Виктор Снитковский.
ЧИСТОЕ НЕБО
(часть вторая, начало см. в предыдущем номере)

    
Посвящается 40-летию со дня смерти (10
     июня 1960 г.) авиа- и ракетного
     конструктора Семена Айзиковича Лавочкина
.
    
Пусть у нас различные погоны,
     Но задачи общие даны.
     Мы бойцы воздушной обороны -
     Верный щит народа и страны.
     (Из гимна 8-й армии ПВО)
    


     Но вернемся к событиям после успешного испытания 24 ноября. Последовало пять неудач подряд. То отказывало ламповое оборудование дремучей советской ЭВМ, то не менее дремучий программный механизм на противоракете, то не запускался двигатель второй ступени противоракеты. При этом пропали впустую пять ракет Р-5 "противника" и две противоракеты, которые взлетели, но не достигли цели.
     1961-й год начался удачными, кроме первого, пусками противоракет на перехват Р-5. Затем в марте началась отработка перехвата ракет Р-12 (СС-4) М.К.Янгеля - ракеты среднего радиуса действия. Иногда, пуски противоракет откладывались по требованиям безопасности со стороны "режимной службы". Например, пуск откладывался, если в это время в районе трассы пуска оказывался поезд, в котором ехал иностранец из Москвы в Алма-Ату, который мог, по мнению "режимщиков", вести радиоразведку. Подобную чушь ракетчикам приходилось брать во внимание, так как с чекистами шутки плохи.
     Сложности возникали на каждом шагу. Например, из-за того, что на первой стадии испытаний баллистические ракеты несли вместо реальной боеголовки - металлическую болванку весом в 500 килограмм, которая при взрыве противоракеты не подрывалась, а продолжала лететь. Найти продырявленную или расколотую от взрыва противоракеты боеголовку баллистической ракеты было очень непросто. А оперировать ядерными зарядами баллистической ракеты и противоракеты, взаимодействие которых весьма наглядно, предполагалось только на завершающем этапе. Выручала съемка взрыва кинокамерами с длиннофокусными объективами - кинотеодолитами. Вскоре стали начинять боеголовки баллистических ракет тротилом. Его должно было быть достаточно много - несколько сотен килограмм, чтобы видимым образом реагировать на взрыв противоракеты.
     При наведении противоракет на цель в стадии испытаний использовались различные комплекты оборудования - тепловые головки самонаведения, радиовзрыватели и оптические радиовзрыватели.
     В 1961 году начались работы по созданию систем подавления противоракетной обороны противника, которые в течении длительного времени были малорезультативными.
     Cистемы ПВО и противоракетной обороны создавались также, под руководством известного во время войны с фашистской Германией авиаконструктора Семена Алексеевича Лавочкина (Система Даль"). Сначала в качестве мишеней использовались старые бомбардировщики ТУ-4, затем новые ИЛ-28. Около трех десятков радиоуправляемых самолетов-мишений ИЛ-28 "пали" безрезультатно из-за неудачных стрельб на первом этапе испытаний. То есть, после неудачной ракетной атаки эти самолеты сбивали самолетами истребителями, управляемыми летчиками. Ракета с головкой наведения, изготовленной по выкраденным в Англии чертежам, проходила в 10-15 км от самолета. Авторы локатора наведения и их министр Калмыков насмерть стояли, доказывая, что их локатор работает идеально. В итоге, до простоты наглый Калмыков сумел подставить "хитрого еврея" Лавочкина и, таким образом, прикрыл неудачу радиолокатора наведения, разработанного и изготовленного в его министерстве. После очередного неудачного пуска ракеты ПВО Лавочкину вкатили партийный выговор на Президиуме ЦК КПСС. От тяжело больного специалиста потребовали немедленно вылететь на полигон в казахстанской пустыне. Вскоре выявилось, что наведение ракеты без того локатора, но с помощью кинотеодолитов и радиокоманд от них, происходит успешно. Стало понятно, что "врет" калмыковский локатор, а не изделие Лавочкина. Но издерганное сердце Лавочкина не выдержало и он скончался от инфаркта прямо на полигоне. Его талантливый заместитель Закс и ряд других специалистов были переведены на работу к Челомею.
     В 1962 году противоракетные системы начали испытывать на запусках янгелевских ракет, которые выводили спутники системы "Интеркосмос".
