Safian1
"Заметки по еврейской истории", № 44 от 19 июля 2004 г.                                                 http://berkovich-zametki.com/Nomer44

Дина Сафьян

 

Две трагедии Бабьего Яра


Годы неумолимо уносят в прошлое события, которые еще недавно казались буквально вчерашними. Уходят свидетели, очевидцы, просто современники. Забываются или обрастают домыслами факты..

Но мне ли – не писателю, не историку, человеку, не принимавшему непосредственного участия, рассказывать о том, что было? Отвечаю сама себе: да, и мне тоже.

 В один клубок сплелись две трагедии, разделенные во времени двадцатью годами и объединенные местом, имя которому Бабий Яр.  И как невозможно разделить память и скорбь на две части, так невозможно и упорядочить документы, ибо в них тоже переплелись свидетельства о трагедиях 1941 и 1961 годов.

  О том, что произошло здесь 29 сентября 41-го и в последующие дни, что началось с приказа «Всем жидам города Киева...» знает, наверное, каждый.  О событиях 13 марта 1961 года не знает почти никто.

 

 Мне, оставившей в Бабьем Яру бабушку, теток, соседку, судьба  определила поселиться в трех минутах ходьбы от этого места.

Тридцать четыре года я прожила рядом с Катастрофой, тридцать  четыре года изо дня в день я садилась в троллейбус и ехала по Дороге смерти, сначала оттуда, а на обратном пути – туда, к кладбищам, где у покойных были имена, и к  Бабьему Яру, где имен не было. Имена постарались отобрать, как и национальность, и даже саму память .

 

Сначала в Яру не было ничего.

Потом  на этой колоссальной братской могиле решили сделать... парк «Культуры и отдыха».  Заполнить Бабий Яр пульпой, вода просочится вглубь, намытый грунт останется, и можно будет развернуть строительство.

Но земля не приняла эту воду. Плотина рухнула, и неудержимый вал пульпы высотой в несколько этажей  с огромной скоростью хлынул вниз, на жилой район КуренЁвку с детским садом, роддомом, трамвайным парком...  (КурЕневка, КурЕневка – кричали все «голоса»). Произошла вторая трагедия Бабьего Яра, вошедшая в историю Киева как Куренёвская трагедия.

 

А когда история с «культурой и отдыхом» немного остыла, началась эпопея с Памятником. Сначала появился камень с обещанием «Здесь будет установлен....» О евреях – ни слова. Еще через несколько лет стали возводить памятник.
Он получился неплохим: в чашеобразной выемке, символизировавшей Яр, стоит постамент в виде скалы, на вершине которой располагается центральная фигура – женщина с завязанными сзади руками, склонившаяся над младенцем. А по бокам и сзади – фигуры расстреливаемых, падающие в Яр.
 
В общем, всё было бы прекрасно, НО !
Не знаю даже, в каком порядке перечислять эти «но». Главное – памятник не имел никакого отношения к евреям. Наоборот, и в скульптуре, и в надписи всячески подчеркивалось, что это просто место расстрела самых разных людей (в том числе, и евреев, но не более, чем «в том числе»).
Центральная фигура женщины одета в типичную национальную украинскую сорочку, даже вышивка на рукаве тщательно отлита, чтобы никто ничего другого и не помыслил. Остальные фигуры также вполне узнаваемы – моряк, партизаны....
К тому же, памятник поставили совсем не там, где происходили расстрелы.

 

И все же, это было хоть что-то, хоть какое-то место, где пытались (именно пытались) собираться евреи ежегодно 29 сентября – первый день трагедии.
За памятником тщательно следили органы и пресекали малейшую попытку собраний, высказываний и т.п., за исключением официальных, на которых слово «евреи» упоминалось мельком, скороговоркой и никак не акцентировалось.

Прошло более 25 лет с момента сооружения памятника, пока там впервые появился раввин и прочел Поминальную молитву, а Леонид Кравчук сказал горькие, но правдивые слова «Украинский народ должен покаяться».

 

Тем, чьих близких унесла вторая трагедия, собираться негде по сей день.

 

Но я  - не об исполнителях, я – о жертвах, причем не впервые.

