11_Александр Бродский ОТСУТСТВИЕ ДУХА, или ШАГИ КОМАНДОРА
Александр Бродский
ОТСУТСТВИЕ ДУХА, или ШАГИ КОМАНДОРА

    Посвящается г-же Эстер Гельбельман,
мужественно выстоявшей в аду Богдановского концлагеря,
и всем тем, кто не пережил бесчисленных гетто и лагерей

    
    
НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ



Статья, предлагаемая вниманию читателей журнала, была написана и напечатана в Молдавии почти десять лет назад, в прошлом веке - в 1992 году. Спустя три года я опубликовал ее в Израиле: как ни странно, среди моих новых сограждан-евреев нашлись люди, всерьез предлагавшие "восстановить доброе имя" Иона Антонеску - румынского диктатора, верного союзника нацистской Германии, одного из крупнейших военных преступников времен второй мировой. Сегодня, во втором году нового столетия, в Молдавии снова требуют увековечить имя этого палача, убийцы сотен тысяч евреев. Выходит, дела скверные, статья моя не устарела, и я решаюсь обратиться с ней в "Заметки по еврейской истории".


    
    Есть великолепная, плохо поддающаяся переводу румынская поговорка: unde dai si unde crape (унде дай ши унде крапэ).Эта лаконичная формула - что-то вроде закона сохранения энергии плюс тема судьбы из Бетховена: аукнешь в одном месте, а откликается совсем в другом, но в каком именно, знать наперед нельзя.
    Одна из существенных причин моего отъезда в Израиль из горячо любимой Молдовы состояла в том, что я не мог примириться с предпринятыми там попытками национал-христианской партии реабилитировать Иона Антонеску, румынского диктатора времен второй мировой войны. Попытки эти предпринимались откровенно и бесстыдно, несмотря на волну протестов со стороны демократической общественности, ветеранских и еврейских организаций. В те дни я выступил в парламентской газете со статьей, где, между прочим, написал, что "жить в стране, где в конце XX века ставят памятники фашистам, и ходить по улицам, где висят таблички с их именами, я не хочу и не буду. Хватит и того, что после смерти придется лечь с ними в один шарик".
    В том же материале были процитированы достаточно известные высказывания Антонеску и, в частности, его заявление на заседании Совета министров 8 июля 1941 года: "Я требую, чтобы вы были беспощадны. Пустому слащавому гуманизму не должно быть здесь места. Рискуя остаться непонятым иными традиционалистами, возможно, находящимися среди вас, я выступаю за насильственное выселение евреев из Бессарабии и Буковины. Их надо выбросить за рубеж... Пусть мир считает нас варварами - меня это не волнует. Если понадобится - стреляйте из пулеметов, а я подтвержу, что законов не существует... Итак, без формальностей. Полная свобода. Я беру на себя всю ответственность и еще раз заявляю: закона не существует".
    Уже через месяц Геббельс записал в своем дневнике: "Фюрер сказал: "Что касается еврейского вопроса, то такой человек, как Антонеску, поступает гораздо более решительно, чем это делали до сих пор мы".
    В 1992 году понадобился приезд в Кишинев тогдашнего посла Израиля в Москве Арье Левина, чтобы буквально вынудить у президента Мирчи Снегура тихое заверение в том, что памятников Антонеску и улиц, переименованных в его честь, на территории Молдовы не будет.
    