    К этому времени началась разработка универсальной ракетно-космической системы "Таран" под руководством В.Н.Челомея. Это было авантюрой, которая не имела успеха. Но Челомей, который немало навредил Королеву и Янгелю, в этот раз подложил свинью своей бредовой идеей главному конструктору противоракетного ОКБ-30 Г.В.Кисунько. Вообще, попытка в хрущевское время "всеобщей челомеизации" ракетно-космической техники принесла много вреда. Королев был великим организатором работ, но сам, по большому счету, не был изобретателем. Челомей был ученым и изобретателем, но организатором работ в собственном КБ был никудышным. Тем не менее сумел добиться большого влияния на Н.С.Хрущева. Влиянию Челомея, в какой-то степени, способствовала работа в его КБ Сергея Хрущева - сына тогдашнего генсека. В последние хрущевские годы было проведено множество заседаний в ЦК КПСС, где Челомей выступал со своими прожектами "универсальных ракетно-космических систем". Как писал в своих воспоминаниях Кисунько, Челомей для выполнения своих обещаний требовал переподчинения ему конструкторских отделов из КБ Королева и Янгеля, без которых срывались основные разработки этих первопроходцев. Челомей сумел перевести к себе главного конструктора двигателей королевских ракет Глушко и других специалистов.
     В 1962 году был проведен пуск противоракеты на уничтожение баллистической ракеты с ядерной боеголовкой. США подобные испытания провели несколько раньше на острове Джонсон в Тихом океане. Пришлось поторопиться и в Советском Союзе. Дело в том, что должен был вступить в силу договор о запрещении ядерных взрывов в атмосфере, в космосе и под водой. Ядерные взрывы на высоте 25 километров не вызывали помех в радиолокационной аппаратуре дециметрового диапазона. Такие локаторы стояли в системе ПРО Москвы. Но локаторы метрового диапазона, которые стояли на системах ПРО в Прибалтике, ослеплялись помехами от ионизированных образований, возникавших при ядерных взрывах. Да и в обычных условиях эти локаторы оказались малоэффективными.
     В 1962 году начала испытываться твердотопливная противоракета А-350 Грушина с поворотным соплом, что исключало необходимость в рулевых двигателях. Такая ракета маневренней тяжелых боевых ракет, что необходимо именно для противоракеты. Кроме того, в отличии от жидкостных ракет, твердотопливные ракеты на много дольше могут находиться на боевом дежурстве и гораздо быстрей подготавливаются к запуску, что соответствует требованиям противоракетной обороны. Было проведено несколько успешных испытаний, но совершенно неожиданно по требованию В.Н.Челомея был разрушен стенд для испытаний этого уникального двигателя, якобы, для того, чтобы освободить место для испытательного стенда ракеты Челомея с жидкостно-реактивным двигателем УР-100 со сверхмощными ядерными зарядами, которые уничтожат ракету на большом расстоянии. Как будто бы в СССР для нового стенда больше места не хватило. Кроме того, в голове Челомея и его покровителей совершенно не укладывалось, что мощные ядерные взрывы на высотах порядка 25 километров или чуть выше (ниже) губительны для всего земного. Тем не менее, Челомей шел напролом к созданию "Тарана". (Идея системы «Таран» заключалась в «обдирании» жаростойкой оболочки ядерного заряда при входе ракеты противника в атмосферу, и его последующем сгораниии в атмосфере). Но на каком этапе до него стало доходить, что радиолокационное обеспечение наведения его системы негодное. После этого, министерство под давлением Челомея стало требовать, чтобы Кисунько включил в свою противоракетную систему А-35 челомеевскую баллистическую УР-100 вместо ракеты Грушина. Для этого Грушину пришлось перекомпоновать свою ракету под двигатель ракеты УР-100 с неповоротным соплом и ввести рулевые двигатели. Это привело к тому, что вместо обещанной Челомеем одного типа ракеты, появилась и ее существенная модификация. То есть унификации, обещанной Челомеем в системе "Таран", добиться не удалось. Тем не менее, и этот вариант был непригоден для системы противоракетной обороны из-за жидкого топлива на котором работал двигатель УР-100. Относительно ракеты УР-100 необходимо отметить, что несмотря на обилие неудачных испытаний, она в течении года - рекордный срок, была принята на вооружение и стала в начале 60-х годов основой ракетного щита СССР.
     (Недруги Челомея утверждали, что везде, где это было можно во времена Н.Хрущева, Челомей старался использовать влияние сына генсека - С.Хрущева. В конце своей карьеры Сергей у Челомея С.Хрущев был заместителем начальника отдела систем управления, а ныне преподает в США в университете «Браун», г.Провиденс, штат Род-Айленд. Воспоминания Сергея Хрущева о советской космонавтике представляют большой интерес.)
