Palisad1
Людмила Палисад

 

Озабоченность «юдо-радетелей», или у кого «Банальность добра» вызывает банальную злобу?


1.

Никогда не думала, что стану специализироваться на «антирецензиях», а вот пишу уже вторую. От журналистики я была всегда далека, моя первая публикация – интервью с Евгением Берковичем, когда я просто записала наш разговор после выхода в свет его книги «Банальность добра». Книга была замечена: появились доброжелательные отзывы, о ней ей была посвящена специальная передача «Радио «Свобода»».

Но у книги быстро нашлись и недруги. Валерий Лебедев опубликовал в своем альманахе откровенный пасквиль Валерия Сердюченко. Читая рецензию, я не верила своим глазам -- рецензент буквально  творил чудеса: выдумывал несуществующие цитаты из рецензируемой книги, выворачивал смысл цитируемого наизнанку... Я была так поражена, что решила помочь людям, не читавшим книгу, увидеть, что их ловко водят за нос. И написала свою первую «антирецензию».

По наивности я думала, что достаточно показать жульнические приемы Сердюченко, и читателю все станет ясно. Но, видно, я ошибалась. Дискуссии в гостевой книге «Лебедя» показала, что для некоторых людей есть что-то важнее правды. Мне показалось, что за неприятием книги у определенной аудитории, стоит некоторая система. Вот понять эту систему мне бы очень хотелось.

И тут подвернулся хороший повод: некий господин Дмитрий Верхотуров опубликовал в сереньком (точнее, желтеньком) сетевом журнальчике «Иванов и Рабинович» свою «рецензию», а точнее, очередной пасквиль на «Банальность добра». 

Сразу скажу, что текст Верхотурова слабый, хотя временами читать его смешно. Очень уж веселит контраст между надутыми щеками этого господина, пытающего учить всех жизни, и абсолютной беспомощностью в мыслях и словах. Текст вторичен, даже «троичен», состоит из пережеванных «аргументов» Сердюченко и Лебедева. Сердюченко хоть свою «обманку»  в приличную литературную обложку спрятал. А тут натяжки, подтасовки, отсутствие логики и ко всему казенный, малограмотный язык, как в сочинении троечника вечерней школы рабочей молодежи. Даже до уровня альманаха «Лебедь», весьма неразборчивого к  публикациям на национальные темы, эта статья «не дотягивает». Поэтому и появилась она у редактора Александра Каца, не гнушающегося собирать всякую грязь в сети. 

Но сравнение рецензии Верхотурова с высказываниями Сердюченко и Лебедева, сопоставление сетевых изданий «Лебедь» и «Иванов и Рабинович» помогает понять, кому же и почему не нравится рецензируемая книга.  

Легко заметить, что общим для разбираемых выступлений является подчеркнутая забота, серьезная озабоченность их авторов судьбой всего еврейского народа. Недаром Сердюченко заканчивает свой пасквиль призывом: «Евреи, не читайте эту книгу!». Нашла в сети смешное, но точное название таких озабоченных: «юданутые», но буду использовать более приличное слово «юдо-радетели». Горе-радетели знают, «как надо», и страшно огорчаются тем, что не все торопятся следовать их советам и призывам. 

К общей идее юдо-радетелей мы еще вернемся, а сейчас придется заняться неблагодарным делом: с помощью текста Верхотурова показать, в каком наперстке прячут наши рецензенты свои шарики. Сравнение с наперсточниками здесь оправдано, оно весьма точно отражает тот «литературный» метод, которым они пользуются. 

2.

 

Рецензия начинается с  пустяков: рецензент рассуждает о периодичности издания и авторском стиле Берковича.  Потом обвинения становятся все более тяжелыми и выводы более грозными. Пройдем и мы этот путь последовательно.

 Начнем с заглавия. Свой труд Д. Верхотуров назвал с претензией «О позиции «национально-озабоченных евреев»». По-видимому, выражение «национально-озабоченные» Верхотуров считает удачной журналистской находкой. Этот бранный термин ловко спрятан за наукообразной оберткой. Удобно при случае, например, Ромео и Джульетту назвать «сексуально-озабоченными». И от романтики шекспировских героев уже ничего не останется. 

Кого же хочет «опустить» наш автор? В данном случае редактора "Заметок" Евгения Берковича. Его он называет "национально-озабоченным евреем". Кто хоть раз заглядывал в "Заметки" или "Старину" посмеется над Верхотуровым. Такой широты взглядов и  терпимости к другим мнениям и установкам еще поискать надо. 

