Ljass1
Федор Лясс

Их уничтожили только потому, что они евреи
Памяти Еврейского Антифашистского Комитета, расстрелянного Сталиным


         В центре Иерусалима есть небольшой сквер с плотно растущими вековыми соснами, в тени которых всегда гуляют дети. Название сквера «ТАШИВ», что на иврите означает «1952». Из сквера хорошо видно здание Кнессета с развивающимся всегда над ним бело-голубым государственным флагом. В этом сквере стоит скромная стела с начертанными на ней черными буквами фамилиями членов Еврейского Антифашистского Комитета СССР, убиенными 12 августа 1952 года. по личному приказу Сталина.
         Ежегодно в этот скорбный день вот уже 23 года собираются здесь, чтобы почтить их память, родственники расстрелянных, бывшие граждане бывшего СССР - свидетели того тяжелого для всех евреев времени, видные политические и общественные деятели Израиля, журналисты, писатели, поэты, ученые, артисты, узники Сиона и все те, кто помнит и кому не безразличны судьбы евреев в тот период истории , который современные ученые определили как «Поздний сталинизм».
         Затянувшееся почти на четыре года (с января 1949 по июль 1952 г) изнурительное следствие и закрытый суд по "Делу Еврейского Антифашистского Комитета" свидетельствовали о сопротивлении, которое оказали члены ЕАК. Они не пошли на самооговор, не покорились домогательству властей, что сорвало планируемый Сталиным открытый судебный процесс, который должен был стать пусковым механизмом для развертывания тотального террора, направленного против евреев, населявших СССР. Смертный приговор, который был вынесен не судом, а задолго до начала судебного процесса Политбюро ЦК был предрешен.
         12 августа 1952 года были расстреляны С.А. Лозовский, И.С.Фефер, И.С.Юзефович, Б.А.Шимелиович, Л.М.Квитко, П.Д.Маркиш, Л.Я.Тальми Д.Р.Бергельсон, Д.Н.Гофштейн, В.Л.Зускин, Э.И.Теумин И.С.Ватенберг, Ч.С.Ватенберг- Островская.
         С.Л.Брегман умер в тюрьме, не дожив до конца суда.
         Их имена , а также С.М Михоэлса, убитого 13 января 1948 года по личному приказу Сталина, значатся на обелиске.
         Памятная встреча собрала более 150 человек из Тель Авива, Иерусалима, Беер Шевы, Хайфы, Ашдода, Петах Тиквы и других городов. Отрадно было отметить присутствие на этот раз молодежи. Памятная встреча была организована мэрией Иерусалима ( Мики Коэн) и Национальной ассоциацией еврейской культуры на идиш (Генеральный директор Мейлах Зив). На встрече, которую вел диктор идишской программы радиостанции Голос Израиля Михаель бен Абрахам , звучали взволнованные выступления на идиш, русском, иврите писателя Эфраима Бауха, заместителя мэра Иерусалима Ларисы Герштейн, певицы Нехамы Лифшицайте, журналиста Ави Надра, Мелаха Зив и др. Выступавшие говорили о том вкладе в литературу, поэзию, науку, которые внесли погибшие от коммунистического произвола, о культуре языка идиш и планомерном его уничтожении, о печальной судьбе, грозившей еврейскому народу в те далекие годы под тяжестью сталинского произвола.
         От имени семей погибших выступила дочь Зускина – Алла Зускина-Перельман. Вот ее выступление:
         - За что расстреляли тех, кого мы поминаем сегодня ?
         За то, что они были членами Еврейского Антифашистского Комитета, или за то, что они были элитой еврейской культуры?
         В 1952 –м году, то-есть почти сразу после Катастрофы, Сталин, при всей его неограниченной власти, не мог себе позволить открыто уничтожить евреев за то, что они евреи.
         Комитет стал «юридической крышей»: поручив ему контактировать с Западом, власти интерпретировали затем эти контакты как шпионаж, членов Комитета арестовали, а группу из пятнадцати судили закрытым судом, без защитников, прокурора и свидетелей и тринадцать из них расстреляли по приговору, заранее спущенному сверху.
         Хотя 12 августа называют датой уничтожения еврейской культуры, среди этих пятнадцати были и политические и общественные деятели, и врачи , и журналисты, тогда как собственно деятели культуры составляли чуть более трети : четыре поэта, один писатель и один актер. Разрешите мне на примере этого актера, моего отца Вениамина Зускина, показать, что, все таки целью был не Комитет, а культура народа, дух народа. Сам народ.
