Д-р Борис Забарко
ТРАНСНИСТРИЯ: БОЛЬ НАШЕЙ ПАМЯТИ

    
    
    
    «Мы вместе с теми, кто испытал страдания, и черпаем
    вдохновение в их борьбе. Наша обязанность — помнить
    о жертвах, которые погибли, уважать тех, кто выжил,
     и укреплять усилия всего человечества ради взаимопонимания
     и справедливости»
.

    Декларация Стокгольмского
    международного форума по Холокосту

    
    
    Книга “Транснистрия: забытое кладбище” представляет собой сокращённый перевод вышедшего в 1969 году в США труда раввина, учёного и писателя Юлиуса С. Фишера. Он родился в 1892 году в Венгрии, в семье раввинов – потомков знаменитого пражского раввина XVII века Иегуды Лоева. Ю. Фишер закончил иешиву в Прессбурге (Чехословакия), стал доктором философии и права старинного Пражского университета и сохранил, характерную для того времени и тех слоёв общества, интеллектуальную страсть к истине.
    С самого начала Второй мировой войны Юлиус Фишер пытался обеспечить пути спасения обречённых евреев румынского города Дева, в котором он был раввином, но не смог убедить 400 семей своей общины покинуть страну. Он предвидел то, что должно было наступить, и в 1939 г. оставил Румынию. В 1942 году ему удалось с семьёй выехать в США, где стал духовным руководителем небольшой общины венгерских евреев в Манхэттене. Здесь он жил до 1948 г., затем занял место раввина в Бьюфорте (Южная Каролина). Умер в 1965 г.
     Ю. Фишер известен своими книгами и статьями о Холокосте, которые были опубликованы в Америке и Европе Всемирным Еврейским Конгрессом.
    Глубокая профессиональная эрудиция (Ю. Фишер писал и говорил на семи языках, включая латинский и древнегреческий) в сочетании с личным отношением к фактам и событиям драматической истории Холокоста отразилось и на его последней книге, которую читатель прочтёт на русском языке спустя более тридцати лет после того, как она была издана.
    Не опоздала ли она? Не устарела ли? Кажется, сегодня о Холокосте мы знаем почти всё: Катастрофе европейских евреев в годы Второй мировой войны посвящено множество публикаций. Изданная в 1985 г. библиография исторических работ по Холокосту, содержала около двух тысяч книг и более десяти тысяч статей. За прошедшие с тех пор годы количество книг возросло на много сотен, а число статей – на несколько тысяч. Ежегодно во многих странах мира проходят научные конференции, семинары и дискуссии, создано много художественных, музыкальных произведений - картины и скульптуры, симфонии и оратории, сняты десятки документальных и художественных фильмов. Фонд визуальной истории ШОА - Фонд Стивена Спилберга - собрал свыше 50 тысяч свидетельств, прошедших через Катастрофу в 57 странах на 32 языках. Речь идёт не только о количестве источников и литературы. Значительно расширились круг авторов и круг вопросов, составляющих проблему Холокоста.
    Вероятно, никакая другая тема в истории не была так подробно документирована. И чем больше лет проходит после Второй мировой войны, тем больше растёт интерес к событиям того времени, занимая в общественном сознании всё более заметное место. Тема Катастрофы европейского еврейства никогда не сможет исчерпаться, потому что человеческий фактор в ней - главное. Это не только факты и статистика, но и загадка натуры отдельного человека, тайны его поступков и мыслей. "Обыденность зла" - выражение Ханны Арендт - действительно потрясающа и вездесуща.
    Но, несмотря на огромное множество данных, имеющихся в распоряжении историков, геноцид евреев в Транснистрии - территории на юго-западе Украины и восточной части Молдовы между реками Днестр и Южный Буг, захваченной германскими и румынскими войсками в 1941 году и переданной под контроль румынским властям до её освобождения Красной Армией в 1944 году – до недавнего времени оставался на периферии нашей истории.
     И подзаголовок книги – “Забытое кладбище” это точно выражает. “Сегодня Транснистрия - бесследно исчезнувший исторический призрак, - писал автор во введении, - но в еврейскую историю он вписан кровью и слезами… Транснистрия – символ геноцида”.
    На этой территории площадью примерно в 50 тысяч кв. км фашистские оккупанты и их союзники за два года и семь месяцев лишили жизни более 300 тыс. евреев из общего числа 6 миллионов евреев, уничтоженных нацистами во всей Европе. Данные цифры нельзя считать окончательными. Время открывает всё новые и новые тайны Катастрофы.
    Исследование Ю. Фишера основано, главным образом, на документах – приказах, докладах, отчётах румынских военных, жандармов, чиновников, на материалах судебных процессов над правительством диктатора Иона Антонеску и других румынских военных преступников.
