Grajfer1

Элла Грайфер

 

Я – ассенизатор и водовоз


Не оставляй меня, туалетный работник!

  Крик души из фильма «Каин 18-й»

 

Ободренная комплиментом по поводу успешных раскопок в навозной куче, я решилась продолжать в том же духе. Не потому, что надеюсь обнаружить жемчужину, а потому что верю в полезность периодической чистки авгиевых конюшен. Еще доктор Геббельс в свое время справедливо заметил, что эффективность вранья повышается от частого повторения, так что разоблачать его время от времени, по-моему, все же не помешает.

 

Следующим номером нашей программы будет доказательство общеизвестной истины: Речь депутата бундестага от ХДС Мартина Хомана на самом деле содержала пассажи вполне антисемитского толка. Не то чтобы не было там других, но вот наличие других никто не отрицает, а по поводу антисемитских существуют серьезные разногласия. В частности, господин Хмельницкий, Дмитрий Сергеевич, без посторонней помощи разглядеть их не сумел и обратился ко мне за разъяснениями.

Ну что ж... Прежде всего – вещдоки. Вот – мой перевод той самой выдержки из выступления Хомана:

«Откуда же взял Форд эти идеи, столь напоминающие нам нацистскую пропаганду про «еврейский большевизм»?  Послушаем, что сказал еврей Феликс Тайльхабер в 1919 году: «Социализм – идея еврейская…Наши мудрецы веками проповедовали социализм». А это значит, что у колыбели коммунизма и социализма стояли еврейские мыслители. Предки Карла Маркса, как по материнской, так и по отцовской линии – раввины. Портрет его висел в кабинете одной ученой еврейской феминистки, которая, открыто признает: «Я росла с представлением о еврее как защитнике социальной справедливости, стороннике прогресса и социализма. Социализм был нашей религией». В литературе этого раннекоммунистического периода постоянно звучат квазирелигиозные мотивы.  Многие евреи причастные к большевизму чувствуют себя, так сказать, «благочестивыми воинами мировой революции». Так, например, Курт Айснер уже в 1908 году  ожидал, что «религия социализма» преодолеет «отчаяние скорбной юдоли» и «безнадежность земной судьбы». А Лео Розенберг в 1917 году славил пролетариат как «Всемирного Мессию».

 

Конкретно встает вопрос: Сколько евреев было представлено в руководстве революции? Из семи членов большевистского политбюро 1917 г. евреями были четверо: Лев Троцкий, Лев Каменев, Григорий Зиновьев и Григорий Сокольников. Неевреями были Ленин, Сталин и Бубнов. Из 21 члена Центрального Революционного комитета (очевидно, имеется в виду Военно-революционный комитет – прим. перев.) России в 1917 г.евреев – шесть, т.е 28,6%. Необычайно высок был процент евреев в революционных учреждениях вовсе не только в Советском Союзе. Евреем был Фердинанд Лассаль, также как Эдуард Бернштейн и Роза Люксембург. В Германии в 1924 году из шести руководителей компартии евреи четверо, т.е. две трети. В Вене из 137 ведущих австро-марксистов евреев 81, т.е. 60%. В Венгрии евреи – 30 из 48 народных комиссаров. Необычайно высок был процент евреев в ЧК - революционной советской тайной полиции. Составляя в 1934 году примерно 2% населения СССР,  среди руководителей ЧК евреи составляли 39%. То есть, «еврей» по советским понятиям – это не религия, а национальность. А русских в ЧК всего 36% было. На Украине же евреями были все 75% чекистов.

 

От этой констатации – прямая дорога к событию, вызвавшему в свое время огромное возмущение: Убийство русского царя  Николая II и его семьи было совершено  по приказу еврея Якова Свердлова собственноручно евреем Хаимовичем (?) Юровским. Далее встает вопрос, были ли евреи в коммунистическом движении просто попутчиками или скорее лидерами? Верно – второе. Лев Троцкий в СССР, Бела Кун в Венгрии.

