Chusov1
Илья Чусов

 

ТРУДНО СТАТЬ БОГОМ



    
    
     В любви нет страха,
     но совершенная любовь изгоняет страх;
     потому что в страхе есть мучение.
     Боящийся несовершенен в любви.
     Первое соборное послание Апостола Иоанна


    
    
     О чём, собственно, идёт речь? В мире есть многочисленные религиозные секты, которые по отношению к себе применяют учёное слово "конфессия". И есть всякие "вольные стрелки"— эзотерики, ясновидцы, психотерапевты и просто психиатры и психологи с медицинскими дипломами, которые занимаются анализом сознания и подсознания. И все (я еще не учёл философов!), все пытаются разобраться в человеке, куда он идёт и куда ему следует идти и что брать за образец.
     Конечно, религиозные объединения — впереди. Впереди по целой массе причин, и исторических и прочих. Каждая конфессия считает своё мировоззрение бесспорным, а конкурентам предсказывает плохое будущее, если они срочно не "перекуются", если срочно не примкнут к "единственно правильному учению". Но одновременно с внутривидовой борьбой все конфессии в едином порыве хулят вышеуказанных вольных стрелков, которые… и т.д.
     В тоже время, непредвзятый анализ всей доступной информации, включая священные тексты религий, мемуары деятелей искусства и учёных, сочинения экстрасенсов и эзотериков всех разновидностей говорят об общем методе получения любой по-настоящему новой информации. Это всегда — "откровение". Чтобы не быть голословным и не открывать повторно велосипед, приведу выдержку из "Христианского Катихизиса", изданного Московской патриархией в 1997 году по благословению Патриарха. Читаем на стр. 5-6:
    
    
     Вопрос. Откуда почерпается ученiе Православной Веры?
     Ответ. Изъ Откровенiя Божественнаго.
     В. Что разумеется подъ именемъ Божественнаго Откровенiя?
     О. То, что Самъ Богъ открылъ человекамъ, дабы они могли право и спасительно веровать въ Него, и достойно чтить Его.
     В. Всемъ ли человекамъ далъ Богъ такое Откровенiе?
     О. Онъ далъ оное для всехъ человековъ, какъ для всехъ нужное и спасительное: но поелику не все человеки способны непосредственно принять Откровенiе отъ Бога, то Онъ употребилъ особенныхъ провозвестниковъ Откровенiя Своего, которые бы передали оное всемъ человекамъ, желающимъ принять оное.
     В. Почему не все человеки способны непосредственно принять Откровенiе отъ Бога?
     О. По греховной нечистоте и немощи духа и тела.
    
     …
    
    
     В. Неужели человекъ не можетъ иметь познанiя о Боге безъ особеннаго Откровнiя Божiя?
     О. Человекъ можетъ познавать Бога изъ разсматриванiя сотворенныхъ отъ Бога вещей; но cie познанiе бываетъ несовершенно и недостаточно, и можетъ служить только приготовленiемъ къ вере, или некоторымъ пособiемъ къ познанiю Бога изъ Его Откровенiя.
    
