Pasika1
Эллан Пасика, Мельбурн

 

МОЖНО ЛИ ЖИТЬ БЕЗ БОГА?
К 100- летию со дня смерти Теодора Герцля


                                     Что такое сионизм?

Наверное, не так  много ещё в мире слов и понятий, вокруг которых возникло бы столько же несуразицы, столько же клеветы  и лживых вымыслов, как вокруг слова «сионизм». А между тем это слово является ничем иным, как любовью евреев к своей прародине, Сиону. «Любовь к отеческим гробам», которая так понятна у русского человека, и у человека любой другой нации, по отношению к евреям очень часто приобретает зловещий и неверный смысл...

Часто говорят, что Теодор Герцль был создателем сионизма. Это неверно, ибо просто сионизм существует столько же времени, сколько евреи жили вне Сиона, то есть в рассеинии. И традиционное еврейское пожелание: «На следующий год –встретиться в Иерусалиме!» - есть суть сионизма. Герцль является создателем сионизма особого вида, получившего название политического сионизма. Политический сионизм – это борьба с антисемитизмом путём воссоздания еврейского государства.   Просто сионизм –это благое инфантильное пожелание жалкого, слабого и забитого еврея черты оседлости. Политический сионизм –это мечта, которую народ решил претворить в жизнь и которая сделала его сильным и мужественным

  Конец гетто

Традиционно, описывая обстановку в мире вокруг евреев накануне возникновения политического сионизма, иногда начинают с середины 17-го века, когда в результате страшных казацких погромов Богдана Хмельницкого возникли мессианские течения в восточном еврействе. Как результат всего этого через сто лет появилось религиозно- этическое движение хасидизма. Хотя идеи хасидизма непосредственно не могли повлиять на жизнь восточно- европейского еврейства,  повлияло на еврейскую жизнь ослабление, в результате хасидского движения, института раввинов и  влияние кагалов. В некоторой степени хасидское движение в еврейской жизни оказалось подобным Реформации для христианского населения Центральной и Западной Европы.

Всё же учитывая небольшие размеры этой статьи, следует, видимо, вести здесь отсчёт с эпохи еврейского просвещения, Хаскалы и совпавшей с нею Великой Французской революции, которая уравняла евреев в правах с остальными гражданами. Вместе с этим как в Западной так и в Центральной Европе были ликвидированы гетто и произошло ослабление влияния на жизнь евреев консервативных еврейских общин. Не вдаваясь в частности следует отметить, что Наполеон Бонопарт подтвердил все права, предоставленные евреям революцией. В какой-то мере Наполеон пошёл дальше. Новейшие исследования рассматривают как неоспоримый тот факт, что во время палестинско-египетской кампании в 1799 Наполеон даже принял решение о воссоздании Еврейского государства. С этой целью за подписью Наполеона и палестинского раввина Ахарона было составлено «Обращение к евреям Азии и Африки», в котором живущие там евреи призывались воссоздать государство Израиль. Хотя позднее Наполеон оставил эту затею, его попытка всё-таки оставила след в еврейской общественной мысли.

После разгрома Наполеона и наступившей вслед за этим реставрации происходит ухудшение положения евреев, в некоторых случаях в Германии дело опять стало доходить до погромов, а в Италии –до возвращения евреев в гетто. Однако в целом результаты просвещения и Французской революции оказались необратимыми.

Итак, еврейское просвещение(Хаскала) подготовила, а Французская революция осуществила пока ещё только в Западной и Центральной Европе выход евреев из гетто и их эмансипацию. В Восточной Европе произошло ослабление власти кагалов. Впервые в еврейской истории появляется значительное количество евреев, принадлежащих к цивилизации окружающих их народов.              

Реформистское течение в иудаизме 

Выход евреев из гетто и ослабление влияния общин усилило стремление многих евреев влиться в европейское общество. Мечтой многих евреев стало быть настоящим 100 -процентным немцем, французом, англичанином, или, несколько позднее, русским. Традиционно наиболее просто это решалось с помощью перехода в христианство. «Крещение- как сказал по этому поводу Гейне – входной билет в европейскую цивилизацию». 

С целью приспособить иудаизм к изменившимся условиям в 10-х – 40-х годах 19-го века происходит реформация традиционной еврейской религии и возникает либеральная синагога.

Наряду с религиозной реформой происходит реформирование образования. Сперва в Германии, а потом и в других европейских странах в программы некоторых еврейских школ вводят математику и язык страны проживния, возникают и светские еврейские школы. Всё больше евреев начинают поступать в гимназии и университеты, всё большее количество евреев приобретают престижные профессии и интегрируюся в среду европейских народов. Происходит ускоренная ассимиляция евреев.

Это был золотой век европейского еврейства. «Ещё немножко, ещё чуть чуть» и, казалось, все евреи Европы вольются свободным народом в семью других свободных европейских народов. Тем более, что этому способствовал общий подъем национально освободительного движения в Европе. 

         Итак, благодаря всему этому во второй половине 19-го века сперва в Центральной и Западной Европе, а затем и в России появляется значительное количество европейски образованных и мало или совсем нерелигиозных евреев. Пока все евреи были глубоко религиозны, отсутствовала социальная база для воссоздания еврейского государства, так как это должен был сделать только Мессия. В 19-м веке появляется социальная база, однако длительное время усилия большинства эмансипированных евреев направлены в сторону ассимиляции. С появлением нового, расового антисемитизма наступила очередь мыслителей, взявших на себя задачу воссоздания еврейского государства.                     

