Krasnocharov1
Александр Красночаров

 

ИЗРАИЛЬСКАЯ ЗАЩИТА



    
     Много лет я играл в шахматы, но не прочёл ни одной шахматной книги. Зачем читать, я и так умный. У меня по пению "пятёрка" в аттестате. Однажды мой друг, очень хороший шахматист, пришёл ко мне в гости. К его приходу я собрал 13 моих постоянных соперников-соратников по шахматам, чтобы сразиться общими усилиями против подлого зазнайки. Посмотрев на нас, он сказал: "Я даю вам фору, слона, и буду играть вслепую". Через час, когда мы сдались, я навсегда потерял уважение к шахматам. Не мог же я, в конце концов, терять уважения к себе. Поэтому в этой статье больше ни слова о шахматах, если, конечно, не считать шахматными фигурками евреев. Я, может, так и сделал бы для красоты сюжета, но так и не решил, какие мы - белые или чёрные? А посему я просто о евреях. Понимаю, что навязло, но…


     Когда евреев упрекают, что они сами виноваты – в судьбине своей, в бедах своих, в отношении окружающих – я усматриваю в этом определённый смысл. В сущности, это можно сказать о любом народе. Каждый – кузнец своего счастья, включая и «еврейское счастье». В частности, разговаривая с людьми разной национальности о близком нам всем русском народе, о его судьбе, я видел порой нескрываемое удивлённое презрение (или презрительное удивление) к народу, который имея ВСЁ для приличной жизни (богатейшие недра, поразительно функциональную территорию, внушительный людской ресурс и прочие достоинства), не может, тем не менее, выбраться из нескончаемого векового убожества жизни, из унизительного отставания своей страны от развитых стран в основных экономических показателях. Имея несравнимо больше других, Россия не может просто прокормить себя. Я пытался придумать хоть сколько-нибудь стройное, объяснение этого феномена, этого дурного постоянства. К сожалению, всё, что приходило мне в голову, выглядело или оскорбительно для народа, или ничего не объясняло. Но, впрочем, это другая тема, отдельная. А сейчас я говорю об этом в контексте судьбы евреев.


     Я о странном, непонятном, необъяснимом презрительном удивлении (удивительном презрении) всех народов без исключения судьбой моего маленького народа. Природа наделила этот народ ни с чем несравнимым талантом жить, талантом реализации своего интеллекта в любой области человеческой деятельности. История свидетельствует, что всё, к чему приложен ум и руки евреев, оживает, расцветает, обретает жизнь и красоту, теплоту и свет. Когда мне говорят, что нет ничего невозможного, я в шутку предлагаю: «Попробуй заставить корову прыгать с шестом». Но порой мне кажется, что уже сидит где-то еврей, о котором мир ещё не слышал, и уже кумекает, как договориться с коровой и на какой высоте для начала ставить планку. И я не очень удивлюсь, если… Ну, короче, понятно, что я хочу обозначить. И вот этот удивительных качеств народ не может только одного – себя защитить, поставить себя вровень с другими.
     Но есть существенная разница в презрении к русским и презрении к нам. Россия вызывает презрительную жалость своей неспособностью жить хорошо (притом, что они имеют для этого всё, кроме умения жить). Евреи вызывают презрительную злобу умением жить лучше тех, кто их окружает (притом, что они ничего не имеют, кроме дара жить).
     Почему же презрение к русским вызывает жалость, а презрение к евреям злобу? В чём так различаются эти два народа, что реакции на нас столь различны?».


     Есть в обыденной жизни непутёвого русского и живучего еврея одна примитивная, но решающая, составляющая, которая и порождает разницу отношения окружающих к этим персонажам человеческой драмы – размер мускулатуры. Русские сильны телом. Евреи телом слабы и аморфны. Притча о победе Давида красива, но только в миг победы. Если после победы Давид не стремится стать вровень с Голиафом, не воспользоваться плодами победы, доказать, что она его не случайна, то участь его печальна и поучительна, как судьба умного дурака. Победить в бою трудно, но, будучи Давидом, можно. Жить, будучи Давидом, тоже можно. Жить достойно, защитить себя от обид, не будучи сильным, нельзя. У друзей Голиафа поражение сначала вызывает шок, а затем жгучее желание раздавить малявку. И уже не обязательно в честном единоборстве. Победивший Давид нестерпим, как застрявшая в зубах пища и вызывает неодолимое желание ею сплюнуть. Тем более, что это кажется делом верным, лёгким и уже поэтому необходимым.


     Не то - мускулистая Россия. Ну не тянет она на помеху в зубах. Скорее, она сама может любого насадить на зубочистку. Она натянет обидчику нос на задницу, а это больно и неприятно. То ли дело мы. Тут, как в песне Высоцкого: «семиты – простые евреи! Да это ж такое везение, братцы! Теперь я спокоен. Чего мне бояться!?». Вот главное – чего бояться-то, парни!? Всё будет «О, кэй!»! Оскорбить русского – себе дороже. Оскорбить еврея – нет ничего проще.
     Люди в своей массе по сию пору остаются такими, какими их создала Природа: хищниками, побуждаемыми к действиям только рефлексом голода, рефлексом самозащиты, понимающими только язык силы, принимающими только мотивацию интересов стаи. Своей стаи, уточним. Отдельные исключения проявления людской доброты отдельными исключениями и являются. Да и есть ли исключения, если говорить о народах, а не о личностях?
     Руководители самых наидемократических стран чётко и недвусмысленно заявляют, что приоритетом в их отношении с ДРУГИМИ странами являются интересы граждан СВОИХ стран. В отношении между странами не бывает любви и привязанности, есть только совпадающие интересы. А интересы – плод обстоятельств. Самое умное, что мне приходилось слышать в этом плане – известная шутка (якобы!) «Против кого будем дружить?». С этих позиций оценка адекватных действий мускулистой страны (я не употребляю эпитет «сильный», в нём масса нюансов) и слабой (здесь, на мой взгляд, уместно именно это определение) порой диаметрально противоположны. В действиях мускулистой страны всегда ищут (и неизменно находят!) некий высший смысл, уважительный побудительный мотив и в конце - оправдание всему. В действиях слабого – только коварный замысел, спекуляция побудительной причиной, осуждение в начале, в середине и в конце. Яркий образчик из современной истории – действия США в Сербии, в Афганистане, в Ираке. После непродолжительного цирка с осуждением, призывами и даже фарса демаршей – тайное и явное соучастие, совместный активный делёж трофеев. Сразу оговорюсь, что во всех перечисленных делах американцев, кроме Югославии (но там не одна Америка была, кстати), я на их стороне. В Сербии была явная ошибка, хотя и понятна, чем она вызвана: Милошевич ещё раз доказал, что не всякая кухарка может управлять государством, даже если её выучить писать книги. Или вот уже обратный пример действий Мускулистого на попытку его обидеть и реакции на это окружающих - акции России против чеченского бунта. Неважно сейчас, права или не права Россия, но она делает то, что сама считает нужным, а мир…


