Александр Ногаллер
Исмар Боас / 1858-1938 / – основатель клинической гастроэнтерологии

     Исмар Боас / Ismar Boas / является наиболее крупным родоначальником гастрознтерологии как самостоятельной клинической дисциплины, основателем первого специализированного лечебного учреждения для больных с заболеваниями желудочно-кишечного тракта и первого специализированного журнала, посвященного болезням органов пищеварения. Многим поколениям врачей и студентов знакомы точки Боаса при язвенной болезни при ощупывании живота, пробный завтрак Боаса-Эвальда при исследовании желудочной секреции, проба Боаса для определения скрытого желудочно-кишечного кровотечения в кале, журнал І Боас архив І, освещавший вопросы заболеваний пищеварительного тракта.
     Исмар Боас родился 28 марта 1858 г. в Восточной Германии в маленьком городке Эксин, ныне Кциниане в Польше, насчитывавшем в то время около 2 тысяч жителей. Он был третьим ребенком в семье мелкого еврейского купца, в которой было 9 детей. Уже с ранних лет Исмар отличался любознательностью и блестящими способностями, благодаря которым он уже в 1877 г. успешно закончил гимназию и поступил на медицинский факультет Берлинского университета. Среди преподавателей университета и его учителей были такие выдающиеся ученые как Гельмгольц, ДеБуа-Раймон, Рейхарт и известный хирург Карл Антон Эвальд. В годы учёбы в университете Боас должен был зарабатывать себе на жизнь и помогать младшим в семье, для чего ему приходилась много работать вначале в качестве рабочего и письменосца, а в последние годы учебы - корректором в книжном издательстве.
     В 1881 году Боас успешно защитил диссертацию на тему « Введение в учение о пароксизмальной гемолобинурии» и получил диплом врача и ученое звание доктора медицины. После непродолжительной работы в сельской местности ,с осени 1882 г. он стал практическим врачем в пригороде Берлина. Одновременно он исполнял обязанности частного секретаря журнала І Клинический еженедельникІ / Klinische Wochenschrift /, возглавлявшегося его бывшим учителем Эвальдом. В 1886 г. Боас впервые организовал специализированный амбулаторный прием для гастроэнтерологических больных. С этой целью он снял небольшое помещение в бывших казармах, которое состояло всего из трех комнат – ожидания, обследования больных и лаборатории. С этой амбулатории началась интенсивная научная и лечебно-практическая деятельность Боаса. Именно работа здесь послужила основой для выделения гастроэнтерологии в качестве самостоятельной медицинской специальности. В этот период Боас наблюдал больную, у которой введение с лечебной целью резинового зонда в желудок легко вызывало выделение желудочного сока. Это навело его на мысль систематически исследовать желудочное содержимое при помощи эластичного толстого резинового зонда после стимуляции желудочной секреции хлебным завтраком. Хотя содержимое желудка извлекали и раньше при помощи рвотных движений, вызываемых раздражением глотки или самостоятельно, или путем проглатывания губки на нитке, систематическое исследование желудочного сока с диагностической целью началось только после работ Боаса и Эвальда и предложенного ими возбудителя секреции – 200 г белого хлеба и две чашки чая или воды. Они же впервые детально изучили состав желудочного сока человека до и после раздражителя, содержание в нём соляной и молочной кислот, ферментов, эритроцитов и других компонентов. Привлечению внимания врачей к изучению желудочной секреции способствовали классические работы И.П.Павлова на животных, удостоенные в 1904 г Нобелевской премии. В дальнейшем были предложены и другие возбудители секреции желудочного сока, однако хлебный завтрак с успехом использовался во врачебной практике еще не менее 70-80 лет. Даже предложенный в 1910 г Максом Эйнхорном тонкий зонд, позволивший изучать желудочную секрецию в динамике, не вытеснил полностью исследование желудочного сока толстым зондом.