Однако не все и не всему верят. Некоторые версии не совпадают, много искажений, подрывающих доверие к истории. Говорят «Не может быть», говорят «Преувеличиваете»

Но люди должны знать, как это было.

Вот почему, не жалея времени и сил, я ищу документы, перевожу их с украинского и размещу там, где вы сможете это прочесть, потому что знаю: не у каждого есть время и возможность проделать самому такую работу, а многие вообще не задумываются над этими вопросами, но увидят материалы и содрогнутся.

Очень прошу – прочитайте. Во имя памяти погибших – прочитайте, запомните, расскажите детям. Это – самое малое из того, что мы можем сделать для тех, кто погиб в Бабьем Яру в 1941-м, и тех, кто разделил их судьбу через 20 лет. Первых было более 200 тысяч, вторых – в 100 раз меньше, первых убивали за то, что они евреи или другие недочеловеки, вторых убили потому, что хотели убить память о первых.

Но и те, и другие имели право на жизнь, и те, и другие имеют право на нашу память. И если о первых помнят в Яд Вашем, собирают и хранят их имена, то о вторых не помнит никто, кроме их близких.

 

            Я почти не вносила сокращений в найденные документы, почти не делала купюр. Поэтому легким чтение не назовешь. Но помня о тех, кто прошел через это, найдите время и силы перечитать их.

            ____________________

 

 

 

Все подчеркивания в документах, все примечания (Д.С...) – мои.

 

 

                             Воспоминания Александра Штейнберга

 

Александр Штейнберг - архитектор и художник, член Правления Союза архитекторов Украины (до 1991 года), в настоящее время живет в США.

 Здесь  история создания того памятника, который стоИт в Бабьем Яру, и вопросы создания Еврейского общинно-культурного центра, которого пока ещё нет. О Куреневке – попутно. Но это – свидетельства профессионала и участника.

                                                                      Над Бабьим Яром памятника нет,

                                                                      Один обрыв как грубое надгробье

                                                                                             Е.Евтушенко

... Известие о строительстве общинно-культурного еврейского центра в Киеве мне очень понравилось. Однако тут же насторожило сочетание слов: общинно-культурный центр и Бабий Яр. Когда же мне удалось ознакомиться с некоторыми материалами обсуждения этого проекта, я понял, что мнения обсуждавших разделились: одни считали, что такой центр можно ставить непосредственно на отрогах Бабьего Яра, а другие, - что нужно его ставить рядом с Бабьим Яром. И те, и другие суждения мне показались весьма странными.
Во многих городах Европы и Америки построены и функционируют такие центры. В них есть театральные залы, спортзалы, бассейны, помещения для религиозных обрядов, для занятий и т.д.
Места таких центров во всех городах выбираются так, чтобы евреям, живущим в этом и близлежащих районах, было удобно их посещать. Но никогда эти центры, так же, как и синагоги, не старались располагать вблизи кладбищ или в местах массовых трагедий, связанных с Холокостом.

Никому в Европе даже в голову не пришло бы построить еврейский культурный центр возле Майданека или Бухенвальда, возле Освенцима или Дахау. Евреи располагают таким же духовным и
эмоциональным менталитетом, как и представители других наций. Они хотят в одном месте развлекаться, учиться и заниматься спортом, а совершенно в другом поминать усопших и скорбеть о страшных трагедиях своих близких. Заставлять их совмещать эти несовместимые процессы крайне негуманно.

К сожалению, уроки истории очень быстро забываются, а хотелось бы, чтобы они сохранялись в памяти, чтобы мы не совершали дважды одни и те же ошибки. В связи с этим хочу привести некоторые документы из недалекого прошлого.

Страшное,    проклятое Б-гом, место в Киеве. Сколько трагедий связано с ним,сколько человеческих жизней оборвалось здесь.

Первая правдоподобная публикация о катастрофе, происшедшей здесь в 1961 г., появилась через 30 лет. Что же там происходило до этой катастрофы? Долгие годы руководство Украины и города делало все, чтобы трагедия Бабьего Яра была забыта. В дни годовщин Бабьего Яра запрещали любые собрания. Их разгоняли, а участников сажали на 15 суток как хулиганов.