    Мир уже простил России грехи и уже оправдал их. Ну, конечно, для сохранения лица, Запад противоречит Мускулистому Собрату в мелочах, отказывая, в частности, в выдаче одиозных фигурантов дурковатой российской Прокуратуре.
    Ну, о реакции США на события 11 сентября говорить не приходится. Да что там Чёрный Сентябрь? Совсем недавно в Палестинской автономии убили троих американцев в теракте. И мгновенно, без перехода, американский Конгресс, Сенат, правительство, Президент дали согласие на депортацию Арафата из Рамалы, которой противились долгие годы, закрывая глаза на практически ежедневные теракты против израильтян. Они уже согласны и устранить, и выслать его на хрен, что б, значит, не зарывался Нобелевский лауреат. И уже заявили, что нечего с ним договариваться, хватит, мол, наболтались за десятилетия. Важно и симптоматично, что ни ООН не вякает на Америку, ни «свободолюбивая» Франция не прёт пышногрудой Свободой на баррикады, ни «самый миролюбивый в мире» Дойчланд не прогибается укоризненно, ни араболюбивая Россия не посылает успокоительную Думскую делегацию старому союзнику-бандиту на Ближнем Востоке.
    Ничего не попишешь – сильного обидели! Бил Арафат евреев все годы своего правления и бил бы дальше. Ему за это и деньги платят ( в том числе та же Америка). Ну да, чёрт с ними!


     Другая ситуация с Израилем. Евреев вяжут по рукам и ногам, затыкают рот и ноздри, и на всякий случай поджимают кадык. Нет таких терактов против моей страны, которые бы не простили арабам те же Германия и Франция и не оправдали бы борзые писаки этих и других стран. Более того, не существует предела той меры агрессивности против нас, после которой мир не то чтобы содрогнулся содеянному, но перестал хотя бы объяснять содеянное виной самих евреев. Как это делается, можно видеть хотя бы на примере творчества одного из авторов этого журнала г. Хмельницкого. А сколько таких хмельницких!? И этот противоположный подход к Америке и Израилю, к России и Израилю, к Китаю и Израилю определён только одним – объёмом бицепсов, трицепсов и ПРОЧИХ-псов.
     Что же из этого всего следует? Что делать мудро-хилым евреям, если они хотят изменить отношение к себе мира и добавить самоуважения?
     Ну, если ответить коротко и совсем умно, то ответ очевиден, как пьяная морда в салате: надо стать сильными, как Америка, мускулистыми, как Россия, монументальными, как Китай. И если при этом сохранить еврейский дар, то… О, Господи, я уже хочу быть таким, я уже желаю жить там, в том прекрасном далеке. Хочу вместе с ними, поигрывая блестящими мускулами, сидеть в китайском ресторане, рассуждая о достоинствах «Хот-догов», пить баварское пиво с вяленными лягушачьими лапками, незаметно подливая в кружку «Столичную». Полный кайф!


     Ну, ладно, это из области ПУСТЫХ МЕЧТ. Но вспоминается мне тот, не очень (пока!) продолжительный период еврейской истории из ещё близкого прошлого века. В обычно насыщенной антисемитизмом российской (и не только!) атмосфере вдруг потянул ощутимый ветерок растерянного, удивленного уважения к евреям. Каждая удачная операция ЦАХАЛ против арабов добавляла к этому уважению и растворяла удивление этими победами. Конечно, речь не о прессе и прочих СМИ. Это социалистическое амбре продолжало вонять и, более того, смердеть. Но вспомним, что ведь и в тех СМИ работало много евреев. А я уже говорил, что Небо наделило нас многими талантами, в том числе талантом трепаться (по себе чувствую). Так что советские корреспонденты, в том числе и евреи, сумели превратить потоки грязи в могучую реку нечистот.
    Правда, и мы умели читать наши родные газетки. Поэтому я не о прессе и не о штатных антисемитах. Я об отношении к евреям простых сограждан, живущих, в принципе, больше по заповедям аморфной, но всё же морали, по простым и понятным каждому устоям добра и зла, унаследованных от бабушек-дедушек. Я о людях, обустроившихся в зыбких рамках утлой доброты, которые (рамки) в случае необходимости можно отрегулировать до требуемых пределов. В среде этой основной массы совковых (да только ли их?) людей бытовало и бытует представление о евреях совсем не злое (его и антисемитским-то не назовёшь), а, скорее, экзотически-отстранённое, но, естественно, опутанное вековыми предрассудками.


    В этой среде слово «жид» употребляется, но не несёт злобного заряда. Ну как если я матерюсь на венгерском языке, не зная его, то и впечатление от моих словес ничтожно. Более того, еврея в этой среде могут называть жидом, вкладывая неожиданный одобрительный посыл: «Наш-то жид какой моторчик к лопате придумал! Ты к зубному-то лучше к жиду иди, наш-то русак здоровый выдерет да ещё и двойную цену слупит…». Обидеть, в общем, не хотят (у каждого даже друг есть из евреев - коллега, сосед, муж двоюродной сестры, хороший, между прочим, человек), но распятого Христа простить всё же не хотят и кровь в маце отвергают со всей христианской непримиримостью.
    Кроме того, все евреи хитрованы, все богатые и друг за друга держаться. Не то, что, мол, мы, Иваны, готовы глотку друг другу перегрызть, пьём «горькую», как свиньи, работать не любим… Ну и т.д. Да, так вот, именно в этой, знаковой части общества, определяющей его стабильность, его дух, его суть, вдруг евреев стали называть евреями. Именно где-то в эти времена родился знаковый слоган «Есть жиды, а есть евреи». Вроде это ничего не меняет, но подобно лакмусовой бумажке определяет параметры среды.