    В книге раскрываются причины бедствий, постигших евреев не только на временно оккупированной в годы войны территории, но и в самой Румынии, показано, как антисемитизм, широко распространённый в румынском обществе, набирал свою зловещую силу ещё в довоенные годы.
    Во второй половине 30-х годов положение румынских евреев (в 1938 году в стране проживало 757 тысяч евреев) стало особенно тяжелым. В канун Катастрофы Румыния лишилась северной Трансильвании, северной Буковины, Бессарабии и Южной Добруджи. В значительной мере под влиянием экономических потрясений: кризиса, роста безработицы и обнищания народа всё ощутимее вырисовывался т. н. “еврейский вопрос”. Питательной средой и носителем антисемитизма в Румынии была не только чернь, но и интеллигенция и студенчество. А после сближения страны с нацистской Германией антисемитизм резко усиливается, дойдя до своего апогея - Холокосту.
    Начиная с сентября 1940 г., румынские законы лишили евреев собственности и рабочих мест, бросив их на неоплачиваемые принудительные работы. Были и погромы: в январе 1941 г. в Бухаресте было убито 170 евреев. Вторжение в Советский Союз на стороне фашистской Германии было для них также войной против евреев.
    Автор показал дикую жестокость фашистов Железной гвардии, солдат и офицеров румынской армии, жандармских подразделений, произвол гражданской администрации – префектов лагерей и гетто. В нелепом стремлении подражать своим немецким коллегам они избивали свои жертвы, лупили их дубинками, заставляли раздеваться, запирали в вагонах для скота, морили голодом или доводили до смерти изнурительной работой. Однако, пишет автор, они внесли и собственный “вклад” в изобретении особых мер: марши в зимнюю стужу людей, раздетых догола или закутанных в газеты; массовое изнасилование дочерей и жён жертв, и "самое ужасное,- отмечает Ю. Фишер, - сожжение живьём 20 000 евреев в Одессе”.
    После оккупации Бессарабии и Северной Буковины в течение нескольких месяцев 150 тысяч евреев были уничтожены. Оставшихся в живых евреев вывезли в Транснистрию, которая покрылась густой сетью концлагерей и гетто. Из 155 000 депортированных евреев голод, болезни, изнурительный труд и унижения унесли около 90 тысяч человек.
    Румынские войска, действуя совместно со "специалистами" эйнзацгруппы D и местными коллаборантами на юге нашей страны, озлобляли даже немцев своей жестокостью, продажностью и вероломством, тем, что даже не засыпали землей тех, кого убивали, что продавали трупы местным крестьянам, которые сдирали с них одежду, что могли продать и живых евреев, если находились покупатели. И сегодня трудно понять, почему так много румын без всякого сопротивления унизили себя до совершения страшных преступлений и при этом считали, что всё в порядке.
    Книга Ю. Фишера не только о злодеяниях, убийствах и ужасных страданиях евреев, но и об их сопротивлении и противодействии палачам и их пособникам, о самоорганизации евреев в Могилёв-Подольском, о борьбе Главного раввина Румынии Александра Шафрана и Председателя Федерации еврейских общин Румынии Вильяма Фильдермана и других лидеров еврейских организаций за спасение евреев от гибели.
    Руководители еврейской общины Румынии, несмотря на массированное давление Германии на режим Антонеску, сумели воздействовать на диктатора, установить контакты с иностранными дипломатами, представителями церкви, международными еврейскими организациями “Джойнт” и Всемирным Еврейским Конгрессом и благодаря еврейской солидарности организовали помощь узникам лагерей и гетто, создали сиротские дома - единственные такого рода учреждения в оккупированной нацистами Европе и вывезли детей-сирот из Транснистрии, предотвратили депортацию и уничтожение румынских евреев в газовых камерах нацистских концлагерей в Польше.
    Но только треть из находившихся в Транснистрии дождалась освобождения. Остальные погибли. Зловещая статистика, приведенная автором в заключительной главе книги, показывает, что на огромном кладбище Транснистрии немецко-румынскими оккупантами и их местными приспешниками было уничтожено 217 757 румынских и советских евреев. Краткая Еврейская Энциклопедия (т. 6, Иерусалим, 1994, с. 1041) называет следующие цифры: в период оккупации в Транснистрии погибло свыше 263 тысяч евреев, в том числе не менее 175 тысяч местных жителей и более 88 тысяч депортированных.
