Krasnocharov1
Александр Красночаров
Комментарий к статье Дмитрия Хмельницкого и Маркса Тартаковского "ВТОРОЙ РАУНД"



     Когда в сайте Jewish.ru, где мы уже довольно давно встречаемся с Дмитрием Сергеевичем Хмельницким (ДС, таков был его Ник и так я к нему обращался), он упомянул  о своей статье в Вашем журнале, я решил заглянуть сюда и прочитать её. Собственно, взгляды Дмитрия Сергеевича мне достаточно известны, ему мои тоже и от всего этого уже веет, скорее, усталостью, чем действительно дискуссией. Но моё любопытство подогревалось ещё и намёками ДС на то, что в журнале на него набросились скопом. Ну ещё бы! – подумалось мне. Я сам на него с рогатиной ходил и оскалом праведным пугал. Захотелось мне почитать, что же пишут оппоненты  Д.Хмельницкого? Да и про журнал этот неоднократно слышал. 
     Когда я обнаружил искомую статью, то увидел, что редакция применила необычный ход, поместив вместе статью ДС и Маркса Тартаковского. Это меня, честно говоря, несколько огорчило; я не хотел читать текст Д. Хмельницкого, так как точно представлял его смысл. Мне хотелось прочитать соображения его оппонентов, сравнить наши ощущения, послушать аргументацию, в которой я сам не силён, так как не являюсь ни специалистом в этой области ни человеком, уделявшим время этим вопросам. Я в полном смысле дилетант и свои комментарии к одной из книг ДС так и назвал «Заметки дилетанта». Безо всякого греха я могу это название приложить и моим теперешним заметкам, так как за прошедшее время я уж точно спецом не стал. Да и есть в такой позиции своя прелесть и преимущества. Не надо, в частности, строить из себя очень умного, достаточно того, что есть. А это уже залог того, что и особых глупостей не будет проговорено. Что, впрочем, спорно. Ну, да ладно.
    Так вот, оценив упомянутый ход редакции, я понял, что хочешь-не хочешь, а читать надо всё. Тогда у меня возникла идея совершенно даже обратная первоначальной. Я решил читать статью ДС, сразу комментируя его, не зная (но, конечно, предчувствуя!), что Д. Хмельницкий написал ниже. А уже затем я прочёл и статью  М.Тартаковского, по поводу которой могу сказать лишь, что мои ощущения выражены в ней более грамотно и более рельефно, чем в моих заметках. Может быть в каких-то местах я не был бы столь категоричен, что, скорее, относится к стилистике, а не к сути. Наверное теперь я бы убрал из своих заметок кое-какие совпадающие сравнения и нашёл другие. Но пусть уже будет, как сложилось.
     Хочу добавить, что слово «дилетант» я уже произношу с меньшим самодовольством, но это уже следствие элементарной зависти, что не красиво.  Интересна так же одна деталь. Повторяю, я не читал статьи М.Тартаковского пока не закончил комментировать статью ДС, но удивителен факт, что я заканчиваю свой комментарий безнадежным «бесполезно», а начало статьи М.Тартаковского содержит воодушевляющее «полезно». При этом мы с ним говорим об одном и том же. Мне это показалось знаменательным потому, что если бы я специально выстраивал сюжет, то такой ход считал бы его удачей.
     По прочтении М.Тартаковского, мне стало понятно, почему эти две статьи, осуждающие многое из происходящего в еврейском обществе, редакция поместила рядом. Один для лечения головной боли предлагает гильотину, второй предлагает устранить причину боли. Один самозабвенно равнодушен и, следовательно, фатально жесток, другой принимает проблему сердцем и, следовательно, неизбежно справедлив. Один самодовольно декларирует свою отстранённость от прошлого, второй понимает объективную  невозможность этого. Первый хулит и отрицает очевидное, пророча грядущую гадость, второй, не отрицая имеющихся проблем, видит ростки нового и верит в неизбежность очистительных процессов.  Отсюда двуполярность рассуждений и выводов. 
    Но вернусь к своей задаче, которая определялась, в основном, моими скромными (без кокетства) возможностями. Она состояла в том, чтобы просто комментировать сам текст  Д. Хмельницкого, не утруждая себя противофактами и контраргументацией. Я предполагал, (и не ошибся!), что это сделают более компетентно другие. Но, зная манеру письма ДС, я предполагал, что даже простой анализ текста, даст мне возможность показать слабость и противоречивость  позиции автора и, одновременно, изложить свои, местами тоже не очень могучие, взгляды по обсуждаемой теме. Неудобством же моей методы является тяжкая необходимость практически полностью во второй раз печатать и читать текст Дмитрия Сергеевича. Без, этого, (увы!), мои заметки будет сложно воспринимать. Но определённые пассажи, не меняющие сути сказанного автором, я всё же позволил себе убрать. В дальнейшем, все выделенное жирным курсивом – текст Дмитрия Хмельницкого.
     ***
     Дмитрий ХМЕЛЬНИЦКИЙ
    
     ЗАЧЕМ МНЕ ЭТО НАДО
     «Наш журнал посетил читатель
     из мрачного и проклятого евреями города
     Берлина со зловещей фамилией или
     псевдонимом «Хмельницкий»».
     Михаил Н. (Бостон)
     «Здравствуй, Амалек!»
     Письмо в редакцию.
    

    
Да  уж, кому-кому, а г-ну Михаилу Н. (Бостон) экзальтированная зловещность и мрачность в писаниях свойственна необычайно. Как-то в одном из сайтов он сумел на одной страничке  в довольно вульгарной манере обругать сразу четверых из пяти участников. Пятым был я, но г-н МН (его Ник) меня почему-то не растоптал. Пощадил? Но, Б-г с ним, не он сегодня наш герой . Тем не менее, сама ссылка на него, а точнее наличие эпиграфа в статье ДС, подвигло и меня на него. Правда, в отличие от ДС, я не пытаюсь уже в эпиграфе представить себя мучеником идеи, а скорее пытаюсь в какой-то степени передать своё отношение к любому спору, включая этот.


    
     -Ты думаешь, я была не права? – спросила она.
       Крыса отхлебнул пива и медленно покачал головой:
     - Вообще говоря, все неправы.
     - Почему ты так думаешь?
     Крыса хмыкнул и облизнул верхнюю губу.
     Ответа не было.
     Харуки Мураками  «Слушай песню ветра»

    
    
    
     Антисоветское диссидентское сообщество, боровшееся в СССР с конца 50-х годов с советской властью, делилось, очень грубо говоря, на две группы – «правозащитников» и «националистов»…       
     Самым сплоченным, активным и успешным национальным движением было сионистское. У него имелась ясная и достижимая цель – право выезда на «историческую родину». Для этого изучался родной язык, история, культура и религия древних и современных евреев, развивалось соответствующее национальное самосознание. И шла постоянная выматывающая борьба с советскими органами за выезд. Нервная, но не очень опасная. Под прямые политические обвинения она не подпадала…
    
А что в СССР подпадало под прямые политические обвинения? У нас были только уголовники и среди них антисоветчики. Этих последних как бы риторически выделяли в отдельную подгруппу в том смысле, что мало того, что они уголовники, так ещё и анти…
     Но и в этом случае сионист был уж точно самым главным антисоветчиком. Даже в сравнении с прибалтами и прочими «западэнцами». Не говоря уже про русского националиста. Об этом как-то и разговоров не было. Ну может в узких кругах. Но уж в очень узких. И я даже могу предположить, почему  еврейский  «был особенно любим». Не просто потому, что он еврей (что, конечно же, усугубляло мерзопакостность осквернителя), но ещё и потому (и это главное), что у него, гада, был таки реальный шанс эту самую свою мечту реализовать, с кровью, но победить, с голым задом, но уехать. Такого шанса у других националистов не было даже теоретически. Во всяком случае, кто, кроме редких безумцев, мог подумать в то время о скором падении СССР? Поэтому на всякого другого мудреца хватало простоты. На еврейского не хватало. Всё - таки вырывались. И с каждым годом всё больше и больше. Кстати, не поэтому ли г. Хмельницкий считает их борьбу просто чуток нервной, но не опасной. Они же побеждали.
     Правда, забывает ДС, что многие не побеждали, многие ломались, многие предавали своих, многие заболевали, иных и по сей день мучает совесть и тени прошлого стучатся в сердце. Но это наверное не опасно, не убивали же,в конце концов.
    