    Появляется много анекдотов о глупости арабах, исчезают (а скорее, меняют тональность или выглядят НЕЛЕПЫМИ) анекдоты о евреях. Хвалить евреев вроде как и не принято, но и тех, кого они так искусно бьют, честно говоря, не жалко, а даже как бы и того… наоборот. Каждый поцелуй Арафата с любвеобильным Генсеком добавляет очки в победное табло евреев.
    Ну, тут уж можно людей понять – лобзать арафатово рыло в светлом уме не станешь. Короче, впервые в истории уважение к евреям крепло и явственно проявлялось на самом важном уровне – в среде обывателей. Я уж не говорю о том, что крепло оно и среди мусульман, где уважение к кулаку впитывается с молоком матери. Но здесь я не владею достоверным опытом, так что не буду злословить. Итак, Еврей предстал мускулистым, оставаясь умным. Сочетание ума и мускула – это и есть сила в глазах бесчисленных народов. Давид на глазах изумлённой публики раз за разом бросал Голиафа через бедро с захватом и поигрывал бицепсом перед неожидавшей этого публикой. Еврей впервые доказал, что может себя защитить. Доказательства выглядели явно и сомнений не вызывали. И это была впечатляющая защита. Еврею не понравился атомный реактор в Ираке, нет реактора. Мир возмутился, проглотил и в конце концов оправдал. Пошумел, конечно, не без того. Надо наказать Эйхмана; достали его за морями, за лесами и судили. Арафат соорентировался мгновенно, заговорил о мире и отхватил Премию. Евреи уже не идут обречённо в вырытую собственными руками яму, они летят в Африку и освобождают своих людей из рук террористов и их покровителей. Публика обречённо стояла у развалин Стереотипа Еврейского Поведения. Евреев называли теперь агрессорами, но никто не называл трусами. Израильтяне жёстко, умно и уверенно выигрывают свои войны у кодлы объединившихся Голиафов.


    Оказывается, не только русские могут обозвать Кёнигсберг Калининградом, а японские острова исконно русскими. Победа в войне, давшаяся России океаном крови, а также окрепшая мускульная масса позволили ей обделать эти дела, не теряя авторитета в мире. Хотя все понимали и понимают сомнительность моральных аспектов этих действий. Теперь и евреи могут захватить высоты, с которых их каждый день расстреливали соседи (что б мои враги имели таких соседей).
    С позиции сильного, презрев разочарованный рёв мира, они могут начать заселение территорий. Я сейчас не хочу обсуждать юридические и моральные аспекты действий Израиля. Я не хочу сейчас обсуждать умно ли это. Это другая большая, неоднозначная, сомнительного свойства тема. Я просто показываю, чем действия слабого государства отличаются от действий сильного. И добавить, что все осуждали, но никто не презирал евреев, когда они совершали сильные поступки. Эти акции, при всём их противоречии лозунговым нормам большинства демократических стран, подняли авторитет страны и, естественно, всех евреев во всех странах. Это были наши общие победы. Как распрямились наши спины там, в диаспоре, когда эти победы вершились!
     Светлые гении еврейства столетиями могли открывать новое в науке, придумывать машины, внедрять технологии, лечить, писать, рисовать, созидать, выращивать… Напридуманного и созданного евреями могло бы хватить для гордости любому народу на тысячи лет вперёд. И мы этим тоже гордимся при случае, но…
    Но всё это не добавило ( а по странному обустройству человеческой психики только усугубило) ни грана к авторитету еврейства. Да и то сказать, великие книги писались на чужом языке, краски покупались в чужих лавках, а картины выставлялись в чужих галереях, великие (и не великие тоже) дела заносились в копилку достижений титульных, как это теперь называют, наций. Не могу удержаться от анекдота и заранее извиняюсь за лексику.
    
     «В результате аварии, американский лётчик опускается с парашютом в сибирской глухомани. Освободившись от постромок, он растеряно бегает по дороге. Никого нет. Беспросветная глушь. И вдруг, о счастье, видит мужичка на возке, в телогрейке, в ушанке с развязанными тесёмками. Лётчик бросается к нему и без всякой надежды спрашивает: « Do you speak English?». Мужик неожиданно на чистом английском отвечает: «Yes. I do. Да что толку?».
    
     Вот именно, а что толку, уважаемые евреи!?

     Не буду повторять здесь общеизвестное, не стану мусолить часто повторяемое. Хочу наконец сформулировать мысль, ради которой я, собственно, и треплюсь так долго и эмоционально и которая схематично выглядит так:


     еврейскому духу не хватает мускулистого, сильного, послушного тела, способного этот дух защитить.


     Уже ясно (мне во всяком случае), что без оного никто не станет уважать еврейский мир и его «умников». Кавычки здесь уместны, так как правильно отметил один из наших действительно умников, что всех евреев умными считают только антисемиты. В той действительности, которую Всевышний подсунул Адаму, действуют определённые Законы. Законы эти может быть и умные, но не самые добрые и потому, чтобы мы совсем не взбесились, к законам приложен моральный кодекс - Заповеди.
    Законы жестоки, но им мы вынуждены следовать. Заповеди, в отличие от законов, хороши и медоречивы, но их легко обойти, что и неизменно делается. И это наводит меня, безбожника, на грустную мысль о том, что что-то совсем уж неясное преследовал Б-г, создавая одухотворённое существо, настолько противоречащее Заповедям. В этом смысле, вожделенный рай на Земле наступит тогда, когда Заповеди станут Законами. Но так как я не оперирую понятием бесконечности, то и о грядущем рае рассуждать не буду. Но Законы человеческих отношений существуют и суть одного из них в том, что объём претензий множества А к множеству В обратно пропорционален мышечной массе множества В.