Было принято решение уничтожить Бабий Яр, сделав намыв, а на его месте организовать парк культуры и отдыха. Но святотатство не может остаться безнаказанным. Нельзя строить развлекательные учреждения на местах трагедий,нельзя веселиться на костях безвинно погибших.

13 марта 1961 г. лавина намытого грунта, под которой лежали кости более, чем 200 тысяч погибших, сорвалась и затопила Куреневку. Новая массовая трагедия на том же месте. Сама земля взывала к памяти. Давно стояли мемориалы в Майданеке и Бухенвальде, в Маутхаузене и Треблинке. Международный резонанс вынудил правительство пойти на уступку.

      "Союз архитекторов УССР. Правление. 25 августа 1965 г.
При этом направляем программу закрытого конкурса на проекты монументов в память советских граждан, военнопленных солдат и офицеров Советской Армии, погибших от рук немецко-фашистских захватчиков во время оккупации г.Киева. Вам и скульпторам Гутману Г.П. и Коломиец И.А. поручается проектирование монумента. Председатель Н.Иванченко".

В дальнейшем руководство называло этот монумент "памятник в Шевченковском районе г.Киева". В конкурсе принимали участие ведущие архитекторы, скульпторы, художники. Среди них: Кавалеридзе, Милецкий, Таций Фуженко, Коломиец, Рыбачук, Мельниченко, Селибер и др.

 «Монумент должен художественными средствами отображать героизм и непоколебимую волю нашего народа в борьбе за победу великих идей коммунизма, за честь и свободу Отчизны". Программа конкурса утверждена 19 августа 1965 г»

По поводу этой программы Виктор Некрасов писал: "Принимай я участие в конкурсе и прочитай эти условия, я, откровенно говоря, стал бы в тупик. Бабий Яр - это трагедия беспомощных, старых, к тому же отмеченных особым клеймом" ("Декоративное искусство", № 2, 1966). Журнал был изъят из продажи.

В жюри было 20 человек: представители общественности, ударники труда, директор музея Ленина, секретарь ЦК ЛКСМУ. Профессионалов почти не было. Но работать нужно было, несмотря ни на что. Наша бригада (архитекторы Ю.Паскевич, А.Штейнберг, скульпторы И.Коломиец, Г.Хусид) представила три варианта проекта. Должно было состоятся общественное обсуждение проектов, однако директору Дома архитекторов И.Р.Кайлику запретили вывешивать объявления. Тем не менее, зал был переполнен, и обсуждение было бурным. Запомнилась неоднократно звучавшая фраза: "Мир не знает трагедии Шевченковского района, мир знает Бабий Яр".

"... Отметить, что проекты, представленные на конкурс, по своему содержанию НЕ отвечают основным условиям программы конкурса. Авторы большинства проектов НЕ выполнили главного требования программы и НЕ отобразили в своих проектах героизм и непоколебимую волю нашего народа в борьбе за победу великих идей коммунизма, за честь и свободу Отечества, а отразили, в основном, мотивы скорби. В связи с этим обязать авторские группы переработать проекты в соответствии с программой конкурса и до 31 марта 1966 г. представить на рассмотрение. Председатель жюри, заместитель председателя СМ УССР С.М.Андрианов. 17.02.1966".

К чести участников следует отметить, что ни один из проектов второго тура не отображал "непоколебимую волю...". Но тянуть уже было некуда.

"Жюри конкурса на проект памятника-монумента в Шевченковском районе г.Киева ... награждает архитектора ШТЕЙНБЕРГА А.Я. за участие в разработке проекта, признанного одним из лучших. Председатель жюри С.Андрианов".

Такие грамоты выдали победителям конкурса. Слова "Бабий Яр" отсутствовали, даты не было, только печать Госстроя УССР. Мы ждали заказ, но министр культуры Бабийчук остался недоволен результатами конкурса. Председатель Союза художников В.Бородай направил ему письмо о том, что создавшееся положение дискредитирует систему конкурсов, но Бабийчук не ответил.

Заказ был передан в мастерскую скульптора М.Лысенко, где его и выполнили в соответствии с требованиями руководства. .
(Д.С.: обратите внимание – конкурс выиграли одни, а делать памятник поручили совершенно другим!!!)