    Прошло два с половиной года, и, уже израильтянин, я, не веря своим глазам, читаю в уважаемой газете "Новости недели" статьи за и против реабилитации Антонеску. "Против" выступает Моше Яновер, "за" - Цви Керем: оба старожилы, оба - литераторы, оба знают предмет не понаслышке, и мне становится не по себе от мысли, что доводы г-на Керема могут быть кем-то приняты в расчет, и не в одном Израиле. Поэтому я чувствую себя обязанным вернуться к старой теме, которую так хотелось считать исчерпанной.
    Уже упомянутая выше моя статья и ряд других материалов относительно роли Антонеску в судьбе его страны, а особо - в судьбе евреев Румынии, Бессарабии и Транснистрии встретили не только поддержку антифашистов и вообще нормальных людей, но и критику со стороны национально настроенных авторов. Нынешние аргументы г-на Керема в пользу Антонеску как две капли воды похожи на утверждения моих тогдашних оппонентов, и, споря сегодня с ним, я не вижу необходимости как-то обновлять свои контрдоводы. Вот почему я позволяю себе перепечатать с небольшими изменениями и написанными специально для данной публикации примечаниями последнюю свою статью на эту тему, поставившую точку в кишиневской дискуссии 1992 года, но, к сожалению, не решившую окончательно сам вопрос не только в Молдове и Румынии, но, как видим, и в Израиле.1
    
    
О ЧЕМ РАЗГОВОР

    
    Скромный цитатник под названием: "Антанта: Анти-Антонеску", который я опубликовал 17 июня 1992 года в "Независимой Молдове" и в 12-м номере "Нашего голоса", вызвал довольно широкую реакцию. 25 июня "Literatura si Arta"2 дала его в переводе на румынский, обрушив сверху обширный материал Марчела-Думитру Чюки "Маршал Антонеску и евреи", перепечатанный из румынской "Libertate". 26-го "Glasul natiunii"3 выпалил двумя статьями - Влада Похилэ "Да, мы виноваты. В том, что добры" и Емила Попеску (из бухарестского "Expres"a) "Хамелеонство совместимо с ложью". 27-го в той же "Независимой Молдове" появилась статья В.Армаша "Национальный герой или фашист?"
    Частью этой полемики является, по сути, и диптих в "Literatura si Arta" за 11 июня, поводом для которого послужила 110-я годовщина со дня рождения Антонеску. В честь этой даты еженедельник опубликовал панегирик Юлиуса Попы "Антонеску Безмогильный" с соответствующим эпиграфом из Адриана Пэунеску4 и апологию Николае Лупана5, названную просто и скромно "Маршал".
    Наконец, 8 июля в "Независимой Молдове" был перепечатан из румынского альманаха "Luceafеrul" за 1988 год сокращенный вариант статьи раввина Мойше Кармилли-Вайнбергера "Кто спасает одного человека, спасает целый мир" с рассказом о том, как сионисты и румынские патриоты помогали в 1943-1944 годах еврейским беженцам из Восточной Европы.
    Все эти материалы заставили меня снова обратиться к доступным мне документам и попытаться еще раз осмыслить великую трагедию румынского народа в годы второй мировой войны, еще раз пережить события, приведшие к двойному унижению - 1940 года, когда Гитлер вынудил Румынию безропотно поступиться Бессарабией и Северной Буковиной, - и 1944 года, когда Сталин, подельник Гитлера по преступному сговору, заставил эту несчастную страну повернуть оружие вспять.
    В этом контексте не может не привлекать к себе внимания трагикомическая фигура тогдашнего лидера Румынии Иона Антонеску, поставившего себя и свою родину на службу фашистской Германии и - с треском проигравшего ставку. 2 июня 1946 года, после недолгого, но шумного процесса, инспирированного из Кремля, Антонеску был расстрелян. Именно этот факт позволяет определенным силам в Румынии и Молдове создавать сегодня своего рода "миф Антонеску", раздувать его политическую значимость, оправдывать его обанкротившуюся политику и даже претендовать на реванш.
    При этом Антонеску был человеком, не только ввергнувшим Румынию в бездну национального позора, - с его именем связан и позор осуществлявшегося по указке из Берлина геноцида евреев, населявших Румынию, Бессарабию, Северную Буковину и обширное междуречье Днестра и Буга с административным центром в Одессе - так называемую Транснистрию, оккупированную в 1941-1944 годах румынскими войсками.
    Так трагедия Румынии стала еще одной трагедией евреев. Те же силы, о которых я сказал выше, пытаются сегодня преуменьшить ее, а то и почти начисто отрицают.
    Что ж, давайте еще раз пройдем по земле, впитавшей кровь многих сотен тысяч людей - румын и евреев, украинцев и русских, цыган и немцев. Давайте снова заглянем в Бухарест и Одессу, Берлин и Черновцы, ибо там творилось в годы войны наше прошлое, а значит - и настоящее. Но, может быть, хотя бы будущее еще зависит от нас.
    