    
     Типичный сюжет многих священных книг включает в себя запись разговора Бога или Ангела с будущим Пророком. Пророку что-то говорится, он это слышит в виде голоса или ощущает в виде мысли, при этом часто он что-то видит внутренним или внешним взором. Потом, когда откровение заканчивается, Пророк адаптирует смысл откровения народу. В такую цепь событий светское общество может поверить и сейчас, правда, отнеся эти события к области психиатрии и считая, что внешние видения невозможны, а внутренние (галлюцинации) и всякие там "голоса" — пожалуйста.
     Гораздо либеральнее общество отнесётся к тому же информационному каналу, когда он подключён к современному человеку из мира искусства и науки. Не будут считать сумасшедшими поэтов, художников, музыкантов, актёров и учёных, о которых стоит поговорить отдельно.
     Если полагать, что в основе получения информации у пророков, художников разных жанров и учёных лежит один и тот же механизм, то он обладает разной избирательностью в зависимости от жанра Откровения. Пророк изрекает простые истины, которые, в основном, не требуют "высшего" образования. Отбор в Пророки идёт, видимо по личным качествам человека. Для того чтобы " глаголом жечь сердца людей" также, в общем-то, не требуется кончать Литературный институт, особенно поэтам. С художниками, музыкантами и учёными дело обстоит сложнее. Чтобы сначала "распознать", что тебе даровано именно Откровение, а потом "адаптировать" Откровение под восприятие других людей, надо владеть языком, на котором это Откровение излагается. Надо хоть немного уметь рисовать (для художника) или играть на музыкальном инструменте (для барда), а для профессионального композитора — владеть нотной грамотой. Без этого просто нельзя ничего понять. Если Откровение, адресованное физику-теоретику, послать пастуху, то он, пастух, даже не сообразит, что удостоился Откровения.
     Наиболее трудно реализуются научные откровения. Обычно там как бы идёт два откровения: первое Откровение позволяет овладеть языком общения. В самом деле, например, далеко не каждого ученика, кончившего школу, при самом большом старании его самого и педагогов можно научить владению специфическим языком теоретической физики. Отсев идёт уже на этом уровне. Но если ученик одолеет этот барьер, то потом вовсе не каждому идут Откровения на освоенном тяжкими трудами языке. Научное Откровение, то есть новую, ниоткуда не вытекающую идею нельзя вызвать искусственно, этот процесс не поддаётся стимулированию. Этот процесс есть внешний по отношению к человеку, принимающему Откровение. Научить можно только языку его восприятия, если это требует жанр Откровения.
     Современное общество, основанное на атеистических идеях Французской Революции, не готово принять концепцию Откровения в целом, поскольку отвергает на практике возможность вмешательства Провидения в конкретную творческую деятельность современных людей, хотя и допускает иногда существование самого Провидения. Но тогда отвергается и возможность настоящего творчества, которое подменяется компиляцией, то есть комбинированием известных идей-кирпичиков в новом сочетании. Компиляции можно научить в институте, творчеству, то есть созданию новых идей, научить невозможно. Новые идеи — результат восприятия Откровения.
     В общем, не будет преувеличением заявить, что религиозные конфессии, искусство, наука широко используют на практике Откровения, не объясняя, откуда идёт получаемая новая информация. Очень важно, что ни религия, ни искусство, ни наука не владеют общедоступными приёмами, используя которые можно произвольного человека сделать религиозным, научным или "культурным" Пророком.
     Поскольку наиболее близкая нам европейская культура выросла под патронажем христианства, то будет небезынтересно разобраться, как христианство относилось к Откровениям. Здесь можно выделить период первоначального христианства, дух которого хорошо передан в книгах Нового Завета. Читаешь и с изумлением осознаёшь, что тогдашняя религиозная традиция поощряла (во всяком случае, не считала грехом) особые состояния сознания, когда человек "был в Духе". Тогда он мог себе позволить многое из того, что в средние века, да и сейчас нам общество не позволяет. Приведём цитату из первого послания фактического основателя сообщества христианских общин — Апостола Павла — к коринфянам.
     И вы — тело Христово, а порознь — члены. И иных Бог поставил в Церкви, во-первых Апостолами, во-вторых пророками, в третьих учителями; далее иным дал силы чудодейственные, также дары исцелений, вспоможения, управления, разные языки. Все ли Апостолы? Все ли пророки? Все ли учители? Все ли чудотворцы? Все ли имеют дары исцелений? Все ли говорят языками? Все ли истолкователи? Ревнуйте о дарах больших, и я покажу вам путь ещё превосходнейший.
     И ещё там же:
     Достигайте любви; ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать. Ибо кто говорит на незнакомом языке, тот говорит не людям, а Богу; потому что никто не понимает его, он тайны говорит духом. А кто пророчествует, тот говорит людям в назидание, увещание и утешение. Кто говорит на незнакомом языке, тот назидает себя; а кто пророчествует, тот назидает церковь.
     Необычно, правда? Трудно себе представить подобное свободомыслие сейчас. Но всем ли известно, если кто не читал Новый Завет, что Иисус Христос проповедовал в еврейских синагогах, поскольку было принято по субботам приглашать проходящего странника в синагогу, чтобы он учил неизвестным в данной общине чужим находкам в духовной области. Вот какое было "толерантное" общество древних пастухов и плотников.
