MMitsel1
"Заметки по еврейской истории", № 44 от 19 июля 2004 г.                                                 http://berkovich-zametki.com/Nomer44

Михаил Мицель

 

Евреи Украины в 1943 - 1953 гг.


ПЕРЕСЕЛЕНИЕ ЕВРЕЕВ СЕВЕРНОЙ БУКОВИНЫ В РУМЫНИЮ


Буковина, регион между Восточными Карпатами и Верхним Днестром, была частью империи Габсбургов более 140 лет (1775–1918). Австрийские власти проводили либеральную политику по отношению к евреям Буковины, полагая, что евреи, говорящие на идиш, будут проводниками немецкого влияния и немецкой культуры. Для представителей ассимилированной еврейской интеллигенции были открыты государственная служба и общественные должности. Черновицкие евреи основали многие предприятия и банки, оказали влияние на развитие города. Черновцы притягивали массы переселенцев, особенно из соседней бедствующей Галиции, а также из Российской империи. Для Черновцов было характерно отсутствие острого антагонизма между евреями и другими этническими группами. Согласно австрийской переписи населения 1900 года, в Черновцах проживали 21388 евреев, что составляло 32,5% от всего населения города, а всего в Северной Буковине проживало 65686 евреев (16% от общего состава населения)[i].

В 1918 г., после распада Австро-Венгрии, Буковина была аннексирована Румынией. При румынской власти положение евреев ухудшилось: проводилась дискриминационная политика, евреи не допускались на государственную службу и не могли преподавать в Черновицком университете, для студентов-евреев существовала процентная норма. Часто евреи становились жертвами нападений со стороны профашистских организаций. Согласно  румынской переписи населения 1930 г., еврейское население Северной Буковины составляло 78077 чел., или 12,2% всего населения[ii]. 28 июня 1940 года Красная Армия вступила на территорию Северной Буковины. На всех территориях, захваченных в 1939–1940 гг.  Советским Союзом, прекратилась деятельность чрезвычайно развитых еврейских общественных организаций, партий и движений. Перестали функционировать руководящие советы еврейских общин, в ведении которых находились учебные заведения. 18 июня 1941 г. 3800 евреев Северной Буковины были сосланы в Сибирь[iii].

Румынская армия, оккупировав Черновицкую область в июле 1941 г., организовала ряд погромов, были убиты сотни евреев. Многие были брошены в гетто и лагеря, погибли от голода, пыток, на изнурительных работах.

11 октября 1941 г. в Черновцах было создано гетто; 40 тыс. евреев из этого гетто, а затем еще 35 тыс. из окрестных мест были отправлены в лагеря Транснистрии[iv]. В ноябре 1941 г. депортация приостановилась: председателю Совета евреев Румынии В.Филдерману и главному раввину страны А.Сафрану удалось убедить И.Антонеску оставить в Черновцах около 20 тысяч евреев. Позднее, в  июне 1942 г. были депортированы еще 4 тысячи[v]. В феврале 1944 г. румынские части ушли из города, контроль над Черновцами перешел в руки немцев. Широкое наступление советских войск на Правобережной Украине, начавшееся 4 марта 1944 г., спасло черновицких евреев от уничтожения[vi].

29 марта 1944 г. Черновцы были освобождены частями 2-го Украинского фронта, а 23 августа ими был занят Бухарест. Из 750 тысяч еврейского населения довоенной Румынии 350 тысяч человек не дождались освобождения. Чувства румынских евреев выразил в воспоминаниях главный раввин Румынии Мозес Розен: 

«Когда русские войска вошли в Бухарест 23 августа 1944 года, я, как и все оставшиеся в живых евреи, был переполнен радостью. Это был день освобождения для всех нас. Мы чувствовали, что были спасены от гитлеровских лагерей смерти. Это правда, что Антонеску начал менять свою политику по отношению к евреям после немецкого и румынского поражения у Сталинграда, и не желал более выполнять требования Гитлера, проводя акции против евреев. Но если бы Гитлер оккупировал Румынию, румынские евреи были бы уничтожены. Румынские евреи испытывали огромную благодарность к Советскому Союзу. Это было не из-за симпатий к советскому коммунизму, а потому, что Советский Союз спас наши жизни»[vii].

Евреи Северной Буковины пострадали меньше, чем евреи остальных областей Украины. Согласно сообщению секретаря Черновицкого областного комитета КП(б)У И.Зеленюка, только в Черновцах на 30 апреля 1944 г. проживало 17341 евреев (42% всего населения города). Население области, как сообщалось два месяца спустя, составляло 662844 человек, из них: украинцев – 69,5%, румын  и молдаван – 14,8%, евреев – 7,9% (52570 человек), русских – 1,2%, других – 6,6%[viii].

