Snitkovsky
Виктор Снитковский

А вы, друзья, как ни садитесь...

(по поводу ответа М.Перельмана)




     В 21 номере «Заметок по еврейской истории» вторая из моих трех «коротких рецензий» - «Гипотеза без права на жизнь» была посвящена заметке Г-на Перельмана «Иисус Навин и взятие Иерихона: взгляд физика» в 20 номере. Перельман ответил, но, по сути, показал, что говорить по существу вопроса профессионально он не может.
     Вот первый пример из ответа Марка Перельмана:
     1. «Рецензент (по-видимому, судя по языку письма, инженер-механик) упрекает меня в том, что я не оценил частоту колебаний ворот Иерихона, размеры коих он постулирует. Во-первых, частот, учитывая обертоны, может быть много, во-вторых, дело в том, что оценивать, строго говоря, нужно их так называемую вибрационную добротность, что отнюдь не столь просто как думает рецензент».
     Увы, дав примерные (вероятные) размеры ворот, я их не постулировал, а показал лишь, что в пределах подобных размеров говорить о резонансном разрушении бессмысленно. Пусть каждый в отдельности из приведенных мною размеров ворот (высота - 3 000 мм, ширина - 2 000 мм, толщина 50 мм) по отдельности или вместе произвольно будут изменены (неважно – увеличены или уменьшены), но говорить о резонансе конструкций таких размеров в результате воздействия человеческого голоса или гуда рогов бессмысленно. Я потому предлагал М.Перельману определить частоту конструкции указанных мною размеров, чтобы он убедился – произвольно меняя размеры ворот в ту или иную сторону, но в реальных пределах. Ворота высотой, скажем, 20 метров в те времена были абсолютно нереальны ни по функциональной необходимости, ни по конструктивным возможностям того времени. Но даже если допустить такую высоту ворот и соответствующую ширину, то резонанса от криков толпы и гуда рогов не произойдет.
     Перельман явно пытается вывернуться и уйти в сторону, когда заводит речь о «вибрационной надежности»:
     «…дело в том, что оценивать, строго говоря, нужно их так называемую вибрационную добротность, что отнюдь не столь просто как думает рецензент.»
     С одной стороны крики толпы и гуд рогов не являются вибрационными нагрузками. С другой стороны, если резонанс в случае с деревянными воротами – абсурд, то о какой же вибрационной надежности идет речь? Ни в одном курсе «Деревянных конструкций» вопросы вибрационной прочности даже не обсуждаются. Деревянные крепостные ворота – это, уважаемый профессор, не скрипка и не контрабас, но о них, как и о «вибрационной надежности», давайте не будем…
     В закрытом состоянии ворота были всегда зажаты, то есть частично защемлены. Но если ворота были не поворотными, а скажем подъемными (как предполагает в своем ответе М.Перельман), то в момент их подъема или опускания резонансные частоты пластин таких размеров так же лежат вне пределов звуковых частот. К сожалению, М.Перельман никогда не выполнял подобных расчетов. А сейчас он просто не знает, как это сделать. А потому делает общие заявления о вещах, с которыми абсолютно не знаком. И напрасно М.Перельман упоминает обертоны. Для строительных конструкций, как правило, опасны первые три частоты колебаний, а не высшие формы колебаний. Строительные нормы СССР и других стран требуют проверки строительных конструкций именно на первых три частоты. Конечно, для уникально высоких или протяженных конструкций проводится проверка с учетом и более широкого спектра колебаний. Но звуковые источники никогда не требуется учитывать для расчета строительных конструкций – это пустая трата времени.
     Перельман считает (см. его статью в №20) что «…ворота не должны были быть сверх тяжелыми, многосоставными, чтобы допустить быстрое закрытие, пропуск разведчиков и т.д.»
     Видимо М.Перельман не знает о существовавших тогда таранах из стволов дуба для разрушения ворот. А для прочности толщина деревянных ворот должна была быть хотя бы одного порядка с толщиной (диаметром) тарана.
     Итак, для массивных составных деревянных элементов - крепостных ворот, с размерами в порядка от 2 до 6 метров, с толщиной порядка 10% от наименьшего размера ворот, оббитых металлическими пластинами, говорить о резонансе в полосе звуковых частот – фантазия из того случая, когда сапоги берется тачать пирожник. При большем значении толщины по сравнению с размерами ворот возможность резонанса куда менее возможна.
     У меня есть опыт проведения испытания существовавших стальных и железобетонных конструкций зданий и сооружений с целью выяснения реальных частот их собственных колебаний, а также определения возникающих при этом напряжений в элементах. Работа проводилась с целью определения несущей способности при сейсмике, ветровых нагрузках, ударных воздействиях и т.д.
     Что касается деревянных зданий, то они не были разрушены ни при 9-ти бальном землетрясении в Алма-Ате (тогда г. Верном) в начале ХХ века, ни при 8-ми бальном землетрясении в Ташкенте в 60-х годах ХХ века. Беда нищих стран Азии и Латинской Америки, что там большая часть населения не имеет средств купить или построить себе дома из деревянных конструкций, которые великолепно выдержмвают динамические воздействия.
     На Урале и в Сибири в годы 2-й мировой войны было построено много промышленных предприятий из деревянных конструкций и, естественно, с деревянными воротами. Там производилось оружие, станки и т.д. Но ни ужасающий шум клепальных машин, дырокольных станков, штамповочных машин, ни шум множества станков с вращающимися частями от единого электрического источника НЕ приводили к разрушению ни деревянных, ни стальных конструкций. Впрочем, в сборниках материалов с разбором аварий строительных конструкций я никогда не находил примеров разрушения от шума. Оглушительный рев реактивных истребителей на взлете даже с форсажем, от которого кажется, что раскалывается воздух, ничего НЕ разрушили.