 

Не позабудем и Мюнхенскую Советскую республику: Курт Айснер, Евгений Левине, Тобиас Аксельрод и другие евреи были в ней на должностях руководящих. Много шуму наделало тогда вторжение вооруженных красноармейцев в офис папского нунция Пацелли (ставшего впоследствии Папой). Революционеры угрожали ему, приставили к груди пистолет. В конце апреля 1919 г.  красногвардейцами были расстреляны 7 членов «Общества Туле», тесно связанного с будущей НСДАП, что свидетельствует о решимости в осуществлении революционного процесса. Этот расстрел заложников, сообщение о котором стояло 5 мая 1919 г. на первой странице лондонской «Таймс», «дал пищу ядовитому антисемитизму и неутихающей жажде мести».

 

Обратим внимание на революционный энтузиазм и решимость еврейских коммунистов. Эта революционная элита на полном серьезе заявляла устами Франца Коритшонера из коммунистической партии Австрии: «Лгать и воровать, даже убивать во имя идеи – это требует мужества, требует величия». Григорий Зиновьев в 1917 г. заявил «от 90 до 100 миллионов советских русских пойдут за нами. А что до остальных – сказать вам нечего. Они должны быть уничтожены». Аналогично выразился и Моисей Володарский: «Интересы революции требуют физического уничтожения буржуазии». Вполне в том же духе и Артур Розенберг в 1922 г.: «Долг советской власти – обезвредить непримиримых врагов».

 

Эти высказывания еврейских коммунистических революционеров, вне всякого сомнения, не были пустыми угрозами. Это было вполне серьезно. Согласно статистическому исследованию одного профессора, процитированному Черчиллем в 1930 г., до 1924 года жертвами Советов стали: 28 православных епископов, 1.219 священнослужителей, 6.000 и профессоров и преподавателей, 9.000 докторов, 12.950 помещиков, 54.000 офицеров, 70.000 полицейских, 193.000 рабочих, 260.000 солдат, 355.000 интеллигентов и ремесленников, а также 815.000 крестьян.

 

Особенно жестоко подавлялось сопротивление принудительной коллективизации на Украине. При решающем участии еврейских чекистов были погублены  более 10 млн. человек. Большей частью они умерли от голода.

 

Нельзя умолчать и о выраженной антицерковной, антихристианской направленности большевистской революции, хотя большинство школьных учебников об этом не упоминают. Большевизм со своим воинствующим атеизмом организовал фактически самое большое в истории гонение на христианство и религию. По статистике российских властей в период с 1917 по 1940 г. были арстованы и расстреляны 96.000 православных христиан, в т.ч. священники, диаконы, монахи, монахини и прочие священнослужители.

 

Не щадили ни церквей, ни монастырей. Здания либо разрушались, либо использовались для нерелигиозных целей. Церкви превращали в клубы, магазины или склады. Золотую и серебряную богослужебную утварь пустили на финансирование революционных движений во всем мире. А как же жили сами религиозные евреи в первые годы советской власти? И их большевики тоже преследовали. Именно Троцкий стоял во главе т.н. движения «безбожников». Сам он не считал себя евреем, но и в России, и по всему миру евреем его считали.

 

Дамы и господа! 

Мы видим, каким сильным и продолжительным было еврейское влияние в революционном движении России и среднеевропейских государствах. Именно поэтому американский президент Вудро Вильсон в 1919 г. определил большевистское движение как находящееся «под еврейским руководством». Не без оснований можно было бы, в связи с миллионными жертвами первой фазы революции, говорить о «преступности» евреев. Множество евреев действовало как на уровне руководства, так и в расстрельных командах ЧК. Поэтому в какой-то степени оправдано определение евреев как «народа-преступника». Звучит ужасно, но соответствует той же логике, по которой народом-преступником именуют немцев.  

 

Кто хочет проверить правильность – вот ссылка на оригинал:

http://www.tagesschau.de/aktuell/meldungen/0,1185,OID2535644,00.html

 

 

А теперь – к делу.