                                         Новый антисемитизм 

В предыдущем разделе я нарисовал весьма упрощённую картину, ибо процессу общего улучшения жизни евреев Европы сопутствовали свои «взлёты» и «падения». Дело в том, что  антисемитизм в Европе. хотя и пригнул голову, но не исчез полностью. Даже тем евреям в Германии, которые перешли в христианство, не удалось полностью стать своими. Например, Генрих Гейне, так и не получил долгожданную университетскую кафедру в Германии и вынужден был эмигрировать во Францию, где до конца дней своих чувствовал антисемитизм. Это было в антисемитизме новым. Раньше было достаточно поменять религию. Собственно говоря, старый антисемитизм был вовсе не антисемитизм даже, тогда и слова такого ещё не было. Это было юдофобство, то есть традиционная нелюбовь к иудеям с их странными обычаями, нелепыми лапсердаками, смешными пейсами и этим варварским языком, только напоминавшим немецкий...   Но  одетый в модный европейский костюм, с безукоризненным немецким( или французским, или русским) нерелигиозный еврей, банкир или доктор, получили в наследство ту же неприязнь и неприятие. Но уже не по религиозному, а по расовому признаку.

В начале 70-х годов в Европе, и, особенно в Германии разразился экономический кризис, что вызвало новую волну  гонений. Несколько евреев участвовали перед этим в крупных финансовых спекуляциях и евреев обвинили в преднамеренном подрыве финансовой системы Германии.

С началом либеральных реформ в России и русские евреи получают надежду на окончание национального угнетения. Хотя большинство антиеврейских законов осталось, действие их было частично приостановлено или ослаблено. Началась эпоха еврейского просвещения в России, приведшая к образованию и здесь образованного слоя евреев, покинувших местечки и внерившихся в столицы и крупнейшие города. Евреские просветители( маскилим) не только оживили литературу на древнееврейском языке, но обличали нетерпимость и косность раввинов и цадиков, как например поэт Лев Гордон  и прозаик и издатель Перец Смоленскин. Возникает также и еврейская литература на русском языке. Это был золотой век российского еврейства, сменившийся после убийства Александра П новой волной антисемитизма, погромов и возникновением 1-й волны эмиграции из России.

В 1879 году журналист Вильгельм Марр, специализировавшийся на антиеврейских выступлениях, создал так называемую «Антисемитскую лигу» и ввёл таким образом термин для обозначения расовой ненависти по отношению к евреям. 

                               Предтечи современного сионизма

Пожалуй первым из евреев, кто задумался о воссоздании еврейского государства, был американский издатель и журналист Мордехай Ной. В 1925 он предложил создать на островке Грэнд айланд на реке Ниагара еврейскую колонию, назвав её Арарат. После безуспешной попытки продвинуть эту идею он стал пропагандировать создание еврейского национального очага в Палестине.

В 1836 раввин из Восточной Пруссии Цви-Гирш Калишер обнародовал идею, в соответствии с которой длительное ожидание того, что господь вдруг спустит евреям с небес Мессию, было неправильным. Первое освобождение должно придти от самих евреев.

В 1839 сербский раввин Иегуда Алкалай выпустил книгу, в которой он на основе талмуда приходит к революционному  выводу, что все сыны Израилевы должны возвращаться в страну отцов.

В 1840, в год Дамасского дела, Алкалай выпустил вторую книгу, в которой на основе книг Талмуда, Мидраш и Каббалы вычислил, что 1840-й.тот год является магическим и что и  евреи и сербы должны  воспользоваться им для своих целей: сербы - для освобождения от турецкого ига, а евреи – для возвращения в Сион. Книги Алкалая подверглись резкой религиозной критике, но оказали сильное влияние на евреев Европы.

В это же время в европейских правительствах, в связи с упадком Оттоманской империи, тоже возрастает интерес к Палестине и обсуждается вопрос создания там еврейского государства, чем, в частности объясняется, что все основные европейские государства и США в период 1839-1854 создают в Иерусалиме свои консульства. В этот же период лондонская газета «Globe» опубликовала ряд статей в защиту создания в Сирии и Палестине еврейского государства. Романтическая мечта о «Иерусалиме, который мы все потеряли» находит свое отражение в романах Дизраэли  периода Крымской войны.

Надо отметитиь, что с ростом ассимиляции сионистский энтузиазм самих евреев Европы явно идёт на убыль, что объясняется жалким экономическим состоянием тогдашней Палестины. И только поднимающий голову новый антисемитизм оживляет извечное стремление еврейства к своей прародине.

В 1960-м в Пруссии состоялась конференция, посвящённая поселенческой деятельности в Палестине, создаётся палестинское поселенческое общество с правлением в Берлине.

 крупнейшими идеологами современного сионизма на его раннем этапе явились немецкий еврей- социалист Мойсей Гесс, венский журналист, выходец из России Перец Смоленскин, литовский, позднее одесский писатель Моше-Лейб Лилиенбаум и одесский врач Лев Пинскер.

Мойсей Гесс в 1862-м выпустил книгу «Рим и Иерусалим», в которой доказывал, что евреи это не только религиозная группа, но отдельная нация, которая сможет жить полнокровной жизнью только в стране Израиля. Он указывал, что коллективистские тенденции иудаизма в отличие от индивидуализма христианства и тяготение евреев к социализму будут способствовать созданию в Палестине процветающего государства.

Перец Смоленскин, страстным борцом с ассимиляцией евреев, также, подобно Гессу, утверждал, что евреи- это народ, который через тысячелетия пронёс идею национального освобождения. Позднее под влиянием Элиэзера Бен-Иегуды(Перельмана) он связал борьбу за национальное возрождение с возвращением евреев в Сион.

