Grajfer
Элла Грайфер


Век живи – век учись



    
И меня регулярно волнует вопрос:
Чем я хуже других... или лучше?
Может тем, что я гол, может тем, что я бос,
Может тем, что еще не изучен?..
Песня простого тибетского снежного человека
.


     Одна из идей, высказанных уважаемым Д.С. Хмельницким на нашем сайте и в окрестностях, показалась мне настолько плодотворной, что я попыталась воплотить ее в жизнь. Действительно, дискуссия далеко не всегда является средством убеждения оппонента, зато открывает практически неограниченные возможности для его изучения. Ниже конспективно излагаются выводы, сделанные мною в процессе изучения Д.С. Хмельницкого.
    
     1. Реалии еврейской и/или израильской жизни он сравнивает не с аналогичными реалиями жизни, скажем, европейской, а с идеальными теориями европейской левой, которые никогда не были осуществлены на практике. Основная трудность при достижении взаимопонимания с оппонентами состоит в том, что последние толкуют о реально существующих проблемах еврейского национального существования, в то время как Д.С. мыслит на уровне «еврейской национальной идеи», каковую он (не всегда верно) дистиллирует из писаний собеседников, а затем констатирует (почти всегда верно), что она противоречит исповедуемой им идеологии европейской левой. Поскольку обращение к реальности ДС считает излишним, а левую идеологию воспринимает как Тору с Синая, обнаружение означенного противоречия есть для него несомненный признак полного и окончательного опровержения оппонента, с чем оппоненты, естественно, согласны далеко не всегда, что и внушает ДС серьезные сомнения в их добросовестности.
    
     2. Еще одним источником недоразумений является употребляемая ДС терминология, вернее, употребление общепринятых терминов в смысле, принятом только в среде все той же европейской левой. Так, например, «идеологией» - с очень отрицательной коннотацией – принято называть любые взгляды, кроме своих собственных. «Расизмом» принято именовать не только любую ксенофобию (например, израильский закон, по которому араб-христианин не может взять в жены единорасовую арабку-мусульманку, зато немецкий еврей-блондин беспрепятственно женится на черной еврейке из Эфиопии!), но и признание того факта, что человечество состоит из разных культур, и система ценностей у каждой – своя. Наипаче же стремление негосударственного этноса к культурному самосохранению, поскольку он не является представителем «Третьего Мира» - тут все знаки стремительно меняются на противоположные. Не берусь утверждать с уверенностью, но, кажется, употребление термина «антисемитизм» для обозначения дискриминации арабов в Израиле – личная заслуга ДС... впрочем, возможно, и прочие левые уже доразвились до этого уровня. Значение прилагательного «тоталитарный», судя по контексту, приближается к значению существительного «редиска» в бессмертном фильме «Джентльмены удачи».


     3. В результате вышеизложенного у ДС возникают серьезные трудности в восприятии и обсуждении двух очень важных для нашего журнала тем: этнической, религиозной и культурной общности (в человечестве вообще и у евреев в частности) и антисемитизма. Ибо как «национальная идея», так и всяческая юдофобия в ходе истории легко и часто «меняют кожу», прикрываются самыми различными философскими рассуждениями и психологическими «рационализациями». Они легко прослеживаются на уровне конкретного социологического наблюдения, но в мире чистых идей, где обитает ДС, абсолютно неуловимы. А потому вместо определения этноса или народа в ход идет сталинское (при всей горячей любви ДС к этому деятелю.., но что поделаешь – другого-то нет!) определение нации с языком, территорией, рынком и т.п. Еврейская реальность им описывается плохо, так что не остается ДС ничего другого, кроме как отрицать существование этой самой реальности. За это его тут у нас некоторые антисемитом ославили, но по-моему – совершенно зря, потому что...


     4. Точно также он не вмещает и антисемитизма. Некоторые из существовавших и существующих «рационализаций» антисемитских преследований (религиозные, например, или расовые) он отрицает и опровергает, и даже ультимативно требует исключить из обихода прогрессивного человечества все идеи и представления (например, слово «раса»), использовавшиеся когда-либо для создания таких «рационализаций». Зато другие, совместимые с левой идеологией (т.н. «антисионизм», например) – одобряет и принимает. Он категорически неспособен уловить между ними связь, поскольку между различными «рационализациями» действительно не существует никакой преемственности на уровне идей, а на другой уровень ДС опускаться не хочет. У него, например, вызывает бурный протест «принципиальное одобрение трансфера», а вот продажа мамашей ребеночка в шахиды протеста вызвать не может, поскольку производится на уровне практическом, а не идейном.


     5. Эту особенность ДС можно понять, если учесть, что ориентация в реальности, в т.ч. в причинно-следственных связях, представляет для него непреодолимую трудность. Например, недостатки израильской демократии выдаются за причину нескончаемой арабо-израильской войны, тогда как на самом деле они нередко (хотя и не всегда) являются ее следствием.


     Вот, пожалуй, и все, что можно вкратце сообщить по данному вопросу. Автор выражает благодарность объекту исследования за любезное предоставление интереснейших материалов по психологии и идеологии европейской левой.
    


   


    
         
___Реклама___