 

 

 *  *  *

 

Каждая селедка – рыба, но не каждая рыба – селедка.

                     Научное открытие капитана Врунгеля

 

Итак, социализм (равно как, впрочем, и христианство) – порождение злостного еврейского духа, тут уж точно не отвертеться. Но вот является ли сам факт изобретения христианства достаточным основанием, чтобы возложить на евреев ответственность за инквизицию?

 

Социализм – он ведь тоже бывает разный! Бывает, конечно, коммунизм или, положим, нацизм – это идеологии тоталитарные и очень опасные. Но бывает ведь и социализм демократический, приверженный парламентаризму, во всех Европах нынче соцпартии  у власти, либо около – и ничего, никаких не проистекает геноцидов. А бывает еще социализм анархо-фантастический, толстовского, скажем, толка.

 

Так вот, в длинном перечне евреев-социалистов у Хомана - всякой твари по паре, но обо всех, без различия деятельности и мировоззрения, говорится как о большевиках или их пособниках. Судите сами:

 

Фердинанд Лассаль -  разошелся во взглядах с Марксом именно потому, что не признавал насильственной революции.

 

Эдуард Бернштейн – ревизионист, сторонник прихода к власти демократическим, парламентарным путем.

 

Курт Айснер – ревизионист, сторонник того самого «ренегата Каутского» (тоже, кстати, еврея),  глава законно избранного демократического правительства Баварии. Убит правыми экстремистами. После (и не в последнюю очередь – вследствии) этого убийства к власти приходят коммунисты, провозглашающие советскую республику.

 

Кстати, в коммунистическом этом правительстве тоже был один оригинальный еврей – анархо-пацифист по имени Густав Ландауэр. Хоман его не поминает, зато поминает ужасный геноцид будущих нацистов в количестве семи человек. Так вот, этого самого Ландауэра после ликвидации комправительства не судили, даже до участка не довели, а попросту линчевали на улице… Но это так – к слову…

 

Австромарксисты тоже с коммунистами издавна полемизировали…

 

Но для Хомана что ни социалист – то и коммунист, особенно ежели еврей, сами понимаете. И изобретение какого ни на есть социализма - уже вина, будь то хоть самый демократический парламентаризм или самое безобидное толстовство.

 

Не менее интересное кино получается и со знаменитым расстрелом царской семьи. При ближайшем рассмотрении оказалось, что в команде той были русские, были и евреи, но большинством, если не ошибаюсь, оказались все-таки латыши. Из центра ли пришел приказ о расстреле или, ввиду опасности, распорядились на месте – не выяснено до сих пор. Но, предположим, распоряжение было. А если было, то вполне могло быть подписано Свердловым или просто устно передано им. По той простой причине, что был он тогда председателем ВЦИКа и по должности был обязан доводить его решения до исполнителей. Но принимал-то он то решение, как минимум, не один... А вот у Хомана отчего-то про тех, про других – ни слова, ни вздоха. Стоят себе Свердлов с Юровским одни-одинешеньки, как тот высокий дуб среди долины ровныя.

 

Странно как-то... При его-то любви к цифрам, подсчетам, статистике...

 

 

 

*  *  *

 

Есть ложь.

Есть наглая ложь.

Третья степень – статистика. Анекдот из ЦСУ

 

 

Об этих цифрах спорят. Знаю, что многие их находят преувеличенными, но будучи с детства слаба в арифметике, в эти споры предпочитаю не лезть, а опираться на бесспорные факты. Вот например, никто не отрицает, что процент евреев среди большевистских бонз значительно превышал оных же процент в составе российского населения. Среди цифр, приводимых Хоманом, есть, например, состав политбюро ЦК большевиков в 1917 году: из 7 членов евреев четверо. Кто бы спорил!.. И я не спорю. Я даже от себя добавлю еще пример:

 