    
ЛЮМПЕН-ПРОПАГАНДА, ИЛИ КТО ВИНОВАТ В ВОЙНЕ

    
    Антикоммунизм, естественно подогреваемый войной, которую волей-неволей ведет Молдова6, силен у нас как никогда раньше. Пафос развенчивания прошлого приобретает почти симфоническое звучание, но направлен он не столько на строительство нового, сколько на воскрешение еще более давнего прошлого, которое, смею думать, было не так уж прекрасно. Причем ведь речь идет не о шельмовании, скажем, И.И.Бодюла, этой беспородной овечки застоя7, - нет, отрицается все напрочь. Если бы какой-нибудь беззаветный коммунист возымел сегодня неосторожность утверждать, что земля круглая, наши новоявленные свергатели доказали бы как дважды два, что она плоская и стоит на трех китах. Правда, есть уста, из которых даже истина выходит в одеянии лжи.
    Деликатнейший Влад Похилэ не преминул поерзать гусеницами по "советской", им же заключенной в кавычки, науке и культуре, которым, по его словам, с особой истовостью служило молодое поколение бессарабских евреев. Да, истовость в служении всегда отличала мой народ, и именно она принесла ему немало бед. Еврей диаспоры, выходивший на общественное поприще, обычно принимал законы общества как данность и старался непременно прорваться в отличники, ибо, при прочих равных, его гнали в первую голову.
    И впрямь: то, что евреи после войны налегали больше на русский, зачастую манкируя румынским, очень скверно и сегодня им крепко аукается. Тем более что довоенные евреи-бессарабцы знали, как правило, минимум четыре языка: молились на иврите, между собой общались на идиш, торговали, ремесленничали, учительствовали на румынском (иные и в бухарестские сенаторы выходили) и, конечно, владели русским, помня еще кто казацкую плетку, а кто - Пушкина и Толстого.
    Их-то война и повыбила вместе с их местечками. А потом... скажите, Влад, по-каковски разговаривали с народом Семен Гроссу8 и тот же Бодюл, между тем как Рувим Удлер составлял свой пятитомный диалектологический словарь молдавского языка, а Ефим Левит открывал для нас молдавскую литературу XVIII века? На каком языке боролся с "молдавскими националистами" Иосифом Балцаном и Константином Кондрей (оба евреи) Союз писателей Советской Молдавии в лице своих славных патриархов, чьи имена мне не хочется называть, так как иные из них еще живы? Да, еврейские архитекторы отстраивали послевоенный Кишинев и республику - на русском. Еврейские учителя учили детей - на русском. Еврейские врачи лечили больных - на русском. Еврейские физики, химики, биологи делали свои открытия - на русском. Дрянные граждане? Возможно. Но когда сегодня они, добровольные и вынужденные эмигранты, читают лекции в Сорбонне и Гарварде, метут улицы в Тель-Авиве или плотничают в Австралии - у кого повернется язык сказать, что они нанесли ущерб науке и культуре Молдовы?
    
