Berdichevsky1
Яков Бердичевский

 

Преступление, наказание, умолчание...


    
    
     Долгое время, примерно полвека о расстреле 150000 киевских евреев в Бабьем Яру в годы минувшей Великой Отечественной Войны разрешалось упоминать лишь в контексте общих страданий и жертв советского народа.
     Говорить и размышлять об этом трагическом событии, ставшим горьким символом катастрофы именно русского советского еврейства, по неписаным законам украинских и советских властей, считалось неприличным и даже некорректным. Фашисты, мол, истребляли не только евреев... Какие могут быть особые реквиемы или приоритеты памяти?!

    
     Впервые в Германии на экране культурного центра еврейской общины Штуттгарта (Баден- Вюртенберг) состоялась премьера художественной киноленты производства киностудии им. Довженко « Бабий Яр», до этого, по скупой оценке ряда средств массовой информации, небезуспешно прошедшего по достаточно престижным телеканалам Австралии, Израиля, США и Украины.
     Рождению первого игрового фильма о самой трагической странице еврейской истории на Украине ХХ века, в немалой степени содействовала супруга президента Украины Людмила Кучма. Финансовую сторону съемок обеспечил президент Всеукраинского Еврейского Конгресса, известный бизнесмен Вадим Рабинович.
     Бесспорную популярность фильму придало участие в нем в главной роли замечательной актрисы эпохи расцвета советского кинематографа Элины Быстрицкой, кстати, киевлянке по рождению, а особую остроту драматургии сценария -одна из биографических подробностей режиссера фильма, народного артиста СССР Николая Засеева- Руденко. 62 года назад, 29 сентября 1941 года семилетним мальчиком шел он в скорбной еврейской колонне по направлению к Бабьему Яру, провожая в, поистине, последний путь своего единственного друга Эмиля.


     Особенностью русского Холокоста от сотен трагических актов его проявления в Германии и поверженных ею странах Западной Европы – удивительная скоропалительность в деле окончательного решения «русского» еврейского вопроса. На территории СССР нацисты своих намерений не маскировали и с порога своей оккупации городов и местечек поголовно расстреливали евреев, отбрасывая ритуал банальных церемоний их уничтожения: выселение в голодное гетто, полное стирание личности в концлагере, труба крематория.
     Несмотря на масштаб учиненного, а может быть благодаря умению заметать следы, фашисты не оставили кинематографистам богатых исторических источников. В первый же день расправы, погибло 38 000 человек. По последним данным чудом из них спаслось, выползло из рва, из под груды трупов ... 20 человек. В том числе молодая актриса киевского театра Дина Проничева, послужившая одним из прообразов главной героини фильма Элеоноры.
     Сразу после окончания войны прокатилась волна судебных процессов против организаторов акции - нацистских преступников и их пособников из местных полицаев. Свидетельские показания спасшихся, признания и пояснения самих обвиняемых, рассказы военнопленных ближайшего к Бабьему Яру Сырецкого концентрационного лагеря, уничтожавших в 1943 году следы этой расправы - вот и весь документальный арсенал трагедии. Но кроме того фильм впитал дух и настроение одноименного произведения Анатолия Кузнецова, ставшего своего рода классикой русского Холокоста, а также образность романа Анатолия Рыбакова «Тяжелый песок ».


     ...У края рва происходит немой диалог палача и жертвы. Вот сейчас он выстрелит, и жизнь этой еврейской мадонны, прижимающей к груди ребенка, оборвется навсегда. Но Он, хоть и участвует в этом страшном деле, отнюдь, не вульгарный убийца. Природа наделила его не только даром рисовать, но и художественным чутьем. И он понимает психологическую уникальность предсмертных человеческих мук. Вместо выстрела он достает карандаш и начинает вдохновенно и бегло рисовать эту необычную натурщицу на пороге собственной смерти.
     Он выстрелил позже, когда понял, что увлекся и с сеансом экстремальной живописи пора кончать.


     ...Спустя 60 лет палач и его жертва приезжают в Киев на открытие памятника, погибшим в Бабьем Яре. Он – сильно постаревший, отсидевший немалый срок за злодеяния в составе расстрельной зондеркоманды СС, движимый неспокойной совестью и извечным фрейдистским комплексом - тяги преступника к месту своего преступления, помудревший, раскаявшийся...
     Она, несмотря на возраст, выпавшие на ее долю испытания, общительна, артистична и по- прежнему элегантна. Элеонора живет теперь в Израиле, и на открытие памятника в Бабьем Яре приехала в качестве официального представителя своей новой Родины.
     Конечно, они узнают друг друга, и их прерванный тогда у рва 1941 года диалог, перемежевываясь эпизодами то из того времени, то дня сегодняшнего, продолжается.
     ...Он алчет получить прощения от тех, кого он, одурманенный сатанинскими идеями национал-социализма, бездумно лишал права на жизнь. Несмотря на понесенное наказание, совесть мучает его с каждым днем все сильнее.
     Но преступления против человечества, геноцид , Холокост амнистии не подлежат. Герой, вернее антигерой эпопеи, художник- эсэсовец, мастерски сыгранный в фильме популярным артистом кино Игорем Васильевым, не выдержав нравственных терзаний души, умирает непрощённым.
     Такова художественная канва фильма, а вслед за ней - авторское философское осмысление печальных событий «Бабьего Яра». В невидимом споре юристов и гуманистов о наказании палачей симпатии создателей фильма явно на стороне последних - суд божий сильнее суда мирского.