Моше Лилиенбаум доказывал, что причиной антисемитизма является инстиктивная враждебность арийских наций к еврейству и считал, что прогресс не устранит антисемитизм. Он полагал, что хотя бы часть диаспоры должна быть собрана в одном месте, Сионе, чтобы создать независимое государство, и призывал еврейскую интеллигенцию поднять на это народ.

Лев Пинскер в своей брошюре»Автоэмансипация писал «Юдофобия- это разновидность боязни привидений, с тем отличием, что признак еврейства... не бесплотен, как другие, а состоит из тела и крови...» Поэтому евреи должны стать нацией, обрести свою родину. Осуществление этой идеи связано с с радикальными изменениями в психике народа. В отличие от эмансипации, которая даруется, своё освобождение евреи должны завоевать сами. Откуда и термин Автоэмансипация- самоосвобождение.

Читая пресионистских мыслителей, невольно обращаешь внимание, что они часто, в основном,  повторяют друг друга не ссылаясь на своих предшественников. Не говоря уже о том, что они не дают анализа работ предшественников. Удивительно? Безусловно! Конечно, интеллектуальный обмен тогда проиходил много медленнее, но дело не только в этом. Это также говорит о том, что сионизм не владел умами интеллектуалов.

         Пинскер не ставил неприменным условием создание независимого государства именно в Палестине, но  впоследствии примкнул к палестинофильскому движению, а затем и возглавил его.

Общества палестинофилов «Хавовей-Цион» получают бурное развитие в России после убийства Александра П и начавшимися вслед за этим погромами при попустительстве царской власти.

Первое такое общество, задачей которого было переселение в Палестину стало Харьковское «Билу», состоявшее из студентов. В !884 в Каттовицах состоялся первый съезд палестинофилов, где решено было создать постоянный центр в Берлине. Так как там для этого не нашлось подходящего лидера, то решили Центр оставить в Одессе во главе с Пинскером.

В 1887 в Друскениках состоялся второй съезд палестинофилов, на котором движению было присвоено название «Хововей- Цион» (Любящие Сион»). На съезде было принято предложение вновь ходатайствовать перед правительством о получении разрешения на основание в России общества для оказания помощи поселенцам в Палестине, и в 1890 был основан так называемый «Одесский комитет».

Важнейшую роль в этом обществе играл выдающийся публицист и мыслитель Ашер Гинцберг, известный под литературным псевдонимом Ахад-Гаам (Один из народа). Ахад Гаам считал, что палестинофильское движение не может принести народным массам экономического и социального избавления, что для этого больше подходят США, а Палестина должна стать духовным центром еврейского народа. Движение «культурного( или духовного) сионизма» Ахад-Гаама и его приверженцев сыграло важную роль в создании в Восточной Европе и Палестине издательств и периодической печати и в фомировании мировоззрения части будущих сионистов, в том числе Хаима Вейсмана.

Палестинофильское движение не нашло заметного отклика в душах Евреев Запада. Их, живших, как правило, в гораздо лучших условиях, чем восточноевропейские евреи, Палестина по-прежнему привлекала мало. Венское общество «Кадима» в 1882 основали в основном студенты, выходцы из Восточной Европы. Один из его руководителей Натан Бирнбаум в 1885 основал журнал «Автоэмансипация», в котором впервые применил термин «сионизм» Обладая несомненным политическим чутьём, Бирнбаум во многом предвосхитил идеи Герцля, но настоящим лидером он так и не стал, ибо не обладал достаточной силой убеждённости и харизмы. В это время на арене борьбы за национальное освобождение еврейского народа вышел Теодор Герцль.                                       

                Теодор Герцль ( 2.05 1860 – 3.07.1904). Начало  деятельности

Жизнь и деяния Герцля – ярчайшая иллюстрация роли личности в истории. Хотя семья, в которой родился будущий отец современного сионизма, была ассимилированной, отец Яков и мать Жаннета интересовались еврейскими  проблемами, а один из братьев его бабушки по материнской линии был привержен  к идеям пре-сионизма и уехал жить в Иерусалим. Есть сведения, что на  бармитстве Теодора присутствовал Иегуда Алкалай. Если так, то маловероятно, чтобы страстный проповедник воссоздания Сиона не попробовал просветить пытливого и образованного подростка. Позднее отец два раза, в самые критические моменты, делал крупные взносы в фонд сионистского движения. Мать также всячески поддерживала сына на всем пути его сионистской деятельности. По всему этому вызывает сомнение,, что Герцль «вырос... ничего не зная о происходившей до него деятельности в области еврейского национального возрождения.», как утверждается, например, в «Очерке истории еврейского народа» под ред. проф. Ш.Этингера. 

Герцль закончил в Будапеште начальную еврейскую школу, а затем евангелическую гимназию. Уже в гимназии в возрасте 14-ти лет Теодор настолько глубоко интересуется литературой, что создаёт ученический литературный клуб.

В 1878 семья Герцлей переезжает в Вену,тогда  один из крупнейших центров европейской культуры, где Герцль вскоре поступает на факультет права Венского университета. Вступив в общество немецких студентов, он через два года выбывает из него так как понял его антисемитский характер. В это время, в 1882 он прочел некоторые антисемитские творения Евгения Дюринга, оставившие в нём глубокий след.