    Посмотрите, кто сегодня кричит громче всех, расправляясь на страницах газет с коммунизмом (впрочем, по Гегелю и без него, безусловно достойным гибели). Издатели черносотенной газеты "Romania Маrе" ("Великая Румыния") Еуджен Барбу и Корнелиу Вадим Тудор - крупнейшие одописцы чаушесковской "золотой эры". Неутомимый Адриан Пэунеску - сколько гимнов он накатал в честь Елены и Николае9! А у нас в Молдове? Не уважаемые ли ныне государственные мужи сочиняли в недавней молодости вдохновенные поэмы о комсомольском билете? Не известная ли наша многописательница, славящая сегодня Свободу и Нацию, воспевала единый могучий Советский Союз и оголтелого Павку Корчагина? Продолжать или остановиться? Мне много чего довелось переводить с "молдавского" на русский, и не все из переведенного я забыл.
    И после этого Вы, Влад, невинно спрашиваете, почему никто не протестовал, когда коммунистические власти называли некоторые улицы Кишинева именами большевистских мясников и коминтерновских активистов, в частности - именем Хаи Лившиц10? Да именно потому, что мы жили тогда в империи большевистских мясников, к коим, надеюсь, Вы злополучную Хаю все же не причисляете.
    И после этого Емил Попеску попрекает 80-летнего раввина Мозеса Розена за то, что тот откровенно признался: да, многие из нас вели себя при Чаушеску, как хамелеоны11. А чем, любопытно, был занят тогда сам бескомпромиссный г-н Попеску? Что-то не слышно, чтобы диссидентствовал.
    Хитер раввин? А православная церковь Румынии, а патриарх Теоктист - они что, не кадили Чау? И когда диктатор получал по пять тысяч долларов за каждого отпущенного в Израиль еврея, - а это были те самые 425 тысяч человек, чьи жизни и смерти, как мы убедимся ниже, так лихо прячет в рукав г-н Попеску, - кто из честных румын возмутился этой работорговлей?
    Но вернусь к тому, о чем Влад Похилэ элегантно "умалчивает вслух", напоминая своим читателям, что еврейский депутат в Сфатул Цэрий12 голосовал против объединения с Румынией и что коминтерновцы, "в основном нерумыны", сыграли зловещую роль в установлении жестокого коммунистического режима в этой стране. Г-н Попеску с его тяготением к цифрам, режет правду-матку и вовсе без экивоков: "В рядах палачей, - пишет он, - наблюдалась более высокая доля евреев, чем в среднем по стране: если в стране живет 1% евреев, а среди палачей их 10%, то, хотя палачи-евреи находятся в меньшинстве, их все-таки в 10 раз больше, чем можно было бы ожидать статистически".
    Возможно, и так. Я бы только не забывал, что и среди жертв их оказывалось в десять, а то и в сотни раз больше, чем можно было ожидать статистически. Как, впрочем, и среди ученых, врачей, адвокатов, педагогов, журналистов и т.п. К чему бы это?
    Что касается голосования в Сфатул Цэрий, то, похоже, г-н Похилэ слегка дезинформирован. Против воссоединения в 1918 году подняли руки лишь три депутата - болгарин, украинец и молдаванин. Евреев среди них не было, что пардон, то пардон.
    
    Юлиус Попа, и не он один, возмущенно рассказывает, с каким энтузиазмом бессарабские евреи встречали в 1940 году советские танки, какими оскорблениями и плевками провожали уходившие румынские войска. Он прав: лучше бы они тогда "воздержались". Но почему он умалчивает о том, какому психологическому, а порой и физическому террору подвергалось еврейское население при правительстве Кузы-Гоги, где, к слову, военным министром был И.Антонеску; о том, какой страх на евреев наводили легионеры-железногвардейцы капитана Зели-Кодряну; какую погромную пропаганду вела так называемая Лига национал-христианской защиты (ЛАНКа)? А между тем с востока, из-за Днестра, неслись призывы ко всемирному братству, раздавались обещания свободной жизни без угроз и зуботычин...
    Нет, не зря сложилась у евреев пословица: "Революцию делают Троцкие, а к стенке ставят Бронштейнов". Или кто-то станет всерьез утверждать, что евреев при большевиках не репрессировали или что они вышли сухими из кровавой нацистской бани? Или мало чистокровнейших румын, молдаван, русских и других неевреев работало на Коминтерн, НКВД, МГБ, КГБ, равно как и на человеколюбивую сигуранцу13? Английский исследователь Эдвард Бэр в книге с примечательным названием "Целуй руку, которую не можешь укусить" ("Иностранная литература", 1992, №№ 4-6) сухо отмечает, что чуть ли не каждый четвертый житель современной Румынии так или иначе сотрудничал с секуритате. Юлиус Попа в порыве словесного эксгибиционизма пишет: "Меня мучает мысль, что предатели румынского происхождения на возможном чемпионате мира заняли бы первое место и по качеству, и по количеству". Сколько таких людей в Молдове, знает, быть может, только г-н Анатол Плугару, и то вряд ли14. Как же тут быть с пропорциями, о которых грустит г-н Попеску? Не вяжется, господа, не вяжется, хоть тресни!
    