Место было выбрано опять
не там, где произошла трагедия. И памятник был опять не тем погибшим, о чем свидетельствует его описание в "Правде Украины":

"Над яром застыли 11 фигур. Впереди коммунист-подпольщик. Он смело смотрит в лицо смерти, в глазах твердость и уверенность в торжестве правого дела. Сильно стиснуты кулаки солдат. Рядом моряк закрывает собой старую женщину. Падает в смертную яму юноша, который не склонил голову перед фашистами. Композицию венчает скульптура молодой матери - символ торжества жизни над смертью". (Текст приведен в журнале "Архитектура Украины", № 1, 1992.)

И все же, несмотря на идейную целеустремленность авторов к героической тематике, и у них не обошлось без неприятностей. Кто-то из руководства обнаружил, что овраг, декоративно оформленный на площадке, имеет 6 ответвлений. Этим он ассоциировался со звездой Давида. Автора - архитектора А.Игнащенко срочно отозвали из отпуска, пригнали строителей и засыпали одно из ответвлений.
(Д.С. В это время я уже жила в 3-х минутах ходьбы от места событий, хорошо помню шквал шушуканий «Эти жиды и здесь ухитрились протащить свою звезду! Будто только их убивали... Других тоже убивали»; сама ходила смотреть, как засыпАли часть углубленной площадки – в основном, вечером, ночью при подсветке)

И опять часы истории отмерили очередные 25 лет. К скорбной дате - 50-летию Бабьего Яра возник все тот же наболевший вопрос - где мемориал на месте трагедии? Срочно благоустроили подходы к Бабьему Яру, установили бронзовую
"МЕНОРУ" (авторы К.Левич и Ю.Паскевич) и открытый амфитеатр для проведения митингов горисполкомом и т.д.: "Именно отсюда, с Бабьего Яра началось массовое уничтожение евреев в Европе... За два года здесь, в Бабьем Яру, было уничтожено 200 тысяч человек".

        Далее автор обсуждает проекты
Еврейского  культурного центра и места его размещения.

А это – рассказ писателя-документалиста о Куреневской трагедии.

    «СУДНЫЙ ДЕНЬ» ГОРОДСКОГО МАСШТАБА (Эхо Куреневской трагедии)

                                                Александр Анисимов

                                                              К чему слова, и что перо,
когда на сердце этот камень,
когда, как каторжник ядро,
я волочу чужую память...
(Илья Эренбург "Бабий Яр")

 


После катастрофы, случившейся в столице Украины на Куреневке, в понедельник, 13 марта 1961 года, самолеты "Аэрофлота" в течение нескольких недель изменяли маршруты и облетали это страшное место, дабы никто из пассажиров не смог разглядеть из иллюминатора истинные масштабы трагедии.

Несколько суток Киев был оторван от мира. Не работала междугородная, а тем паче, международная телефонная связь. Телеграммы "сомнительного содержания" хотя и принимались, но не направлялись к месту назначения, письма прибывали к получателям с приличной задержкой. Далеко не все из них попадали к адресатам. Возможно, перлюстрировались и отбирались по признаку "благонадежности"... Вездесущие "свободы", "волны" и прочие "голоса" уже в первые часы после происшедшего, нарекли то, что произошло на Куреневке, — "Помпеей двадцатого века". На событие, следствием которого стала гибель полутора тысяч человек, "отцы города" отозвались скромным некрологом в местной"вечерке".  Спустя две недели...

У меня нет желания перечислять все подробности случившегося. Об этом написана документальная книга, снят телефильм, и даже сохранилась кинохроника.... Сегодня я хочу поразмыслить о моральном аспекте.