Здесь Верхотуров и ему подобные  проговариваются, выдавая свою хроническую «озабоченность».  Не про таких ли «специалистов» сложена поговорка «Вор кричит: держи вора!»? Но что их заботит, что так раздражает в изданиях и книгах Берковича?  В поисках ответов почитаем дальше.

В начале статьи Верхотуров пишет: «Журнал "Заметки по еврейской истории" мне знаком. Я подписался на его рассылки около года назад, и до сих пор получаю обновления материалов. Раньше почему-то они выходили в свет гораздо чаще, чем теперь». 

Мелочь, конечно, но в течение прошлого года, насколько я знаю, вышло ровно 12 номеров, четко по номеру в месяц. И столько же номеров «Старины». Такая же периодичность была и два года назад, когда Верхотуров еще ничего не знал «о сайте Берковича». Так что фраза «раньше почему-то они выходили в свет гораздо чаще, чем теперь» вызвана, скорее, установкой вставить «лыко в строку», а если «лыка» под рукой нет, то его можно выдумать. 

Далее Верхотуров признается, что в еврейской истории он новичок: «Мое внимание к этому журналу совпало с тем моментом, когда начался мой интерес к истории Израиля и евреев. Я обшаривал русскоязычный Интернет в поисках информации, и, естественным образом, наткнулся на сайт Берковича». 

Вот так: наш специалист, оказывается, только год назад заинтересовался «историей Израиля и евреев». Ему бы побольше скромности и усидчивости, тема-то не простая. Но и года оказалось Верхотурову достаточно, чтобы занять профессорскую кафедру и судейское кресло одновременно. Вот он выносит суровый приговор: 

            «Однако, на поверку и чтение оказалось, что в "заметках по еврейской истории" оказалось очень мало, просто поразительно мало информации об еврейской истории. Было очень много рассуждений, в основном на тему современного положения евреев, а вот об истории писалось мало. В общем, работа сайта оставляла желать лучшего». 

Ну,  стиль и орфографию почтенного журналиста я обсуждать сейчас не буду, хотя выражение «об еврейской истории» и два слова «оказалось» в одном предложении говорят о многом. Если он еврейскую историю за год осилил, то на русскую грамматику, наверно, еще меньше времени оставил. Теперь о сути обвинения. Мне показалось это обвинение просто притянутым за уши, так как сама читаю в каждом номере «Заметок» множество интереснейших статей по истории и традиции, не говорю уже про элитную «Старину». Поэтому нашла статистику: в декабрьском номере «Заметок»  редактор привел данные, из которых следует, что  только в рубриках «Былое и думы», «Иудейские древности», «Из истории Холокоста», «Смыслы Торы», а также в «Старине» за год вышло почти полтысячи статей, посвященных еврейской истории и традиции. Но и в «Философии и культуре» было много статей по истории, и в «Опытах в стихах и прозе», и в «Дискуссионном клубе», и в других рубриках. Жаловаться, что «поразительно мало статей по истории» может только лжец и наглец. Ибо его не волнует, что среди его читателей могут оказаться и грамотные люди, что его легко схватить за руку. Так же откровенно лгал и Сердюченко. Методы, как мы видим, похожие. Для того, чтобы поразить противника эти «бойцы» не гнушаются никакими грязными приемами. «На войне, как на войне» -- их лозунг. Вот только с кем же они воюют? И за что? 

Для редактора «Заметок» Дмитрий Верхотуров припас специальный комок грязи. Правда, оригинального мнения у него нет, он ссылается на Валерия Лебедева, в объективности которого есть серьезные основания сомневаться. Верхотуров пишет: 

            «Но я согласен, в общем и целом с оценкой Валерия Лебедева, что статьи самого Берковича из "Заметок", по большей части, плоские и лишены авторского своеобразия. Есть, конечно, исключения, но они не меняют картину в целом». 

Вот тут я первый раз засмеялась. Верхотуров, который сам не может составить нормальной фразы (помните, слово «определяют» два раза в коротком предложении), берется судить «авторское своеобразие». «Ай, Моська, знать она сильна...»

 Раз уж зашла речь о стиле автора «Банальность добра», выскажу свое мнение. 

