Bormashenko2
Эдуард Бормашенко
Признания дармоеда и дезертира


    
     Глубокоуважаемый господин Тартаковский,
     Пролистав Ваши статьи, у меня создалось впечатление, что мы с Вами, размышляя о сегодняшнем Израиле, пишем о разных странах. Оставим в покое недопустимый тон Вашей журналистики, поговорим о фактах, ведь журнал, в котором мы с Вами печатаемся, именуется «Заметки по еврейской истории», и уж хотя бы из уважения к его заглавию нам с Вами следует почитать факты. Вы бережно ухаживаете за двумя мифами: 1) религиозные евреи не служат в армии, 2) религиозные евреи – армия дармоедов. Поговорим о каждом из них в отдельности:


     1. Не так давно крупный чиновник киббуцного движения г-н Маршак (ответственный за призывную работу в киббуцах) призвал своих подопечных (через газету и радио) немедленно прекратить отлынивать от службы в армии. Заявил он буквально следующее: «сегодня 60% контингента элитных частей составляют вязаные кипы. И цифра эта непрерывно растет. Мы не позволим религиозникам овладеть нашей народной армией». Я было подумал, что г-н Маршак преувеличивает, сгущает, так сказать, краски, но вот мне пришлось побывать на присяге одной из элитнейших частей армии, я не поленился подсчитать кипастые головы, и выяснилось, что мэтр Маршак, скорее преуменьшает грозящую стране опасность - 70% призывников (по весьма представительной выборке) носили кипы разного цвета размера и формата (включая самые что ни на есть черные). А ведь религиозные люди составляют не более 20% населения страны. Впору было мне подумать, а почему это мои дети должны защищать этих откормленных безбожников, которые не только Тору прочитать не могут, но и автомата в руках держать не хотят? Мысли такие я от себя старательно гоню, и расцветать им не даю, зачем же холить в душе злобу и ненависть к другому, непохожему на меня? Может быть этот другой пацифист, и дал зарок не держать в руках оружия? Так уж и быть придется его оборонять от супостата.
     Ну, допустим, с вязаными кипами г-н Тартаковский (к слову сказать, в выполнении заповедей вязаные кипы ничуть не менее рьяны чем черные), еще согласен мириться, но уж человек в черной кипе – заведомый уклонист. И тут дело на поверку оказывается обстоит не так-то просто. Наиболее многочисленные черные кипы – хабадники - как назло, почти поголовно служат в армии. Любавичкий Ребе был не против службы в ЦАХАЛе. На Храмовую Гору одним из первых поднялся десантник - хабадник, мой сосед хабадник до 50 лет хаживал в милуим. Да и ШАСовцы в массе своей служат в армии (внук рава Овадии Йосефа – десантник), и некоторые хасидские дворы не брезгуют службой в армии. И недавно созданное подразделение «Нахаль Хареди» не жалуется на нехватку призывников. Я вот тоже человек в черной кипе и с длинными пейсами после полного рабочего дня скачу с карабином в силах гражданской самообороны своего поселения (особо отмечу, что я терпеть не могу все сколь-нибудь связанное с армейскими институтами). И раввин соседнего поселения – полковник, несмотря на изрядный возраст все еще призывающийся в милуим. Так, что и тут дело не так то просто. Просто - облить людей грязью – это дело несложное.
     Среди светских граждан страны, как и среди религиозных есть милитаристы и пацифисты, святые и грешные, это все такие банальности. Все эти дурацкие проценты, которые я привел выше ничего никому не доказывают, важно не создавать стереотипов, а то ведь распаляясь можно ненароком и самому уверовать в свежевылепленный образ врага.