 Столько лет прошло! Успела обрасти высоченными тополями мощная бетонная дамба, служащая сегодня надежной перемычкой между Третьим отрогом Бабьего Яра и Куреневкой. Тогда, в 1961 году, в этом яру скопились почти четыре миллиона кубических метров жидких отходов Петровских кирпичных заводов. Именно таким образом (надеясь, что вода уйдет, а отходы превратятся в камень) городские власти, возглавляемые с 1947 года Алексеем Давыдовым, стремились "убить двух зайцев": наладить бесперебойное, круглосуточное промышленное производство кирпичей, столь необходимых при возведении многочисленных жилых массивов, создать удобное транспортное сообщение между Сырцом и Куреневкой (по улице Олены Телиги ездят ежедневно многие из нас) И ПОПУТНО ЛИКВИДИРОВАТЬ БАБИЙ Яр, РАЗБИВ В ЛУЧШИХ АНТИСЕМИТСКИХ ТРАДИЦИЯХ НА ЕГО МЕСТЕ ГОРОДСКОЙ ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА С ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ АТТРАКЦИОНАМИ, СТАДИОНОМ И РЕСТОРАННЫМ КОМПЛЕКСОМ.
Идея эта потерпела фиаско, так как в процессе реализации замысла была грубо нарушена проектная документация. В целях экономии трубы одного диаметра заменили другими, вместо бетонной дамбы возвели земляную, а о водозаборных колодцах и говорить не приходится. Их никогда не чистили. К тому же проектом запрещалось круглосуточное поступление пульпы в яр. На самом деле — заводы работали круглый год и в три смены. Выходит, Бабий Яр отомстил! ПУЛЬПА, ПОПАДАВШАЯ В ОВРАГ по трубопроводу, НЕ УСПЕВАЛА ЗАТВЕРДЕТЬ.

Трагедия, когда в одночасье огромная масса этой пульпы прорвала старую земляную дамбу (кстати, совершенно не отвечавшую нормам безопасности) и со скоростью пять метров в секунду высотой в четырехэтажный дом устремилась вниз, на Куреневку, сметая своей волной все живое, надеюсь, не повторится никогда. В считанные минуты площадь (более тридцати гектаров) оказалась под многометровой толщей песка, окатышей, грязи и глины. Были разрушены десятки зданий, а главное — погибли сотни людей! Загорелись от упавших столбов электропередач автобус, битком набитый людьми (пресловутый час пик!), троллейбус, трамваи. Заложниками рукотворной стихии стали водители самосвалов, пассажиры легковушек, пешеходы и просто зеваки...

Сегодня еще живы чиновники, ответственные сотрудники КГБ, судов и прокуратуры, которые возглавляли следственные комиссии по расследованию причин аварии, выносили вердикты и приговоры. Тогда, сорок лет назад, они давали подписку "о неразглашении причин и последствий" чудовищной катастрофы. Эти люди и сейчас, вопреки фактам и свидетельствам очевидцев, продолжают настаивать на том, что "стихийное бедствие" унесло жизни всего ста сорока семи человек, отказываются вступать в открытую полемику с автором этих строк. Число погибших занижено в десять раз! Но даже если бы оно было окончательным и безапелляционным, разве стоит забывать о трагедии? К этому добавлю: в то утро морально и физически пострадало множество киевлян. Из числа тех, кто выжил...

Нынешние власти о катастрофе "не знают" и знать не хотят. Но сорок один год, отделяющий тот черный понедельник от нынешних дней, даже в жизни одного поколения — вполне приемлемый срок для того, чтобы еще при жизни детей и внуков погибших установить на территории Куреневского парка (бывшего — имени Михаила Фрунзе) часовню. В память жертв трагедии.

Правда, имеется в Киеве скромный памятник жертвам трагедии. Он находится неподалеку от входа в трамвайное депо имени Красина. Но в том-то и дело, что построен он на средства Трамвайно-троллейбусного управления, и поэтому, что совершенно оправдано, на его стелле перечислены лишь фамилии погибших работников трамвайного парка.
Родственники погибших киевлян, не имевших отношения к "деповцам" за неимением общегородского мемориала приносят сюда в скорбный день цветы. И очень хотят, чтобы город восстановил историческую справедливость — отдал должное полутора тысячам киевлян, погибших в то страшное утро.

Власти делали все возможное, чтобы скрыть подлинные масштабы трагедии. На предприятиях были запрещены гражданские панихиды. Хоронили погибших на всех киевских кладбищах, в том числе и закрытых, и даже в пригородной Горенке. Запрещалось устанавливать таблички с четкой датой смерти. Благотворительной акцией председателя горисполкома и коммунистического лидера столицы Украины Алексея Давыдова (его чуть не побили, когда он решил навестить одну из школ, где временно, в ожидании жилья, находились люди, оставшиеся без крова) стала бесплатная раздача погребальной одежды для покойников и некоторая сумма "гробовых", правда, весьма и весьма не соответствующая реальным расходам.