     Хотя мне пришлось шесть лет пробыть «отказником», а потом благополучно уехать из СССР к фальшивой израильской тете (таковы были правила игры, установленные советской властью), никакой симпатии к еврейской национальной идее, как и к любой другой, я не испытывал. Просто потому что не придавал значения графе «национальность» в советском паспорте. Хотя и естественно желал успеха врагам советской власти, поскольку очень ее не любил.
    
Сколько вас таких было, кто не придавал значения? Большинство придавало.20-й век провёл испытание человечеству на прочность и на пакость. Во многих аспектах бытия. По крупному и в деталях. Мне не кажется, что человечество заслужило высокую оценку.  Но я как раз не об этом. Я о светлом. Но мой взгляд - о светлом. При выдаче новых паспортов в отделившихся прибалтийских (о других не знаю) республиках бывшего Союза, можно было не указывать свою национальность. К моей великой гордости (уж простите, ДС) все евреи  её указали. Сталинская мерзопакостная придумка неожиданно  обернулась тестом, лакмусовой бумажкой, проявляющей так презираемые Вами (с чего бы?) чувства верности, причастности своему началу. Сразу скажу, что ни я и никто из известных мне людей, так же как и  ДС,  не думали при этом о некоей великоеврейской национальной идее. О чём думал я, ДС знает из многолетней нашей  толкучки в Интернете. Но, естественно, он  не понял, не принял, а уж как оценил, не смею повторять. Но уверяю, что  велеречивей Михаила Н. А что до любви к советской власти, то кто ж её, горемычную, к тому моменту  любил? Несколько блаженных, несколько военных да бывшие охранники концлагерей.
     Острый интерес к «еврейскому сообществу» возник позже, уже в эмиграции и был связан с общим интересом к советской истории и культуре. Очень уж странными и странно знакомыми стали казаться взгляды, публично высказываемые людьми, которых раньше считал интеллигентными антисоветчиками и (как выяснилось – ошибочно) демократами.
    
Прямо так уж и выяснилось, что ошибочно!?  Кто сертификат-то выдавал на интеллигентность и её отсутствие? Могу догадаться с первого раза. Так и хочется сказать то, что повторял уже многажды в Интернете: «Ну-ну, поскромнее, поскромнее, Дмитрий Сергеевич».
    
    
     ***
    
    

          «Зачем Вам это надо?» – с таким вопросом за несколько лет публичных дискуссий о «еврейской национальной идее» мне приходилось сталкиваться постоянно. Особенно за два года бурных споров сразу в нескольких «еврейских» интернетовских сайтах. Такой вопрос, (по сути дела оскорбительный, поскольку предполагает некий злой умысел, а не просто желание поспорить), выдает обычно оппонента мягкого и воспитанного.

    
На моей памяти никто в интернет-дискуссиях не задавал подобного вопроса г-ну Х-му. Потому, как и так ясно - зачем. Так что нет смысла оскорбляться. Но даже если такой вопрос прозвучал, то что в нём оскорбительного? Где там можно разглядеть злой умысел? Я почему заостряю внимание на этой безобидной ремарке г. Хмельницкого? Да именно потому, что за годы нашего виртуального общения давно засёк эту мелкотравчатую особенность статей и высказываний ДС. Он берёт некую мелочь, которой никто, кроме него, не замечал, никто не придавал ей значения, которая чаще всего вообще плод его воображения и начинает с ней бороться, обличать, клеймить, уличать, раздувать, бить наотмашь, изображать позу, привставать на пуанты,  свершать па и пируэты. Ну и конечно главнейшее  его оружие (увы, выдающее с головой его еврейство, чистое и незамутнённое!) – отвечать вопросом на вопрос. Вот и сейчас он вдруг увидел в вопросе оскорбительный для себя  аккорд. Я собственно, не обличаю, манера такая у человека, свойство стиля. Тут не переделаешь, да и не надо, это, в сущности, мелочь, но.… Но тогда просто не надо Насоновского в эпиграфы втискивать. А то ведь тот, тоже записной  обличитель, с полным правом бросит: «Сам злодей!». И будет прав перед судом истории.
      Менее воспитанные, услышав, что Некто не верит в существование многомиллионного многонационального и самого древнего в мире еврейского народа, а также не уважает израильскую государственную идеологию и мифологию, быстро переходят на оскорбления. Тем более, что этот Некто – с их точки зрения! – стопроцентный (то есть чистокровный) еврей. И обязан был бы быть израильским патриотом. А раз иначе, то ренегат и предатель.
    
Ну, давайте сначала попробуем заземлить эмоциональность. Вашу и тех, кто присобачил Вам эти звания. Вы – НЕ ренегат. Вы – НЕ предатель. Ренегатом можно стать, изменив убеждениям, но своим убеждениям Вы никогда не изменяли, так как никогда не верили ни в Израиль, ни в этот народ, ни в то, что Вы его часть. Вы так же не предатель, потому, что им можно стать, изменив кому-то, или чему-то. Ни того, ни другого я за Вами не знаю. Итак, кем Вы не являетесь, мы с Вами выяснили. А теперь скажите, кем Вы являетесь в глазах  (условно беспристрастных) евреев, которые считают Вас в силу своих, отличающихся от Ваших, убеждений, евреем (увы! убеждения они хуже предубеждений!)? Какую бирочку повесить на СВОЕГО (опять извиняйте, барин), который не просто не принимает всего им близкого, а с шелудивым задором и энергией, с трудно объяснимым азартом идёт опричь, используя для предвкушаемой победы свой ум, мощь наук, штык пера, блеск и убожество Интернета? Дайте любое определение такого человека
, и я обещаю Вам его принять и в дальнейшем в отношении Вас использовать только его. Ну чтобы снять эмоции. Как себя назовёте, так и я Вас буду называть. Вот, к слову, определили Вы себя русачком, ну я с тех пор ни разу Вас евреем и не назвал. Самоидентификация она о-го-го какая сила! По братьям-евреям знаю. Упёрлись, что они евреи и хоть бей их по башке самым увесистым томом  демографии.
     И ещё по поводу этого пассажа ДС.  Ведь всё это говорят люди менее воспитанные (так он их определяет). А что с них возьмёшь? На то они и менее. Но опять же из общего опыта нашего в Интернете: более воспитанные тоже переходят на оскорбления нашего отказника. А ДС снова, как когда-то в Москве, в  «отказниках». Правда, теперь от фальшивой еврейской тёти и всего, что с ней связано. Но здесь я ДС где-то даже и понимаю: чем от евреев дальше, тем спокойнее. Правда, его тянет и тянет на нашу кучу амбрейную, как глупую муху. А вы не задумывались, кстати,  почему муху на навоз тянет? Не с гастрономических, а  с высоких позиций? С общечеловеческих? Я думаю, потому, что на Родину всегда тянет. По себе знаю. Ничего я про этот Израиль особенно не знал всю свою жизнь, никаких у меня идей не было… Жил себе растительно и жил. Неплохо жил. И плохо жил. И никак тоже жил. А где жизнь доживаю, а? О-о-о, все мы мухи.
    
     Суета… Суеты… Суете…
     Всё, как прежде. Нет нового в мире.
     Мы такие же точно, как те.
     Те же мухи и в том же сортире.
    
     (Ох, не попались бы эти строчки на глаза Игорю Губерману – съежится, ведь, от зависти.). Но вернёмся к нашему ДС, который, увы, не столь весел, как И.Г. Так вот, рано или поздно, но все без исключения (!) начинают г-на Х-го оскорблять. Переходят, короче, некую черту и начинают... Выбывают из более воспитанных прямиком в менее. И ничего с собой поделать не могут. Отсюда вывод:  внутри каждого еврея, воспитанного более живёт и процветает воспитанный менее. И ждёт, паразит, своего часа. Час оборотня! И ещё один вывод… Но, впрочем, не будем оскорблять  Дмитрия Сергеевича.
    
    
     Не сомневаюсь, что вопрос задается искренне и часто даже доброжелательно.
    
Так всё же вопрос доброжелательный, искренний или оскорбительный? Ничего не понимаю.
     Отвечаю – «Интересно». Не «еврейская проблема» интересна – как раз исторических проблем и неясностей я здесь не вижу.
    
Ну, вот опять.… Все видят, а у ДС всё  исторически прозрачно. Загубит вас ясность, г-н Хмельницкий.
     Интересен психологический феномен – феномен «идеологического» мышления. 
    