     Успешные акции Израиля с позиции силы сделали для авторитета евреев несравненно больше, чем 2,5 тысячи лет гениального подвижничества еврейского ума и труда на благо всех народов, где евреям выпало печальное счастье жить. Это звучит некрасиво и печально. Но что поделать с дурной природой Хищника Разумного, коим человек создан и остаётся, как там ни крути сальто-МОРАЛЕ (простите за каламбур)?
     Сейчас, когда Израиль утратил свой кураж, когда его действия размыты, когда заявления его руководителей декларативны, юдофобия повсеместно набрала силу и цветёт развесисто, пышно и ароматно. Политическая и государственная элита большинства стран в своих заявлениях о стране евреев уже мало чем отличается от рядовых юдофобов. Ну может риторика чуть-чуть другая. Антиеврейский настрой общества порождает к жизни рядовых исполнителей социального заказа. Тысячи хмельницких от политики, демографии, этнологии, истории и чего там ещё активно ищут и находят сор в еврейском дому и ликуя несут их алчущему миру.


    Ищущий да обрящет. Нутром ощущая потребность публики, они с гнусным азартом кликушествуют о еврейской пакости, о состоявшемся еврейском фашизме, о расизме, об убийстве евреями детей несчастных палестинцев, о грозящей миру третьей Мировой войне из-за проклятых евреев. Если присмотреться, то доминанта их многоголосицы ничем по сути не отличается от основных посылов подобных же деятелей предгитлеровского периода. Ребята они чаще всего образованные и не без способностей, а потому азарт их выглядит наукообразно и, я бы снова скаламбурил, паукообразно. Я думаю, что многие из них уже сами уверовали в то, что пишут.
    Причины этой веры чётко прослежены в статье Галины Рубинштейн и Марка Перельмана «Еврейский антисемитизм и антисионизм (попытка психологического анализа)» в 35-м номере «Журнала» (см. также настоящий номер. Ред.) . Но независимо от причин, ощущение гнусного азарта в охаивании Израиля присутствует ощутимо. В отношении участвующих в этом евреев (что особенно неприятно) я всё время тешу себя надеждой, что может не уверовали, а просто зарабатывают на жизнь? Это, кстати, мне напомнило ещё один анекдот (наверное старый).


     «Муж, сообщив телеграммой жене о возвращении из командировки, застаёт её с любовником. Разгневанный, выскочив из спальни, он кричит: «Проститутка!». Но вдруг останавливается и думает: «А может телеграмму не получила?».
    
     А, да чёрт с ними. Собака гав-гав, а караван топ-топ.
    
    Сформулировав свой посыл, хочу порассуждать о том, что делать? Как защитить себя?

     Существует, в принципе, несколько вариантов ответа.
    
     ПЕРВЫЙ ВАРИАНТ ЗАЩИТЫ
    
     Назовём его для удобства «Мессианский». В основе его – библейское обещание прихода Мессии. Он придёт и выведет. И будет хорошо. С этим чувством, с этой верой многие евреи прожили три тысячелетия и не утратили надежды по сей день. По разным причинам, я - человек неверующий. Но хуже то, что я практически не знаком с внутренним мирком моих религиозных собратьев. В силу этих двух факторов, я не беру на себя смелость судить, идёт ли речь о великой правде грядущего прихода или о затянувшемся человеческом заблуждении. Но даже принимая за правду, больше похожие на сказки для детей, факты особого доброго отношения Всевышнего к евреям, не могу не заметить бесконечной череды жесточайших проявлений этого отношения. Океан еврейской крови пролит за три тысячи лет. Нескончаемое физическое и духовное унижение и боль, немотивированная, но непрерываемая веками, череда смертей, утрат близких. От первого упоминания о евреях по сию минуту не было спокойной жизни нашему народу. Как перекати-поле катимся мы по миру под любым ветерком, и любой оказавшийся рядом может пнуть нас. Если Небо и избрало мой народ, то только в качестве мальчика для битья. Обиднее всего и непонятнее - умного мальчика. Очевидно, чтобы мы острее чувствовали и ощущали наказание. Стараясь унять свою нелепую на Небо обиду, своё непонимание смысла этой бесконечной кровавой порки, пытаясь понять точку зрения человека в кипе, истоки его самозабвенной надежды во власть Всевышнего, я осаживаю себя и по мере своих слабых сил пытаюсь хладнокровно ответить на три вопроса: за что?; доколе?; а по-другому нельзя?


     И не нахожу ответа ни на один. Ну, понимаю, если бы меня и мне подобных наказать – безбожников, греховодников, отступивших, не принявших и пр. Но ведь и соседа, что истово верил и соблюдал, одинаково со мной долбают. За что? Тысячелетья его иступлённой веры не помогли ему. Не имеющая аналогов верность не помогла. Чёрный низ, белый верх костюма не помогли. Борода на мужике и парик на бабе не помогли. Рядом со мной - безбожником обречённо плёлся в печь крематория сосед-ортодокс. Наверное, до самой дверцы печи верил, что он перед Б-гом в чём-то крепко виноват и потому наказан. Хотя не мог вспомнить, в чём конкретно виноват, но раз наказывают… Вспоминаю из советского, похожее: «Раз Органы посадили, значит виноват. У нас без причины не сажают». Правда, не мог всё же мой сосед до конца понять, чем его малые детишки-то успели провиниться? И ведь не просто смерть ему за грехи назначена, а смерть лютая, в огне печи. Возможно генеральная репетиция его дальнейшей программы в Преисподней? Или украшение перехода в мир иной дополнительным удовольствием? Или чтобы понял наконец болван, что и там та же сковорода его ждёт? И всё идёт наказание евреям евреям, всё идёт по нарастающей от века к веку, от страны к стране, от правителя к правителю. Так в чём же он, этот великий еврейский грех? За что это нас так?