О том, что на прием к "боссу" за несколько недель до катастрофы пытались прорваться сведущие киевляне и жители близлежащих домов, о том, как охрана Давыдова выгоняла их из приемной, говорилось только на кухнях. Там же обсуждался извечный вопрос: "Кто виноват?" О правде знали многие. Знали и... предпочитали молчать.
О всенародной "любви к "градоначальнику" Алексею Иосифовичу Давыдову, который и сам о многом не желал помнить, свидетельствует тот факт, что весьма живописный бульвар, названный именно в его честь, киевляне долгое время упорно именовали бульваром Дениса Давыдова — поэта, героя Отечественной войны 1812 года и декабриста. У могилы "отца города" на Байковом кладбище несколько лет кряду (скончался от инфаркта, а возможно, застрелился в 1963 году) стояла усиленная охрана.

 

        И ЕЩЁ РАЗ О КУРЕНЕВКЕ: ТИМУР ЛИТОВЧЕНКО, писатель

                                                         "Какие новые Яры… в каких местах
                                                         и каких новых технических формах —
                                                         скрыты еще в небытии, в ожидании
                                                         своего часа? И кто из нас, живущих,
                                                         уже, может быть, кандидат в них?"
                                                             Анатолий Кузнецов, "Бабий Яр"


Когда после смерти человека проходит 40 дней, принято служить панихиду. Говорят, именно после этого бессмертная душа покидает этот мир.
Между тем, не сорок дней – целых сорок лет прошло со времени Куреневской трагедии,  но можем ли мы «отпустить» в небытие память об этом страшном событии? Вероятно, нет. Поскольку до сих пор не знаем даже приблизительно количества погибших во время этой техногенной, чисто «советской» катастрофы. Поэтому если не ворошить прошлое, в истории Киева останется очередное «белое пятно». Причем, учитывая обстоятельства, останется навсегда.

То, о чем забывают, имеет тенденцию повторяться. Впрочем, об этом немного позже. Сначала попробуем хотя бы кратко разобраться в причинах той ужасной катастрофы местного масштаба. Но для этого надо заглянуть в сороковые-пятидесятые годы.


Во время оккупации Киева немецкими захватчиками Бабий Яр превратился в колоссальную могилу, которая не имеет аналогов в мире. Согласно последним данным, здесь погибло 260 тыс. человек (Для сравнения: накануне Великой Отечественной Войны в Киеве насчитывалось около 1 млн. жителей).
И все бы ничего, но из этого количества более 160 тысяч – евреи. Призываю всех, кто ностальгически вспоминает «новую историческую общность людей – советский народ»: давайте будем откровенны хотя бы сами перед собой! Невзирая ни на какие усилия, национальный вопрос в Советском Союзе так и не был окончательно решен. Он и не мог быть решен до тех пор, пока в паспортах оставалась соответствующая графа. Более того, проблемы межнациональных и межэтнических отношений стали одной из причин распада СССР и породили цепочку локальных военных конфликтов, которые не утихают до сих пор.

Надо иметь в виду патологический антисемитизм многих советских руководителей разных уровней, чтобы понять логику их мыслей и поступков.
Хотя военнопленных, украинцев националистов и просто украинцев, цыган, поляков, мусульман и других «категорий населения» здесь расстреляли немало, Бабий Яр почему-то упорно считался «еврейским» захоронением (Д.С.: так у автора). К тому же, эти люди остались в тылу врага или попали в плен – а следовательно, по советским стандартам просто не могли считаться полноценными гражданами*