     2. Или еще одно утверждение М.Перельмана:
     «Я, естественно, не предполагал, что створки ворот являются цельными, отлитыми или кованными. Но если они собраны из деталей, размеры которых (например, чешуек) много меньше основных акустических частот, то такая конструкция резонансу не помеха (хрестоматийный мост в Петербурге не был литым)».
     Что касается «хрестоматийного моста» в Петербурге, то единственное, в чем прав М.Перельман – это то, что формально мост не был «литым». Увы, должен огорчить доктора физико-математических наук: конструкции решетчатых металлических мостов, соединялись заклепками, сваркой или специальными болтами так, что бы представлять собой ГЕОМЕТРИЧЕСКИ НЕИЗМЕНЯЕМУЮ СИСТЕМУ.
     Каменные арочные мосты после расклинки замка арки становились геометрически неизменяемыми конструкциями. Поэтому на колебательные воздействия рассчитывается все пролетное строение моста целиком – фермы или балки. Что касается относительно коротких связевых элементов, то ни ветровые, ни сейсмические колебательные нагрузки не могут возбудить в них разрушительных резонансных колебаний. И дело не в том, что строительные нормы этого не требуют. Тот, кто когда-нибудь рассчитывал пролетные строения мостов, пролетные строения промышленных и общественных зданий, высоких (по сегодняшним понятиям) ворот ангаров или цехов для сборки крупногабаритных изделий на динамические воздействия, понимает, и прочувствовал это на опыте, что никакие «медные трубы», крики или пение реальные ворота разрушить не могут. У меня этот опыт есть и в проектной части, и в области экспериментального исследования строительных конструкций на динамические воздействия.


     3. М.Перельман полагает, что условия закрепления пластины ворот:
     «… не существенны – резонансно колебаться может, кстати, и свободно висящая пластина». Жаль, что М.Перельман не попытался определить резонансных частот свободно висящей пластины с размерами и материалом крепостных ворот. Если бы он это сделал, то понял, что этот случай не имеет смысла выделять для объяснения событий в Иерихоне свыше двух тысяч лет тому назад. Тем более что ворота в свободно подвешенном состоянии вряд ли могли служить защитой.