Закончив университет, он через год оставляет работу юриста и становится профессиональным литератором. Его рассказы и пьесы привлекают внимание венской публики. В 1889 он женится, результатом этой женитьбы были две девочки и мальчик, но в целом вследствие неуравновешенной натуры его жены и её отношения к родителям мужа союз оказался явно неудачным Да и литературная деятельность, несмотря на внешний успех, не оправдала его надежд. С 1891 он начинает работать корреспондентом влиятельной венской газеты «Новая свободная пресса»  в Париже, где в это время нарастало антисемитское движение, и Герцль всё больше внимания уделяет антисемитизму в своих статьях. Анализируя ситуацию, Герцль не пытается во всём оправдать евреев, и отмечает, в частности, встречающееся антисоциальное поведение евреев. Он указывает, что евреям позволили выйти из Гетто, но по своему менталитету они остались его обитателями.

Интересно, что пройдёт много времени и вот ныне в самом центре Мельбурна на небольшом островке, состоящем из трёх –пяти квадратных километров ортодоксалные евреи живут в новом гетто. И дело здесь не только в том, что они должны жить поблизости от своей синагоги но и в чрезвычайной сплоченности этой части евреев. В шаббат на нашей улице и многих других в окрестности в любое время дня нет машин. Здесь сосредоточено около 20-ти синагог, ешива и академия иудаики, магазин еврейской книги и предметов культа, кошерные магазины и множество еврейских бизнесов .

В ходе процесса Дрейфуса, на котором Герцль присутствовал в качестве корреспондента, он всё более убеждается, что антисемитизм неискореним, что евреи должны создать своё государство. Обвинительный приговор Дрейфусу(Янв. 1895), крики толпы: «Смерть еврею» во время гражданской казни явились последней каплей, довершившей решение Герцля помочь еврейскому народу в деле национального освобождения и с этого времени Герцль прежде всего - политический деятель. Но он также и журналист. Поэтому летом 1895 он пишет брошюру «Еврейское государство». Одновременно он обращается к богатым евреям, в первую очередь к барону Гиршу, с просьбой дать деньги на покупку и обустройство земель в Палестине и убеждается, что денег на это еврейские богачи не дадут.

У большинства знакомых Герцлю западных евреев то, что предлагает им Герцль вызывает лишь недоумение. Да, антисемитизм не добавляет удобств жизни, но покидать насиженные места милой Европы?... Позже Ал.Городницкий опишет сходные мысли многих евреев в другое время, когда, казалось, для оптимизма места не осталось: 

                                                                  Ах, старинная кельнская площадь,

                                                                  Ах, саксонские  светлые рощи!

                                                                  Без земли мы не можем немецкой, -

                                                                  Нам в других государствах -  не место!»

И тогда Герцль пишет и издаёт второй вариант брошюры «Еврейское государство. Опыт новейшего разрешения еврейского вопроса».

Уже в предисловии своей брошюры Герцль уверенно заявляет, что «Еврейское государство – это мировая потребность и, следовательно, оно будет создано.» и что все трудности зависят от того, сколько у него окажется последователей. «Еврейское государство» весьма условно можно разделить на четыре части. В первой Герцль обрисовал ужасное положение , в котором находились тогда евреи, и что «Все народы, у которых живут евреи, явные или замаскированные антисемиты.» Эмиграция евреев в различные страны не приводит к желаемому результату, так как при достижении определённой концентрации евреев опять возникает проблема антисемитизма. Он высмеял попытки массового омужичивания еврейских масс. «Когда культурные народы, заметивши всю бесчеловечность ограничений, освободили нас, последнее явилось уже слишком поздно».

Во второй части Герцль обрисовывает в общих чертах, пути и средства для создания своего государства, а также место, где это можно сделать наилучшим образом. Он отмечает два места, на его взгляд, наиболее пригодных для создания еврейского государства. Причём, создаётся впечатление, что Герцль не видел здесь особых трудностей . Так он заявил, что «Аргентинская республика должна быть очень заинтересована, чтобы уступить нам часть своих обширных территорий». Но почему это Аргентина будет заинтересована , это Герцль не объясняет.

В отношении Палестины Герцль более реалистичен, заявляя, что в обмен «мы могли бы обязаться привести финансы Турции в полный порядок.» Всё же, ни Герцль, ни затем его ближайшие сподвижники потом не видели, да пожалуй и не могли видеть во всей своей громадности проблему создания государства на территории, уже занятой другим народом, хоть тогда и крайне малочисленным. Герцль явно предпочитает Палестину: «...одно имя её уже имеет само по себе большое значение для еврейского народа вообще и для эмиграции и колонизации в частности.» Задолго до возникновения исламского фундаментализма он прозорливо отметил роль для западной цивилизации будущего еврейского государства: «Для Европы же мы образовали бы там нечто вроде оплота, преграды против Азии...»

Для создания Еврейского государства Герцль предложил создать два общества: Союз из евреев и Еврейское Общество, законодательный и исполнительный орган будущего Еврейского государства, что вскоре нашло своё воплощение в сионистских конгрессах и их исполнительных комитетах.

В третьей части брошюры разработаны более подробно подготовка к созданию, структура и организация будущего государства, от структуры и организации Еврейского Общества до закупки земли на новом месте, строительства, конституции и законов.

В последней части, заключении, Герцль попытался отвести будущие возражения его плану.

Напрасно искать в брошюре анализ работ великих предшественников Герцля, например, Гесса или Пинскера. Он их не знал. Во многом он их повторил, особенно Пинскера. Но всё равно он не упомянул его в своей брошюре, прежде всего потому, что ничего не знал о нём. Позже он запишет в дневнике об «Автоэмансипации» Пинскера: «Как жаль, что я не читал этот труд до того, как я опубликовал свой собственный памфлет. Впрочем, с другой стороны, хорошо, что я не знал- иначе, возможно, я бы отказался от своего проекта.»