     В средние века отношение к Откровениям в христианском мире резко поменялось. Откровения, полученные церковной номенклатурой, принимались за истину, другие Откровения шли по ведомству борьбы с Дьяволом. "Небезызвестная" Жанна д'Арк, сначала спасла Францию на основе полученных Откровений, а потом из-за них же и погибла на костре. Словом, когда христианская церковь приобрела власть, она не могла себе позволить, чтобы кто как угодно мог озвучивать свои Откровения. А как быть, если самому Папе Римскому Откровения не идут почему-то? Признаться в этом? Поменять Папу? Властвующая структура, какой стала христианская церковь, не могла себе позволить Откровения в настоящем, но отменить прошлые было не в её силах.
     По той же самой причине церковная организация очень настороженно относилась к науке и искусству, если они выходили из-под контроля. Вспомним Галилея и Коперника, вспомним и Паганини, который, якобы, заключил союз с Дьяволом, и от этого, дескать, его успехи. Постепенно стало действовать негласное соглашение. Частные религиозные Откровения на уровне отдельно взятого монастыря в церковной среде допускались, а новые Пророки общемирового значения — отвергались. В науке и Искусстве осталось мало закрытых тем, но успехи в этой среде перестали считаться Откровениями. В итоге Творчество отделилось от своего источника.
     Здесь уместно будет указать, что ещё в давние времена было установлено существование процедур, которые, по крайней мере, отдельным людям, позволяют испытать изменённое состояние психики, в котором можно получить что-то вроде Откровения, правда неизвестно от кого. Не следует думать, что для этого надо обязательно принимать какие-либо колдовские снадобья. Иногда вполне достаточно медитаций. Основатель ордена иезуитов, христианин Игнатий Лойола оставил воспоминания о своей личной практике по части медитаций. Техника медитаций может быть самой разнообразной и описывалась в огромном числе источников, но главным элементом обычно бывает крайне сильное сосредоточение мысли на каком-то образе. Так вот, Игнатий Лойола сосредотачивал свою мысль на описаниях событий с участием Иисуса Христа, они приобретали в его мозгу реальность, он входил в поток этих событий и обсуждал с Иисусом Христом свои проблемы. А потом действовал… Однако здесь есть явное противоречие. Иисус Христос завещал нам любить своих врагов и не убивать их. А Игнатий Лойола ни перед чем, как известно, не останавливался.
     Конечно, совершенно неизвестно, действительно ли Игнатий Лойола с кем-то советовался и если советовался, то с кем именно, весь вопрос в том, происходит ли в таких случаях подключение к базе данных, находящейся в мозгу данного человека и исчезающей вместе с его смертью, как считают атеисты, и тогда это просто другое использование внутренних ресурсов, или, всё-таки, при участии мозга конкретного человека происходит подключение к базе данных Человечества в целом, иначе говоря, к "коллективному бессознательному", как принято стало говорить после работ К.Юнга, которое находится неизвестно где и отнюдь не умирает со смертью отдельного человека.
     Интересно проиллюстрировать сказанное длинной цитатой, имеющей отношение к совсем другому времени, совсем другой культуре. Герой "Театрального романа" М.А. Булгакова драматург Максудов так описывает процесс "изготовления" пьесы из написанного им же ранее романа.
     Родились эти люди в снах, вышли из снов и прочнейшим образом обосновались в моей келье. Ясно было, что с ними так не разойтись. Но что же делать с ними?
     Первое время я просто беседовал с ними, и все-таки книжку романа мне пришлось извлечь из ящика. Тут мне начало казаться по вечерам, что из белой страницы выступает что-то цветное. Присматриваясь, щурясь, я убедился в том, что это картинка. И более того, что картинка эта не плоская, а трехмерная. Как бы коробочка, и в ней сквозь строчки видно: горит свет и движутся в ней те самые фигурки, что описаны в романе. Ах, какая это была увлекательная игра, и не раз я жалел, что кошки уже нет на свете и некому показать, как на странице в маленькой комнатке шевелятся люди. Я уверен, что зверь вытянул бы лапу и стал бы скрести страницу. Воображаю, какое любопытство горело бы в кошачьем глазу, как лапа царапала бы буквы!
     С течением времени камера в книжке зазвучала. Я отчётливо слышал звуки рояля. Правда, если бы кому-нибудь я сказал бы об этом, надо полагать, мне посоветовали бы обратиться к врачу. Сказали бы, что играют внизу под полом, и даже сказали бы, возможно, что именно играют. Но я не обратил бы внимания на эти слова. Нет, нет! Играют на рояле у меня на столе, здесь происходит тихий перезвон клавишей. Но этого мало. Когда затихает дом и внизу ровно ни на чем не играют, я слышу, как сквозь вьюгу прорывается и тоскливая и злобная гармоника, а к гармонике присоединяются и сердитые и печальные голоса и ноют, ноют. О нет, это не под полом! Зачем же гаснет комнатка, зачем на страницах наступает зимняя ночь над Днепром, зачем выступают лошадиные морды, а над ними лица людей в папахах. И вижу я острые шашки, и слышу я душу терзающий свист.
     Вон бежит, задыхаясь, человечек. Сквозь табачный дым я слежу за ним, я напрягаю зрение и вижу: сверкнуло сзади человечка, выстрел, он, охнув, падает навзничь, как будто острым ножом его спереди ударили в сердце! Он неподвижно лежит, и от головы растекается черная лужица. А в высоте луна, а вдали цепочкой грустные, красноватые огоньки в селении.
     Всю жизнь можно было бы играть в эту игру, глядеть в страницу... А как бы фиксировать эти фигурки? Так, чтобы они не ушли уже более никуда? И ночью однажды я решил эту волшебную камеру описать. Как же ее описать?
     А очень просто. Что видишь, то и пиши, а чего не видишь, писать не следует. Вот: картинка загорается, картинка расцвечивается. Она мне нравится? Чрезвычайно. Стало быть, я и пишу: картинка первая.
    