         Я очень далека от утверждения, что пресловутое «За что?» относится к моему отцу в большей или меньшей степени, чем к другим. Сейчас я говорю обо всех расстрелянных и, дорожа памятью их всех, просто хочу на наглядном примере показать, чего стоит все «Дело»
         Зускин, мыслящий актерскими категориями, заявил на суде: «Я приходил в Комитет и был статистом». Один из современных нам историков подтверждает, что в Комитете, пока тот реально существовал Зусккин играл незначительную роль, Однако арестован он был в числе первых потому, что оказался одной из ключевых фигур выдуманного «Дела» о Комитете.
         Это не парадокс, а часть ответа на вопрос «За что?».
         На вопрос судьи о его виновности Зускин сказал:
         «Я актер и моя вина в том, что все свое внимание я концентрировал на моей актерской работе». Но ведь актером был и убитый Михоэлс, главный обвиняемый по «Делу»; именно ища на него компромат, чтобы «сшить» «Дело», и арестовали раньше многих Зускина, человека , ближайшему к нему – по театру. В этом театре, как сказано в обвинительном заключении, «подсудимый Зускин вместе с Михоэлсом ставил пьесы, где воспевалась еврейская старина и трагическая обреченность евреев» . На основании всего лишь этой фразы человек был расстрелян. Всего лишь? Один из деятелей русского театра говорит: «Я часто думал о их трагических судьбах. И быть может, именно сейчас до конца понимаю, что уничтожили Михоэлса Зускина не в последнюю очередь как Актеров. Они были страшны сталинскому режиму как артисты, интуитивно, сверхчувством гениев разгадавших само существо этого режима»
         Мне кажется, у них было сверхчувство не актеров вообще, а актеров-евреев, накопивших его за две тысячи лет. Актерство лишь помогло наглядно его выразить.
         Если когда-то я полагала, что отцу предъявили столь «несерьезное» обвинение, поскольку больше предъявить было нечего, то теперь понимаю, что ошибалась. Больше ничего не требовалось. Ни для кого из пятнадцати!
         Ответ на вопрос «За что» очевиден: за то что евреи.
         Тщетности попыток коммунистических узурпаторов уничтожить культуру евреев, построенную на идиш, свидетельствовали прозвучавшие на этой памятной встрече стихи Харика, Гофштейна, Маркиша, Кульбака, а также песни Д. Гофштейна , О. Дриза, Н. Левана в исполнении Руты Левин. Певец Арье Фридман завершил встречу молитвой «Боже-Боже» и «Я еврей» (слова И. Фефера, музыка Э. Горовца). .
         В этот же день в городе Хедера в заполненном до отказа большом зале Дома культуры прошел вечер памяти членов Еврейского Антифашистского Комитета, казненных 12 августа 1952г. Открыл вечер Лев Дубоссарский – председатель городского «Общества культуры идиш». Хазан Иосиф Вайнер прочел поминальную молитву «Изкор». Гости вечера: Анна Вовси, Борис Быховский , Борис Вайсман, Юлий Рафилович под звуки «Огненный столп», исполненный ансамблем скрипачей, зажигают поминальные свечи.
         На языке идиш и русском ведущие вечера Нахман Рназман и Эмма Кушнир зачитывают письма родных, присланные участникам вечера – Ливии Гофштейн, Эстер Маркиш, Раи Кульбак, Аллы Зускиной.
         На вечере были прочитаны стихотворения Д. Гофштейна – « И если», Б. Быховского, посвященные членам ЕАК, П. Маркиша - «Михоэлсу –неугасимый светильник», « Как можно забыть?» и др.
         В проведении вечера активное участие приняли Х. Футерман, Р. Горовец, С. Кигельман, Р. Шамис. Музыкальное сопровождение осуществлял ансамбль скрипачей под руководством М. Яблонко.
         Заключил обе встречи гимн Израиля «ХаТиква» - «Надежда»
         Надежда, что в памяти не сотрутся имена расстрелянных членов Еврейского Антифашистского Комитета сбылась.
         Укрепилась многолетняя традиция почитания людей, чья жизнь и смерть стали для многих из нас, знавших их лично, читавших их произведения, видевших их на экранах кино в художественных и документальных фильмах, примером служения нашему народу.



___Реклама___