А здесь Вы всё вообще перепутали, здесь всё с ног на голову, если уж говорить о   феномене. Ибо понятие феномен предполагает явление редкое, исключительное. А кто у нас вдали от масс? Кто у нас парит,  с отдалённой поднявшись вершины? Кто у нас редок, как сарацин в колымской бане? Кто у нас, в отличии от нас, сделан культурологическим пальцем, а не еврейским обрезом? Он у нас один. Он не похожий прохожий. Он уникально мыслит. Он самородок.  И значица, как являет нам словарь, он феномен и есть. Так что, феноменальный Вы наш, речь должна идти о феномене «НЕидеологического» мышления.  И интересно как раз это. Ну сами подумайте, что интереснее: то, что гуторят все и повсеместно, или то, что несёт
Homo Unikum? Ответ очевиден. «Однозначно!» - как любит повторять схожий русачок, сын юриста.
     Споры вокруг «еврейской идеи» всегда проходят по одной и той же схеме. Набор аргументов строго ограничен.
    
А какой он должен быть? Неограниченный? Это в каком же смысле? Ваш доказательный колчан так же состоит из пары пропитанных анчарным млеком  стрел. Доказательная база любого спора  всегда конечна. Однозначно (простите за выражение)! 
     При небольшом опыте можно заранее сказать, в какой момент твой оппонент оскорблено замолчит… в какой перейдет к оскорблениям или угрозам.
    
Да, конечно, при некотором опыте, особенно набранном в многолетних однообразных спорах, ни на йоту не меняющих позиций сторон, все это можно предвидеть. Причём реакцию обеих сторон. Я тоже заранее знаю Ваши аргументы, набор реакций на то или иное замечание и т.д. Я тут неожиданно для себя провёл тест на предсказуемость. История его такова. Пару недель назад ветер судьбы занёс меня с друзьями к Мёртвому морю. Надо сказать, что у меня никогда в жизни не возникала потребность писать частушки. Такая вот была неполная жизнь. Но живая вода Мёртвого моря вкупе с составляющими микроклимата и нашей продуктовой сумки таинственно пробудили во мне мирно дремавшую потребность именно к этому жанру.   
     И тогда снизошло.  И она явилась. Во всей своей народной, ну скажем, остроте и откровенности. Я её процитирую, но настаиваю, чтобы женщины, дети и эстеты, отвернулись бы. И я её немножко смягчу для журнального варианта.
    
     Я не знаю, как у вас,
     а у нас в Нетании
     девки мужикам дают
     при втором свидании.
    
     И вот после оглашения народного шедевра и свершился упомянутый тест. Все, без исключения, кто слышал частушку частушку, задавали один и тот же вопрос. Какой? Да и вы, уверен, уже его задали. Все спрашивают, а почему аж только при втором? У меня, конечно, есть ответ, связанный со стойкостью девушек Нетании, но сейчас не об этом. Что я хочу сказать? А то, что чаще всего сам текст, его содержание, манера подачи предопределяют реакцию читателя или слушателя. Вы, Дмитрий Сергеевич, сами провоцируете поведение ваших собеседников, а затем определяете их естественную реакцию, как характерное свойство их ограниченности, тупости, глупости, некомпетенции и пр.
     В такие слова как «народ», «вера», «демократия», «расизм», члены сообщества вкладывают особый смысл. Мягко говоря, не совпадающий с общепринятым в демократическом обществе.
    
Да, вот это самое интересное. В этом основное отличие нашего подхода к еврейской (да и не только) проблеме. Отличие заключается в том, что Вы и иже с Вами живёте в удобно устроенном мирке формул, терминов, понятий. Где-то среди россыпи законов Мэрфи запомнил я правило Алинского: «Наиболее высоконравственны обычно те, кто дальше всех от решаемых задач». Не узнаёте себя, Дмитрий Сергеевич?  Всё, что не вмещается в придуманное и принятое Вами, кажется абсурдным, чуждым, зловещим. А из Вашей системы взглядов автоматически следуют, не единожды озвученные Вами, утверждения о трагической для всего мира ошибке ООН при создании Израиля, о ежедневной и повсеместной вине евреев перед арабами, о фашистском характере еврейского государства, о фашистской сущности любого, кто имеет противоположные Вашим взгляды.
     Не было на моей памяти ни одного Вашего оппонента, которого миновала бы участь получить  звание фашиста, расиста, демагога. И, собственно, Вы в этом не виноваты. Таковы уж общепринятые у Вас формулировки и термины. Вы тут не при чём. Вы не против евреев. Вы – на страже науки. Я думаю, что сейчас, ниже, Вы нам продемонстрируете, что Вы там «общепринимаете» в вашей  европейской среде. И ещё раз попытаетесь доказать нам, что есть дерьмо  под  жарким солнцем Палестины. Мы есть, но как бы не существуем. Мы существуем, но как раковая опухоль в измученном арабском теле. И вот с таким набором доброжелательности Вы на протяжении многих лет участвуете в еврейских сайтах, укоряя и разоблачая нас, изучая нашу стремительную деградацию  из вроде бы    интеллигентов в точно уж фашисты. Имеются в запасе, естественно, и другие ярлыки, но эту я называю, как наиболее употребительную и исчерпывающую. А что ещё можно добавить? Помните самый короткий советский анекдот «Еврей-колхозник»? Вот и у ДС есть его анекдотично краткое определение израильтянина:  «Еврей-фашист». Краткость - кажется по Чехову - сестра таланта. Талант ДС в этом плане несомненен. Ну ладно,  читаем дальше.
    
    

    
    
     «Народ»

    
    
Самым тяжелым оказывается понятие «народ».
     В соответствии с государственной идеей Израиля члены сообщества считают «еврейским народом» всех тех, в ком течет еврейская кровь. В основе такой позиции лежит формулировка из важнейшего для израильской государственности «Закона о возвращении» (ЗОВ). Там сказано: «В соответствии с данным законом «евреем» считается тот, кто родился от еврейской матери или перешел в еврейство и не принадлежит к другой религии».
    
Ну, если с кровью рождённого от матери можно согласиться, то в воздухе повисают рождённые только папой, в жилах которых струится только еврейская сперма, а так же перешедшие в еврейство, в жилах которых течёт Б-г знает что. Так что, не только кровью единой жив ЗОВ.
    
     Оспаривать обоснованность абсурдной формулы из ЗОВ не берется никто. В основном, потому что с ней согласны…  …. Главное – она указывает на единственный критерий принадлежности к «еврейству»: происхождение от еврейской матери. 
    
Уточним – она указывает на единственный БЕССПОРНЫЙ ДЛЯ ВСЕХ критерий, не вызывающий проблем у противумыслящих сторон. Критерий, по которому не надо ломать копья и выламывать души  и мозги. Однако это не исключает наличия иных критериев. Иначе в Израиль могли бы приезжать на ПМЖ только рождённые удачной  мамой. Но даже Вы не можете отрицать, что приезжают люди даже просто с одним фартовым дедушкой. И ничего. Во всяком случае, на стадии приезда. Составители ЗОВ (знаменательная, кстати, аббревиатура ЗОВ: зов предков, зов Родины, зов крови, прямо Киплинг какой-то!) прекрасно понимали суть проблемы, но если в то время (да и сейчас ещё) написать так, как это делалось и делается на практике, то ортодоксальные ребята вцепились бы в глотку, а  демонически-демографические схватили бы ниже и сзади. А может ниже и спереди. Но это нюансы. Важно, что вцепились бы мёртвой хваткой. Чего, впрочем, всё равно избежать не удалось. По ДС видно хотя бы. 
    
    
Изучением народов занимается в секулярном мире этнография. Основной критерий, по которому народы один от другого отличаются – родной язык и культура.
     Собственно, иудаизм делит человечество на два народа – «евреи» и «гои». На тех у кого есть еврейская мать, и на всех прочих. И если «галахаические гои» не подпадают под секулярное понятие «народ», то и «галахические евреи» тоже не подпадают.
    
Бедные, бедные… Раньше я жалел только евреев, Вы заставили меня плакать о гоях. А если серьёзно, то Вы чётко показали треск и нищету этнографического понятия «народ». Для спасения этнографии подумайте об уточнении, расширении, унификации формулировок. Советую поторопиться, а то это сделают без Вас и Вы окажетесь в глупом положении. А оно у Вас и сейчас не блестяще. Евреи  не виноваты в убогости Ваших  формулировок. Как не виноваты они и в упёртости религиозных догматов. В принципе, ситуация представляется такой: есть ортодоксы,  их антагонисты этнографы и есть еврейский народ, который не очень обращает внимание на первых и совсем не замечает вторых. Он себе живёт и развивается, несмотря на потуги  первых и на улюлюканье вторых.
          Путаница наступает, когда библейский «еврейский народ» ставят в один ряд с этнографическими англичанами или французами. Получается шило с мылом. Но в Израиле эта смесь существует в виде государственной идеологии.
    