     С помощью толстого зонда были изучены многие вопросы клинической физиологии и диагностики заболеваний. Однако сам Боас ещё в 1891 г писал, что этот метод имеет ограниченное значение и может дать ответы далеко не на все диагностические вопросы и загадки. Тем не менее, Боас интенсивно изучал желудочную секрецию при различных заболеваниях, описал состояния и клинические проявления повышенной и пониженной кислотности, показал изменчивость кислотообразования, в частности под влиянием психогенных факторов. Он предложил резорциновую пробу для выявления в желудочном соке гемоглобина / при наличии кровотечения / и особенно детально изучал значение определения в желудочном содержимом молочной, уксусной и масляной кислот. Им установлено, что наличие молочной кислоты в желудочном соке не всегда является признаком рака желудка, как думали раньше, а может быть следствием застоя и брожения в желудке. Совместно с учеником им была описана молочнокислая бактерия в желудке, получившая тогда название палочки Боаса-Опплера, а теперь Lactobacillus acidophilus / ацидофильной палочки/. Хотя Боас и не работал в университетской клинике , а был лишь практическим врачем и не являлся профессором, в организованной им позднее амбулатории на одной из центральных улиц Берлина ему удалось с большими трудностями и по многочисленным просьбам врачей открыть частные курсы по подготовке врачей-гастроэнтерологов, на которые приезжали врачи со всего мира. К 1906 г число его учеников превысило тысячу. Популярности Боаса способствовало издание в Лейпциге в 1890 г первого в мире руководства по диагностике и лечению болезней желудка, которое переиздавалось 9 раз. В 1899 г был опубликован его учебник по диагностике и лечению болезней кишечника, также многократно издававшийся как на немецком, так и на английском, русском, испанском и других языках. В 1895 г Боас основал первый специализированный журнал, посвященный заболеваниям органов пищеварения – Archiv fur Verdauungskrankheiten. Это вызвало тогда негативное скептическое отношение ведущих немецких интернистов как проявление локалистического мышления.Однако в дальнейшем этот журнал получил широкое распространение и существует до сих пор как международное издание под названием вначале ІГастроэнтерологияІ / Gastroenterologia, 1936-1967 гг./, а затем І ПищеварениеІ / Digestion – с 1967 г./ и печатается в Базеле. На обложке журнала указано, что он основан и первым его редактором был Исмар Боас. Лишь позднее специализированные журналы по гастроэнтерологии появились во Франции, Америке, Польше.
     Боас писал в своем І АрхивеІ, что нужно разумно сочетать общетерапевтические подходы и возрения, учёт состояния организма в целом, с углублённым изучением отдельных органов пищеварения. Это особенно актуально и в наше время, когда всё больше развивается узкая специализация в медицине и переоценка значения отдельных лабораторных и технических методов обследования больных. Нередко врачи оценивают состояние больных лишь на основании гастроскопии или ультразвукового исследования, без учёта желудочной секреции или состояния других органов и организма в целом.
     В начале 20-го века Боас вместе с Эвальдои организовал первое научное общество по изучению заболеваний пищеварительного тракта и обмена веществ, а вскоре после первой мировой войны стал его президентом, открыв в 1920 г второе заседание общества, проходившее на курорте Хомбург. Лишь в 1935 г было организовано первое Международное европейское общество, а в 1958 г. в Вашингтоне под председательством Бокуса (Bockus) проходил первый Международный конгресс гастроэнтерологов. Научная деятельность Боаса касалась многих проблем гастроэнтерологии. Он детально изучал клинические проявления и лабораторные данные при язвенной болезни, раке и других болезнях желудка. Он ввел понятие оккультного / скрытого / кровотечения и стал использовать в клинической практике определение в кале эритроцитов крови при помощи гваяколовой пробы Вебера или бензидиновой пробы Адлера. Значению оккультного кровотечения была посвящена специальная монография Боаса, что способствовало обязательному исследованию скрытой крови в кале как важному элементу обследования гастроэнтерологических больных для ранней диагностики язвы и рака желудочно-кишечного тракта. В Германии до сих пор широко применяется эта проба как начальный этап обследования больных – Haem Occult.
     Боас разрабатывал также диагностику и лечение различных форм колита, запоров, геморроя. В дорентгеновскую эру он описывал характерные пальпаторные болевые точки на животе и спине, типичные для язвы гастродуоденальной зоны: на 2-3 см вправо и влево от позвоночника на уровне Х-Х11 грудных позвонков, причем слева считалось характерным для язвы желудка, а справа – для язвы двенадцатиперстной кишки. Эти І точки Боаса І не потеряли своего значения при клиническом обследовании больных и в наше время. Одним из первых Боас оценил значение открытия в 1898 г. рентгеновских лучей и активно способствовал внедрению метода рентгеноскопии в клиническую практику. Уже в том же 1898 г. Боас предложил введение больным капсулы с бисматом и последующим наблюдением за его прохождением по желудочно-кишечному тракту под контролем рентгеновских лучей. Им было также проведено параллельное исследование рентгеновских данных и результатов ощупывания живота при различных его заболеваниях. Для выявления двигательной недостаточности желудка и задержки его опорожнения Боасом был предложен І рисовый ужин І : вечером больной ел рисовую кашу, а утром в желудочном содержимом определялось наличие или отсутствие / как в норме / зерен риса. Этод метод широко применялся во врачебной практике более полувека.