*(Д.С.: Помните ли вы, знаете ли вообще, что долгие годы во всех официальных анкетах была графа «Находился ли на временно оккупированной территории?» И ответ «ДА» был равносилен приговору: «не принимать», «не повышать», «не назначать»     и т д.?)
.
Поэтому никакого греха не было в безумном замысле: любыми способами уничтожить яр и на его месте построить современный жилой массив. (Д.С.: здесь автор явно заблуждается, планировалось строительство не жилого массива, а зоны увеселений).
Возможно у меня как у писателя, слишком болезненное воображение, но я считал и всегда буду считать основной причиной трагедии, которая произошла, не технические просчеты проектантов, а именно изначальную идею тогдашней власти. Спросите народных знатоков: никто и никогда не ставил дом на «нечистом» месте, где кого-то убили или кто-то совершил самоубийство. А тут – возводить массив на 260 – тысячной братской могиле...
Технические же просчеты стали следствием головокружения от успехов НТР. Люди свято верили, что могут делать с природой все, что угодно: поворачивать течение рек, вырубать леса, сажать яблони на Марсе. А также, в частности, перегораживать устья яров дамбами и заливать их смесью воды и глины – пульпой, которую можно брать из старых карьеров кирпичных заводов.

По инженерному замыслу, пульпа постепенно должна была отстаиваться, расслаиваться. Вода будет всасываться в грунт и отводиться дренажной системой, глина будет оседать.

Таким образом, фундамент нового жилмассива считался почти готовым. При условиях, когда большое количество киевлян только и мечтало переехать из тесных коммуналок или частных хибарок в относительно просторные и светлые «хрущебы», с неэтичным путем достижения цели никто не считался. Короче: решение жилищной проблемы – все, попрание наибольшей в мире интернациональной могилы – ничто.

(Д.С. Повторяю - мне ни разу не приходилось сталкиваться даже со слухами о каком-то жилье, речь шла о парке, об аттракционах, ресторане. Это же подтверждает и архитектор Штейнберг – см.выше).

Подбадриваемая центральной, местная власть бойко взялась раз и навсегда решать проблему Бабьего Яра. Однако, гладко было на бумаге... Во-первых, глинистая почва плохо поглощала воду, во-вторых, не работали как следует водоотливы, в третьих, весь комплекс работ проводился с многочисленными нарушениями, в четвертых, строители торопились «выполнить и перевыполнить план» и делали все наспех. Поэтому пульпа, которая нагнеталась в яр, не уплотнялась, а оставалась жидкой.

« Я ходил туда и потрясенно смотрел на озеро грязи, поглощающее пепел, кости, каменные осыпи могильных плит* Вода в нем была гнилая, зеленая, неподвижная… Бабий Яр, таким образом, был превращен в ванну грязи, такую же чудовищную, как и породившая ее идея", — напишет впоследствии Анатолий Кузнецов в романе-документе «Бабий Яр».

*(Д.С.: рядом находилось старое еврейское кладбище и его частично смыло, а на том, что осталось, теперь стоит телецентр).

Но издевательство над памятью погибших не могло продолжаться бесконечно. На «высших часах» время было четко отмерено: в понедельник, 13 марта 1961 года дамба рухнула и искусственная ванна жидкой грязи (Д.С.:у автора – очень выразительное слово «багнюки») вылилась прямо на жилой массив, промышленные предприятия, общественные учреждения (в частности, больницу и детский сад), расположенные ниже. Катастрофа произошла около 9 часов утра, т.е. в час пик: те, кто работал в воскресенье, возвращались домой с ночной смены, другие, наоборот, спешили на первую. Способствовали беде и погодные условия: перегороженный дамбой яр пополнялся водой еще и от таяния снега, и дождей, которые выпали в первой половине марта.
Вода постепенно размывала дамбу, та наконец не выдержала и в 9.10 утра 13 марта 1961 года ее прорвало .Первоначально высота вала составляла 14 м, скорость – 5 м/
c. Постепенно пульпа развила скорость до 60 – 70 км/час (17-20 метров в секунду).
Таким образом, в 9.30 из устья яра вырвалась стена жидкой грязи высотой в несколько метров, сметая на своем пути все живое и неживое, пряча обломки домов и техники, трупы и раненых под слоем жидкой глины. Чтобы представить его толщину, скажу: верхушки ограды стадиона «Спартак» едва выглядывали из-под грязи.