     Нет мне ответа на вопрос. И тогда напрашивается другой вопрос «А защищает ли нас вера?». Ну, по тону моему вы уже поняли, как Я отвечаю на это. Вера может быть и спасает душу от свершения грехов своих, но не спасает от чужих. И точно знаю, что не спасёт евреев от унижений и уничтожения. Наверное поможет достойно принять унижения, но от унижений не спасёт. Может быть потому, что мало только верить, надо что-то ещё? Ведь чему-то должен учить нас наш страшный тысячелетний опыт?


     Но снова пытаюсь я унять свои эмоции и становлюсь на точку зрения человека в кипе. Предполагаю вместе с ним, что вера нас спасёт. Тогда и задаю я ему (себе, нам) второй вопрос:  "И до каких же это пор?" Сколько ещё евреям платить жизнями своих детей, своих родных, собственными жизнями за грехи надуманные и реальные? Три тысячи лет наказаний оказалось маловато, я так понимаю? Шесть миллионов уничтоженных только в Холокосте ещё не достаточно? Чем там Мессия занят? Сколько ещё нужно ждать и что ещё должно произойти, что бы там очухались? Ведь Второго Холокоста евреи не выдержат. Я не очень-то уверен, что мы выдержим Первый, последствия которого ещё расхлёбывать и расхлёбывать. Расхлебаем? Захлебнёмся? Порой мне кажется, что последствия непоправимы. Вернуть ли нам ту силу, которую придавало нам ощущение одного народа, просто разбросанного по миру? Теперь этого ощущения единства нет, скорее мы просто пытаемся выглядеть одним народом.


    Уничтожение, уже собственными руками, идиш-культуры разрушило связи между евреями больше, чем все предыдущие катастрофы, возвело стену между израильтянами и остальным еврейством. Живущая вне Израиля часть евреев лишилась одного из краеугольных камней Еврейского общего дома – общего языка. Хватаясь за соломинку, утверждаю, что оставшаяся память о том, что мы один народ, это тоже немало. При определённых условиях это поможет нам обрести единство. Но только если мы будем делать всё для этого необходимое.
     Утраченное вернуть неимоверно трудно. У многих «учёных хмельницких» есть мнение, что это иллюзия. К сожалению, у них есть для этого основания. И нам понадобиться очень много времени и усилий, чтобы доказать (не им, а себе, на них мне начхать), что Холокост наконец-то позади. Надо отдать должное фюреру, задачу поставленную ему ( боюсь даже думать над тем, кто эту задачу ему поставил и помог решить!) он выполнил: еврейство в Европе уничтожено. Тот мизер, что там копошиться, частью доживает свой возраст, частью объявляет себя русским (и кем там ещё!?), частью мужественно-обречённо сопротивляется неизбежной ассимиляции.
     Я тут по-случаю посмотрел передачи русского телевидения в Германии. Сюжет об отношении немцев к эмигрантам вообще и к евреям в частности. Я и раньше не строил иллюзий, но того потока нескрываемого презрения, что лился с экрана, даже я – пессимист не ожидал. И что ждёт евреев в случае, если вместо мифического Мессии придёт вполне реальный Шикльгрубер, тоже вполне ясно и прогнозируемо. Но зато оставшиеся в живых после очередного Холокоста (если они будут) смогут засадить ещё одну аллею Праведников.
     Но вернёмся к нашей теме. Что дальше? Грешить мы меньше, в сравнению с предками, не стали. Я не знаю, как уж там грешили мои родичи, зарабатывая вавилонский плен, испанское изгнание, Богдана украинского, фюрера немецкого, вождя советского. Судя по воздаянию, грешить умели. Но и мы не пальцем зачаты, и в нас играет сводный оркестр амбиций и традиций прадедов. И уж только по причине возросших наших возможностей грешим мы ширше и размашистей наших дедов. Раззудись плечо, размахнись рука…
     И если Холокост – это наказание им за их грехи (Господи, да что же они такого нагрешили, что ж они наворотили такого!?), то что нам воздано будет? Я даже фантазировать не пытаюсь на тему нашего наказания. А наказание нам, если всё же допустить, что это там, наверху, нам добавляют, уже ниспослано, уже оно зачинилось. Мир уже опять против нас, уже готовят общественное мнение, возделывают почву, ищут исполнителя и оправдывают его явление. Сосредоточенные этнологи-этнографы с умными и холодными глазами бесконечным повторением одной и той же мысли приучают мир к тому, что слова «еврей» и «фашист» рифмуются и вообще близнецы-братья.
     Трагедия Холокоста не дописана и заканчивается сакраментальной фразой «Продолжение следует». И ответ на вопрос «Доколе?» рисуется мне поваленной восьмёркой знака бесконечности. А ребята в кипах надеются защитить себя (и меня тоже) этой вот самой кипой. Закидаем танки кипами. Больше ничего у них нет.


     Правда, пока писал, представилось мне, что, в сущности, всё это один вопрос. Впрочем, не суть важно – один, два, три…
     Как и прежде, ставлю себя на место брата моего, бьющего неустанно поклоны у Стены Храма, где и я стоял по приезде в Эрец и тоже плакал, прося у Того, в кого не верю, счастья для детей своих. Правда, не вступал в переписку с Тем, кто над нами, не оставлял ему записки; толи чувство юмора не позволяло, толи страх извратить миг веры. Но рядом стоящий пишет и всей душой своей верит, что ВСЁ ниспослано свыше, что в Рош а-Шана прописана его судьба и не попрёшь против. Тем более, что рабби объяснил, что уже нечего теперь трепыхаться; документ оформлен и подписан. И вот я принимаю эту веру тоже (понимаю, понимаю, что невозможно мне понять верующего, это просто приём риторический).