     Боас одним из первых ввел в клиническую практику метод гастроскопии с помощью металлического зонда. Уже в 1925 году он подчеркивал значение гастроскопии для ранней диагностики рака желудка и его успешного хирургического лечения, что однако стало возможным лишь с появлением стекловолоконной техники и фиброгастроскопов. В 1908 г Боас писал об этических вопросах в гастроэнтерологии, что сохраняет свою актуальность и сейчас.
     Большое внимание уделял Боас совместной работе с хирургами по лечению и особенно диетотерапии больных, перенесших операции на желудочно-кишечном тракте. Его монография на эту тему была переведена на многие языки мира. В последние годы жизни Боас много занимался изучением болезней обмена веществ , печени и желчных путей. Научная деятельность Боаса получила большое признание как в самой Германии, так и за рубежом. Ему были присуждены многие почетные звания и степени. В 1907 г он получил звание профессора, в 1914 г. – действительного тайного советника. Он был избран почетным членом многих научных медицинских обществ, в том числе Американской гастроэнтерологической ассоциации / 1901 г./, Петербургского общества врачей / 1903 г./, медицинских обществ в Вене /1926 г./ и в Берлине /1932г./ и ряда других. В своем приветствии в связи с 70-летним юбилеем Боаса в 1928 г. известный интернист Г.Бергманн писал, что Боас не только автор лучшего руководства по болезням желудочно-кишечного тракта, но своими работами в области диагностики и лечения зтих заболеваний создал целую эпоху в том важном направлении, которое почти полностью игнорировалось университетскими клиниками.
     Несмотря на большие заслуги Боаса в научной и лечебной деятельности последний период его жизни сложился трагически. После установления нацистской диктатуры Боас как неариец был устранен в 1933 г. от руководства журналом, его любимого ІАрхиваІ, которым он руководил бессменно в течение 38 лет.
    Вскоре он был лишен возможности продолжать свою лечебную и научную деятельность, вынужден был оставить свой дом и амбулаторию и эмигрировать в Австрию летом 1936 г. В первое время пребывания в Вене Боас занимался в клинике своего ученика и друга Вальтера Цвейга вопросами нарушения обмена порфиринов, но вскоре лишился и этой возможности. Он почувствовал себя одиноким, забытым и разочарованным человеком. Когда произошел гитлеровский І аншлюс АвстрииІ и немецко-фашистские войска вошли в Вену, он решил покончить счеты с жизнью и принял 15 марта 1938 г. смертельную дозу снотворного, не дожив 12 дней до своего 80-летия. После кремации его прах был отвезен вдовой в Берлин, где похоронен на старинном еврейском кладбище в районе Вейсензее. Ещё более трагично сложилась судьба его единственного сына Курта и жены Софии, которые погибли в нацистских концлагерях, разделив участь 6 миллионов погибших в годы Холокоста евреев. Дочь Боаса с мужем успели своевременно выехать в Америку.
     Боасу как ученому, врачу и человеку посвящено немало добрых воспоминаний его учеников и последователей. Мемориальные доски с его именем установлены в известной берлинской клинике Шарите и на его родине в польском городе Кциниане. В эйнхорновской аудитории в Нью-Иорке в госпитале Lennox Hill, где Эйнхорн проработал почти 40 лет, на посвященных основателям гастроэнтерологии барельефах первым представлен портрет Боаса. В год смерти Боаса Макс Эйнхорн писал: І бесчисленны научные проблемы, над которыми работал Боас и в значительной мере их решил...Он принадлежит к тем, чьи имена в медицине бессмертны и его труды будут основой для работ еще многих поколений будущих врачей. Весь врачебный мир скорбит в связи с кончиной этого большого врача»
    
    
    
    

        
___Реклама___