В 1907 году вышла в России книжица. Небольшая. Но очень важная. Обобщая опыт 1905-го, увещевали авторы интеллигенцию не ходить в революцию гулять, а то не ровен час, будет с ней как с тем кувшином, что по воду ходить повадился…  Называлась та книжка «Вехи», среди авторов – всего числом семь,  как в том политбюро – находятся русский дворянин Николай Бердяев, известный православный теолог отец Сергий… нет, не тот, что вы думаете, а Булгаков, и прочие достойные лица. И в такой вот компании, представьте себе, ДВА ЕВРЕЯ: Франк и Гершензон… Это ж, прикиньте-ка… процентов тридцать на круг выходит… Кто скажет, что евреи в Империи Российской хотя бы 25 процентов составляли в те времена – первый брось в меня камень!..

 

Из этого быстренько делаем вывод о... ну пусть и не вовсе засильи (30 процентов - это все же даже не 50), но при всем при том значительном еврейском влиянии в околовеховских политических кругах. Круги такие существовали, это всем известно, и в Думе представлены были т.н. «октябристами», официальное название «Партия 17-октября» - того самого дня, когда:

 

Царь испугался – издал манифест:

Мертвым свобода, живых – под арест!

 

Партия 17-го октября – либеральные монархисты. Предел мечтаний – конституционная монархия... Скажите, вы можете поверить, что паслись и резвились евреи в таких кругах? Мне лично трудновато...  Да, но... а как же тогда статистика? Ведь действительно, число евреев (да еще каких влиятельных!) среди авторов «Вех» ни в какое сравнение не идет с их процентом в составе населения... Откуда их так много там было?

 

...А вы мне лучше скажите, где их в те времена НЕ БЫЛО?.. Везде, куда пускали и куда не пускали... В конце 19-го – начале 20-го века евреи в числе, явно превышающем их процент среди населения, возникли в прессе и политике, науке и искусстве, в коммерции и уголовщине. Хорош Хоман большевиков считать... а не слабо бы - профессоров в Гейдельберге! Причины этого явления сейчас разбирать мы не будем. Достаточно констатировать факт: Во всех политических партиях и движениях, кроме заведомо антисемитских, процент евреев был решительно несоразмерен их проценту в составе населения. Даже в окрестностях такой благонамеренной организации как Партия 17-го октября.

 

Да, но... Количество их в разных партиях все же было различно. В большевистском политбюро не двое из семи, как в «Вехах», а целых четверо. Совершенно справедливо. Большевизм на еврейской улице был куда популярнее конституционного монархизма. Но следует ли из этого, что самым популярным на ней движением был вот именно большевизм? 

 

Начнем с партии, в которой процент евреев был, бесспорно, самым высоким. Потому что, как нас учили в школе, не бывает процентов больше ста. Так вот, есть (была) такая партия, где евреи составляли вот именно сто процентов. Называлась эта партия «Бунд», вполне марксистской была и даже революционной, но с большевиками - издавна в контрах (кто не верит – пусть проверит, как Ленин об них высказывался). После того, как Ленин и компания поставили съезд советов перед фактом своего захвата власти, бундовская делегация в полном составе с того съезда ушла. Революция – это да, это сколько угодно, но только такая, чтоб вела к свободе и демократии. А ежели вы нам, заместо выборов, диктатуру предлагаете, так в эти игры мы не играем! Ишь ты – пархатые, а туда же... Разбираются!

 

О сионистах тем более говорить не приходится. Хоть и пытались они большевиков убедить: «Мы-де вам не враги, у нас вообще в России интересов нету, делайте с ней что хотите, а нам дорога на восток!», но подрыва пролетарского интернационализма Советы им все-таки простить не могли. Сажали, ссылали...

 

Популярностью пользовались у евреев и нееврейские социалистические партии. Эсэры, например, да еще в самом боевом, террористическом варианте. Еще Столыпина там, помнится, застрелили... хотя, возможно, и не без помощи охранки, где в свободное время подрабатывал героический террорист – с Лениным-то так гладко не вышло... Но об этом злодействе Хоман почему-то молчит... Уж не потому ли, что, при всем неуважении к терроризму, Ульрику Майнхоф от Адольфа Эйхмана в Германии  отличать пока что не разучились? А может, потому, что не поладили с большевиками эсэры?