     Просмотр ленты, всколыхнул память бывшей жительнице Черновцов врача Софьи Резник, живущей ныне в Штутгарте. -Вновь, рассказывает она, -перед глазами образы моих родных и близких, убиенных в Бабьем Яру. ..Сама госпожа Резник в прошлом - узница одного из гетто на территории Западной Украине.
     Выжила она благодаря чистой случайности – гетто, где находилась 16-летняя девушка, входило в румынскую зону оккупации. Евреев по другую сторону реки Буг, совсем рядом, в местечке Браилов, бывших «под немцами», в том числе всех ее друзей и сверстников, поголовно расстреляли.
     В стихийно возникшей после премьеры фильма в столице Баден–Вюртенберга зрительской конференции, которую, не в последнюю очередь, спровоцировало присутствие в Штутгарте как нельзя более подходящего к случаю гостя- актрисы Элины Быстрицкой - полного единства мнений не было. Отмечая несомненные достоинства новой работы «киношников» -- выбор темы, игра актеров- зрители, в подавляющем большинстве члены общины, указывали на явные сценарные промахи, банальность ряда режиссерских решений, а то и доходящий до кича примитивизм сюжетных линий.
     Лилия Лихтхольц, в прошлом учительница физики из города Бендеры, была, например, разочарована тем, что в описании судеб героев доминируют только две краски- белая и черная. В жизни, по ее мнению, все сложнее, и раскаявшийся герой фильма умирать не должен... он стал другим ...
     Один из учредителей московского «Фонда Холокост», ныне возглавляемого авторитетным публицистом и писательницей Аллой Гербер, историк и литератор
     М. В. Воронов отметил в ленте затянутость ряда сцен и присутствие неубедительных, набивших оскомину киноштампов...
     - Чем дальше мы от этих событий, сказал он, тем объемней, отчетливей должна быть правда о Холокосте. Только ли немцы на Украине занимались расстрелами евреев? А как относилось к этому местное население ? С симпатией? С отвращением? ...Было много праведников, но, к сожалению, немало иуд...В представленном же фильме об этом - намеком и вскользь...
     Московская и израильская пресса, производя рейтинговые подсчеты популярности телеканалов в моменты демонстрации по ним фильма Бабий Яр, отреагировала на премьеру в целом довольно кисло, но дипломатично. В оценках медиа преобладали сухие и сдержанные рецензионные клише : « ...тепло был встречен зрителями...», или «...вызвал оживленный прием и снискал заслуженную зрительскую благодарность...» .
     В какой-то мере это реакция на дефицит в фильме принципиальной новизны и четкости авторской позиции, дескать, « на Оскара не тянет, а напишешь , как есть, обвинят в юдофобстве...»
     На этом, вроде бы, можно поставить и точку, кинособытие состоялось и вызвало резонанс, а далее, в прокате кинофильм заживет собственной жизнью. Однако есть один смущающий чисто политический момент, заставляющий попристальнее всмотреться в самое появления этого, по большому счету, заурядного фильма.
     Почему требовалось, например, вмешательство супруги президента Украины? За что авторы впоследствии ее столь сердечно благодарили? Как-то не приходилось слышать, чтобы для съемок того же «Списка Шиндлера» Спилбергу нужно было искать покровительства жены президента Буша- старшего.
     Или почему продюсер фильма, влиятельный директор кинофестиваля Кинотавр Марк Рудинштейн обмолвился, что даже на самом апогее съемок в появление фильма на широком экране он лично не верил.
     Или почему Элина Быстрицкая , пытавшаяся парировать зрительскую критику в Штутгарте, особо «педалировала» тему финансовых трудностей , из- за которых, мол, художественный замысел фильма приносился в жертву его скудному бюджету.
     А главный казначей фильма Вадим Рабинович, тоже далеко не последний человек в нынешнем еврейском истеблишменте, с горечью признавал в интервью: « Я не уверен, что данный фильм нам удастся снять до конца». И ни слова, заметим, о финансовых затруднениях... Странно, если деньги есть, тогда в чем сомневаться? В чем же заминка?
     Так, постепенно проясняется, о какого рода трудностях шла речь. Они, как представляется, весьма и весьма традиционны. Поразительно, даже 60 с лишним лет после еврейской трагедии Бабьего Яра находится, видимо, в молодом постсоветском государстве еще достаточно влиятельных сил, желающих замолчать или опровергнуть отраженные в фильме события и факты.
     Даже в таком округленно-художественном изображении. Поразительно и то, насколько силы эти жизнеспособны, могущественны, что для того, чтобы их урезонить и остудить разгулявшийся нигилистский пыл, нужно сиятельное вмешательство супруги президента державы.
     И если предположение верно, понятно, львиная доля творческих сил и энергии киногруппы уходила на преодоление подковерной обструкции их детищу. В этом случае картину надо оценивать не столько по художественным критериями, сколько по политическим. Пусть в отношении чисто творческом картина получилась, увы, посредственной. Зато самим фактом ее рождения кинематографисты «проломили крышу» одного из фортов старого идеологически- антисемитского бастиона. Это меняет дело. Несомненно, следующий фильм их будет лучше - до генетического фундамента крепости предрассудков еще далеко.


     ...Ни одному здравомыслящему человеку, не говоря уже о специалистах-историках, литераторах, политиках, и в голову не придет принижать и умалять цену миллионов погибших на той войне представителей всех национальностей и народностей бывшего СССР. Но когда говорится о расстрелянных в Бабьем Яре, то прежде всего вслед за чисто русским по национальности советским писателем Виктором Некрасовым, уроженцем того же Киева , подчеркивается, что евреи там были расстреляны только за то, что судьба назначила им евреями родиться. И вспоминая о тех временах сегодня случайно уцелевшие, родственники погибших, да и просто те, кто знаком с историей Холокоста , мысленно представив себе ход киевской бойни, хотят уловить в глазах современников даже не столько сочувствие , сколько понимание всего ужаса той расправы.



   



    
___Реклама___