Оценка авторского своеобразия – дело очень субъективное, спорить здесь и бесполезно, и глупо. Как шутят музыканты, «кому и Шостакович не крутой, а кому И.Крутой – Шостакович». Верхотурову и Лебедеву не нравится, ну, и хорошо, как говорится, «не нравится Фурманов, не ешь».

Мне, например, симпатичен внешне скупой, но внутренне динамичный и очень взвешенный стиль Евгения. Каждая история – как короткое театральное действие с крепко закрученной интригой, выверенным сюжетом, строго обоснованной исторической канвой. Точно и образно высказалась читательница Р.Т. на форуме, посвященном книге «Банальность добра»: 

                Дорогой Евгений, я бы определила важное качество Ваших текстов так: ВЕРНО ВЗЯТЫЙ ТОН, ВЫЗЫВАЮЩИЙ ПОЛНОЕ ДОВЕРИЕ. Это редко кому удается. Тут еще есть над чем думать. Пока что это навело меня на изобретение девиза, с  которым Вы, может быть, согласитесь: "ДОЛЖЕН ЖЕ КТО-ТО СЕРЬЕЗНО ОТНОСИТЬСЯ К СВОИМ СЛОВАМ". 

С этим я полностью согласна. Но я не специалист, а любитель. Рада, что это мнение разделяют и весьма квалифицированные читатели-писатели.  

«Я никогда не пишу о плохих книгах. И на сей раз речь пойдет об удивительной книге, вышедшей три года тому назад, но совсем недавно попавшей мне в руки. А чем удивительна рецензируемая работа? А тем, что она одновременно трагедийна, печальна, светла, безысходна и оптимистична. Редкий "коктейль", не правда ли?»,  -- 

начал свою рецензию о первой книге Евгения «Заметки по еврейской истории» известный поэт и литературовед Василий Пригодич. Это он, в частности, и о тех статях, которые Верхотурову показались плоскими. Это мнение  не «тонкого стилиста» Верхотурова, пишущего «об еврейской истории», а истинного мастера пера и специалиста по Серебряному веку. 

А вот что пишет Юрий Табак в предисловии к книге «Банальность добра»: 

                «Читатель словно погружается в перипетии невероятного детектива. И детектива необычайно увлекательного (сколь бы странным ни казалось употребление слова "увлекательный" применительно к трагической истории), чему в немалой степени способствует не только тема книги, но и писательское мастерство автора. В такого рода изданиях, предназначенных для широкого читателя, надо выбрать точный стиль изложения, чтобы, с одной стороны, не скатиться в сухой пересказ событий, цифр и фактов, а с другой -- не впасть в сентиментальные восклицания. И автору эту задачу замечательно удается решить». 

Видите, Табак пишет о «писательском мастерстве автора», а Лебедев, на которого ссылается Верхотуров, о том, что работы Берковича «лишены авторского своеобразия», Пригодич говорит от том, что книга «одновременно трагедийна, печальна, светла, безысходна и оптимистична», а по лебедевым-верхотуровым выходит, что она «плоска».  

Повторюсь, что это не предмет спора: «кому нравится поп, а кому попова дочка». Обсуждать здесь было бы нечего, если бы не одно обстоятельство. Мнения конъюнктурщиков зависит от «политики». Тот же Валерий Лебедев писал о работах Берковича: 

            «Меня до сих пор поражает, как человек, который профессионально не занимался "текстовой работой" (как вы), так хорошо пишет. Наверное, это от Бога». 

Во как! От Бога! А теперь «плоские и лишены авторского своеобразия». Своеобразно Валерий Лебедев понимает «божественный глагол». Что, изменился стиль Берковича, стал хуже? Нет, объективно, стал более зрелым, четким. Просто теперь Лебедев и близкая ему команда юдо-радетелей считают автора «Заметок» своим идейным врагом, а у врага не может быть «текстовой работы от Бога».

 

3.

 

Заинтригованная перлами Дмитрия Верхотурова, захотела больше узнать об этом «тонком стилисте», озабоченном авторским своеобразием . Поиск в интернете быстро дал результат:

 

Верхотуров Дмитрий Николаевич

7 июня 1981 года рождения, уроженец г. Ачинска, Красноярского края. Образование высшее. Красноярский государственный педагогический университет, исторический факультет, специальность: «История, политология».

В 1999 года стал заниматься общественной деятельностью. В 2000-2001 годах принимал участие в работы Красноярского регионального отделения Общероссийского политического общественного движения «Честь и Родина».