Давайте всё же будем точны. В Израиле эта смесь существует в виде объективно существующей этнографической смеси,  опрокидывающей общепринятую у Вас этнографическую идеологию.
     Логические противоречия, которые возникают из-за этого при любом обсуждении темы «Что такое еврейский народ?» абсолютно неразрешимы в рамках идеологии.
    
Логические противоречия возникают, в основном, в этнографии. И значит время расширит  рамки. И этнографии и идеологии. Или поменяет идеологию. Или ( как красиво выражаются математики) приведёт к виду, удобному для логарифмирования. Или что-то ещё. Ясно лишь одно: ещё ни одна идеология не остановила течения жизни. Ни одна, самая удобная, чешущая спинку, формулировка, не смогла победно игнорировать существующую вне её реальность и тем более объявить её не существующей. Вот Вы, лично Вы, имеете право, а точнее возможность, объявить меня несуществующим евреем, идеологическим евреем  и пр., а себя назначить русским и при этом Буонапартом, но…  Дальше начинается жизнь и Ваш с ней конфликт. И никто не желает обращаться к Вам «Сир!».
    
    
     ***
    
.
Только очень немногие решаются прямо говорить о генетической еврейской наследственности. Большинство понимает, что тема опасная…
    
Ну действительно, не столько опасно, а просто неумно говорить в генетических терминах, когда из нескольких тысяч (если не ошибаюсь) предполагаемых генов открыто и изучено несколько десятков.
     Прямой вопрос «По каким признакам Вы лично отличаете представителя еврейского народа от любого другого?» у большинства вызывает ступор. Причем, чем образованнее человек, тем безнадежнее ступор.
    
Психика образованных людей более ранима. Это любой психиатр подтвердит.
    
    
. Еще более популярен и еще более нелеп ответ: «Евреи это те, кого евреем считают антисемиты».
    
А что? Какой общепримиряющий принцип, а! Тебя не любит антисемит – и ты переходишь в евреи. И какой плодоносный, перспективный подход! И снимает главную проблему. Я бы не против изменения Галахи в этом пункте. И Вам, ДС, было бы хорошо – автоматически, без нынешних еврейских вывертов, прямиком в русские. Или в немцы. Антисемиты против Вас ничего не имеют. Кроме того, по этой формуле, нас, евреев, станет настолько больше других людей, что мы  задавим всех количеством. Ведь антисемит по своему психотипу не может ограничивать свою ненависть одной только нацией. В отличие от добра, ненависть масштабна, продвинута и динамична. И жизнь полна примеров, когда антисемиты считают евреями многих из своего народа. Как правило, наиболее порядочных людей. Качество евреев резко скакнуло бы вверх. Жаль, что эта идея из сказок. 
.     Полной безнадежностью веет от не менее популярного высказывания «Еврей это тот, кто сам считает себя евреем». На встречную реплику о том, что самосознание бывает ложным и верить ему нельзя, потому что любой человек может вообразить о себе любую ерунду, ответов практически не бывает. Наступает недоверчивое молчание.
    
Так же недоверчиво спрошу: «Оно, самосознание это, что всегда бывает ложным? То есть, раз самосознание, то, автоматом, ложь? Или всё-таки бывает и позитивный результат? Не хочу Вас уколоть, но из всех Ваших книг, статей, высказываний, намёков следует лишь одно: верить можно только Вам. И демографии.
     Принятое в цивилизованном (и научном) мире деление человечества на народы по языкам и культурам отвергается членами сообщества инстинктивно, но категорически.
    
Не инстинктивно, а в результате анализа и в соответствии с существующими фактами; не категорически, а в некоторой, сравнительно небольшой, части.
     Принадлежность к еврейскому народу в их представлении абсолютно не зависит от родного языка и родной культуры. Только от происхождения предков.
    
Зависит, но не абсолютно. Ваша декларируемая ясность в этом вопросе – от абсолютной веры в  толкования этнографии, от попытки вместить в неё всё без исключения. Параллельные прямые не пересекаются, утверждаете Вы. И добавляете, по определению. А если пересекаются, то они не параллельны. Из определения опять же. Всё ясно, как в демографии. А Ваши оппоненты говорят: «Да, Вы правы, но только по Евклиду. А есть и другие поверхности,  не только плоскость, по которой Вы скользите. Есть ещё Риман с Лобачевским, Миньковским и прочими Энштейнами.  Там эти проклятущие прямые пересекаются. «Нет никакого еврейского гена. И значит, нет генетических евреев». - это опять Вы. «Не суетитесь, - говорю опять я. – мы очень мало здесь знаем. Ещё откроем, я Вам обещаю. Но если жить в эту пору прекрасную нам не придётся, то вот из открытий последнего, буквально пару недель тому, времени. Почти на 100 процентов (остались доли процента) изучен  геном человека. Интересно, что различия в его строении и строении гена насекомого (какого точно не скажу, пропустил мимо ушей) совсем не значительны, всего несколько процентов. Но, вдумайтесь, именно эти несколько процентов определили дистанцию между  человеком и букашкой! Возможно некие различия есть и среди людей. К чему я всё это? А к тому, что не стоит ощущать себя истиной в последней инстанции. Наше незнание глобально в сравнении с мизером наших знаний. Кстати, у Д. Хмельницкого  есть замечательная возможность ещё раз убедиться в моём расизме. И теперь уже на генетическом материале. Ну, поехали дальше.
    
    
     Ссылка на современную этнографию и толковые словари приводит к тому, что оппоненты начинают радостно обнаруживать разночтения в разных старых и новых словарях.
    
Ох уж это словарное разноголосье! И откуда оно только берётся, если всё так ясно?
     Помню человека, который под разными псевдонимами на разных сайтах несколько месяцев пытался выматывать меня требованиями объяснить несовпадения определений в разных словарях и подробно проанализировать нюансы различных методов этнографических идентификаций. Надеялся запутать.
    
Оптимист чокнутый, нашёл, кого запутывать.  
     На требование объяснить наконец свою позицию в вопросе о том, кто еврей, а кто нет, он исчезал, а потом появлялся заново под другим именем. Так и не раскололся.
    
А он в ступор впадал, а потом амнезия! Но всё же крепкий орешек, не раскололся! Как и Вы!
     Такой псевдонаучный спор может длиться бесконечно долго, но положить конец ему очень легко.
    
Э-э-э, да Вы тоже оптимист.
     Достаточно попросить найти где угодно такое определение слова «народ», в котором бы учитывалось только происхождение и ничего больше. После этого наступает молчание. Единственное место, где нечто подобное можно найти, – то Галаха. Круг замкнулся.
    
Да не круг замкнулся, мы не по кругу ходим. От той, галахической, формулировки евреи прошли прямую в 3000 лет. По кругу ходите Вы со своими доводами.  Кто вводит в словари определения? Кто их потом уточняет? Кто вносит другое определение, искажающее первое, а потом третье, искажающее второе, внося смуту в наши умы и давая нам возможность выбирать то, что нам больше нравится и с презрением отрицать то, что не будит музыки в наших сердцах? И почему бы Вам, энергичному этнографу, не воспользоваться этим разгулом этнографического пиршества  и щедрым жестом не внести ещё одну формулировку, приводящую к общему знаменателю все предыдущие? Это сулит мир евреям и славу Вам.Только не говорите, что это не возможно. Где-то в книге о йоге я прочёл, что для преодоления трудного нужно время, а для невозможного -  немного больше времени. Дерзайте и обрящете.    

    
    
     «Расизм»

          Для «еврейского сообщества» память о нацистском геноциде играет очень важную консолидирующую роль. Об этом приходится постоянно слышать и читать. Иногда формулировки заострены до предела. Вроде того, что Холокост – это единственное, что по настоящему скрепляет всех евреев мира и лежит в основе «еврейской самоидентификации».