     Несколько позже, с целью избежать неудачи из-за неповоротливости УР-100, Кисунько предложил вариант системы, где перехват баллистических ракет возлагался на грушинскую твердотопливную ракету в системе А-35, а УР-100, наводимые той же системой А-35, использовались для обеспечения дальнего эшелона перехвата. Челомей вынужден был "отступать" и соглашаться на новые варианты, в которых его ракету "посылали все дальше". Челомей сумел добиться, чтобы одного из ведущих авторов системы А-35 Кисунько назначили его заместителем по системе "Таран" и таким образом в любом варианте он оставался генеральным конструктором системы "Таран", хотя от его собственных идей уже мало чего оставалось.
     В 1962 году Челомей добился решения на финансирование системы космического базирования боевых ракет с ядерными зарядами на базе ракеты УР-500 и системы Истребления спутников (ИС) на базе ракеты УР-100. Ракеты испытывались на "Левом фланге" Байконура. УР-500 - ракета тяжелого класса предназначалась для вывода на орбиту так называемой "глобальной головной части" мощностью до 150 мегатонн, несения боевого дежурства на орбите и которая могла бы маневрировать на орбите перед нанесением удара по наземной или космической цели. Однако, 17 октября 1963 года в ООН была принята резолюция, призывающая отказаться от такого вида оружия. Первоначально система ИС существовала на базе ракеты УР-100 доставлявшая на орбиту космический корабль весом около тонны для уничтожения спутника противника. Позже была использована более мобильная твердотопливная ракета. Однако, эффективных систем опознания разведывательных спутников противника ни в СССР, ни ныне в России создать не удалось до сих пор. Противоспутниковые системы из системы противоракетной обороны были переданы в войска ПВО. Советская система ПВО, включающая наземные радиотехнические и радиолокационные системы, ракеты земля воздух и истребители-перехватчики с ракетами воздух-воздух полностью провалилась в Ираке. Затем и в Югославии. Российские противоспутниковые системы, наверняка, не более эффективны, чем российская ПВО.
     Формально, высшим взлетом Челомея - было грандиозное празднование его пятидесятилетия в 1964 году c кремлевскими официантами в специально сшитой для юбилея формой. Было это еще при Н.С.Хрущеве. Можно добавить и при заведующем (1958-1981гг.) Отделом оборонной промышленности ЦК КПСС И.Д.Сербине, который был как "отец родной" Челомею и в после хрущевское время. (Впервые Сербин прославился "разоблачением" сионистского заговора на ЗИСе, позже переименованном в ЗИЛ, а затем раздуванием антисемитизма в экономике, когда он был зав отделом машиностроения ЦК - 1950-1958 гг.) Банкет, провели так, чтобы все знали, что значит Челомей для самого верха. "Голос Америки" тогда ехидно сообщал о банкете, как о примере коммунистической обжираловки. Присутствующих и отсутствующих генеральных конструкторов, ЦеКовских небожителей "голос" называл по именам и по должностям. "Голос" также отметил, что только в хрущевское время стало возможным для некоторых персон игнорировать барское мероприятие. В числе демонстративно отсутствовавших был и Андрей Николаевич Туполев, который никогда не опускался до роли холуя. Барские замашки Челомея и его беспрецедентная наглость производили удручающее впечатление. Это можно было бы назвать сплетней, но такова была система отношений в Советском Союзе, где наглость и умение дать взятку вплоть до секретарей ЦК КПСС позволяло добиться успеха. Такова была советская "цивилизация".
     После дворцового переворота, сместившего Хрущева, идея системы "Таран" была похерена, как несовместимая с финансовыми возможностями СССР. Ожидавшееся по ней постановление ЦК КПСС и СОВМИНА СССР, сметающее остальные работы по ПРО, к счастью, не успело выйти. Поэтому система ПРО А-35 была создана и установлена. Присуждение авторам А-35 Ленинской премии в 1962 году было сорвано раскруткой, якобы, более перспективной системой "Таран". В 1966 году Кисунько вместе с группой разработчиков системы и подсунутым в список генералом из Министерства обороны, все таки, получили Ленинскую премию. Следующая за ней пошла система "Алдан". Ее испытательный комплекс на площадке номер 4 создавался в районе озера Балхаш одновременно с городом Приозерском.
     К счастью, США и СССР вовремя сумели договориться об ограничении средств противоракетной обороны, недопущении ядерных взрывов в космосе и так далее. Это сберегло обеим странам колоссальные материальные ресурсы, а нам всем жизнь. В каждой из двух могущественнейших на Земле стран тогда стоял вопрос о противодействии одновременному пуску противником до 3000 баллистических целей одновременно. В любом случае, даже полный подрыв ядерных боеголовок противника ядерными боеголовками противоракет, приводил с смерти всего живого на земле.