    Автор книги “Транснистрия: евреи в аду” (Одесса, 1998 г.) Леонид Сушон, используя новые исследования молдавских и украинских учёных, приводит данные о том, что в Транснистрии было расстреляно, заживо сожжено, погибло от голода, холода, болезней, изнурительного труда более 300 тыс. человек. А на территории Румынии (в границах 1939 г.) от рук нацистов и румынских пособников погибло около 420 тыс. евреев (Краткая Еврейская Энциклопедия, т. 7, Иерусалим, 1994, с. 420.)
    Когда говоришь о трагедии, не очень уместно приводить статистические данные и цифры, но, сегодня это крайне необходимо, так как предпринимаются попытки отрицать Холокост, уменьшить масштабы его жертв, что является одним из основных направлений современной неонацистской и антисемитской идеологии и пропаганды.
    И хотя главная ответственность за Катастрофу евреев ложится на гитлеровскую Германию, режим Антонеску, уничтожив сотни тысяч евреев Румынии, Бессарабии, Буковины и Транснистрии (т. е. депортированных в Транснистрию и местных советских евреев), “предстаёт как соучастник самых страшных преступлений в истории” - к такому выводу приходит Юлиус Фишер. Новые документальные факты и архивные документы, свидетельства бывших узников концлагерей и гетто, а также тех, кому удалось на оккупированной врагом территории выжить, убедительно подтверждают это.
    В июле 1941 г. Ион Антонеску говорил о намерении изгнать из Бессарабии и Буковины не только евреев, но и “украинский элемент”. Проводилась политика этнического очищения Румынии от инонационального населения, в первую очередь Бессарабии, Буковины, а затем Транснистрии в целях румынизации и колонизации этих территорий. Евреи, как наиболее незащищённое население в оккупированной Европе положили начало этому процессу. О том, как осуществлялась на практике эта политика и каковы её последствия и уроки, сегодня известны. Прошлое может многому нас научить.
     Результаты политики геноцида румынских правителей были катастрофичны для самой Румынии и их лидера. Диктатор И. Антонеску и его ближайшие сообщники были расстреляны по приговору народного трибунала в июне 1946 года.
    Общественность (не только еврейская) считала, что румынские власти должны были признать свою вину, принести извинения за совершённые преступления, раскаяться, чтобы будущие поколения очистились от греха отцов или дедов, сделать какой-то символический жест, последовав примеру канцлера Германии Вилли Брандта, который опустился на колени в Освенциме. Но заявление о том, что румыны виновны в гибели своих еврейских граждан и евреев оккупированной ими Транснистрии, прозвучало только в апреле 1997 г. Президент Румынии Эмиль Константинеску заявил: “Сегодня мы чувствуем ответственность за эти злодеяния. Гибель сотен тысяч евреев легла тяжким грузом на наши сердца, на сердца всех румын“.
    Книга Ю. Фишера издана в Одессе – столице бывшей Транснистрии. На улицах города, в тюрьме, в пороховых складах, в населённых пунктах – Дальнике, Березовке, Мостовом, Доманёвке, Богдановке, Акмечетке, Кодыме, Софиевке и других румынских застенках и лагерях уничтожения солдаты и жандармы с помощью местных полицаев истребили и замучили не менее 120 тысяч евреев.
    Работа Юлиуса Фишера была одной из первых исследований о Холокосте в Транснистрии. В 1980 – 1990-е гг. в Израиле и США были изданы труды Д. Литани (1981 г.), Жана Анчеля (1986 г.), Александра Шафрана (1987 г.), Авигдора Шахана (на иврите, 1988 г.; перевод на английский язык, 1996 г.), Ш. Бен Сиона (1989 г.), Самуэля Арони (1995 г.) и другие.
    На русском языке были опубликованы сборники воспоминаний переживших Катастрофу на территории Транснистрии: "Люди остаются людьми. Свидетельства узников фашистских лагерей-гетто", вып. I - V, Черновцы, 1991 -1996", составленные Черновицким обществом еврейской культуры им. Э. Штейнбарга, Ассоциацией бывших узников фашистских лагерей-гетто и Государственным архивом Черновицкой области; "Винницкая область. Катастрофа (ШОА) и сопротивление: свидетельства евреев-узников концлагерей и гетто, участников партизанского движения и подпольной борьбы", (составители д-р Иосиф Маляр и Фаина Винокурова), Тель-Авив - Киев, 1994, "В огне Катастрофы (Шоа) на Украине Свидетельства евреев-узников концлагерей и гетто, участников партизанского движения" (редакторы-составители Пинхас Агмон и Иосиф Маляр), Иерусалим, 1998, "Живыми остались только мы. Свидетельства и документы", (редактор-составитель, автор предисловия и комментариев д-р Борис Забарко), Киев, 2000; увидели свет книги, статьи и очерки А. Альтмана, С. Борового, Ф. Винокуровой, Б. Гидалевича, Л. Дусмана, С. Елисаветского, А. Круглова, И. Левита, И. Левитаса, Ф. Левитаса, А. Морозова, Е. Нильвы, А. Подольского, Б. Рабинера, Д. Стародинского, Л. Сушона, А. Хасина и других. В 1996-1998 годах Фонд исторических видеодокументов “ Пережившие Шоа”, собрал во всей Украине, в том числе и на территории бывшей Транснистрии, бесценные свидетельства переживших Холокост.