Советизация региона предполагала уменьшение количества так называемого некоренного населения. К середине лета 1945 г. в Румынию из Черновицкой области уже выехало 12 тыс. человек[ix]. О процессе переселения вспоминает современник событий:

«С первых дней после окончания войны началось усиленное перемещение евреев Бессарабии, Приднестровья в сторону Черновцов: оттуда можно было сравнительно легко «репатриироваться в Румынию». Я поставил в кавычки, ибо знаменитое искажение смысла слов, принятое в мире коммунизма, требует расшифровки. «Репатриировавшиеся» в Румынию в подавляющем большинстве лишь проезжали через нее в порт Констанца или в Италию, чтобы оттуда отправиться в … Палестину»[x]. 

  8 августа 1945 г. было принято постановление СНК СССР, а вслед за ним – решение СНК УССР от 31 августа, согласно которым был разрешен выход из советского гражданства и выезд из Черновицкой области в Румынию евреев, состоявших в румынском подданстве до 28-го июня 1940 года.  К 16 ноября 1945 г. ситуация с переселением выглядела так:

«Постановлением предусматривается выдворение указанной категории лиц в Румынию с последующим утверждением дел Президиумом Верховного Совета о выходе их из советского гражданства.

В практической работе указанное постановление органами НКВД не выполняется, т.е. с 10 октября 1945 года по настоящее время ни один человек из этой категории лиц в Румынию не выдворен. При проверке работы органов НКВД на месте установлено: органы НКВД, в соответствии с ранее данными указаниями НКВД УССР, работу по оформлению дел о выходе из советского гражданства проводят правильно и приняли все меры к ускорению выполнения решения СНК УССР. За указанный период оформлено 8.000 дел, из них 2049 дел 9 октября 1945 года направлены НКВД УССР на утверждение, но результатов до настоящего времени не получено»[xi].

Как выглядела в реальности «правильно проводимая  работа по оформлению дел» и «ускорение выполнения решения», показывает публикуемый документ № 2. Мотивы «ускорения» были очевидны, в их основе лежало желание областных органов НКВД захватить недвижимость, принадлежавшую «выдворяемым» евреям. Секретарь Черновицкого обкома КП(б)У И.Зеленюк был убежден, что причину хаоса следует искать в бюрократических проволочках, создаваемых центральным аппаратом НКВД УССР:                      

«6000 дел, оформленные, готовые к отправке, находятся в Черновицком областном управлении НКВД и не отправлены лишь потому, что НКВД УССР предложило перевести все имеющиеся румынские документы в делах на русский язык. Такое требование никакими указаниями ранее предусмотрено не было. Таким образом, выполнение решения СНК УССР о выдворении лиц еврейской национальности в Румынию задерживается по вине НКВД УССР»[xii].

Там же, в докладной записке на имя Н.Хрущева, И.Зеленюк так описывал создавшуюся ситуацию, не упустив возможности распределить ответственность: 

«Подавляющее большинство лиц, оформившихся на выезд в Румынию, с места работы уволились, продовольственных карточек не имеют, топливом себя не обеспечили. Кроме того, занимаются спекуляцией, скупкой на базарах промышленных товаров и заготовкой продуктов питания, тем самым резко повышают цены на указанные товары на рынках.

 К этим нежелательным явлениям, требующим ускорения выдворения в Румынию этой категории лиц, необходимо учесть наступление неблагоприятной погоды и похолодания.

Отселяемая категория указанных лиц в Румынию, требуя ускорения их отправки, ежедневно осаждает партийные и советские органы с всевозможными вопросами, связанными с их отправлением и тем самым нарушает нормальную работу»[xiii] .

К 8 января 1946 г. было зарегистрировано 11 085 человек, подлежащих «выдворению»[xiv]. В процессе оформления документов при Черновицком облисполкоме была создана специальная комиссия из представителей УНКВД, УНКГБ и облпрокуратуры, на которую были возложены следующие функции: проведение точного учета евреев, изготовление и выдача эвакуационных документов, рассмотрение и утверждение списков, своевременное извещение переселяющихся лиц о сроках и порядке выезда из СССР в Румынию, организация выезда на станции, погрузка и отправка в Румынию. Основные препятствия для выезда черновицких евреев заключались в  отсутствии договоренности с румынским правительством и неразработанности формы документа на право эвакуации[xv].

Только в начале января 1946 г. было принято постановление СНК СССР «в развитие постановления СНК СССР от 8 августа 1945 г.», в котором впервые были упомянуты официальные власти Румынии:

«Поручить Наркоминделу СССР (тов. ДЕКАНОЗОВУ) согласовать с Румынским правительством порядок, время и пункты передачи лиц еврейской национальности, изъявивших желание эвакуироваться из территории УССР в Румынию»[xvi]. 

2 февраля 1946 г. было принято решение СНК СССР, которым были разрешены все вопросы, связанные с переселением. Окончательным сроком определялось 1 апреля 1946 г., в реальности 22 апреля 1946 г. стало последним днем «эвакуации». 

М.Альтшулер выделяет следующие характерные особенности процесса выселения евреев из Черновицкой области в сравнении с репатриацией польских евреев:

1. Возвращение евреев в Польшу было частью  репатриационного процесса, касавшегося поляков и евреев. Переселение из Северной Буковины относилось только к евреям.