    
     Мы понимаем, что в данном случае М.А.Булгаков подробно описывает нам как при помощи медитации (разговор с героями уже написанного романа) литератор Максудов получает (а мог бы и не получить, не от него зависит!) Откровение в виде "картинок" будущей пьесы. Здесь присутствуют все элементы Откровения, о которых мы говорили раньше. В частности, литератор Максудов получает Откровение на том языке, который может понять он один (только он знаком с героями им же самим написанного романа), а переводит это Откровение в текст пьесы, доступный каждому, при чём сделать это он может лучше или хуже, в зависимости от его подготовки, усердия, опыта и эмоционального состояния.
     Но пора вернуться от частностей к общим вопросам. Во все века не только Церковь использовала Откровения как базовый источник религиозной информации. Этим же занимались разнообразные мистики, эзотерики, колдуны и т.д. Энергично борясь с такого рода еретиками, церковь практически пыталась установить монополию на творческий процесс в целом. Она полагала, что если Откровения идут от Бога, то они рождаются в лоне Церкви, а если от Дьявола, то они и не нужны, более того — опасны. Поэтому горели костры…
     Перелом произошёл практически в ХХ веке. Европу и Америку наводнил поток восточных медитативных техник, но это было всегда уделом меньшинства, поскольку требовало огромной работы над собой. А главное, о чём надо сказать, выскочили, как чёртики из бутылки, химические вещества, получившие потом название психоделиков (не путать с героином и прочей гадостью, которая привязывает к себе человека намертво физиологически!). Первым по времени и наиболее мощным психоделиком стал препарат LSD, наименее мощным, но наиболее распространённым — марихуана. Для полноты сюда надо бы добавить и специальные техники дыхания, в частности холотропное дыхание, разработанное психологом С.Грофом после запрета в Америке психоделиков. А уж если быть совсем педантом, то "мы" тоже не отстали от Запада: в Советском Союзе вместо недоступной кислоты (LSD) с успехом применялись грибы мухоморы разных цветов в комбинации с водкой. См. как источник для самообразования роман В.Пелевина Generation "П". Там всё написано, вся технология, можно попробовать, если жить неохота.
     Объединяющим началом для медитативных техник и психоделических средств является итог: изменённое состояние сознания, неизвестное как следует ранее. "Кайф" получался "крутой". Братья Стругацкие в своём романе "Хищные вещи века" так описывают ощущения Жилина — борца с наркотиком, имеющем в романе условное название "слег" , который сам его впервые попробовал. Он спорит с другим бывшим борцом Римайером, который не хочет больше бороться. Он принял "слег" в свою жизнь как благо.
    