В 2001-2002 годах состоял в партии «Единство». Вышел из-за несогласия с объединением партии с движениями «Вся Россия» и «Отечество».

В 2001 года стал заниматься литературной работой. Публиковался в краевых газетах: «Честь и Родина», «Красноярская газета», «Сегодняшняя газета». Также в изданиях: «Абсолютный Израиль» (Израиль), «Иванов+Рабинович» (Россия, Санкт-Петербург), «Международная еврейская газета» (Россия, Москва), «Альманах Лебедь» (США, Бостон), «Русское Колорадо» (США, Денвер) и других.

В 2001 году вышла брошюра «Красноярские гвардейцы Баркашова». Занимался политическими и экономическими вопросами стран Ближнего Востока (Афганистан, Израиль, Палестинская автономия), а также экономическим положением в России.

 

Оказывается, несостоявшийся  учитель истории имеет немалый стаж общественной работы, хотя и молод еще. Политический опыт у него тоже подходящий: «Честь и Родина» генерала Лебедя, «Единство», с гвардейцами Баркашова хорошо знаком.  

Политическая ориентация Дмитрия Николаевича хорошо видна из его статей о советской истории. Тут он показывает себя твердым и последовательным сталинистом. Например, в статье (читатель, обрати внимание на стиль и вспомни его мудрствования об авторском своеобразии) «Научная несостоятельность современной концепции индустриализации СССР», Верхотуров сетует на ошибки советской историографии (это один из его главных тезисов, итоговый вывод статьи):  

  Отрицается роль И.В. Сталина и членов Политбюро ЦК ВКП(б) в проведении индустриализации страны, их влияние на направление и ход этой политики.  

Вот, оказывается, каким богам поклоняется наш молодой историк. Не даром Верхотуров быстро нашел общий язык с малопочтенными маргиналами типа «Славянского Союза»  и «Русских пантер» в  Израиле.

Так что переход к еврейской тематике у Дмитрия Николаевича вполне логичен. Наверное, нам предстоит немалое удовольствие от его работы на "еврейском поле".

4.

 Но вернемся к рецензии господина Верхотурова. Эстетические проблемы были просто прелюдией, разминкой, так сказать, перед   важными обобщениями. Дмитрий, только год назад заинтересовавшийся еврейской историей, сделал уже фундаментальные выводы: 

                «Еврейская история изучается крайне однобоко, что легко можно заметить по литературе, издаваемой еврейскими организациями. Из нее можно понять, что в истории евреев существовал только героический древний период, существует героический современный период, отсчитываемый от возникновения сионистского движения, а между ними на почти что два тысячелетия зияет огромный темный провал. Из сбивчивых рассказов об этих "темных веках" еврейства мы узнаем, что имел место только разной степени гнусности антисемитизм». 

Бесполезно искать глубокий смысл в высказываниях господина Верхотурова. Но одно важное замечание надо уже сейчас сделать. В его пассаже ключевое слово «антисемитизм». Мы еще увидим, что это самое сильное оружие в руках юдо-радетелей. Их задача --  сузить всю деятельность «еврейских организаций» до борьбы с антисемитизмом, создать видимость, что у евреев нет других тем и проблем, что только борьба с антисемитизмом делает человека евреем. Вот тогда, по  мнению "радетелей", они и покажут вредность этих организаций, а заодно и всех евреев и обоснуют свою значимость. 

Не увидеть истинных целей "юданутых" может только очень наивный читатель. Ибо за всеми их доводами стоит ложь. Что мы и продемонстрируем чуть ниже. 

Опять смешно выглядит  Верхотуров, когда дает «мудрый» совет Евгению Берковичу: 

                «Вот бы чем заняться Евгению Берковичу - изучением богатой еврейской истории и превращением ее в культурное достояние всего мира. Вот тогда все относились бы к его делу со всей серьезностью и вниманием». 

«Страна Советов» будет вечно жить в сердцах ее граждан. Поражаюсь выдержке Евгения, я бы обязательно напомнила господину Верхотурову старую одесскую байку про петуха, которого ему надо купить и ... (надеюсь, за год изучения еврейской истории он этот фольклор узнал). 

Теперь приготовься, читатель! Благие пожелания и эстетские разговоры об авторском своеобразии кончились. В ход идет тяжелая артиллерия юдо-радетелей. 