    2. Миф второй – религиозный еврей тунеядец и дармоед, причем особую ненависть у г-на Тартаковского вызывают ШАСовцы. Я знаком с рядовым избирателем ШАСа не понаслышке; я пять с лишним лет молился в сефардской синагоге с людьми, носящими черную бархатную кипу. Средний, с позволения сказать, ШАСовец, как правило, водопроводчик, грузчик, слесарь или садовник. Иначе говоря, та категория людей, о которых в России говорили «простой человек». Не секрет, что образовательный ценз сефардского населения в 60-80е годы был не слишком высок. Среднестатистический ШАСовец вкалывает как вол, молится еврейскому Б-гу и голосует за Эли Ишая напрямую и рава Овадию Йосефа косвенно. Верно, что элита ШАСа не сеет и не жнет, но ведь Томми Лапид, Омри Шарон и Пнина Розенблюм тоже не сеют и не жнут, не так ли?
    Шасовцы это именно те люди, которых Маркс именовал трудовой народ (к интеллигенции марксисты кажется относились с некоторым подозрением). Я нисколько не являюсь поклонником идеологии движения ШАС, мне не близки сефардская культура и психология, но обвинить ШАС в дармоедстве может лишь только человек, совершенно не знакомый с истинным положением дел. ШАСовцы, некоторая часть русской алии, арабы и таиландцы и есть те группы населения, которые заняты черным трудом. А голосуют ШАСовцы за того, за кого они хотят, симпатичны мне их лидеры или нет.
     Ну, а среди вязаных кип так и вовсе не сыкать безработного – это Вам, г-н Тартаковский, видимо известно, ибо почтение к труду входит в число духовных приоритетов движения Мизрахи. И хабадники, и вижницкие и гурские хасиды дружно вкалывают. Все это Вам известно, и однажды Вы проговариваетесь, что раздражение у Вас вызывает выражение лица человека в капоте. В самом деле, человек отвечает за выражение своего лица, и мне, представьте себе, это выражение лица нравится. Я часто приезжаю в Бней Брак или Меа Шеарим, чтобы просто посмотреть на эти лица. Исаак Башевис Зингер, глядя на пейсатых свинофобов, сказал как-то – эти люди единственное доказательство существования Вс-вышнего, никакая эволюция не могла создать их такими, как они есть. Не требуется слишком глубокая рефлексия, чтобы понять, что неприятие выражения еврейской физиономии – не что иное как кондовый антисемитизм.


     3. Глубокое заблуждение – представлять Израиль, разделенным на религиозную и нерелигиозную общины. Существует огромная «серая» общность людей (я произношу здесь слово «серая» без тени уничижительного смысла) для которых Суббота, Йом-Киппур, девятое Ава, Бар Мицва, Брит – многое значат. Именно благодаря этим людям, скрепляющим распадающуюся социальную ткань страны, и существует Израиль. Тон и содержание журналистики г-на Тартаковского оскорбительны для этих людей не менее чем для человека в кипе или капоте. Мезуза, тфилин, Тора и Талмуд для них бытийны, экзистенциальны, это те милые мелочи, за которые отдают жизнь. Этим людям отчего-то не хочется, чтобы гигантское духовное и интеллектуальное здание иудаизма передовой журналист сводил к примитивным табу. Все эти символы ничего не значат для двух категорий населения: левой израильской интеллигенции и значительной части интеллигенции, прибывшей из стран бывшего СССР. Таково реальное положение вещей, но выводы из него можно сделать самые различные.


     4. Религиозный Израиль, как и все государство Израиль переживает глубокий и многосторонний кризис. Кризис переживает и русскоязычная община страны, в массе своей нерелигиозная. Я не собираюсь его обсуждать в этой заметке. Мне ясно одно: немалая часть публицистов, на самом деле совершенно не знакомая с религиозным Израилем, выработавшая образ кипастого дармоеда, вымогателя и дезертира, напрямую ответственна за углубление раскола в обществе. Их деятельность уже приносит свои плоды. Недавно, выйдя в Субботу погулять, я услышал в свой адрес от подростка – «вонючий дос», по-видимому, ему как и г-ну Тартаковскому не понравилось выражение моего лица. Надо было мне отцу четырех детей, доктору наук приехать в Израиль, чтобы наконец услышать в свой адрес и следующее: «жидовский тунеядец». Я, слава Б-гу, еще в летах, позволяющих за себя постоять, и рука у меня тяжелая, а вот как быть тем, кто постарше, возвращаться на Украину и в Россию, жаловаться в полицию? Попутно отмечу, что в моем Ариэле 20 000 жителей и 8 (!) магазинов, торгующих свининой, и все лавки в Субботу открыты, так, что едва ли начитавшася г-на Тартаковского молодежь так уж ущемлена моим субботним ничегонеделанием.
    


   


    
         
___Реклама___