    
Наиболее острая формулировка, что  звучит всё чаще и чаще  и скрепляет нас всё больше и больше такова: «Холокоста вообще не было».  
     С этим не все согласны буквально, но ощущение своей «особости» благодаря принадлежности к группе «жертв гитлеровского расизма» присутствует практически у всех. Соответственно и борьба с «антисемитизмом и расизмом» воспринимается членами сообщества как первейший моральный долг
    
Вы считаете как-то иначе? Как? А кто возьмёт  себе эту главную роль? Может быть ведущие европейские страны, где антисемитизм никогда   и никуда не исчезал, а ныне расцвёл пышным цветом.  Все понимают, Гитлер  не смог бы сотворить с нами того, что он сделал, без молчаливого поощрения всеми, за редким исключением, странами Европы, включая правительства, церковь, общественное мнение. Может быть  это сделают не ведущие,  европейские страны, которым, если честно, начхать и на семитов и на анти, лишь бы их не трогали?  Или эту роль исполнит одна могучая евразийская держава, которая  борясь с ваххабитами у себя дома, грудью защищает одиозного Саддама на Ближнем Востоке? А может Африка, сама тонущая в болоте межэтнических схваток, а в редкие перемирия  с трогательным единодушием осуждающая израильские зверства? Или, наконец, мусульманский Восток, где культ Гитлера декларируется открыто, возьмёт на себя главную роль, вспомнив, что они тоже семиты? Или может быть «основную борьбу» поведут  впавшие в превентивный антиизраильский гнев этнографы? Попробуйте, Дмитрий Сергеевич, хоть раз, хотя бы здесь сформулировать, ЧТО должен сделать Израиль, чтобы Вы со товарищи его поддержали? Что ещё, после 11 сентября, должны сделать арабы, чтобы у Вас прошёл туман во взоре? Американский медведь очухался, когда собаки набросились на него в его берлоге. А что должно ещё случиться, чтобы Европа, которая уж точно не медведь, а скорее коала, хотя бы недовольно чирикнула в мусульманскую сторону? Нечего ждать этого от вас всех. Снова, как и в тридцатые-сороковые, Европа оставляет нас один на один со зверством и снова находит аргументы в пользу такого выбора.. И потому нет у нас иного выхода, кроме как взять на себя эту роль, хотя мы бы с удовольствием уступили Вам свой окоп или повоевали бы в одном окопе. Но нам, увы, не только с юдофобами бороться надо, нам ещё и перед Вами надо оправдываться и доказывать правомерность самозащиты. Доказывать, заранее зная, что хрен Вам чего докажешь.
          В свете этого странным выглядит открытие, что под «расизмом» члены сообщества понимают совсем не то, что внешний мир. Нацистская расовая теория отвергается ими не в полном объеме. Не в биологической части, а только в оценочной. То, что «еврейская раса» – низшая, отрицается. Но к самой гитлеровской методологии деления человечества на расы претензий, как правило, нет. И это понятно, поскольку постулат о «еврейском народе», исчисляемом по происхождению, практически совпадает с нацистским определением «еврейской расы».
    
Здесь всё – ложь, от первого до последнего слова. И в этом суть метода г-на Хмельницкого. Попытаюсь не быть голословным. Посмотрим, что мир называет расизмом. Просто из словаря.  «Расизм – совокупность концепций, основу которых составляют положения о физической и психологической неравноценности человеческих рас и о решающем влиянии расовых различий на историю и культуру общества, об исконном разделении людей на высшую и низшую расы, из которых первые являются единственными создателями цивилизации, призванными к господству, а вторые не способны к созданию и даже усвоению высокой культуры и обречены на эксплуатацию». Итак, всю эту гадость ДС каким-то образом находит в государстве Израиль и в евреях. Очевидно, он вычитал это в наших учебниках, в трудах еврейских учёных, в многочисленных наших газетах. Наверное, он слышит и видит это на израильском телевидении. Конечно, это утверждают израильские политики. Скорее всего, это проповедуют прибывающие в Европу представители общественности. Ну и несомненно  это присутствует в наших религиозных книгах, ставших основой двух мировых религий. Опыт общения с ДС показывает бесперспективность любых контраргументов, поэтому не буду портить бумаги, а остановлюсь на утверждении ДС о «практически полном совпадении нацистских и еврейских формулировок о еврейском народе». Слово «практически» означает, что всё же какие-то отличия есть. Уже хорошо. Может в них всё дело?  Вот что делать, если взгляды ДС практически полностью совпадают со взглядами страшноватого лидера палестинцев? Совпадают и по сути, и в риторике, и в предлагаемых способах решения проблем? Так что, будем считать ДС шахидом от этнографии или хотя бы сторонником этих безумцев? Или всё -таки есть это маленькое «почти», что КОРЕННЫМ образом отличает г-на Хмельницкого от Арафата? Несмотря на моё отношение к писаниям ДС, я всё же считаю, что эта разница есть. Или я как-то ошибаюсь? Тогда простите.   Может это «почти» и есть те несколько процентов, что разделяют букашку и человека? Есть же нюансы, которые всё меняют. Когда-то, живя в Литовской ССР, я подрабатывал в экскурсоводах. И где-то в начале моей карьеры меня проверяла инспектор из методического отдела, где, как обычно, работали люди, ничего в этом не смыслящие. Да и что там было смыслить? Кроме того, она знала русский, как я литовский язык: на уровне общения.  После экскурсии, она сделала мне ряд каких-то неизбежных замечаний, но бомбу метнула в самом конце. С огнём в очах и страстью в членах она испепеляющее бросила мне, что я оскорбил  её и город. Как я мог, спросила она, сравнивать город с какой-то кошкой? Это возмутительно. Это недопустимо. Это полный абзац. И будут меры. Я от неожиданности бомбометания впал (по ДС!)  в ступор.  Долго и мучительно вспоминал, что я там трепал туристам, но точно знал, что не про кошек. Ну хотя бы потому, что люблю собак. Но через день самоистязания, до меня дошло. В  начале экскурсии я, взглянув на симпатичный литовский пейзаж за стеклом, сказал, что вот в такие ясные, светлые, весенние дни город похож на умытого котёнка. Умытый котёнок мгновенно обратился в явно драную кошку во впечатлительных мозгах некомпетентной в русскоязычном образном   ряду инспекторши. Вот и нашему  г-ну Х, стоит ему услышать, что еврей может происходить от папы и мамы, а не от постулата и формулы, как его извращённый мозг мгновенно рисует длинноносую личину еврейского расизма и…  Ну и так далее. Не стану утверждать, что всё так уж ладно в еврейском королевстве, но просто настаиваю на мелкой пакостности в ДС-этнографии. Почему, спросите вы, мелкой, когда автор вот уже который год со всей мощью наяривает  на губной гармошке этно-наук? Да потому просто, что моська всегда мельче слона. По определению.

    
Обычный интеллигентский взгляд на расизм выглядит так: «Расизм начинается с выстраивания иерархии рас и народов». С неподдельным изумлением (а иногда и со злобой) реагируют члены «сообщества» на информацию о том, что расизм начинается с идеи наследования культурных качеств и с вытекающей из этого идеи ценности чистоты происхождения.
    
. С идеи наследования культурных ценностей начинается не только расизм. Если бы не так, то всякий любитель  бабушкиного салата назывался бы расистом. И из идеи наследования культуры предков идея ценности чистоты  происхождения автоматически вытекает только у ну уж очень озабоченных  этнографов. При этом ценность культурных ценностей чукчей ничуть не менее значима, чем ценность ценностей евреев (о фразочка! Но оставлю, ибо люблю, когда красиво. И вообще это ещё не предел возможностей. Вот ещё красивее: «Ценность ценностных оценок неоценима!»). Чукчей, кстати, в качестве примера привожу здесь не из расистских задатков, а потому, что вместе с ними являюсь персонажем чудных анекдотов. Короче, близкий нам народ.
     И уже в полный ступор вгоняет оппонентов просьба объяснить, в чем заключается разница между «еврейским народом» в израильском (сионистском) смысле и «еврейской расой» в смысле нацисткой расовой теории. Ни одного ответа на этот вопрос от членов «еврейского сообщества» ни разу получить не удалось. Хотя ответ совершенно ясен – нет разницы.
    
Я уже, честно говоря,  просто мечтаю о ступоре, как о Сочи (или по-нашему, по-сионистски, об Эйлате!). Лечь бы на дно, как подводная лодка. Надоело толочь в ступе. Крутануть бы суппорт и… в ступор, что б не толочь в ступе.
    
   
    
       «Демократия»

    
Сторонники израильской государственности… с одинаковой страстью и одновременно декларируются уверенность в том, что Израиль демократическое государство, и презрение к европейским демократическим ценностям и принципу обязательного соблюдения прав человека.
    