5.

 Мы переходим к главной части статьи Верхотурова, где его собственное мнение становится уже неразличимым от высказываний его идейных подельников. Это, можно сказать, кредо юдо-радетелей, их общее обвинительное заключение «Заметкам» и их редактору. Многие из пунктов обвинения я уже разбирала на примере пасквиля Сердюченко. 

Итак, главное обвинение Берковичу звучит так: 

            «Вот как раз Беркович ко всем вопросам подходит с меркой "национально озабоченного". Все достижения евреев - от происхождения, от избранности, все беды евреев – от того же происхождения, от той же самой избранности». 

Звучит круто: «Ко всем вопросам»! Бросить общее обвинение просто, ведь обоснованием своих ругательств «юданутые» себя не утруждают. Так же поступал и Сердюченко в своем пасквиле. Я про это написала в «антирецензии» так: 

            «И коль скоро В.Сердюченко, до предела взвинтив себя поисками мнимых грехов книги, впадает в такой экстаз, что называет ее «еврейский «Майн Кампф», было бы уместно сравнить его рецензию с лучшими образцами геббельсовской пропаганды. Та тоже не утруждала себя ни логикой, ни доказательствами. Ложь тем более правдоподобна, чем она грубее и наглее. Но думать, что все читатели столь наивны, чтобы верить «страшилкам» Сердюченко, значит явно оторваться от реальности». 

В этом и состоит любимый прием литературных наперсточников. Д.Верхотуров идет по проторенному пути Сердюченко. Это старый и излюбленный прием демагогов: приписать оппоненту явную нелепицу, а потом с блеском ее опровергать. Ни разу не видела я ссылок на "избранность" в статьях и книгах Евгения.  Все это глубоко сидит в головах "юданутых" и отравляет им жизнь. 

В принципе,  заявления, подобные приведенной цитате Верхотурова,  подпадают под статью о клевете, правда, «юданутые» и их редакторы  до поры до времени о наказании не думают.

Но на одних голословных обвинениях критики не останавливаются.  Наступление ведется по всем правилам военной науки. Ярлык «национально-озабоченного еврея» повешен, авторский стиль опорочен, противник должен быть смущен и подавлен. Пора переходить к  главному козырю юдо-радетелей. 

И вот он, этот козырь --  цитата, как пишет Верхотуров, «зацепленная Сердюченко, которая стоит вполне всей книги». Эту же цитату долго мусолили и сам Сердюченко, и Лебедев, а теперь к ней обратился Верхотуров. Что же это за такая цитата, которая «может стать рефреном книги» (интересно, понимает ли Верхотуров значение слова «рефрен»?). Итак, внимание, читатель, вот эта страшная фраза: 

«Антисемитизм - как социальное, религиозно и экономически обоснованное отвержение евреев - существовал во все времена и у всех народов… и было бы несправедливо приписывать его именно немцам и им одним». 

Верхотуров вслед за Сердюченко и Лебедевым проводит глубокомысленный анализ фразы, «зацепленной Сердюченко», и находит за ней ни много, ни мало  «всемирный антиеврейский заговор»:  

«За этой грамматической формой стоит вложенный автором во фразу смысл: отвержение евреев не было стихийным, безотчетным, а оно кем-то готовилось и обосновывалось, да еще и с разных сторон». 

Много умственных усилий затратили юдо-радетели, чтобы выжать из этой фразы убийственный яд. Но все они просчитались. 

Пора раскрыть читателю результаты моего маленького расследования. Я не поленилась посмотреть в книге, подаренной мне Евгением, как выглядит "зацепленная Сердюченко" фраза на самом деле. Да ее можно посмотреть и в сети. Горе-рецензенты попали в ловушку, ненароком или специально подготовленную для них львовским доцентом. Он скрыл от своих «подельников», а сами они, скорее всего, этого не знали, так как ни книгу, ни статью не читали, что "крамольная" фраза принадлежит вовсе не Берковичу. И звучит она в книге (в главе «Слово и дело») так: 

«Антисемитизм - как социально, религиозно и экономически обоснованное отвержение евреев - существовал во все времена и у всех народов, пишет Виктор Клемперер, и было бы в высшей степени несправедливо приписывать его именно немцам и им одним. То абсолютно новое и уникальное, что было привнесено в антисемитизм в Третьем Рейхе, заключается, по его мнению, в трех вещах».  