 

И социал-демократов своим вниманием евреи тоже не обошли. Уже в Плехановском «Освобождении труда» парочка наших состояла... Ну, впоследствии-то, понятно, как все Плехановцы, оказались они в меньшевиках, а после Великого Октября – сначала в ссылку вместе с анархистами и эсэрами, потом устроили им процесс с саморазоблачениями в лучших традициях, а в конце тридцатых, как водится, уже и всех подгребли. Без различия расы, национальности и вероисповедания.

 

А ведь евреев среди них было немало. Больше, во всяком случае, чем среди большевиков...  Хоман из всех еврейских жертв одних раввинов поминает, что отчасти понятно: партия-то, из которой его нынче турнули (или все-таки нет?) –  христианская, вроде как религиозная: рыбак рыбака видит издалека. Он не поминает – так вспомним мы. Вспомним, что были среди евреев и предприниматели, ставшие в одночасье нищими, и лишенные избирательных прав «собственники средств производства» (в масштабе одной швейной машинки «Зингер»), и украинские сельские ремесленники, забрасывавшие зубы на ту же полку, что их вымариваемая голодом клиентура... Все они определенно относились именно к той части населения, которую зиновьевы да воровские ничтоже сумняшеся в расход списывали, а хоманы потихоньку под ковер заметают, чтобы, значит, не портили статистику...

 

*  *  *

 

Царь-колокол не звонит, поломатый!

Царь-пушка не стреляет, мать ети!

И ясно, что евреи виноваты –

Осталось только летопись найти.

                                                                                                           И. Губерман

 

Вот тут самое время вспомнить еще одну интересную статистику – статистику Черчилля. Что за профессор ему считал и по какому принципу проводил подсчеты? По 24-й, говорите, год? Ну, а начало где же? Включает ли этот период гражданскую войну? Если включает, то какой такой наукой  умудрился профессор жертв красного террора от белого или даже зеленого отличить? Что он там – за каждым чекистом бегал со счетами? И учтены ли в его статистике жертвы многочисленных еврейских погромов? Вполне возможно, кстати, что учтены – где-нибудь там между интеллигенцией и ремесленниками. А раввинов отчего-то и нету... Интересно, почему?

 

Но Черчилль, он, с другой стороны, и не нанимался евреев считать. А вот Хоман... уж коли  взялся за гуж – не говори, что не дюж. Если упомянул, что процент евреев среди большевистских начальников процент их в целом по стране превышает, так не забудь же и процент в погромах порезанных указать. Как-то он к общему проценту от населения относится? А? А как на большевизации евреев сказался тот факт, что большевики, из всех единственные,  хоть как-то боролись с погромами?

 

И наконец, коль скоро Хоман берется утверждать, что немцев вот за это же за самое народом-преступником обзывают, не худо бы припомнить – за что их так. Если мне не изменяет память, вовсе не за те репрессии, которым Гитлер в собственном Третьем Рейхе  инакомыслящих единоплеменников подвергал, а вот именно потому, что преследовали и уничтожали они людей только и единствено за то, что те не подсуетились арийцами родиться. А вот такого-то греха ни один Зиновьев или Троцкий на душу и не взял. Убивали – да, тысячами. Ни в чем неповинных людей. Но расово чуждых от нечуждых не отличали.

 

Вы скажете, что за расовую ли чуждость убивать или за социальную – большой разницы нет. Правильно, нет тут никакой разницы. Но совершали они свои преступления от имени КЛАССА, а не как  нацисты  - от имени НАРОДА. Конечно, на самом-то деле все это чушь. Самозванцы  и те, и другие, ни класс ни народ на это их не уполномачивали. И никаких народов-преступников в природе не бывает.

 

Зато очень даже бывают – антисемиты, немецкие в том числе. И господин Хоман – тому примером. 

 



   




    

___Реклама___