     4. «А если ворота были подъёмными и закреплялись по нижнему и верхнему краям?» задает вопрос М.Перельман.
     Отвечаю: не более сложным было бы подсчитать и частоту резонансных колебаний прямоугольной пластины, закрепленной по двум противоположным сторонам,
     Но М.Перельман и этого не умеет делать.


     5. Интересен ответ М.Перельмана касательно профессионального подбора дьяконов:
     «Особый гнев рецензента вызвала ссылка на методику выбора дьяконов в российских церквах: я писал, что они должны были для показа профпригодности добиться разрушения стакана своим голосом. От совета проконсультироваться с кантором я откажусь: разве канторы провозглашают громогласно «Аминь» или «Вечная память!»? У оперных певцов – у меня тоже есть приятели в этой сфере – задачи и стиль исполнения тоже совсем иные (таких возгласов нет, кстати, ни у Гуно, ни у Бойто, а у последнего партия писалась для баса-профундо), да и различия в акустических (резонансных) параметрах церквей, с одной стороны, синагог и оперных залов – с другой существенны в требованиях к исполнителям.»
     Неужели уважаемый профессор полагает, что профессионально выученные пению канторы меньше его знают о возможностях человеческого голоса и не способны понять возможности голоса в иных по архитектуре (акустике) зданиях? Что ж, если М.Перельман не доверяет канторам, тогда почему бы ему ни сходить в православные храмы Иерусалима, где и дьяконы профессионально подобранны, и акустика, сугубо «православная»? Вспомним фрагмент текста статьи М.Перельмана в «Заметках …№20»:
     «… дьякон должен был уловить ту частоту звучания своего голоса, при которой стакан начинал вибрировать в его руках».
     Я не представляю, какой мощности должен быть звук, чтобы стакан начал вибрировать в вязком закреплении рук дьякона. Перельман абсолютно не чувствует о чем пишет. Уж если бы проверяли слух дьякона «стаканным» методом, то стакан следовало бы ставить на мраморную столешницу или что-то либо в этом роде.
     Из этой же серии рассуждения М.Перельмана о вибрационной надежности: в огороде бузина – в Киеве дядька.
     А чего бы проще, дорогой профессор, взялись бы за определение резонансных частот для стеклянного стакана. Размерами стаканов Вы можете свободно варьировать в разумных пределах. Потом определите область геометрических параметров стаканов в нескольких плоскостях. Модуль Юнга для стекла легко найти легко в справочнике. Зная геометрические характеристики и модуль Юнга, который для различных сортов стекла, существенно не меняется, Вы сможете легко определить спектр резонансных частот для стеклянных стаканов. Но Вы категорически отказываетесь от моих советов.
     Что ж, Вы дорогой профессор, доктор физ.-мат. наук столь беспомощны? Неужели ради подтверждения или отказа от своей теории Вы не можете сделать ни простейших вычислений, ни обратиться к специалистам по строительным конструкциям, ни сходить, наконец, к кантору или дьякону.
     Возможно, вместо пустых разговоров, Вы, все-таки найдете пути «физико-математического» доказательства своей гипотезы. Успехов Вам.


     6. К сожалению, М.Перельман напрасно благодарит меня за признание «абстрактной корректности его гипотезы». Его «абстрактные корректности » не имеют никакого отношения к конкретному случаю разрушения крепостных стен и ворот Иерихона. М.Перельман повторяет случай Павлика из катаевского романа «Белеет парус одинокий», когда мальчик гордился множеством оценок в дневнике, хотя это были колы и двойки.
     Короче говоря, то что гипотеза Марка Перельман о причинах разрушения крепостных ворот в Иерихоне не имеет права на жизнь.
     Дальнейший спор и комментарии по этому вопросу полагаю для себя бессмысленной тратой времени.


         
___Реклама___