Видите, Беркович приводит цитату Виктора Клемперера, замечательного немецкого писателя и филолога, написавшего знаменитую книгу «Язык Третьего Рейха» и оставившего уникальные дневники пережившего Холокост. Можно соглашаться или нет с Клемперером, но приписывать ему «всемирный антиеврейский заговор», значит расписаться в своей непроходимой глупости, невежестве и ослепляющей все ненависти. Похоже, это родовые качества наших незадачливых рецензентов.

 

6.

 Как я уже говорила, словечко «антисемитизм» - ключевое и знаковое для «юдо-радетелей». Они изо всех сил стараются к нему свести все содержание книги «Банальность добра». Им так легко расправиться с автором, хотя и приходится идти на откровенные подтасовки и ложь. Доцент Сердюченко «зацепил» фразу Клемперера, приписал ее Берковичу, а его последователи раздувают пузырь до вселенских размеров. Но пузырь остается пузырем и рано или поздно лопается. 

Просветим читателя, еще незнакомого с самой книгой, и расскажем о ее содержании. Именно на это наши горе-рецензенты закрывают свои «скошенные от постоянного вранья» глазки, как писал Михаил Афанасьевич Булгаков. Собственно антисемитизму посвящена только пятая часть книги. Она не только об антисемитизме и не столько о нем. Содержание книги, предисловие к ней давно в сети, так что врать «юданутых» заставляет вовсе не отсутствие информации. 

Вот из каких частей состоит книга. Первая часть («Сопротивление») посвящена героическому антифашистскому сопротивлению, в котором евреи сыграли немалую роль. Вторая часть называется так же, как и вся книга («Банальность добра») и рассказывает о праведниках, спасавших евреев в годы Катастрофы. Третья часть («Такие разные немцы») содержит истории о немцах, чья судьба была неразрывно связана с еврейскими судьбами. Здесь и «праведники в нацистских мундирах», и многое другое. Четвертая часть («Заложники Второй мировой») повествует о судьбах переживших Холокост. И только пятая часть книги называется «Грех антисемитизма». 

Мастер «творческой подтасовки» Валерий Лебедев считает, что наоборот, каждая статья из книги про антисемитизм. Он так объясняет  «открытия» Сердюченко. 

            «Встанем на место Сердюченко, представим, что это он читает книгу. После прочтения первой статьи (включенной в книгу Берковича) она, эта статья, что называется, принимается к сведению. Да, была некая страна и были времена, когда евреев в ней преследовали. Например, Германия 30-40 годов. По прочтении второй статьи о преследованиях, скажем, в Италии, тоже реакция спокойная - увы, печально, но было и там. В третьей статье речь может идти о Франции, потом об Испании, Англии вообще об очень многих странах. По мере чтения книжки Берковича у Сердюченки постепенно вызревало стойкое неприятие общей направленности сборника (у меня есть основания так думать)».

 У Валерия Петровича, может, основания и есть. А вот у объективного читателя книги «Банальность добра» основания считать Лебедева, Сердюченко, Верхотурова лжецами, значительно больше. Содержание книги, которое я привела и с которым может ознакомиться каждый желающий, лишний раз делает это очевидным. 

Заканчивает свой незадачливый пасквиль Д.Верхотуров опять смешно: советом, как войти в историю.  

            «Я хотел бы дать совет Евгению Берковичу: бросить восхваление евреев и борьбу с антисемитизмом, а все усилия сосредоточить на как можно более глубоком изучении еврейской истории...». 

Вот в  этой мысли, повторяемой с настойчивостью маньяков, и заключена главная стратегическая идея юдо-радетелей. Они хотят показать, что человек может осознать себя евреем только из-за антисемитизма. И только борьбой с антисемитизмом может заниматься еврей. Вот такой образ явно оттолкнет от себя колеблющихся. По большому счету, сводя еврейство к борьбе с антисемитизмом, юдо-радетели и занимаются самым настоящим антисемитизмом. Ибо нельзя больше надругаться над идеей, как ее опошлив.

 

7.

 

Как я сказала, написать эту антирецензию меня подтолкнула не сама статья Верхотурова – бесцветная и беспомощная, –  а желание понять, почему такие статьи вообще появляются на свет. Здесь налицо такое любопытное явление, как озабоченность «высоколобых юдофобов»  наличием в сети необычного информационного ресурса: интеллигентного и информативного сайта Евгения Берковича. 