    
     Вот-вот, — сказал Римайер. — Теперь ты понял. Надо быть просто честным перед собой. Это немножко стыдно сна-чала, а потом начинаешь понимать, как много времени ты потратил зря...
     Римайер, — сказал я. — Я тратил время не для себя. Этого нельзя делать, просто нельзя, это гибель для всех, нельзя заменять жизнь снами...
     Жилин, — сказал Римайер.— Когда человек что-нибудь делает, он всегда делает это для себя. Может быть, и существуют на свете совершенные эгоисты, но уж совер-шенных альтруистов не бывает. Если ты имеешь в виду смерть в ванной, то, во-первых, в реальном мире мы все равно смертны, а во-вторых, раз наука дала нам слег, она позаботится и о том, чтобы слег был безвреден. А пока нужна просто умеренность. И не говори мне о замене яви сном. Ты же не новичок, ты прекрасно знаешь, что эти сны тоже явь. Это целый мир. Почему же обретение этого мира ты называешь гибелью?..
     Римайер, — сказал я. — Потому что этот мир все-таки иллюзорен, он весь в тебе, а не вне тебя, и все, что ты в нем делаешь, остается в тебе. Он противоположен реаль-ному миру, он враждебен ему. Люди, ушедшие в иллю-зорный мир, погибают для мира реального. Они все равно что умирают. И когда в иллюзорные миры уйдут все — а ты знаешь, этим может кончиться, — история человечества прекратится...
     Жилин, — сказал Римайер. — История — это история лю-дей. Каждый человек хочет прожить жизнь недаром, и слег дает тебе такую жизнь... Да, знаю, ты считаешь, что и без слега живешь недаром, но сознайся, ты никогда так ярко и горячо не жил, как сегодня в ванне. Тебе стыдно вспоминать, ты не рискнул бы рассказать об этой жизни другим? И не надо. У них свои жизни, у тебя своя...
     Римайер, — сказал я. — Все это верно. Но прошлое! Кос-мос, школы, борьба с фашистами, с гангстерами — все это зря? Сорок лет я прожил зря? А другие? Тоже зря?..
     Жилин, — сказал Римайер. — В истории ничего не бывает зря. Одни боролись и не дожили до слега. А ты дожил...
     Римайер, — сказал я. — Я боюсь за человечество. Это же конец. Это конец взаимодействию человека с природой, это конец взаимодействию личности с обществом, это конец связям между личностями, это конец прогресса, Римайер. Все миллиарды людей в ваннах погружены в горячую воду и в себя. Только в себя...
     Жилин, — сказал Римайер. — Это страшно, потому что непривычно. А что касается конца, то он настанет только для реального общества, только для реального прогрес-са. А каждый отдельный человек не потеряет ничего, он только приобретет, ибо его мир станет несравненно ярче, его связи с природой — иллюзорной, конечно, — станут многообразнее, а связи с обществом — тоже иллюзор-ным, но ведь он об этом не будет знать, — станут и мощнее и плодотворнее. И не надо горевать о конце прогресса. Ты же знаешь, все имеет конец. Вот кончается и прогресс реального мира. Раньше мы не знали, как он кончится. Теперь знаем. Мы не успели познать всей по-тенциальной яркости реального бытия, может быть, мы и достигли бы этого познания через сотни лет, а теперь оно в наших руках. Слег дарит тебе восприятие отдаленней-ших потомков и отдаленнейших предков, какого ты ни-когда не достигнешь в реальной жизни. Ты просто в плену одного старого идеала, но будь же логичен, идеал, который тебе предлагает слег, столь же прекрасен... Ведь ты же всегда мечтал о человеке с фантазией и гигантским воображением...
    