Итак, одни из нас страстно декларируют уверенность в своей демократичности, презирают  европейские ценности и нагло попирают права человека. Слушайте, евреи, слушайте, это только начало. То ли ещё будет, о-ё-ёй! А что же другие из нас?
     Другие честно и с гордостью признаются, как писатель Эдуард Бормашенко: «...Израиль не удовлетворяет стандартам либерализма... И я надеюсь никогда не будет им удоволетворять, ибо универсальная пригодность этих стандартов никем не доказана». Под либерализмом понимается просто демократия. Конечно, Бормашенко прав. Демократия не универсальна и полностью пригодна только для общества, склонного к демократии. Точнее дозревшего до нее. Общество, стремящееся к теократии или к любым формам тоталитаризма, к расовым, национальным или кастовым привилегиям, демократию отвергает полностью или частично. При этом давно доказано, что демократия наилучшая форма организации общества, если оно ставит своей целью мирное и комфортное сосуществование всех граждан, независимо от религии, происхождения и расы. А если нет, то нет.
    
Чудо! Просто чудо, что ДС в чём-то с кем-то согласился. Искренне завидую незнакомому мне Бормашенко. Итак, постулируем совпадающие моменты: 1.демократия не универсальна; 2. демократия пригодна только для общества, созревшего для неё. Что же следует из первого постулата? Неуниверсальность демократии предполагает различия в реализации её основных воплощений, диктуемых теми или иными отличиями реалий в разных странах. Подразумевается, естественно, что левостороннее движение автомобилей в Англии не даёт права странам с правосторонним движениям лишать Англию звания демократической страны. Основываясь на согласии ДС с этим достоинством демократии (неуниверсальность – это достоинство, ибо спасает демократические постулаты от превращения в демократические догмы), хочется с недоумением спросить, почему закономерные, допустимые отличия демократических реалий в Израиле приводит его в антиизраильский  экстаз? Если демократическое гос-во Израиль создавалось, как государство, куда должны были приезжать гонимые во всём мире евреи), то эта его особенность превращает его в фашистское гос-во? И на всякий случай будем помнить, что Гитлер появился в стране, считавшейся до этого центром самых-самых демократических ценностей, родиной философов, обителью наук. Что теперь делать, если Израиль создан и вынужден развиваться на Ближнем Востоке (я бы предпочёл горные районы Швейцарии), где НЕТ и НЕ ПРЕДВИДИТСЯ в видимом далеке ни одного демократического гос-ва? Что нам, уважаемый гуманитарий, делать с этой особенностью Израиля и окрестностей? Какими из демократических ценностей должны мы пренебречь, оставаясь в Ваших глазах демократической страной, какие несколько изменить, оставаясь всё же в кругу демократических стран? Мы же тоже учили чего-нибудь и как-нибудь, а потому, как и Вы, чуем нутром, что демократия – лучшая форма существования. И тяготеть мы всегда будем к Западу, хоть и противно на него сегодня глядеть. Но не смотреть же действительно на Египетские пирамиды или  Мекку. Так что, ДС, или признавайте нашу демократию или настаивайте на универсальности Ваших принципов. Как в старом пляжном анекдоте: «Абрамович, или снимите крестик или оденьте плавки».
     Что же нам даёт второе согласованное утверждение, о готовности страны к демократии? А вот что. Демократия в Израиле насчитывает 50 лет. В её реализации существует ещё достаточно нелепостей, несуразиц и пр. Но гос-во меняется и тенденции преобразований ни у кого не вызывают сомнений в демократической направленности вектора. Но и без этого, всем (исключая этнографических ортодоксов) даже в голову не приходит сомневаться в демократичности Израиля. Вам не кажется порой, в минуты просветления, что Вы один шагаете в ногу?
     . Государственная и бытовая арабофобия (и вообще ксенофобия к «неевреям») в Израиле намного страшнее и откровеннее, чем антисемитизм в СССР. Достаточно сравнить прессу. То, что это не осознается бывшими советскими– удивительно. Люди, всю жизнь с болью вспоминающие, как их обзывали в автобусе «жидами», почему-то без зазрения совести участвуют в дискуссиях о «трансфере» арабов. Фразу «хороший араб – мертвый араб» приходилось слышать неоднократно.
    
Страшный, страшный Израиль! На самом деле удивительно другое. Как может человек, тоже долгие годы живший в СССР, ставить знак равенства между  советскими «жидами» и арабами Израиля. Даже в полемическом завихрении (хотя не имеет смысла говорить о горячности. Утверждение это, этот аргумент – один из основных в обойме Х-го.). Скажите мне, ДС, сколько автобусов с русскими и нерусскими  взорвали советские евреи-самоубийцы? Сколько депутатов-евреев (а такие были) призывали с высоких трибун Дома Советов уничтожить Россию и всех русских? Сколько лозунгов с надписью «Убей русского» несли евреи на праздничных демонстрациях? Как евреи в России диктовали правительству, где и что строить, а что не строить  на землях, которые евреи считают своими?  В каких еврейских семьях учили детей ненавидеть всё русское? В каких еврейских  учебниках было написано о многовековых зверствах русских? В каких многочисленных синагогах раввины ежедневно призывали «жидов» к вооружённому сопротивлению? Какие еврейские духовные и секулярные авторитеты создавали многочисленные вооружённые группы для священного джихада против гоев ? В каких еврейских газетах ежедневно выделялось место, где простые еврейские граждане говорили бы прямо и откровенно, ничего не боясь и не смущаясь: «Мы русских всё равно уничтожим. Мы будем жить в их домах. Мы уничтожим их детей.»? Вы пишете «Достаточно сравнить прессу». Если этого достаточно, сравните арабскую и израильскую прессу. И расскажите нам. Удивительно (а может как раз нет?), что г-н Хмельницкий не замечает оскорбительности своего удивления. И представил себе глубоко оскорблённое лицо ДС при вопросе «Зачем Вам это надо?
     Похожий психологический эффект приходилось наблюдать в советской армии. Новобранцы, прошедшие через жуткие «издевательства» в первые полгода службы , как правило охотно включались в «воспитание» следующих поколений призывников. В этом смысле мои оппоненты очень часто напоминают идейное сообщество советских армейских «дедов». Вы заметили, сколько раз в этой статье оппоненты впадают в ступор? Практически, стоит г-ну Хмельницкому что-то сказать, задать вопрос собеседнику, как тот сразу впадает.
    
Короче, я в ступоре. Отлежусь немного. После израильской «дедовщины».    
    
     «Вера»
    
    
          Очень болезненен вопрос о роли религии в «национальной идее». Религиозных среди моих собеседников, как правило, меньшинство и спорить с ними просто.
    
А с кем тебе, милый ты мой, спорить-то не просто? Вы любую свою преамбулу этой фразой начинаете. Вы сами-то этот свой текст перечитайте. Ну всё Вам ясно. Беспросветная ясность Ваших горизонтов вгоняет в ступор, как и Ваши вопросы. Проблем нет. Спорить не о чём. Ответ очевиден. Доказать - что два пальца обмочить. Вопрос, ступор, победа. А успевший всё же проблеять, порет откровенную, непроходимую лажу. Толпа экс-интеллигентов, дипломированных недоумков, к которой обращён Ваш пылкий разум, состоит целиком и полностью из дилетантов, тупиц, к тому же склонных к мгновенным  обморокам, к глупым обидам, к шизофрении и расистким бредням в духе Адольфа Г. Если бы я с такими спорил, мне бы тоже было легко. Но я-то вынужден спорить с Вами.
     .  Собственно, спора обычно не происходит, поскольку ссылки на Тору и библейские понятия просто не принимаются. Спор может идти только о секулярных понятиях и только применительно к гражданскому обществу.
          С одной стороны отделение религии от государства, отсутствие государственной религии и свобода совести – для демократических государств обязательны. Это, вроде бы, аксиома. С другой стороны, в Израиле не существует ни того, ни другого, ни третьего в полном объеме. Иудаизм – государственная религия, действуют законы дискриминирующие другие вероисповедания,
нет нерелигиозных школ и гражданского брака.
    
Да религиозная составляющая в государственной жизни всё ещё очень высока. Я очень надеюсь, что её влияние снижается. Это показали последние выборы. Различные религии существуют в Израиле бок о бок с государственной. Может ли ДС назвать случаи преследования представителей какой-то конфессии? Все дети моих друзей учатся в нерелигиозных школах, которых более чем достаточно. Гражданский брак -  это да. Это пока наша проблема. Хотя, к Вашей и нашей общей радости, уже были заключены гражданские браки, к примеру, в Хайфе. Кроме того, гражданский брак, заключённый за границей, законен. И всё же это плохо и не демократично. Но мы (с вами впереди) победим и таки будет у нас ЗАГС.
     При этом, отделить религию от государства действительно невозможно
    
.Почему это невозможно?
     Без ссылки на теологические догматы рассыпается не только понятие «еврей», но и вся руководящая государственная идеология.
    