    Но вечное молчание сотен тысяч евреев, погибших от рук германских нацистов, румынских оккупантов и их пособников - невосполнимый провал в истории тех страшных военных лет. Поэтому восстановить в полной мере картину Холокоста в Транснистрии не удастся уже никогда. И прав Ю. Фишер, подчёркивая, что его книга – всего лишь “попытка представить некоторые события трагедии – некоторые события; все остальные потеряны навсегда”.
    От нас, бывших узников нацистских концлагерей и гетто, переживших Катастрофу, от Праведников мира, спасавших евреев в годы войны, рискуя собственной жизнью и жизнью своих близких, от других современников Холокоста, специалистов - историков, учёных и краеведов, зависит, чтобы “забытое кладбище” вышло из забытья. Память о нём, о геноциде и Катастрофе предостерегает, а наша эпоха предоставляет, к сожалению, слишком много материала для того, чтобы не забывать трагические уроки Холокоста.
    Книгу перевёл на русский язык Давид Розенфельд, бывший узник Транснистрии, переживший все ужасы ада. В Послесловии к книге он пишет: "Я не профессиональный переводчик. Взяться за перевод книги Ю. Фишера меня побудило страстное желание познакомить с ее содержанием всех, кому не безразлична судьба евреев Транснистрии, а также некоторое «предметное знание материала».
    До войны мы жили в Бессарабии, входившей в состав Румынии, и с антисемитизмом сталкивались непосредственно. После вступления румынских войск в Бессарабию в 1941 г. румыны расстреляли моего отца, дедушку, нас пригнали в лагерь Вертужень. Осенью нас конвоировали через «ворота» Транснистрии Косэуць. Есть данные о том, что в этом селе расстреляны тысячи бессарабских и буковинских евреев. Морозной ночью в лесу Косэуць рядом со мной сидела моя семилетняя двоюродная сестричка. Когда я утром открыл глаза, то увидел её, навеки замёрзшую, с протянутыми вперёд ручонками…
    Далее через Ямполь, Тульчин нас доставили в гетто Бершадь, где от болезней, холода и голода умерли и зарыты в общей могиле моя мать и моя сестра. Из нашей семьи выжили только мой брат и я.
    Из детского приюта гетто Бершади в феврале - марте 1944 года меня вместе с другими детьми вывезли в Балту, а затем - в Яссы. Из Ясской больницы меня отправили в больницу Бухареста и продолжали лечить гнойный абсцесс на бедре, образовавшийся во время «маршей смерти».
    Брат, оставшийся в Балте, был призван в ряды Красной Армии, он мстил за всех евреев, погибших от рук фашистов, участвовал в Ясско-Кишинёвской операции, в освобождении Бухареста, где я находился в то время в детдоме. Но об этом мы с братом рассказали друг другу только в 1949 г., когда нашли друг друга"
.
    Автор перевода стремился сделать книгу доступной возможно более широкому кругу читателей. В данном издании ни одна глава не пропущена, а сокращены лишь части разделов, опущены ссылки на источники, примечания-дополнения, некоторые повторы статистических данных и часть свидетельств бывших узников гетто, рассказавших о депортации евреев из районов Румынии. В некоторых разделах приводится краткое изложение материала. В подобных случаях термин “сокращённый перевод” следует, видимо, понимать с необходимыми оговорками.
    Поэтому, на наш взгляд, в дальнейшем целесообразно опубликовать полный перевод содержательной книги Юлиуса Фишера "Транснистрия: забытое кладбище", а также перевести на русский и украинский языки другие исследования зарубежных авторов о Холокосте. Тем самым, нынешнее и будущие поколения смогут глубже изучить историю Катастрофы и Сопротивления европейского и украинского еврейства.
    Это особенно актуально и необходимо в НАШЕ сложное время, когда, по мере ухода из жизни чудом оставшиеся в живых свидетелей Катастрофы, усиливаются голоса тех, кто, по политическим мотивам, противореча истине, ставит под сомнение или прямо отрицает Холокост и его масштабы, пытаясь инструментализировать и банализировать уничтожение евреев, кто глумится над памятью павших в борьбе с фашизмом, реабилитирует идеологию, осуждённую международным трибуналом, кто разжигает национальную вражду.
    Это важно и необходимо всегда, потому, что нет у народа будущего без памяти о его прошлом. Сама история - это memoria futuri (воспоминания о будущем).
    
     Д-р Борис Забарко,
     бывший узник Шаргородского гетто,
     директор Института социальных и общинных работников

    
    
    
    



        
___Реклама___