    Давайте немного поговорим о киче - о том, как делалась во времена Геббельса и делается в наши дни, и будет делаться всегда низкопробная пропаганда, рассчитанная на подготовку невежд к должности палачей, Рассмотрим этот вопрос на примере из газетного творчества г-на Юлиуса Попы, которого, прошу поверить, я не имею счастья знать лично.
    В своем "Антонеску Безмогильном" он нагородил целый огород ностальгических вздохов о сентиментальном маршале, убитом коммунистами, - огород, по неухоженности сравнимый только со статьей Николае Лупана "Маршал", напечатанной в том же номере "Literatura si Arta". Правда, статья последнего на 90% являет собой перетасованные выдержки из его же агитброшюры "Маршал Ион Антонеску. Солдат. Мученик", выпущенной в Бухаресте еще в прошлом, 1991 году, так что не ясно, зачем он датировал свой материал 4-м июля нынешнего, 1992 года. Впрочем, хозяин - барин.
    Г-н Попа успешно перепевает г-на Лупана, однако вносимые им нюансы менее примитивны. Очень оригинально, например, сравнение Антонеску с Наполеоном: тот, видите ли, был корсиканцем, но "целиком принадлежал Франции. Антонеску же, чистейший румын, в той же мере принадлежал Румынии". Совершенно, как у Гоголя: "Он приехал Бог знает откуда, я тоже здесь живу..."
    Забавна также повторенная раз пять и для верности выделенная жирным шрифтом фраза "Солдаты плакали, как дети". Тут сходство с Наполеоном усматривается "через наоборот": Наполеона провожали в изгнание на остров св. Елены - плакали, а Антонеску расстреливали - ни слезинки не пролили. Явная близость!
    Очарователен тон пересказа биографии маршала: "Имя Антонеску стало известно всей Румынии еще в 1907 году, когда он, в звании лейтенанта, с воинской сноровкой сумел восстановить общественный порядок в Галаце и окрестностях". О чем, вы думаете идет речь? О том, как Антонеску начал свою военную карьеру командиром карательного взвода при подавлении крупнейшего за всю историю страны крестьянского восстания15.
    Очень хорош эпизод, повествующий, как, находясь в Кишиневе, Антонеску вступился за порушенный хулиганами бюст Пушкина (орел-меценат!), как он посетовал на строгости режима для политзаключенных (здесь и далее курсив мой. - А.Б.) и как, наконец, в июле 1940 года осудил уступку Советскому Союзу Бессарабии и Северной Буковины, "за что его интернируют до конца августа того же года в Быстрицком монастыре". Видимо, режим для политзаключенных поспешили облегчить, так как уже 6 сентября Антонеску хладнокровно узурпировал власть, а 3 октября разъяснил своим министрам, как проводил время в темнице: "Во время пребывания в Быстрице я тайно через г-на Михая Антонеску16 вел переговоры с немцами по всем вопросам и высказал свое мнение обо всех действиях комплексного государственного механизма, с тем чтобы в случае моего прихода к власти не было недоразумений".
    И кто-то еще смеет, возмущается Юлиус Попа, называть Антонеску немецкой марионеткой!
    Но замечательнее всего излагает г-н Попа свой взгляд на причины румыно-советской войны. Маршал "очень хорошо знал Бессарабию. Знал, что национальные меньшинства, населявшие в основном местечки и города, хранили загадочное и непредсказуемое молчание". Интересно, о ком тут речь? Неужто о евреях? И вот в чем, оказывается, их вина перед румынским народом - в молчании! Нет, это слишком невероятно, читаем дальше. "В конце июня 1940-го Антонеску, среди очень немногих румын, ощутил оскорбленное достоинство потомка латинства... Румынская армия получила приказ ни в коем случае не открывать огонь. Так создалась отличная возможность для развязывания беспорядков, инициаторами которых были некоторые представители национальных меньшинств". И далее рассказываются ужасные случаи: как некие "торгаши" отобрали у румынских жандармов оружие, а некие "торгашки" обварили их кипятком. Следует, видимо, предполагать, что жандармы при этом хранили загадочное молчание. Затем описывается совершенно фантастическая история про то, как национальные меньшинства (правда, на сей раз "другие") вырвали глаза из трупа покончившего самоубийством румынского лейтенанта. И далее, практически без перехода, следует: "Эти и другие случаи переполнили чашу терпения будущего Маршала. Поэтому (г-н Попа открывает маршальские кавычки. – А.Б.) "я начал войну с Советским Союзом. Этого требовала честь румынского народа и императив момента"17.
    На разоблачении национальных меньшинств как истинных виновников войны г-н Попа не останавливается, а перебрасывает мост из 1940-го в 1992-й, чтобы донести и до современности свою idee fixe: "Сегодня мы пытаемся сделать то, что Маршал хотел осуществить вчера: воссоединить Народ. Насколько легка эта миссия в обществе, полном заблудших и, сверх того, мятежных национальных меньшинств, видит весь мир"18.
    Заключительный аккорд почти величав: "Увы, как недостает сегодня Маршала Антонеску нашим бравым полицейским и волонтерам19! Да, в общем, и всем нам". А волонтеров - спросили? И кому это - "нам"?
    