Почему это еврей рассыпается? А идеология, если она слаба, то и пусть себе рассыпается. Другая появится. Свято место пусто не бывает. Может даже народится нечто Вам близкое. Хотя, зная Вас… Трудно представить. Всё равно что-то отыщете.
     Зависает в воздухе право «еврейского народа» на «Священную землю», «завещанное Б-гом», как это очень любят подчеркивать правые израильские политики.
    
Только правые? А левые что, не любят это подчёркивать? А лево-правый центр и право-левый полюс о противоположном говорит? О праве евреев на эту землю говорят разве только израильские политики? Из не израильских политиков, кроме Вас, только арабские  говорят, о гнусном захвате евреями исконных, и опять же священных для каждого араба, земель, завещанных им (кем бы вы думали!?) Б-гом. Вместе, кстати, с правом на убийство неверных. Вы в хорошей компании, ДС. Но не буду завидовать выпавшему Вам счастью.
     А кто у нас самый неверный из всех неверных, кого убивать в первую руку? Угадайте с трёх раз. У меня мерзкое предчувствие, что это я. Вы, кстати, Дмитрий Сергеевич, на втором месте, так как тоже из племени людей, отвечающих вопросом на вопрос. Впрочем, как Вы однажды ответили на мой прямой вопрос, Вы русский. Меня Вы успокоили. При возникновении проблем с нашими арабскими братишками, постарайтесь не вдаваться в подробности Вашего происхождения. Жмите больше на Ваше отвращение к израильским фашистам.
     Далеко не все решаются так беспардонно путать международные законы с религиозными догмами. Проблема в том, что другого способа объяснить, почему в Палестине обязательно должно существовать государство, населенное прямыми потомками древних евреев, не существует.
    
Однако эти «двоечники» из ООН на это решились и это государство было создано и признано. Признано всеми, кроме той же компании, в которой Вы как-то всё чаще оказываетесь.
     Поэтому патриоты Израиля, даже трижды нерелигиозные, вынуждены прибегать к религиозным аргументам в секулярных спорах о «еврейской национальной идее». Что делает их позицию в открытом споре безнадежной.
    
Вы всё время забываете гордо добавлять «в споре со мной, несокрушимом». Чего уж там скромничать. Вы -  многократный победитель всех споров об отсутствии наличия евреев, а потому имеете законное право на законную гордость и некое упоение собой. Лично я - как другие не знаю - Вас пойму и посопереживаю. В конце концов, я  Вас столько раз оскорблял словом  (Н-скому и не снились такие слова), что мне не жалко, если Вы себя потешите и что-нибудь себе почешете. 
     Частый аргумент – Израиль государство демократическое, но особое, полусекулярное. Это такая специфическая форма демократии. Почему эта форма «демократии» является более приемлемой, чем, скажем, введение в России государственного православия, о чем мечтают русские национал-патриоты, остается неясным.
    
Не являясь сторонником подобного аргумента, тем не менее объясню, почему эта форма для еврейского государства может стать более приемлемой, чем государственное православие в России. Когда идея государственного православия обретёт в России столько сторонников, сколько полусекулярное правление в Израиле, она (идея) станет материальной силой и обретёт легитимность.
     Просто, считается, что Израиль имеет права на исключение. Особый народ, особая история, особое государство...
    
Очень даже правильно считается. Любой народ – особенный, с особенной историей и имеет право на любые исключения. Особость народа естественна, ибо именно это его  отличает от других народов и оставляет народом в веках. Если в Вашу достаточно убогую формулировку  «народ» ввести историческую компоненту, то станет понятным, почему еврей называет себя евреем,  (а англичанин англичанином) если он даже вырос среди аборигенов Новой Гвинеи, знает только язык жестов, не ходит  в синагогу, но.… Но папа с мамой, или кто-то из них непроходимые  юристы. И это навсегда делает его частью еврейской истории. Не хочу Вас обидеть, но и мы с Вами его часть. Не самая лучшая и всё же… Но не будем о грустном. Правда, мы ещё и часть истории народа, среди которого выпало жить. Особость евреев в том, что кроме своей собственной особости, они ещё и часть особости народа, среди которого они жили и живут. И это делает их особенно особыми. Итак, исключительность,  особость – необходимая компонента. Это, кстати, и Ваши формулировки утверждают. Без неё просто даже и народа нет. Почему бы в таком случае отказывать в исключительности еврейскому народу? Но, впрочем, это лукавый вопрос. Мы же понимаем хитрость нонешной этнографии, нахватались в дискуссиях с ДС. Просто дело в том, что еврейского народа нет. Демография  Хмельницкого нас отменила. А нет народа, нет и особости. Дальше звучит реквием и я помолчу.   
     Дискуссии о роли религии для «евреев» иногда приобретают забавные формы, благодаря все той же псевдорелигиозной, или точнее, псевдоэтнической формуле из ЗОВ. Необходимость неразрывно связать этническое понятие «еврей» с религиозным заставляет усомниться не в оправданности этой связи, а в существе понятия «вера».
    
Всё, пора отменять и веру. Доигрались евреи, допрыгались, докудахтались.
     Много раз приходилось слышать, что верующий еврей – это не обязательно тот, который верит в бога, а тот, который потенциально должен был бы верить в силу происхождения мамы. То есть тот, которого раввин принял бы в общину без процедуры перехода в иудаизм – гиюра. И уж тем более, тот который выполняет хотя бы некоторые заповеди, неважно из каких соображений. Понятия плывут. «Вера» уже не обязательно «вера», а верующий может вовсе не быть верующим. Логический абсурд порождает идеологическую стабильность.
    
Да никуда никакие понятия не плывут. Как говорится, не надейтесь, не надейтесь. Просто перестаньте корёжить смысл и не заходитесь трагическим баритоном. Неверующего еврея никто верующим не называет, никакой, даже самый доброжелательный, раввин. Другое дело, что пока еврей не принял иную веру, есть надежда, что он вернётся, а точнее потенциально пребывает в вере предков. И даже ещё точнее, никто не смеет его от этой веры отлучить, как, скажем, отлучали от гражданства в Союзе. Никто, кроме него самого. Это Вы присвоили себе право отменить евреев, а скованный традицией раввин отменить меня не может. Я сам могу себя отменить. Это я уже Вам.
     А религиозный догмат о «народе, который одновременно и конфессия» приобретает кажущийся социальный смысл.
    
Догмат на то и догмат, чтобы не  обсуждать его, а верить или не верить. Религиозные еврейские парни верят, что народ и конфессия близнецы-братья. Они говорят «народ», подразумевают «конфессия», говорят… Ну, в общем, помните. Вы этого не принимаете, что вполне допустимо, и говорите «народ», подразумевая «культура». Вам кажется, что вы правее, им нет. Мне кажется – смотрите эпиграф.
      Как ни странно, в спорах о «еврейской идеологии» практически никогда не присутствует слово «сионизм». Такое впечатление, что к нему относятся с благоговением, но и с опаской. Никаких ссылок на Герцля и прочих отцов-основателей обычно не делается. «Еврейское государство» Герцля почти никто не читал. И уж точно, никто не готов обсуждать это сочинение. С одной стороны изложенные в нем фантазии практически невозможно ни обсуждать, ни анализировать. А с другой, одна идея Герцля об искоренении антисемитизма путем обращения всех европейских евреев в христианство, может ошеломить любого «идейного еврея». Прозвучи она сегодня, воспринималась бы изнутри «сообщества» как откровенный антисемитизм.

    
Герцль – ещё одна, не первая и не последняя, фигура в истории евреев, нагородившая много откровенных глупостей, но выбранная судьбой для провозглашения одной судьбоносной, революционной идеи. У Вас есть, например, возможность порыться в биографии Моисея и раскопать кое-что глупое и убогое. Ко всем бедам, он ещё и косноязычный был, в отличие от нас с Вами. Даже не совсем понятно, почему Всевышний не выбрал на эту роль его, а не нас. Кстати, это характерно не только для евреев. Истории известны имена совершенно не выдающихся людей, оставивших в истории человечества неувядающий след.
     Прочтите, к примеру, «Звёздные часы человечества» Стефана Цвейга. Так что, ещё раз хочу Вас, Дмитрий Сергеевич, упрекнуть в мелкотравчатом пафосе. Те, кто хочет в Израиле, знают о Герцле достаточно, чтобы не делать из него икону. Да Вы и сами знаете, отношение Израиля к иконам. И к нарисованным и к живым.. Но было бы высшей неблагодарностью, да и глупостью, вычёркивать из нашей истории заслуги этого человека.
          Все описанные выше споры о «еврейском народе», демократии, религии, расизме безусловно сводятся к понятию «сионизм». На сайте израильского посольства в Москве оно расшифровывается так: «Сионизм - это еврейское национальное движение, ставящее своей целью объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине Эрец Исраэль (Земля Израиля)».
    