В действительности, работа Герцля имеет много преимуществ по сравнению с трудом Пинскера. И дело здесь не только в гораздо более полной разработке вопроса. Пинскер писал свою работу , когда ему уже шел седьмой десяток, Герцлю было только 35. Хотя в работе Герцля много наивного, его брошюра отличалась несравненно большей эмоциональностью и убеждённостью. Пинскер написал свою работу на немецком языке, так как она была рассчитана, на людей, которые бы взяли на себя руководство движением, а он не рассчитывал, что такой руководитель найдётся среди русских евреев. Герцль писал свою брошюру в расчёте на широкий круг читателей, и она написана простым и доходчивым языком. Уже в том же  году она была издана на языках иврит, французском, английском, румынском и русском, но ещё до того она нашла горячее  сочувствие среди евреев Восточной Европы. Её прочли и в Западной Европе, в результате чего к Герцлю примкнули такие интеллектуалы как немецкий писатель и учёный Макс Нордау, английский писатель Израиль Зангвилль и французский журналист- социалист Бернар Лазар.

В предисловии к своей книге Герцль писал: «С опубликованием этой работы я лично считаю свою задачу исполненной, и опять возьмусь за перо только в том случае, если к этому меня принудят мои противники...»

Движимый желанием немедленно действовать, и подбодряемый примкнувшими к нему соратниками, Герцль принял решение возглавить движение.  Он, как никто другой, был подготовлен для этого. Проведя несколько лет в Париже в качестве постоянного корреспондента влиятельной газеты, он познакомился со многими политиками и приобрёл опыт пребывания в светских салонах. Его безупречные манеры и отличная речь на нескольких европейских языках способствовали завоеванию внимания слушателей. И ещё неотразимое воздействие на самый широкий круг людей оказывала его внешность. Вот свидетельство делегата 1-го сионистского конгресса Бен Ами: «Это больше не элегантный д-р Герцль из Вены. Это – царственный потомок Давида, восставший из могилы и явившийся перед нами во всём великолепии и красоте, которыми легенда окружала его. Все были поражены: казалось, что свершилось историческое чудо, будто сам Мессия, сын Давида, стоял перед нами. Меня охватило мощное желание закричать через всё это бушужщее море радости: «Ехи Хамелех!» («Да здравствует царь»).

Начиная с !7 июня 1895, когда был закончен первый вариант «Е.Г.» и по день смерти 3 июля 1904. жизнь Герцля спрессовывается настолько, что при описании этого времени у пишущего  о Герцле остаётся одна только надежда укрыться за уютными строками типа «размеры этого труда( статьи, очерка, книги) не позволяют...» На самом деле причина  вовсе не в объёме. Просто никакими объемами письма не передать то напряжение, в котором находится Герцль, те неимоверной трудности задачи, которые ему приходилось решать, и то отчаяние, в котором он иногда находился. Для этого читателю надо иметь большое воображение, а пишущему -  талант Стефана Цвейга. «Звёздные часы человечества» - вот куда просится повесть о Теодоре Герцле в последние 9 лет его жизни. И доживи Цвейг до  времени, когда осуществилась мечта Герцля и возродился Эрец Исраэл, писатель не упустил бы свой шанс... 

 

В августе !897 в Базеле состоялся 1-й Сионистский конгресс, подготовка к которому проходила в условиях ожесточённых споров и кулуарной борьбы. Члены «Хововей Сион» в Англии, Франции, и, частично, России на первых порах решили бойкотировать Конгресс. Потребовались большие усилия Герцля, а также финансовые жертвы, чтобы Конгресс всё же состоялся. На Конгрессе была принята так называемая Базельская программа. 1-й её пункт провозглашал целью сионистов основание еврейского государства в Палестине. На Конгрессе было решено также основать в Вене сионистскую газету «Мир», а в Лондоне – банк под названием «Еврейский колониальный кредит».  Был избран постоянно действующий орган Исполнительный Комитет.

Одним из самых яростных оппонентов Герцля и Нордау на 1-м Конгрессе оказался учитель Хаима Вейцмана Ахад Га Ам или Ашер Гинзберг («Один из людей»). Будучи противником политического сионизма он считал, что главная задача сионистов на этом этапе - работа по культурному возрождению еврейского народа. Он возглавил идейное течение в сионизме, получившее название «культурного сионизма»

В 1898 состоялся 2-й сионистский конгресс, который показал большой рост сионистских организаций( со 117-до 913). Герцль призвал еврейские общины присоединиться к сионистам, и впервые там появилось левое крыло сионистов- социалистов. во главе с Нахманом Сыркиным.

Одновременно он ведёт большую дипломатическую игру, пытаясь привлечь на свою сторону монархов стран, от которых зависело получение земли в Палестине. В течение 1898- 1903 он неоднократно встречался с крупнейшими сановниками основных европейских стран и России, а также с турецким султаном и германским императором, но дальше туманных обещаний с их стороны дело не пошло.

А тем временем в апреле 1903 в России прошла череда погромов, в том числе страшный Кишинёвский погром. Теперь взоры Герцля устремлены на Англию, единственную страну, по определению Герцля, не подверженную антисемитизму. Он правильно понял, что отныне помощь следует ждать только оттуда.