2. Польские евреи, находившиеся в Советском Союзе во время войны, принимали участие в общепольском политическом движении:  поддерживали связь с правительством в изгнании или с польскими просоветскими организациями. У буковинских евреев не было никаких связей с правительством или политическими партиями Румынии.

3. Репатриация в Польшу и из Польши носила характер взаимного и скоординированного обмена населением. С Румынией не было подписано формальное соглашение и не было координации действий.

4. Возвращение польских граждан определялось как «репатриация», в отношении буковинских евреев употреблялись термины «выезд», «эвакуация» и даже – «выдворение»[xvii].

 Публикуемые документы отражают разные этапы и аспекты процесса переселения евреев из Черновицкой области в Румынию. Информационный бюллетень «О массовой подаче заявлений в Черновицкой области на выезд в Румынию» (от 7 июля 1945 г.) обосновывает необходимость избавления от классово-чуждого элемента, в качестве которого выступают евреи. «Справка о фактах нарушения революционной законности и допущения антигосударственной практики в работе УНКВД по Черновицкой области» (от 22 августа 1945 г.) отражает обычную практику карательных органов при подавлении повстанческого движения на Украине в 1944–1947 гг.[xviii]  и поясняет причины, по которым процесс выселения евреев был выгоден руководству облуправления НКВД (получение взяток, фиктивные договоры на покупку мебели, квартир).  

Справка «Об эвакуации с территории Черновицкой области в Румынию лиц еврейской национальности, не состоявших до 28 июня 1940 года в Советском гражданстве» (от 6 мая 1946 г.) подводит количественные итоги переселения «бывших советских граждан и румыноподданных» и содержит основные данные о последней фазе переселения, начавшейся в феврале 1946 г.

При всей противоречивости процесса переселения евреев Черновицкой области в Румынию, в данном случае, что происходило крайне редко, совпали стремления всех составляющих процесса: руководства СССР и УССР, местных властей и евреев региона.

Согласно публикуемым документам, за весь период эвакуации в Румынию выехали 22307 человек, в том числе мужчин – 7133 чел., женщин – 10072 чел., детей – 5102 чел.[xix] Спустя короткое время большинство  евреев Северной Буковины, выехавших в Румынию, покинули ее в рамках операции «Бриха».

Приложение. Документы



[i] Чорний С.  Національний склад населення України в ХХ сторіччі: Довідник. К., 2001. С. 44-45.

[ii] Там же. С. 58-59.

[iii] Краткая еврейская энциклопедия. Том 1.  Иерусалим, 1976. С. 558.

[iv] Транснистрия – обозначение территории на юго-западе Украины и в восточной части Молдавии, между реками Днестр (рум. Нистру) и Южный Буг; применялось в Румынии и Германии с 1941 г., когда эта территория была занята германскими и румынскими войсками и передана под контроль румынских властей, до ее освобождения Красной Армией в 1944 г. 

[v] Encyclopedia of the Holocaust. Vol. 1.  London, 1990. P.  263.

[vi] Подробнее о геноциде еврейской общины Черновцов и Северной Буковины: Сборник документов и материалов об уничтожении нацистами евреев Украины в 1941-1944 годах. / Сост. А.Круглов.  К., 2002. С. 447– 452. 

[vii] Dangers, Test and Miracles. The Remarkable Life Story of Chief Rabbi Rosen of Romania.  London, 1990.  P.  47.  

[viii] Altshuler M. The Soviet «Transfer» of Jews to Romania // Jews in Eastern Europe. 1998. № 2 (36). P. 57.

[ix] ЦГАООУ, ф. 1, оп. 30, д. 319, л. 79.

[x] Кэрэм Ц . Евреи, неевреи и т.д. Тель-Авив, 1987. С. 142-143.

[xi] ЦГАООУ, ф. 1, оп. 23,  д. 2630, л. 23.

[xii] Там же, л. 23.

[xiii] Там же, л. 23-24.

[xiv] Там же, л. 1.

[xv] Там же, л. 16.

[xvi] Там же, л. 8.

[xvii] Altshuler M. The Soviet «Transfer» of Jews to Romania. P. 61.

[xviii] В архивах выявлено огромное количество документов, раскрывающих методы «нарушения революционной законности» сотрудниками НКВД. Так, еще 20 июня 1944 г. нарком внутренних дел УССР В.Рясной сообщал: «по материалам проверки деятельности органов УНКВД Дрогобычской области в ряде райотделов УНКВД вскрыты серьезные недочеты в агентурно-оперативной работе, выявлены факты грубого нарушения советской законности, пьянства и морального разложения отдельных оперативных работников».  См.: Білас І. Репресивно-каральна система в Україні. 1917-1953. Кн.1. К., 1994. С. 268.

[xix] ЦГАООУ, ф. 1, оп. 23, д. 2620, л. 18.



   



    
___Реклама___