     Представляет интерес провоцирование СССР со стороны США на гигантские затраты по разработке тупиковых идей в противоракетной обороне. Один из таких примеров обнаружил в октябре 1981 года корреспондент "Известий" по Хабаровскому краю Б.Резник. В районе таежного поселка Большая Картель, он наткнулся на удивительные, поистине циклопические, стальные сооружения. Их высота достигала сто метров, а протяженность была более километра. Все это было наполнено раскуроченной радиоаппаратурой, потому-что никем не охранялось. Вокруг ни души, не считая пришлых радиолюбителей, которые растаскивали все, что могли. В действительности, это была третья станция из Загоризонтных
    Радио Локационных Станций - ЗГРЛС из системы "Дуга". Первые две были построены на Украине в районах Николаева и Чернобыля.
     Построены они были после сообщений печати США о строительстве такого рода двух американских станций в метровом диапазоне на Кипре и Тайване и одной на территории Америки. В этом деле советская разведка и некоторые специалисты в СССР крепко "лопухнулись". Экспериментальная ЗГРЛС "Дуга" близ Николаева на Украине, как оказалось, не засекала пуски своих ракет в Архангельской области, но зато глушила радиостанции траулеров в Баренцевом море. Из-за этого в МИД СССР посыпались протесты. После этого построили первый боевой объект ЗГРЛС около Чернобыля. И снова неудача - пуски ракет не засекались. Тогда разработчики системы во главе с замминистра радиотехнической промышленности В.И.Марковым добились финансирования строительства третьей станции в Большой Картели. И снова запуски ракет станция не засекала, а только создавала радиопомехи. Тогда авторы пустили "утку" о том, что их ЗГРЛС способны, якобы, засекать массовые запуски баллистических ракет. Лишь после этого в Министерстве обороны прислушались к специалистам, которые еще в начальный период разработки этой идеи сочли ее бредом. Некоторых из этих специалистов тогда попросту повыгоняли с работы из-за неуважения американских научных "достижений". А уважать тут надо было американских специалистов по дезинформации. Более здравая идея создания Надгоризонтных радиолокационных станций в дециметровом диапазоне сначала была развалена поклонниками американской липы, а затем все-таки была реализована с большим опозданием, но в неполной мере из-за отсутствия средств.
     Американцы, убедившись, что в СССР глубоко втянулись в разработку и создание системы ЗГРЛС "Дуга", сообщили, что их станции на Кипре и Тайване переданы службам радиоперехвата ЦРУ.
     Первоначальная американская противоракетная программа, составленная при республиканском президенте Никсоне до 1970 года, включала 12 оборонительных комплексов ПРО по периметру США. Это было сделано с учетом противостояния еще и китайским ракетам. В дальнейшем предполагалась создать крупномасштабный противоракетный комплекс. Однако, конгресс, контролируемый демократами, справедливо настаивал на сокращении военных расходов. В итоге США пошли на сокращение собственной программы ПРО, где технологические преимущества Америки перед СССР были весьма велики и предложили СССР заключить договор по системам ПРО. Согласно "Договору о ПРО" 1972 года СССР и США ограничивали свою ПРО двумя районами с общим числом не более 200 пусковых установок. В то время американские ракеты по сравнению с советскими были гораздо меньших размеров и точнее, половина из них имела разделяющиеся боеголовки. Советские ракеты были гораздо крупнее и тяжелее, грубее в управлении и менее гибкими в применении. Это отвечало разнице в общем технологическом уровне США и СССР. Но для обеих стран договор снизил финансовое напряжение. Технологический разрыв между США и СССР непрерывно возрастал почти по всем направлениям. Что касается ПРО, то особенно заметно это было в системах радиолокационного предупреждения, проводке целей и наведении ракет. Как известно, в области радиотехнических и компьютерных систем СССР отставал от США к началу 90-х годов примерно на 20-25 лет. (В начале 70-х годов А.Д.Сахаров с группой ученных публично заявили, что СССР отстает от США не на годы, а на "целую эпоху".)
     В итоге в СССР, а теперь в России, существует довольно таки дырявая система противоракетной сети надгоризонтных радиолокационных станций "Системы предупреждения ракетного нападения" - СПРН. А в США действует круговое радиолокационное поле в дециметровом диапазоне. Это поле четырежды эшелонировано в ракетоопасных направлениях со стороны бывшего СССР. Американское поле получилось высокоустойчивым и живучим, гарантируя получение и своевременную выдачу достоверной информации о характере и структуре налета межконтинентальных баллистических ракет на территорию США.
     Тем не менее, нужно понимать, что массовый запуск в России ракет с ядерными зарядами, даже при их уничтожении на подлете к США, опасен для жизни всей планеты. А нежелание российской Думы до 2000-го года ратифицировать очередной договор об ограничении ядерных вооружений свидетельствует лишь о шовинистическом угаре ее коммунистического большинства и многих демократов.
    

        
___Реклама___