Ещё в конце 1902 Герцль провёл переговоры с министром колоний Великобритании Дж. Чемберленом о предоставлении сионистам земли для колоний на Суэцком п-ве. Предполагалось, что воду для орошения будут брать из Нила, однако Египет решительно отказался выделить воду. И тогда Чемберлен предложил Герцлю земли в Уганде, причем Герцль понял, что Британия была заинтересована в этом плане. Будучи человеком впечатлительным Герцль, глубоко принял к сердцу трагедию русских евреев и предложил 6-му Сионистскому Конгрессу рассмотреть «План Уганды», чтобы приобрести территорию для немедленной иммиграции из Восточной Европы

Надо сказать, что и без того  споры и свары в кругу сионистов не прекращались. Лидер социал- сионистов Сыркин яро критиковал засилье в движении буржуазных и религиозных элементов. Герцль напрягал все силы своих союзников, удерживая движение от раскола. По  поводу «Плана Уганды» на 6-м Конгрессе возник кризис. Когда всё-таки Конгресс большинством голосов высказался за посылку делегации в Уганду для проверки возможности получить там пригодную для жизни землю, русская делегация покинула Конгресс. Не имея желания повторяться, отсылаю интересующихся деталями к своей статье в журнале «Возрождение»(Сидней), №21 , 2003 «Харьковская конференция сионистов».

 Герцль много усилий приложил, чтобы ликвидировать наметившийся раскол, хотя здесь и не было его вины. На заседании Исполкома Сионистской организации Герцль поклялся в верности сионистской идее. В конечном счёте « План Уганды» был отвергнут англичанами-землевладельцами в Уганде. Кризис ускорил смерть Теодора Герцля.

Величие Герцля состояло не только в том, что он почти в одиночку сумел организовать разрозненные и слабые сионистские группы в мощное политическое течение, но также и в даре предвидения. Он предсказал неминуемую массовую гибель евреев в Европе(Холокост), а в сроках создания еврейского государства ошибся всего на полгода.

Смерть Теодора Герцля была для еврейской бедноты Восточной Европы тяжелейшим ударом. Евреи-бедняки воспринимали Герцля, кто как Мессию, кто как Царя. Царя- освободителя еврейского народа.

 

День его смерти, 20-й день месяца Тамуз является днём памяти Герцля в Израиле и всей диаспоре. В августе 1949, вскоре после основания государства Израиль в соответствии с завещанием останки Герцля, а также его родителей и сестры были перенесены на гору Герцля в  Иерусалиме.

Сразу же после смерти Герцля распри продолжились. Часть сионистов  настаивала на том, что не обязательно Государство основывать только в Палестине, и предлагала другие планы. Их стали называть территориалистами. Одна из последних попыток найти подходящую для этого территорию принадлежала русскому эсеру, политическому деятелю и писателю Исааку Штейнбергу, который перед 2-й Мировой войной приезжал в Австралию и исследовал район северо-западнее Кимберли в Западной Австралии. Соглашаясь принять евреев-беженцев, австралийское правительство отказало в организации отдельной колонии.

                                   Смутное время и Мировая война

      После смерти Герцля в течение длительного времени в сионистском движении не было лидера, который бы подобно Герцлю был его вождём. На 7-м Сионистском Конгрессе в 1905 руководителем движения был избран  Давид Вольфсон, соратник Герцля и немецкий лесопромышленник, а на 11-м Конгрессе его сменил другой соратник Герцля проф.-ботаник Отто Варбург. В эти годы среди сионистов всё большее значение приобретают русские и выходцы из России и среди них Усишкин( на 7-м Конгрессе был избран в состав ИК), Членов, Соколов, Вейцман, Жаботинский. Они настаивали на том, что, наряду с задачами создания государства, необходимо проводить колонизацию Палестины. Это движение получило название синтетического сионизма.

В это время, а также после войны крупнейшую роль в деле организации поселений в Палестине играл Артур Руппин, назначенный руководителем «Палестинского бюро». Под руководством А. Руппина получили развитие сельскохозяйственные кооперативы «мошавы», и сельхозкоммуны: квуцы и киббуцы.

В конце этого периода происходит постепенное перемещение сионистского центра из Германии в Лондон.

Мировая волна расколола сионистское движение. Из чувства самосохранения национальные сионистские движения сохраняли нейтралитет, либо поддерживали свои правительства. В сложном положении оказалось еврейское население в самой Палестины, насчитывавшее к началу войны 85 000. Большинство Ишува в душе поддерживало союзников, в расчёте что  поражение Германии и её союзника Турции приведёт к освобождению Палестины от власти Османской империи,, но боялось реакции турецких властей. Это была одна из причин трудностей Вл.Жаботинскго при формировании Еврейского легиона, который должен были участвовать в составе армий союзников в войне на турецко- палестинском фронте.                                          

                    Декларация Бальфура и арабо- еврейский конфликт 

Как уже упоминалось, Герцль довольно быстро понял, что сионистам  из западных стран можно рассчитывать только на Британию. В конце 1-й мировой войны, когда участь Германии и её союзников была уже предрешена, а Палестина была оккупирована британскими войсками,  2 ноября 1917 года министр иностранных дел Британии Бальфур вручил д-ру Хаиму Вейцману письмо для лорда Ротшильда в котором говорилось: «...правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине и приложит свои старания для того, чтобы облегчить достижение этой цели.» Многолетние усилия и кропотливые переговоры с «владычицей морей» завершились первой победой. 