Чем Вам эта формулировка не угодила-то? Где крамола? Где тут фашизм выглядывает? Где ещё объединяться и возрождаться? На заднем дворе Рейхстага?
     В абсолютный ступор вводила моих собеседников  просьба объяснить, правильна ли формулировка «Суть сионистской идеи состоит в том, что все потомки древних евреев должны получить возможность собраться в Палестине, получить там политическую власть, не подпускать к ней «инородцев» и зажить особой «еврейской жизнью»»?
    
Надо всё же не просто быть всё-таки очень извращённо образованным этнологом, чтобы к приведённой формулировке сионизма поставить такой вопрос. Кажется я начинаю догадываться, отчего после вопросов ДС его собеседники впадали в ступор. Дело в том, что внешне ДС выглядит вполне респектабельно и никто не может без паралича выдержать чудовищного несоответствия формы и содержания.
     Ответов не было никогда, ни согласия, ни возражений. Молчание, либо проклятия.
    
Я бы тоже хотел промолчать потому, что отвечать на не очень умную провокацию как-то не принято? Но, как утверждают, нет глупых вопросов (я уже давно в этом сомневаюсь!), есть глупые ответы. Посему  я решил добавить на страницу часть моей, выпестованной во глубине сионских руд, глупости. Практически все демократические страны, исключая может быть США, построив свои государства (я уж не говорю о начальных периодах их строительства), так и не подпустили к кормилу и к кормушке инородцев. Конечно, если не считать реальностью популистские декларации о равенстве всех, перед всеми, всегда и несмотря ни на что. Так что, если убрать ироничные кавычки со слова «инородцы», то и в Израиле свершится то же самое. Я не буду впадать в искус напыщенной демократической фразеологии. Это оставляю для ДС. Он – дока, а потому пусть и токует. Что до опять же саркастически закавыченной «особой еврейской жизни», то она будет (как вижу это я, и не только) не более особой, чем особость иных стран. Правда, не обещаю, что это произойдёт в следующий четверг. Дмитрий Сергеевич, очень надеюсь, что Вы в ступоре. Вы там должны быть по определению, так как нашёлся человек, который Вам ответил. Ведь до этого все впадали в ступор после Вашего вопроса. Как человек чести, теперь впасть обязаны Вы. Не предавайте Вами же созданную систему взаимоотношений, личным примером подтвердите.
     Вперёд – в ступор!
 

    
    
     Что же получается?
    
     С одной стороны – несомненно недемократическая идея государства для «своих», исчисляемых по происхождению.
    
Опять же, куда денем неуниверсальность европейской демократии?
     Предполагается, что у этих «своих» существует мистическая наследственная связь с «землей предков» и поэтому именно им должна на ней принадлежать власть.
    
Подчеркнём, что эпитет «мистическая» это Ваш эпитет и Ваша, увы, боль. Идея замешана на религиозном мифе, который вне богословского контекста оказывается просто расистским. Идея абсолютно не стыкуется с европейским (цивилизованным) представлением о демократическом обществе.
    
Оставляю «абсолютно» на Вашей совести. А остальное достаточно верно, но никакой драмы идей я тут не вижу и не предвижу её трансформации в трагедию, Эсхил Вы наш этнографический.
          С другой стороны имеется масса образованных людей с отрицательным «антисоветским» опытом, поддерживающих и развивающих эту идею. Казалось бы, именно образованность и понимание сути тоталитаризма и расизма, прочувствованных на собственной шкуре, должны способствовать иммунитету к антидемократизму. Картина, однако, возникает обратная.
    
И чего это все разом поглупели? А вроде понимать должны бы.
     Спорить с представителями «еврейского сообщества» легко. Идея существует в виде набора певдорелигиозных лозунгов и клише, не рассчитанных на обсуждение… Невероятные интеллектуальные усилия тратятся на то, чтобы доказать недоказуемое… Похожей деятельностью занимался отдел пропаганды ЦК КПСС… Идеологическим противникам, однако, для того, чтобы опрокинуть идею не требовалась ни особая образованность, ни знание первоисточников. Просто здравый смысл, знания на уровне средней школы и смелость.
     Сходство с советской тоталитарной идеологией усиливается возникновением большого количества химерических «еврейских» наук. Демографы абсолютно всерьез подсчитывают «еврейское население в мире» – разумеется «по маме». Некоторые, правда, расширяют границы – включают сюда и тех, кто по «папе», или по самосознанию, или по мнению соседей...
    
     Социологи изучают проблемы «еврейского самосознания».
     Этнологи создают «еврейскую этнологию». Объект исследований, разумеется, определяется опять же, «по  маме».
     Историки говорят о всемирной «еврейской цивилизации».
     Искусствоведы изучают «еврейское искусство» как мировое художественное явление.
    
Вы забыли упомянуть тех, кто считает, что евреев вообще нет. А ведь они тщательнее многих изучают «химерический» еврейский мир. И книги об этом пишут, и статьи.    
          Создается впечатление, что «еврейская национальная идея» – это на сегодня самый грандиозный тоталитарный миф эпохи. Сама идея, по сути, ничем не отличается от любой другой национал-патриотической идеи … Но она в силу стечения исторических обстоятельств загипнотизировала общественное мнение демократических стран. Посмотрим, насколько хватит гипноза в этот раз.
    
Действительно, посмотрим. Не имею никакого желания спорить и комментировать эту апофеозную часть статьи.  Да, собственно, что здесь скажешь? Так этот человек видит ситуацию. Имеет полное право.
     А у меня соблазн написать своё заключение в его стиле. Начну прямиком с его самодовольной, многократно повторенной фразы. Начинаю.
     Спорить с ДС легко. Очень легко. Надо задать вопрос и объявить  ступор. Какой вопрос? Да не играет роли. В конце концов, я сам задаю вопрос и сам же объявляю о коме. Сам считаю до десяти и пбедно вскидываю руку. Чего там ступор?  Нокаут! Я заявляю, что после моего комментария г-н Хмельницкий впал в ступор. Делаю это по его технологии, его сноровка в этом плане известна мне на личной шкуре.
     Спорить с ДС легко. Его генеральная концепция схематична, как идеологические постулаты КПСС. Если отбросить наукообразные обороты, общепринятые в его среде, то в сухом остатке остаётся несколько притянутых за уши формулировок священных, как коровы в Индии, и правдоподобных, как три кита, на которых Земля держится. Всё, что не вмещается в прокрустово ложе его утверждений прокрустово и заканчивается. Вот, к примеру,  схема  его рассуждений по  обсуждаемому вопросу. Есть выбранные им по вкусу понятия народ, вера, демократия, нация и пр., которые он объявляет общепринятыми. И они действительно, без всякой иронии, общеприняты, как был, скажем, общепринят понятийный ряд учебника «Обществоведение» в СССР. Эти понятия действительно многое объясняли, Скажем так – они работали. Они многое объясняли  в СССР, и в соц. лагере, и в какой-то части даже за пределами этого зоопарка. Так что, Д. Хмельницкий вполне адекватен, когда самозабвенно  трусит свой пыльный коврик в нашу сторону. Но что делать, если в кристально прозрачной лазури его небосвода копошатся (ну, конечно же, а кто ещё?) евреи. И всё! Нет кина, ребята. Кончилось кино. Этнология теряет осанку, а этнография вальяжность. Про демографию я вообще стыжусь сказать, во что она превращается. В принципе, честным этнографам пора сбиваться в стаи и хором прыгать с самого крутого откоса в самую глубокую пропасть. Или уходить в управдомы. Но не тут-то было. ДС это вам не примитивный Прокруст и нет на него Тесея. Если евреи не вписываются в демографический диван-кровать, значит (
sic!)  евреев  надо отменить. Оп-па! Оррригинально! Да, что там мелочиться, гениально! Если же какой-то апологет еврейский начнёт воздух сотрясать и фактами тыкать (Вот Эрец! Вот отец!  Вот, поц!), то что небожителю факт и что он факту? И с высот беспросветной лазури доносится: «Отец - расизм! Эрец - фашизм, раковая опухоль и трагическая ошибка. Поц – с него-то, как с главной еврейской ценности, расизм и начинается». Апологет впадает в ступор. А кто бы не впал? 
     Нет, что ни говорите, а спорить с ДС легко.
     Но бесполезно.
    
    
    
     ***
    

    
    


   



    
___Реклама___