Snitko29
Виктор Снитковский (Бостон, США.):


НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ О ЕАК

         Причины уничтожения Еврейского антифашистского комитета – ЕАК выискиваются, главным образом, в период непосредственно предшествующий аресту его членов. Но архивы открывают все новые и новые сведения о ЕАК. Сегодня можно уточнить, что в условиях сталинского режима ЕАК был обречен на уничтожение еще в 1944 году. К этому времени ЕАК набрал столько «штрафных очков» в глазах советских верхов, что для меня удивительно еще несколько лет его существования. В Государственном архиве Российской Федерации (ГА РФ) найдено спецсообщение 2-го Главного управления НКГБ СССР от 23 сентября 1944 г., направленное руководителям наркомата.
         Оказывается, в СССР нельзя было обращаться к правительству публично. Более того, нельзя было о своем обращении в правительство кому-нибудь рассказывать. Поэтому в вину ЕАК было поставлено «разглашение» среди еврейской интеллигенции текста обращения (меморандума) к правительству о создании в Крыму Еврейской Советской Социалистической республики. В «спецсообщении» перечисляются высказывания об этом письме. Географический диапазон авторов мнений о письме ЕАК – от Москвы до Биробиджана. Вероятно, Михоэлсу кто-то из близких людей подсказал, что «советская власть» не хочет, чтобы евреи знали о том, кто отвергает их предложения.
         Михоэлс был Человеком, Артистом, но, увы, не «политиком». Поэтому он чистосердечно ответил: «…мы не делаем секрета из меморандума, наоборот, его многие читают и еще больше об этом знают». Но и эти слова стали известны ГБэшникам.
         Скоре всего, Михоэлс не догадывался, что некоторые люди из его ближайшего окружения регулярно «стучали» чекистам (тогда они свирепствовали под вывеской НКГБ). Тем более, скорее всего, он не представлял себе, что в помещении ЕАК есть подслушивающие устройства. Сегодня мы еще не знаем, какая информация поступала от «источников», т.е. от доносчиков, какая через подслушивающие устройства. КГБ и его нынешние наследники рассекретили часть следственных дел, но оставили абсолютно закрытыми для исследователей т.н. «оперативные» дела – документы, на основании которых возбуждалось следствие. Можно еще предполагать, что люди на уровне подсознания, не могли себе представить, что «за правду» наказывают. Поэтому, неудивительно, что в «спецсообщении» есть «факты распространения клеветнических антисоветских измышлений по адресу некоторых руководителей и ответственных работников партии и правительства» и приводились высказывания о росте «государственного антисемитизма» членов ЕАК и их близкого окружения. Причем поименно перечислялись наиболее активные антисемиты в партийном руководстве СССР – А.С.Щербаков, А.А.Жданов, Н.С.Хрущев, Г.Ф.Александров.
         Ниже приводятся фрагменты агентурных донесений или записей подслушивающей аппаратуры из «спецсообщения». Характерно, что имя Сталина в высказываниях еврейской интеллигенции в «спецсообщении» не упомянуто. Видимо, его имя боялись упоминать все.
         Михоэлс рассказал после своего доклада Щербакову о положении евреев в освобожденных районах: «…Он выслушал ужасные подробности страдания людей, прошедших все муки ада, с ледяным, спокойным и бесстрастным лицом абсолютно равнодушного человека и холодным тоном сделал замечание, что если Еврейский антифашистский комитет будет заниматься ходатайствами пострадавших от войны, то он потонет в этом материале и перестанет заниматься своей прямой политической работой – борьбой с фашизмом….Ни один мускул его спокойного, сытого лица не дрогнул».
         Журналист и сотрудник ЕАК Л.А.Гольдберг высказался: «…Чем дольше я думаю и наблюдаю, тем больше убеждаюсь в том, что антисемитизм идет у нас сверху, чем очень искусно пользуются, чтобы отвлечь недовольство за плохое снабжение, за все материальные тяготы. Мы многому научились у немцев, в частности и этому».
         Последними и наиболее крамольными в «спецсообщении» приводились слова инженер-майора и члена ВКП(б) с 1918 г. А.Л.Клячко: «Антисемитизм насаждается сверху, насаждают его бюрократия и чиновничество. Народ не антисемит, а антисемитизм ему прививают сверху. Гитлер оставил след у нас. Во главе антисемитской компании стоят Жданов, Щербаков. Антисемитизм глубоко пустил корни среди генералитета и офицерства… Антисемитизм – это не еврейский вопрос. Дело не только и даже не столько в нем. Дело в общей реакции. Консолидируются силы реакции, для них антисемитизм – это только одно из орудий. Вот, например, маршалы. Кончится война, они потребуют свою долю власти…. Головка армии реакционная. Реакция проникает в руководящие круги гражданского аппарата. Силы реакции скоро открыто выйдут на поверхность. Руководство страны уже дало немало авансов. По этим авансам нужно будет платить. Поэтому речь идет не только об антисемитизме. Передовым евреям и передовым русским нужно объединятся. Речь идет не о защите советских устоев, а о защите элементарной демократии. Надо отстоять демократию…. Основное в том, чтобы действовать, надо действовать».
         В 1944 г. Сталину было невыгодно уничтожить ЕАК, так он еще сильно зависел от военных действий западных союзников и их военно-экономической помощи. Позже, когда «холодная война» была в разгаре, Сталин хладнокровно вырезал цвет еврейской интеллигенции.



___Реклама___