Съезд представителей ишува в декабре 1918 потребовал предоставить еврейскому народу Палестины право решающего голоса в стране, которой в ближайшем будущем предстояло стать английской подмандатной территорией. Возникают первые ростки еврейской государственности. В 1920 руководитель партии Поалей-Цион Бен-Гурион и руководитель сельских профсоюзов Берл Кацнельсон создают профсоюзное объединение «Гистадрут»

Арабы очень быстро поняли, что это им в дальнейшем грозит потерей суверенитета  в Палестине. Ошибочно думать, что арабов до сих пор не тревожило заселение Палестины евреями. Дело в том, что в Палестине, да и в других странах Ближнего Востока до 1908, пока не был свергнут султан,  арабский национализм голову поднять не мог, а кто поднимал, тому эту голову немедленно отрубали. Но была ещё одна причина: арабский народ Палестины почти не имел интеллигенции, которая бы поставила народу цели, а сам народ, небольшой и разбросанный по малочисленным сёлам и кочевьям прозябал в бедности, и ему было не до политики. К тому же прибывавшие евреи давали многим работу и оживляли экономику. Да и еврейских эмигрантом прибывало очень мало, едва достигая прироста арабского населения. Поэтому, хотя известный русский сионист Лев Моцкин, ещё в 1898 отмечал «бесчисленные столкновения между евреями и враждебно настроенными к ним арабами», до серьёзных конфликтов не доходило. Ситуация резко изменилась после подписания Декларации Бальфура. Так, в период 1919-1923 ежегодно в страну стали въезжать около 10 000, а в следующие 4 года - по 16 тысяч евреев. Усилению эмиграции также сильно способствовала гражданская война в России и послевоенная разруха, значительный передел её тереторий в пределах бывшей черты оседлости, а также гонения на нэпманов и религиозных деятелей.  Из Германии евреи ехали под давлением безработицы, а затем – в связи с усилением фашизма. Традиционный сильный антисемитизм в Польше только возрос в результате польского национального возрождения 

1-го января 1920 при защите от арабских вооруженных толп поселения Тел-Хай погиб легендарный командир Еврейского легиона Иосиф Трумпельдор. В апреле 1920 произошло первое большое нападение на евреев Иерусалима с человеческими жертвами и значительными разрушениями. Руководителем нелегальной самообороны был в городе Вл.Жаботинский, выступивший с отрядом против арабов и приговоренный британской мандатной администраций к 15-ти годам тюрьмы. Только возмущение мировой общественности заставило англичан выпустить его из тюрьмы. 1-го мая 1921 в Иерусалиме в результате нападения арабов на евреев с обеих сторон погибло 95 человек. После арабского мятежа 1929, вызванного спорами о стене плача Палестина окончательно разделилась на два враждующих лагеря.

В 1920 на базе отрядов охраны поселений и Еврейского легиона создаётся, сперва нелегальная, военная организация «Хагана».  

                            Ревизионизм и Владимир Жаботинский

В 1922 Трансиордания была передана Англией во владение Абдулле, ставшему там эмиром, а сама Трансиордания была исключена из территорий, предназначавшихся для Еврейского национального очага.  Хотя ишув и ВСО ( Всемирная Сионистская Организация) с  её руководителем Хаимом Вейцманом были возмущены такой двуличностью англичан, они вынужденч были проглотить эту пилюлю. Однако, Жаботинский, после освобождения из тюрьмы, введенный в Правление, в 1923 в знак протеста выходит из ВСО. В 1925 он создал оппозиционное течение в сионистской организации – Всемирный Союз сионистов – ревизионистов, с молодёжным движением при нём – Бетар (Берит Трумпельдор).  Жаботинский, как никто, чувствовал приближение катастрофы и считал, что сионистам нужно будет вскоре принять в Палестине несколько миллионов евреев из Восточной Европы. На сионистских конгрессах, митингах и своей газете «Рассвет» он требует добиваться создания еврейского государства по обе стороны реки Иордан, а также более жесткой политики по отношению к англичанам и арабам. В 1935 он покидает ВСО и организует Новую сионистскую организацию, становясь её президентом. Для борьбы с арабскими бандами Жаботинский создаёт военизированные отряды Эцель. Он встречается с главами многих государств, стараясь их убедить оказать давление на Англию. Старые сионисты обвиняют его в методах, напоминающих гитлеровские. В разгар своей деятельности по консолидации евреев Европы и организации их спасения от наступающего фашизма он внезапно умирает во время поездки в  США в 1940.

Несмотря на то, что он внёс раскол в сионистское движение, у меня не вызывает сомнения, что без Жаботинского не было бы Израиля.

                                              Накануне Катастрофы

30-е годы- пора быстрого роста еврейского населения Палестины. К началу 1934 там жило 250 тыс. евреев, из них 132 тысячи – в Тель-Авиве. Палестина стала главным убежищем для европейских евреев, спасавшихся от фашизма. В 1935 сюда въехало 66 тыс. беженцев. Тем не менее английское правительство и  Мандатная администрация под давлением арабов всё время предпринимали попытки ограничить въезд в страну евреев. ВСО и Вейсман делали всё возможное для противодействия этой политике. В 1936 резко усилилось влияние на Ближнем Востоке Германии и Италии, что дало возможность арабам сформировать вооруженные отряды. Одновремённо был создан Верховный арабский Комитет, потребовавший от мандатных властей запрета еврейской иммиграции, продажу евреям земли и создания арабского «национального правительства».