    
ПРИМЕЧАНИЯ

    
    
     1 Насколько мне известно, весной 1997 года г-н Керем предпринял попытку вновь возбудить вопрос о реабилитации Антонеску на страницах ведущей израильской русскоязычной газеты "Вести", заявив, что может представить неизвестные до сих пор документы. "Вести" не сочли нужным вступать в дискуссию.
    2 "Литература и искусство", орган Союза писателей Молдовы, - газета, занявшая в обсуждаемом вопросе проантонесковскую позицию.
    3 "Голос нации" - независимая газета прорумынского крыла молдавской интеллигенции. К концу 1992 года начала публиковать материалы с целью реабилитации "Железной гвардии" - откровенно фашистских отрядов, сформированных в 1927 году в довоенной Румынии.
    4 "Официальный" коммунистический поэт "эры Чаушеску", демонстративно вставший после революции 1989 года на "правый" фланг.
    5 В прошлом - работник кишиневского радио, затем диссидент, невозвращенец, известный в румынском шовинистическом лагере публицист.
    6 Имеется в виду так называемый "бендерский кризис", вылившийся летом 1992 года в кровавый вооруженный конфликт между Молдовой и самопровозглашенной Приднестровской республикой.
    7 Бодюл Иван Иванович, ветеринар по образованию, много лет возглавлял так называемую Компартию Молдавии. Самодур и интриган, любимец Брежнева, душитель немногочисленной молдавской интеллигенции, он достоин украсить собой щедринскую галерею глуповских градоначальников. Отставленный в годы горбачевской перестройки, жил на пенсии в Москве. Жив ли до сих пор - не знаю.
    8 Семен Гроссу, из комсомольских красавчиков, сменил Бодюла на посту молдавского коммуниста номер один. Под давлением снизу был смещен и отправился - опять же через Москву - дипломатом куда-то в Мексику, в роли, кажется, советника по сельскому хозяйству. При Бодюле был некоторое время председателем Совмина республики.
    9 Елена Чаушеску, невежественная и капризная жена диктатора, в отрочестве двоечница и второгодница, формально числилась "по науке", занимая в то же время ряд ведущих политических постов. Фактически была вторым лицом в государстве.
    10 Хая Лившиц - румынско-бессарабская комсомолка-подпольщица, умершая в тюрьме в 30-х, что ли, годах. Ее имя долго носила одна из кишиневских улиц, переименованная вместе с сотнями других после восстановления независимости Молдовы.
    11 Д-р Мозес Розен (1912-1994) с 1948 года до конца жизни был главным раввином Румынии. Основной заслугой этого безусловно незаурядного человека следует, по-видимому, считать вывоз из Румынии в Израиль в условиях коммунистического режима практически всего еврейского населения страны и обеспечение достойной старости для оставшихся. Вот какой некролог посвятил ему израильский румыноязычный журналист Изи Шехтер:
    "Одного не отнимешь у покойника: он умел дать отпор антисемитам - стремительно, смело, достойно. И, насколько я знаю, во всей румынской общине он был один такой. Один на арене - среди быдла, быков и носорогов.
    Пассивность некоторых евреев (чтобы не называть ее трусостью) возмущала его до предела. Помню, в один из приездов в Тель-Авив он мне сказал: "Они думают, что антисемиты действуют с разбором и не их имеют в виду, когда кричат про жидов. Но они ошибаются. Каждый еврей для антисемита - жид".
    Теперь носороги избавились от него. И появится ли новый Беранже, чтобы преградить им путь?" (Беранже - герой антитоталитаристской пьесы Э.Ионеско "Носорог". - А.Б.)
    12 Совет Страны - парламент Молдавской республики (1917-1918), принявший решение о присоединении Бессарабии к Румынии.
    13 Сигуранца -довоенная тайная охранка в Румынии, секуритате - послевоенная.
    14 Анатол Плугару - министр национальной безопасности Молдовы. К концу 1992 года, во время волны отставок, связанных с неудачей в приднестровской кампании, был смещен.
    15 И это печатает газета того самого Союза писателей, три четверти членов которого зарабатывают себе на жизнь воспеванием святости крестьянства!
    16 Однофамилец маршала, один из его приближенных министров и активнейших подручных.
    17 Для порядка уточним даты. Будущий маршал успешно удерживал в переполнившейся чаше свое терпение с 28 июня 1940-го (день установления советской власти в Бессарабии) до 22 июня 1941-го - год без недели, так что румыно-советская война, по чисто случайному, конечно, совпадению, началась в тот же день и час, что и война германо-советская. Это и был настоящий "императив момента"!
    18 Речь идет все о тех же боях в Приднестровье, но легко понять, что такая экстремистская фразеология, такие экстремистские пассажи представляли собой не то что воздушные поцелуи в сторону Бухареста, а бесценные и очень весомые подарки для великодержавной московской пропаганды и "жирного шовинизма", насаждавшегося в Приднестровье визитерами вроде Жириновского и Лимонова и носившим их на руках донским казачеством, явившимся на берега Днестра защищать пиковый российский интерес.
    19 В 1992 году армии у Молдовы фактически не было никакой. В боевых действиях участвовали подразделения полиции и гражданские добровольцы, необученные и плохо вооруженные. На верную смерть их посылал новоиспеченный министр обороны генерал Косташ, в недавнем прошлом возглавлявший республиканский ДОСААФ. Почти полностью полегла рота молодых ребят при попытке захватить мост через Днестр, обстрелянная с тыла, из-за стен Бендерской крепости, артиллеристами 14-й российской армии под командой доблестного генерала Лебедя.
    
    
(продолжение следует)

    
    

        
___Реклама___