И журнал,  и альманах уже прочно завоевали место в современном сетевом сообществе. Не случайно передача «Радио «Свобода»», посвященная сайту и книге «Банальность добра», называется ««Еврейская Старина» в сегодняшнем интернете». Придраться к содержанию этих сетевых изданий трудно: материалы, как правило, первосортные, авторы – квалифицированные и талантливые, многие из интеллектуальной элиты. Раздражает наших юдофобов та атмосфера свободной интеллектуальной дискуссии, которая сложилась вокруг сайта и книг Евгения. И то, что многие люди находят путь к утраченным традициям их предков. 

И сайт и книги, ориентированы на «русских евреев», которых судьба разбросала по свету, а история лишила той связи с традицией и религией, которой всегда была крепка любая еврейская община. «Русские евреи», как правило, получили хорошее образование, стали отличными специалистами в разных областях, но мало кто из них помнит о своих еврейских предках, мало кто знает, как те жили, во что верили, каким идеалам поклонялись. Работы Берковича помогают преодолеть этот разрыв между прошлым и настоящим и тем самым указывают дорогу в будущее. 

Причины столь оголтелой и лживой критики "Заметок по еврейской истории"и "Банальности добра" помог мне найти   отзыв Бориса Кушнера, математика, поэта, журналиста, появившийся на форуме: 

            «С большим интересом и сердечным волнением прочел книгу. Спасибо Вам - и не только мое персональное спасибо. Спасибо и от моего метафизического, но живого еврейского "Я". Многое я читал раньше, но собранное вместе под одной обложкой, даже и известное ранее приобретает совершенно новое звучание. Конечно, Добру необходимо воздавать должное. И Добра в этом мире немало. И как традиционно оно переплетается со своим отражением-двойником – Злом». 

Откуда  идеи яростная критика? С коричневатого сайта «Лебедь», где вольготно себя чувствуют откровенные нацисты и ксенофобы. И из грязно-желтого  журнальчика «Иванов и Рабинович», редактор которого Александр Кац видит решение еврейского вопроса в России в поголовном крещении евреев и их ассимиляции. Вот таким маргиналам и не по душе то, что  «Заметки» и «Старина» помогают  возродить у многих «метафизическое, но живое еврейское «я»». 

А про неприятие «Банальности добра» точно написал на форуме «Заметок» Марко Поло (Сергей Эйгенсон): 

«...Вашу книгу я читал с несколько "вненациональных" позиций. И, как мне думается, отчасти понял, почему она многих людей раздражает. Если бы Вы писали, что все нееврейские жители Европы, или, скажем. все немцы, или все поляки, или все русские - мерзавцы и пособники убийц, для убедительности при этом употребляя слово "Россия" с маленькой буквы или, что еще доказательнее, с одним "С" - это, на самом деле, никого бы не затронуло.

А Вы пишете о людях, не ангелах! самых разных народов, вер, биографий, взглядов, вплоть до фашистских! - которые в нечеловеческих обстоятельствах остались людьми. В частности, проявляли это, спасая жертвы геноцида. Эти праведники не приняли Причастие Буйвола, о котором писал Белль. Каково же многим на свете читать о таких?

Антисемит и вообще человеконенавистник - он ведь тоже человек, ему бы хотелось чувствовать себя поблагороднее, в идеале, вообще Спасителем Человечества. А Вы показываете им, как меру для сравнения, тех, кто не принял участие в людоедстве. И как быть такому?

Очень их унижают все эти примеры праведников, должны Вы это осознать. И - принимать как должное. Им-то, бедным, возможность ругнуться, на секунду высунув голову из ямы с жидкой органикой - это еще и возможность глотнуть маленько воздуха. Пусть и с соответствующим амбре».

 

Конечно приятно, если  книгу хвалят. Но и в том, что  книгу ругают, тоже есть смысл.  Ибо по тому, кто ее ругает, можно судить, удалась ли она или нет. Перефразируя известную поговорку, можно сказать: "Скажи мне, кто твой враг, и я скажу, кто ты". То, что "Банальность добра" ругают рецензенты, которым я посвятила свои антирецензии, делает книге честь.

И я желаю Евгению Берковичу продолжать его благородное дело, как бы ни злились и что бы ни советовали юдо-радетели всех оттенков желто-коричневой части спектра.



   



    
___Реклама___