малым святилищем", существует множество галахических различий в их статусе (самый простой пример - в Храме, в отличие от синагоги, совершаются жертвоприношения). Средневековые авторитеты регулярно упоминают о мехице, однако ни один из них не утверждал, что Галаха требует ее существования. Подобные утверждения появились лишь в конце 19 века, как реакция ортодоксов на действия неортодоксальных течений.

     Некоторые утверждают, что раздельная молитва мужчин и женщин в синагогах древности ни кем не упоминается, поскольку женщины попросту не ходили в синагогу. Однако у нас есть достаточно свидетельств из талмудической литературы, что в эпоху Талмуда многие женщины ходили в синагогу регулярно. К примеру, в трактате Сота (22а) рассказывается, как р. Йоханан интересовался у некой вдовы, зачем она ежедневно приходит молиться в его Бейт-Мидраш, если есть синагога, расположенная гораздо ближе от ее дома. В двадцатом веке археологи раскопали более ста древних синагог в Палестине, Транс Иордании и на Голанских Высотах; кроме того, десять синагог было раскопано в диаспоре. Только в пяти палестинских синагогах (и ни в одной из синагог диаспоры!) найдены археологические свидетельства существования в них балконов и галерей - причем нет никаких археологических подтверждений, что они использовались именно для молитвы женщин.

     Таким образом, практику отделять в синагоге мужчин и женщин можно считать обычаем, возникшим в эпоху гаонов. Поэтому вопрос нужно ставить так: имеем ли право менять обычай, насчитывающий более тысячи лет? Многие настаивают, что мы не имеем права отклоняться от обычаев. Однако известно, что в течение истории тысячи обычаев возникало и менялось, как прихожанами, так и раввинами. Кроме того, обычай есть порождение времени и места. В том обществе, в котором мы живем, совместное нахождение мужчин и женщин является нормой. Поэтому мы имеем право воспользоваться галахическим принципом "ха-идана" ("наше время") для оправдания изменений в обычае - тем более что данный принцип был соответствующе применен тысячи раз галахическими авторитетами от времен Талмуда до наших дней.

     Примером применения этого принципа раввином-ортодоксом может служить полемика р. Вайнберга с некими венгерскими раввинами. По мнению р. Вайнберга, для мехицы достаточно высоты в "18 ладоней". Венгерские раввины настаивали на куда более высокой мехице, и при этом утверждали, что если ее высота не достаточно, то женщине лучше вообще в синагогу не ходить. Возражая им, р. Вайнберг писал: "Нет у меня сомнений, что намерения у них самые правильные - соблюдать законы скромности согласно нормам прежних поколений. Однако в наши дни все изменилось, а потому, если женщины останутся дома и не пойдут в синагогу <из-за недостаточно высокой мехицы>, то, несомненно, забудется среди них Тора и вера Израиля. Поэтому нельзя отдалять женщин от синагоги из-за устрожения <"хумра">, у которого нет ясного обоснования в Талмуде".

     Кроме того, мы можем сослаться на галахический принцип "регилут" ("привычка"), так же неоднократно применявшийся средневековыми авторитетами, а в наши дни - и, причем именно в споре о мехице! - даже таким пропонентом мехицы, как р. Моше Файнштейн. Уже упоминавшиеся выше сторонники "сверхвысокой" мехицы обосновывали свою позицию тем, что при высоте мехицы в "18 ладоней" мужчинам будут видны головы женщин, в том числе и непокрытые. По их мнению, подобная ситуация является проблематичной, в соответствии с известным принципом "волосы женщины - соблазн ("эрва"). Отвечая на это возражение, р. Моше Файнштейн писал, что мы можем руководствоваться мнениями Риф'а и Рамбама, согласно которым волосы женщины не являются "соблазном" относительно молитвы и чтения Шма - "особенно в наше время, когда большинство женщин ходит с непокрытой головой, и все привыкли видеть это, так что женские волосы ни для кого не служат опасностью соблазна".

     В соответствии с вышеозначенным принципом, люди не испытывают сексуального возбуждения от того, к чему привыкли. Поэтому, поскольку в наши дни мужчины и женщины привычны находиться вместе (на работе, в транспорте, в кино), нет оснований полагать, что совместное нахождение будет отвлекать их во время молитвы.

     Разумеется, есть общины, в которых совместное богослужение создаст неудобство молящимся. Для таких общин является абсолютно легитимным придерживаться практики раздельной молитвы. Однако для тех общин, где совместное нахождение мужчин и женщин является нормой, отсутствие в синагоге мехицы является полностью галахически оправданным.



   



    
___Реклама___