Внизу, на Куреневке образовалось болото, которое перекрыло транспортные пути, захватило автобусы, трамваи. В целом, здесь было уничтожено около 30 гектар. Свидетели катастрофы утверждают: выбраться, выбарахтаться из этого болота было невозможно, хотя часть людей удалось снять вертолетами с крыш уцелевших домов и с деревьев. Кроме того, вследствие разрывов электросетей произошли многочисленные короткие замыкания, людей поражало током, они получали ожоги. От замыканий и столкновений вспыхивали транспортные средства, в частности, сгорел вместе с пассажирами целый троллейбус.
Городские власти отреагировали на беду почти мгновенно. Место трагедии оперативно обнесли заборами, вокруг выставили охрану, чтобы «лишние глаза» не видели этого безобразия.

Анатолий Кузнецов утверждает, что на некоторое время были изменены даже маршруты самолетов, чтобы только никто не провел аэросъемку. Если о трагедии где-то и вспоминали, то квалифицировали как стихийное бедствие – никто официально не признал катастрофу техногенной. И, совершенно ясно, никто никогда и никому не придавал статуса пострадавших вследствие куреневского селя.
Раненых, которых удалось спасти, развезли по разным больницам. Проводить гражданские панихиды по погибшим запрещалось, по возможности покойников старались хоронить за пределами Киева. К тому же, поскольку вначале слой глины разгребали экскаваторами, стальные ковши покромсали тела многих погибших, которых потом невозможно было узнать. Я лично знаком с бывшим врачом «скорой», которому до сих пор снятся ночами оторванные руки, ноги, остатки туловищ, которыми загружали машины.

К делу сразу подключился КГБ, и чекисты ловко изымали любые материалы – документы, фотопленки, письма, в которых содержалась «опасная» правда о трагедии. Действия властей легко объяснить: ни строители самого справедливого в мире коммунистического общества, ни их коллеги-строители, готовившиеся к стройке на костях Бабьего Яра, ошибаться не могли. А если уж произошла какая-то ошибка, то ни в коем случае нельзя допустить, чтобы об этом хоть кто-то узнал – ведь на светлую коммунистическую идею сразу упадет тень сомнений в безгрешности.
Поэтому власть пыталась «укутать мглой» все, что касалось Куреневской трагедии. Несколько «стрелочников» из числа проектантов были осуждены «за преступную халатность».
Тогдашний мэр Киева Алексей Давыдов умер через два года после катастрофы, осенью 1963 года. Обстоятельства его смерти достоверно неизвестны. Говорят, что под давлением укоров совести этот чиновник покончил жизнь самоубийством – ведь еще за три недели, и за несколько дней к нему на прием пытались попасть «ходоки», которые предупреждали о ненадежности дамбы, умоляли сделать что-нибудь. Но мэр гнал всех прочь, называя паникерами.
В документальной книге журналиста А.Анисимова (Д.С.: см.выше)
«Куреневский апокалипсис» содержатся противоречивые данные об Алексее Давыдове: с одной стороны, он оказывал помощь потерпевшим, с другой – его вина не оспаривается.
Он мог, по меньшей мере, объявить эвакуацию людей из опасного района. Мог – но ничего не сделал. И один из киевских бульваров до сих пор носит имя А.Давыдова
............. (Д.С.:пропускаю рассуждения о природе власти).
Как автору художественного романа « До коммунизма оставалось лет пятнадцать – двадцать», сюжет которого построен именно на тех ужасных событиях, мне довелось лично столкнуться с откровенным изумлением многих моих сверстников, не говоря уже о недоверии младших. Казалось бы, они действительно правы: в Киеве такая катастрофа просто невозможна: здесь нет высоких гор, стремительных бурных рек и других условий для схода селевого потока. Действительно, больших природных условий не было. Но существовали условия искусственные, созданные недалёким, ограниченным человеческим разумом и «умелыми» руками.

* * *

Далее автор развивает мысль о том, что в Киеве «использованы» еще не все условия для рукотворных катастроф, переходит к обсуждению состояния Чернобыльской АЭС и дамбы Киевского моря, прорыв которой погубит весь разросшийся нижний город, и прогнозирует следующую киевскую трагедию в 2006-2010 году. Однако, это тема другого разговора.







   



    
___Реклама___