     «Всё предопределено свыше». - думаю я-верующий, лёжа бессонной ночью в собственной кровати в Ерушалаиме (Бердичеве, Беэр-Шэве, Берлине). - «Это Господь наш назначил нам судьбину такую». Все спят вокруг, а я мыслю. Я мыслю, следовательно, я не сплю. Эх, Платон, ты бы мне истину подороже… Что там ещё в моей седой башке копошиться из жалких тривиальных отметин культуры, из общеизвестного и повсеместно цитируемого? Обрывки истин Библии, осколки шуток Бабеля, сплошной компот от Гегеля, простой мотивчик «Бубликов»…
     Винегрет в моей голове бессонной ночью в Иерусалиме. Но поверх всего этого жалкого хаоса не совсем понятным мне образом идёт у меня неспешный разговор с Всевышним. Я на него обижен и Он это чувствует, но не корит меня. Чтобы уязвить Его, спрашиваю: «Ты хоть знаешь, Б-же, что я в тебя не верю?». Отвечает: «Знаю, что не веришь, хоть и неправда это». «Хватит этих двусмысленностей!». - завожусь я. - «Достаточно того, что в Книге Твоей каждый находит всё, что ему нужно, как коммунист в трудах Ленина, как китаец в Цитатнике Мао.
     Еврей находит там утверждение о своей особой роли в мире, католик – повод для уничтожения еврея И все Тебе верят. И все правы. И я, и католик с православным мусульманином. А потому хватит, хватит, хватит. Ты писал, что расплодимся мы, как ни один народ мира, а сам насылаешь на нас такие беды, что скоро евреев вообще не будет. Как-то не вяжутся Бухенвальдский ад и Райский Сад.


     Демографического взрыва в Освенциме не зафиксировал ни один демограф. Ты, Б-же, сам такой метод увеличения народонаселения придумал, или кто из Апостолов подсказал? У Тебя не Аман случайно в Апостолах? И почему всех подряд в печь? И тех, кто верил в Тебя, и таких, кто скептики, кто живёт просто по законам Природы, которую Ты сам и сварганил нам в ту первую недельку. Я, Б-же, не спрашиваю уже тебя «За что ты нас?», всё равно не пойму и не приму, что бы ты там ни говорил. Я не буду спрашивать «Доколе?», потому, что всё равно так долго не живут. Но скажи мне, неужели нельзя как-то не так нас долбать? Неужели мы так тупы, а грехи наши столь безмерны, что лечить нас надо только кровью и огнём?
     Неужели такова цена искупления, которое так и не наступает? Что-то иное придумать нельзя? Неужели Ты создавал нас умными для того, чтобы мы понимали только язык крови, в которой тонут, и язык огня, в котором сгорают твои избранники? Ты считаешь, что по-другому мы не поймём? Если это так, то не боишься ли ты, что скоро ни одной головы не останется, по которой молотком стучать надо? Одни в печь уйдут, другие в русские подадутся. А может это и есть Твой главный урок - еврей или в русские или в печь? Что же ты молчишь, Б-же?».
     Не заметил я, как кончилась ночь и мой язвительный разговор с Б-гом превратился в бесполезный монолог. Так у нас с Ним всегда: вызовет на откровенность, а потом молчит.
     Может Он что-нибудь и ответил, да я опять прослушал? Может говорить я могу, а слушать не обучен? Но как бы там ни было, но и на этот вопрос нет у меня ответа.
    
     ВТОРОЙ ВАРИАНТ ЗАЩИТЫ
    
     Назовём его для удобства «БЕГСТВО». Побег - вполне рентабельный способ защиты и, как показывает практика, можно им пользоваться достаточно долго. Правда, жертвы тоже неизбежны при побеге – моральные, материальные, человеческие. Но всё же при крепких ногах и тысячелетнем навыке шансы сохранить жизнь достаточно высоки.. А один из законов Природы нашей как раз и гласит, множество А тем дальше будет экстраполировано по временной координате, чем лучше оно умеет бегать от множества В во множество С, из множества С во множество Д, из множества Д во множество…


     Одно из следствий этого физкультурного закона звучит убедительно-наставительно «Учись бегать». В контексте нашей темы понятие бегства содержит две ипостаси – физическую и духовную. Физическая подразумевает, естественно, марш-броски, рывки, прыжки по пространству голубой планеты. В этом смысле, я рассматриваю, как антиеврейскую, акцию Неба, что большая часть планеты нашей занята водой. Мест для побега остаётся всё меньше. Сторонникам этого вида защиты есть смысл подумать о постепенном превращении в земноводных евреев или просто водных. А по суше мы уже побегали столько…

          Но бегали мы разносторонне. Гонят из Египта, рванём к молочным рекам Обетованной. Оттуда, когда прижмут, - в Вавилон, далее в Рим, затем маранами из Испании, за сим баранами кто куда. Широкий поток в Америку, и, наконец, в Израиль, потом… О, мы опять в Обетованной!!! Привет, мёд с молоком! Долой молоко с мясом! Круг замкнулся? История не знает кругов, она спираль? Ну что ж, можно наматывать километры и по спирали. Есть же внеканоническая версия, что мы произошли не от Адама, а от обезьяны; спираль так спираль. Вот только смотрю и думаю: «Кто следующий?». В том смысле, что какая страна теперь примет пять миллионов бегущих из Израиля евреев, если Небо в очередной раз решит наказать нас поражением и изгнанием?
     Если даже такая страна всё же отыщется (!?) я ей лично не завидую. Пятимиллионное нашествие евреев не выдержит ни одна страна.