    
     Автор совершенно согласен в выводах с Жилиным, но он видит слабость в его аргументации. Действительно, если ты заглядываешь в свой собственный банк данных и фактически погружаешься в своё собственное подсознание, тогда — да. Возникают достаточно постыдные ассоциации. Этого делать нельзя… Для атеистов Стругацких вывод несомненен. Но если представить себе, что не только утончённые восточные техники, но и вульгарнейшие грибы мухоморы под водку или без неё ведут не в собственное подсознание, а в мировой банк данных Человечества или ещё куда подальше, тогда такие как Римайер — не жертвы собственной слабости, а наоборот — первопроходцы, люди подобные Галилею и Копернику!!!
     Несомненно, такие люди есть, и они искренне считают, что открывают человечеству новые пути. Но давайте подумаем о другой стороне медали. Предположим, что мы действительно с помощью новых физико-химических средств открываем вход в тонкоматериальный мир, недоступный восприятию человека в обычном состоянии сознания. Именно для такого мира аргументы Жилина несостоятельны. Итак, тонкоматериальный мир... М-да… Согласитесь, предположить существование тонкоматериального мира, который невозможно обнаружить приборами и по которому путешествует "психонавт" — очень смелая гипотеза. Тем не менее, примем её, есть доводы в её пользу, но будем последовательны. Если такой мир есть, то местопребывание Бога любой конфессии именно там! Тогда как Он относится к такому несанкционированному вторжению?! С Ним этот вопрос надо как-то согласовать, попросить разрешение, а то получится неудобно.
     И в этом месте мне хочется дополнить своими словами диалог Жилина и Римайера, если предположить, что Жилин верит в Бога.
    