Для выяснения положения в Палестине Британское правительство назначило комиссию лорда Пиля, которая признала успешным создание Национального очага. Для уменьшения арабо-еврейской напряжённости комиссия предложила ограничить иммиграцию до 12 тыс. в год.  Комиссия также предложила раздел Палестины на арабское и еврейское государства и английскую зону с Иерусалимом и Яффой. Предложения предполагаля обмен национальными меньшинствами, «трансфер». В Лондоне на основании заключения комиссии издали «Белую книгу», одобрившую раздел. Вейсман, Бен-Гурион и  лидеры сионистских партий согласились, что предложения комиссии Пиля могут стать основой переговоров, но Верховный арабский комитет выступил против. В конце 1937 вспыхнуло вооруженное восстание палестинских арабов.

Арабское восстание показало необходимость сионистам иметь свои вооруженные силы. Постепенно Хагана перевооружается и увеличивается численно. К началу П Мировой войны ишув обладал как нелегальными так и легальными обученными военизированными отрядами.

                  Вторая Мировая война и провозглашение независимости

С началом войны сперва Польша, а потом и Европа оказываются отрезанными от Палестины. Массовый приток беженцев прекратился и только тоненькие ручейки продолжают стекаться на утлых кораблях, которым удалось избежать потопления немцами. Англичане также всячески препятствуют приему беженцев, несмотря на то, что евреи остались единственным союзником англичан на Ближнем Востоке. Руководители ВСО и ишува предложили Англии сформировать в составе английской армии еврейские воинские части. Однако англичане полагали, что это вызовет арабское восстание, для подавления которого потребуется гораздо больше войск, чем можно будет получить от ишува. Только в ходе войны, после вторжения армии Роммеля в Египет и непосредственной опасности потери Ближнего Востока, англичане согласились на вербовку евреев Палестины, а также использование отрядов Хаганы. В 1941 в рамках Хаганы были созданы для выполнения особых заданий,  например, диверсий во вражеском тылу, отряды «Пальмах».

В начале 1942 Вейцман потребовал  от союзников создания еврейской республики Палестины.В апреле он принял участие в еврейской конференции в Нью Йорке (гостиница «Балтимор»), где было приняты решения: о массовом приеме после войны беженцев в Палестину , и  о создании в Палестине после войны еврейской республики. Иммиграцией должно было заниматься «Еврейское агенство» во главе с Бен-Гурионом. ИК сионистской организации утвердил решение конференции.

В это время в Палестину стали доходить слухи о катастрофе европейского еврейства. Однако, английская администрация в Палестине по-прежнему чинила препятствия эмиграции остатков евреев из Европы и пыталась разоружить Хагану. Находя сочувствие среди ишува, его нелегальные военные организации Эцель и Лехи в 1944 перешли к террору против англичан. В январе 1944 Эцель провозгласил восстание против их господства в стране.

1-го февраля 1944 американский конгресс проголосовал за резолюцию о предоставлении евреям права создания еврейской республики в Палестине, однако, под давлением нефтяных монополий, на Ялтинской конференции Рузвельт не внёс этот вопрос на рассмотрение.

Таким образом после войны вопрос о еврейском государстве оставался открытым.

Полсле окончания войны в Западной Германии скопилось 200 000 перемещённых лиц- евреев, требовавших в своём большинстве отправить их в Палестину. В августе в Палестину начали прибывать корабли беженцев. С этого времени начинается отчаянная борьба евреев Палестины с англичанами за возмоюность приёма беженцев с применением средств террора, из которых самым ярким был взрыв гостиницы Царь Давид в Иерусалиме в 1946. В этой гостинице размещалась мандатная администрация.

14 февраля 1947 министр иностранных дел Бевин сообщил, что Британия не в состоянии преодолеть противоречия между арабами и еврееями, а вскоре Генеральная Ассамблея ООН высказалась за предоставление евреям Палестины независимости. 

29 ноября 1947 ГА ООН 33 голосами против 13 проголосовала за создание Еврейского Государства в Стране Израиля, а 15 мая 1948 с ударом деревянного молотка по столу Давид Бен- Гурион провозгласил создание государства Израиль.

Пророчество Теодора Герцля  сбылось.

                                Конец истории сионизма?

В наиболее полной «Истории сионизма» её автор Вальтер Лакер утверждает. что с созданием государства история сионизма закончилась. Правда, он допускает, что это положение может быть оспорено. На мой взгляд эта история будет продолжаться по крайней мере до тех пор пока не разрешится спор между арабами и евреями в Палестине. Спор, который давно превратился войну.

Говорят, что в споре двух сторон каждая из сторон хоть в чём-то неправа. В Израиле, однако, живёт мой народ, и уже поэтому у меня нет желания разбираться, в чем он неправ. По крайней мере, пока идёт война. Я хочу только обратить внимание на то, что при одинаковой правоте обеих сторон( или при одинаковой неправоте – кому как удобнее) у арабов Палестины всё же есть выход. Даже два выхода: жить мирно в Израиле, или уехать в другую страну. У евреев другого выхода нет, ибо нет другой земли, а в случае победы арабов евреев там ждёт уничтожение. Поэтому хозяином в конце концов станет в Эрец Исраэл тот, кто окажется сильнее. И я верю, что им  окажется Израиль. Если в нём вымрут и больше не будут рождаться люди типа писателя Израэля Шамира.

И ещё одно замечание. Я человек нерелигиозный. Вслед за Лапласом я готов крикнуть о боге, что и мне эта гипотеза не нужна. И только в одном случае я не знаю как быть. Я не знаю как объяснить это чудо. Как объяснить без гипотезы бога, без Промысла Божьего, чудо возрождения  и существования Страны Израиля, этой капли в необъятном море арабского мира?

                 

 Май 2004

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*Надеюсь, читатель поймёт, что я имею ввиду впечатление не моё, а населения европейских стран той поры.



   



    
___Реклама___