     Вторая составляющая бегства, духовная, – это ассимиляция. Ну что тут можно сказать? Я лично считаю, что сформулированный выше Закон (кстати, просто умоляю и физиков и лириков о снисхождении к формулировкам; я и сам на днях вдруг понял, что я не Ньютон) оправдывает этот путь. На длинной дороге страдания, что выпала евреям за их избранность, огромное их число выбрало этот способ продолжиться в будущее. Плохо это или хорошо, пусть решает Тот, кто устроил Вавилонское Столпотворение. Мне судебной мантии не выдано. От себя скажу лишь, что не беру на себя смелость утверждать, что я, избравший еврейство, – герой, а они – трусы.
    Да и пример огромного числа евреев, принявших иную веру или атеизм (под давлением ли обстоятельств или осознано, не важно), сопоставимо по масштабу с теми, кто захотел остаться евреем и сумел сохранить веру и неверие еврейских предков. Чтобы просто снизить патетику последней фразы, скажу просто и незамысловато: «… кто сумЭл сАхранЫть вИсокое звание «еврЭй!». И всё же застолблю свою мысль, чтобы потомки, склоняясь над этим моим шедевром, не сомневались, что именно я хотел сказать: ассимиляция - один из реально существующих путей Защиты евреев от физического уничтожения. Нравится ли это мне или не нравится, не имеет никакого значения.
     Этот путь существует вне зависимости от того, как я к нему отношусь. Можно, конечно, отрабатывать перед зеркалом презрительные мины, можно найти массу уничижительных слов, можно даже бросать вслед изменщику использованные памперсы. Всё можно, кроме одного – остановить этот процесс перечисленными выше способами. Как уходили из евреев в кого Б-г пошлёт по дороге, так и будут удаляться стройными рядами. Самые пошлые из них, уходя, ещё и оставшихся объявят вне закона, науку приспособят какую-нибудь под себя. А потом на нас выльют.
    Но я не про них. Большинство всё же уходят тихо, без гадостей, без радостей и даже с тоской по несостоявшемуся еврейству уходят. Я с ними на всякий случай не прощаюсь, многие потом возвращаются, как только жизнь к лучшему повернёт. Вон, Союз рухнуть изволил и нашего полку прибыло значительно. И мне кажется, я знаю, что надо делать, что б вернулось как можно больше. И им и тем, кто уже встретился в прошлом году в Иерусалиме, чтобы обрести самоуважение и необходимый апломб в среде земных хищников, нужен иной вариант Защиты.
    
     ТРЕТИЙ ВАРИАНТ ЗАЩИТЫ
    
     Назовём его для удобства «Бицепс», чтобы сразу обозначить суть.
     Стремительное превращение в прошлом веке немцев в убийц – это знак Неба, показывающий нам, людям, что Культура – это ноль, когда речь идёт о генезисе человека, о его сути. Она, Культура, его несомненно облагораживает, но только внешне. Она подталкивает его к добру, но только до тех пор, пока речь идёт о его удовольствии. Об удовольствии в расширенном виде, конечно. Что до немцев, то меня всегда занимал следующий парадокс. Несколько крупных войн 19-20-го веков начинались германцами. Казалось бы всё с этим народом ясно. Ну уж Первая и Вторая Мировые войны - вроде дальше некуда. Да и до этого биография народа пестрела жуткими шрамами от международных потасовок.
    Жестокость двух последних немецких войн пока что никем не превзойдена. Пока. И тем не менее, несмотря на очевидную склонность к дракам, именно этот народ называли (и называют!) самым культурным народом мира. Ну, скажем, одним из самых. Причём, считаю, заслужено. Именно немцы всегда были культуртрегерами (без ироничного оттенка) европейского просвещения. Народ философов и учёных. В 19-м и начале 20-го веков немецкий язык был языком науки. Мне рассказывали не один раз и не один человек, что при приближении гитлеровцев к городу многие отказывались уходить, хотя им рассказывали о зверствах фашистов. «Ну, что вы, - говорили они. – это же НЕМЦЫ!».
    Сказывалось, конечно, и то, что те, кто представлял коммунистический режим, были не намного лучше. И всё же люди не могли даже представить себе, что немецкий народ за несколько лет превращён в убийц. Этого не могло быть потому, что этого не может быть никогда.


    Пока я писал эту статью, вышел очередной номер «Еврейской старины» с интервью нашего уважаемого редактора Людмиле Палисад, фрагмент его книги и предисловие к ней Юрия Табака. Я прочёл эти материалы и почувствовал, каким диссонансом звучат мои слова светлому посылу книги. К сожалению, я не читал книгу полностью, но представить её цель и настрой можно и из журнальных материалов. Не сомневаюсь ни секунды в необходимости добрых дел. И всё же ясно осознаю несоизмеримость масштаба зла и попыток усмирить его. Кстати и Ю.Табак тоже оговаривает этот факт. Хотелось бы в подтверждение моей мысли процитировать его предисловие побольше, но приведу лишь эти два фрагмента:


     На десятки миллионов людей нашлось не более двух десятков тысяч человек, в честь которых высажена аллея "праведников народов мира". И пусть даже история еврейского народа вряд ли могла быть написана без психологически объяснимых историографических преувеличений, когда цвет исторических мазков преимущественно черный и тысячи погромщиков заслоняют собой десятки праведников -- эти цифры все равно несоизмеримы... (Ю.Табак «Чтобы помнили»)


     « И так часто еврейские старики, пережившие Освенцим, говорят своим детям и внукам: не верьте им, они все и всегда были одинаковы. Стариков нельзя переубедить, ибо их не избавишь от того, что уже произошло». (Ю.Табак «Чтобы помнили»)