    
     Римайер, — сказал Жилин. — В том мире командует Бог. Ты понимаешь, куда лезешь с отмычкой?
     Жилин, — сказал Римайер. — Бог разрешил нам познание. Мы вышли из пещер. Мы научились летать по воздуху и плавать под водой. Мы побывали на Луне. Мы ставили опыты и самостоятельно подводили итоги. Если Он есть, Он на нашей стороне.
     Римайер, — сказал Жилин. — Ты говоришь сейчас о горизонтальном прогрессе. А гибель животного мира, а истощение материальных ресурсов планеты, а ядерные реакторы, брошенные на дне морей или работающие в Москве! Ну, а изменение климата, Римайер, от перегрева или ещё от какой-либо чертовщины, что с ним-то делать? Но важнее прогресс вертикальный. За четыре века техногенной цивилизации удалось ли с помощью её результатов "познать" зачем мы живём и оптимизировать мир?
     Жилин, — сказал Римайер. — Будь практичнее. Никто не знает, зачем мы живём. Мы знаем только то, о чём нам поведала Наука. Вопрос о смысле жизни в рамках Науки не имеет смысла. Наука доказала нам, что Бога нет, а есть безграничное познание и комфортная жизнь. Спеши жить, Жилин, а то состаришься. Помнишь, в той книжке было сказано: "Бабы слева, койки справа. Эскадрон — по койкам!"
     Римайер, — сказал Жилин. — Тебе не страшно жить без Бога? А вдруг Он тебя спросит за истраченную жизнь, смысл которой тебе даже не интересен?
     Жилин, — сказал Римайер. — Если Бог есть, он написал бы нам смысл жизни в виде одиннадцатой заповеди. Если её нет, то нет и Его.
     Римайер, — сказал Жилин. — Нет смысла жизни с Наукой, но есть смысл жизни с Богом. Бог послал нас для стажировки на Землю. Мы ведь — богоподобны. Мы — маленькая голограмма, но мы отражаем в себе ВСЁ. Каждый из нас — сын Бога; каждый из нас — маленький Творец. Нам отдана Земля как полигон для творчества. Творите, ребята, но научитесь не мешать друг другу. Как не мешать — написано в десяти заповедях. Это правила этики. Смысл жизни — научиться творить, соблюдая правила этики. Найти этот смысл — было нашим домашним заданием.
     Жилин, — сказал Римайер. — Ты, наверное, до сих пор веришь этому многодетному еврею из Германии, который придумал нам светлое будущее. А потом его последователи погубили десятки миллионов людей, и ничего не получилось. Всё это очень бла-а-родно, Жилин, но скажи мне: зачем твой Бог создал такой сволочной мир, в котором властвуют болезни, смерти и убийства? Он не мог придумать мир получше?
     Римайер, — сказал Жилин. — Употребляя твои слова, многодетный еврей для реализации своей утопии придумал диктатуру пролетариата и этим всё испортил. Ему захотелось самому увидеть, и он поторопился. Есть единственный путь исправить мир — своим личным примером. Начни переустройство с себя. Трудно стать Богом, Римайер. И невозможно стать Богом во сне. Вот чем опасен слег. Без труда ничего не выйдет. Нас снова и снова посылают на Землю, и мы каждый раз очищаемся по каплям от какой-то врождённой дряни. Вспомни слова Чехова… Плохим мир делаем мы сами, потому нам и жить плохо. Болезнь это указание на несовершенство и допущенные ошибки, покаяние — признак понимания ошибки — открывает дорогу к выздоровлению. Если хочешь быть здоровым, будь им.
     Жилин, — сказал Римайер. — Твоя Церковь учит, что надо всё время бояться Бога, постоянно на него оглядываться, а то Он тебе устроит потом "геенну огненную". Жить с Богом — это всё время бояться сделать непоправимую ошибку. Жить и всё время трепетать. Жить на коленях. Зачем? Нет доказательства, что Бог есть, и нет доказательства, что Его нет. Если Он есть, зачем Он скрывается? Зачем ставит нас в дурацкое положение? То ли на Него надеяться, то ли на себя?
     Римайер, — сказал Жилин. — Он же хочет, чтобы мы стали Богами. Он нас любит и помогает стать уверенными в себе. А любовь к Нему и страх несовместимы. Тут уж что-то одно: или страх, или — любовь… Зачем Он скрывается? Ответ прост: никогда ты не станешь взрослым, пока родители не перестанут тебя опекать. Я читал где-то, Римайер, про орлов, живущих на скалах. Орлица в нужный час выталкивает орлёнка из гнезда, и он падает в пропасть, но по дороге встаёт на крыло. Оказывается, есть всего три судьбоносных дня в жизни орлёнка. Раньше вытолкнуть — погибнет, ещё слаб, позже вытолкнуть — тоже погибнет, потому что успел превратиться в курицу...
     Можно обсуждать эти темы бесконечно. Какой же итог сказанного? Является ли психоделический или медитативный путь познания следующим шагом в развитии человечества? Нет, конечно. Но не бывает и бесполезного знания, не так ли? Готов согласиться. Вопрос в другом: можно ли дневную работу над собой заменить познанием во сне?
     Давайте сначала посмотрим "как надо". Бог посылает нас в мир на "производственную практику". Мы делаем этические ошибки. От ошибок возникают болезни. Болезнь — сигнал необходимости покаяния. А в чём каяться? И здесь проблема. Десять заповедей это, как принято сейчас выражаться, — "рамочные" заповеди. Для конкретизации нужны ещё и "нормативные акты". А где их взять? Вот и получается, что иногда человек хотел бы жить по правилам, а живёт "по понятиям" своего социального слоя. Как разорвать порочный круг? А вот как. Прежде чем идти к врачу, попробуй помедитировать на духовных причинах своей болезни. Снова и снова разбирайся в своей душе, что ты такое мог натворить, из-за чего случилась болезнь? Разбирай один вариант, другой, разбирай бесстрашно и, главное, проси помощи Бога не в исцелении, а в понимании ошибок. Если ты будешь настойчив, то понимание, рано или поздно, к тебе придёт. Ты воспримешь Откровение Бога и запомнишь его на всю жизнь. Потом проси прощение у Бога за ошибки и беги к врачу, а иногда и этого не потребуется — само пройдёт.
     Та же "технология" применима и при жизненных неудачах. Надо разобраться в причинах, но стоит уйти от традиционного логического анализа, который и привёл к трудностям, и просить через медитацию помощи у Бога в понимании ошибки. По существу — просить Откровения.
     А теперь, — "как не надо". Не надо любого колдовства, в том числе и религиозного. Если пойти в церковь, поставить свечку и этим ограничиться, то это означает набрать номер телефона и уйти, не ожидая ответа. Если пойти в церковь, в самом общем виде покаяться в грехах и получить их отпущение у батюшки, то, скорее всего, так не вылечишься. Настоящее покаяние переворачивает жизнь! Уповать на пятиминутное покаяние так же наивно, как полагать, что крещение списывает старые грехи. Списывает, если их осознал и не списывает, если не осознал. Это — работа над собой, которую невозможно заменить никакими восхвалениями Господа и чтением молитв. Надо искать и исправлять свои жизненные ошибки. За этим пришли в мир.
     Но чем плохо просто медитировать на чём попало или принимать психоделики, к которым не возникает привыкания? В общем, это старый вопрос: в чём были виноваты Адам и Ева? Отвечу вопросом на вопрос: почему нельзя ребёнку давать ключи от заправленной машины? Ответ очевиден — потому, что он не готов к управлению ею. Он может разбиться. Но ребёнок этот довод не воспринимает. В этом источник беды. Мы, люди, включая Адама и Еву, часто поступаем как дети. Мы знаем, что нельзя открывать ящики Пандоры или бутылки с джиннами, мы знаем, что нельзя водить машину "под балдой", а тем более самолёт или подводную лодку. Но мы уверены, что если очень хочется, то немножечко можно.Почему нельзя медитировать и принимать психоделики из любопытства? По той же причине, почему нельзя баловаться гипнозом, хотя очень любопытно.
     В общем, все эти проблемы — от маловерия. Если быть твёрдо убеждённым, что есть Отец, который ведёт тебя по жизни, то главная проблема состоит в установлении с Ним индивидуального контакта. Будет такой контакт, будешь воспринимать подсказки — всё будет хорошо: "Они жили долго и счастливо и умерли в один день". И свобода будет, которая всё-таки есть осознанная необходимость, и защита. А что ещё надо человеку, чтобы быть счастливым?
     Но разве не обещает такую защиту религиозная конфессия, к которой ты принадлежишь? Здесь есть тонкость, которую надо понимать. Человек сам (а не через конфессиональных адвокатов) отвечает перед Богом за свои грехи. Если он скажет, когда предстанет перед Ним, что в каком-то поступке просто выполнил совет священника, то понимания такой ответ не встретит. Всё-таки каждый рождается, умирает и несёт ответственность в одиночку. Священник должен быть не пастырем, а консультантом, посредником у человека перед Богом. С другой стороны, человек слаб, и иногда он хочет узды. Иногда ему хочется сходить в церковь и просто отдохнуть душой. Это не заменяет собственной индивидуальной работы над собой, но церковь — та система, которая всегда рядом и должна откликнуться на возникшее желание углубить своё понимание Бога и жизни. Можно обращаться к Богу и на кухне, если есть срочная необходимость — Он тебя услышит всегда. А вот услышишь ли ты Его на кухне — неизвестно. Лучше бросить всё и сходить в храм, хотя бы из-за уважения к Нему.
    
     ***
    
     Я уже третий день сижу за компьютером над этой статьёй и вложил в неё много душевных сил. Усталость сказывалась в том, что я уже перестал за деревьями видеть лес. Встал, поглядел в окно. Вдали — шатёр храма Вознесения, что в Коломенском. Ему почти 500 лет… Чем кончить? Мысли куда-то убежали. Я наугад отрыл Евангелие. На странице красным карандашом было подчёркнуты слова Апостола Павла: "Всё мне позволительно, но не всё полезно; всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною."



   



    
___Реклама___