     Да, согласен, надо целовать руки каждому Праведнику Мира, каждому, кто хотя бы порывался восстать против зла. Только не надо закрывать глаза, пробираясь по загаженным катакомбам истории. И не надо сетовать, что наши старики не верят в просветление немцев. Утверждаю - никто не просветлел! Я жил в Литве, где были уничтожены все евреи. Уничтожали их, увы, литовцы. И после войны никто не содрогался, да и сейчас не трепещет от содеянного. Я таких не встречал. После того, как Литва в 1991 году стала независимой, новый Президент страны, будучи с визитом в Израиле, принёс извинение евреям за геноцид 40-х годов. После его возвращения из Израиля, ему была устроена в полном смысле обструкция в обществе и прессе. Народ гудел от недовольства и плевался при одном имени Бразаускаса.
    А ведь это был и есть самый популярный лидер Литвы. Ему простили всё: и пост первого секретаря КПСС Литвы, и номенклатурные замашки, и игривые визиты в Москву, когда литовцы останавливали танки и спецназ. Его решительным большинством избрали в Президенты, но… извинений в убийстве евреев не простил ни один литовец. Ну, впрочем, я вру, наверное; кто-то один наверное простил. Только вслух побоялся или не захотел сказать. Его бы не поняли соседи. Я не слышал ни одного. Самые толерантные из них соглашались взвалить вину на немцев, возмущаться немцами, ну может некоторыми литовцами, но народ…! Народ не трожь! Святая Корова цивилизации.
    А то, что народ не корова цивилизации, а её говядина, мало кто со мной соглашается. Вспомним поляков. Не только в военное время, но уже после войны, уже Гитлер сгорел, уже судили немногих козлов отпущения, уже не на кого было сваливать грех смертоубийства и ненависти, а поляки устраивали погромы. А что в Европе твориться сейчас!? Так что, утверждение Ю.Табака о том, что народы содрогнулись, увидев содеянное, мягко говоря сомнительно. Ну, чтобы избежать излишней настойчивости, cкажу – сомнительно для меня! Не надо, Юрий, так обижать «безвинные» народы.
    Содрогнувшиеся народы - это из серии агиток типа «Если бы выставить в музее плачущего большевика…». Народы, как всегда, «не виноваты» и содрогаться им незачем, что бы там ни происходило. Это Гитлер со Сталиным виноваты. А народы, они же просто ничего не знали, им не сказали, они были на даче в этот момент. И сейчас они не содрогаются. И завтра не будут. И если сейчас достаточно настойчиво Римский Папа, спасибо ему, пытается вразумить свою паству, то Папы приходят и уходят, а паства в мгновение ока превращается в банду убийц. Как это случилось, к великому несчастью мира, евреев и меня лично, с немцами.
    Но даже если народы содрогнулись, мне-то что от этого? Что это меняет в биографии моего народа? Их содрогания не гарантируют безоблачную жизнь моим потомкам? «Содрогнувшиеся народы» сменят их потомки, которые моим потомкам не простят, что я заставлял трястись их предков. Собственно, кажется, уже сменили. И всё же, что за знак дало нам небо, обращая благочестивых немецких обывателей в посланников Сатаны?
     Пока друг друга убивали, условно говоря «малокультурные», можно было на примере «высококультурных народов» рассуждать о благотворном изменении человека под влиянием Культуры. В пределе просматривалось рождение Человека Культурного. Весь насквозь пропитанный философией добра, нашпигованный общечеловеческими ценностями, снедаемый альтруистическим жаром, он наконец-то …Ой, я сейчас весь изойду сладкой слюной и засюсюкаю. Но была, к несчастью, Вторая Мировая война, и уже просто пошло благостно молиться и закатывать глазки, рассуждая об этих иллюзиях. Иллюзорна, естественно, не сама Культура, а степень её влияния на Человека.
     Обращение европейского НАРОДА № 1 в Зверя с тем же порядковым номером продемонстрировало истинную цену культурологических построений. «Под маской леди, краснее меди, торчали рыжие усы!». Более того, ни минуты не сомневаюсь, что именно накопленный немцами культурный багаж, большие, чем у «примитивных» народов, достижения в науке и хозяйстве, добавили рвения фашистам, придали им куража, помогли обоснованию своей «исторической правоты». Позволили в итоге и задачи ставить на этом высоком уровне – ПОЛНОЕ УНИЧТОЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ. Масштаб-с! И пусть для начала только в Европе.
    Но перспективы рисовались немецкому обывателю (не Гитлеру, а рядовому) светлые. Весь мир под ним, как баба под насильником – жалкая, испуганная, готовая на всё. Может сложиться мнение, что я очень антинемецки настроен. Немного есть, конечно. Всё же всю мою семью, кроме мамы с тётушкой, убили. Тут уж не до взаимной любви. И всё же дело не в немцах. Просто немцы, как наиболее показательный, контрастный, предельный вариант уродства человека. По типу «если уж немцы, то что говорить о других!?». Вот именно! Замените «немцы» на любой народ, который придёт вам в голову. Потом спустите с поводка и скомандуйте «Фас!». Идентичность с гитлеровцами гарантирую. В любом, без исключения, народе существует неуничтожаемый (а только сдерживаемый Культурой, спасибо ей) ничем вирус убийства. Ну, как существует в организме склонность к определённым болезням. Человек может прожить жизнь, не болея и даже не подозревая о существовании в нём этой гадости.
    Но склонность есть и ждёт своего часа, как алкаш открытия вожделенной лавки. Кроме того, в любом народе, без исключения, существует звено мерзавцев. Любой народ, без исключения, в определённых условиях делегирует этой своей части решение возникших перед ним проблем. И тогда звено надевает на себя и весь народ эсесовские мундиры, форму полпотовских солдат, рясу монахов инквизиции, кожанки чекистов. Они определённым образом генерируют среду, активируя резонансным пиком затаившуюся в нас мерзость. Образнее можно было бы сказать резонансной пикой, на которую, как на шампур насаживается всё инородное, чужое или назначенное чуждым. Но прежде всего жарят на шампуре слабого. А кто у нас там слабый на сегодня?
     Моя заключительная мысль, наверное, понятна. Я считаю, что с дарованием нам государства, у евреев есть наконец-то шанс ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ. Насколько он велик, этот шанс, и есть ли он вообще, и как его не профукать – всё это вне темы статьи. Я считаю обретение физической стати евреями единственной возможностью изменить отношение мира к нам, евреям. Или мы сумеем выстроить государство и тогда государственная мускулатура позволит нам ЗАЩИТИТЬ СЕБЯ И ТЕХ ЕВРЕЕВ, кто не верит в эту возможность, или мы обречены тысячелетьями биться балдой о Стену (если ещё нас к ней согласятся пустить очередные наши хозяева) и переписываться с Небом. Или же и дальше, с растущим недоверием друг к другу, мы продолжим выяснять, кто из нас какой еврей, кто еврей больше, кто еврей вообще, всё больше разделяясь, всё меньше понимая друг друга, и подобно шагреневой коже совместно скукоживая ареал еврейства. Или (самый, вероятно, реальный вариант): всё больше и больше еврейских детей будет удаляться из родного города за весёлым музыкантом, наигрывающем притягательную мелодию на вечной дудочке ассимиляции.
    



   



    
___Реклама___