Абрам Соббакевич


НОТНАЯ ГРАМОТА


Мне музыка ни строить и ни жить не помогала,
Но всё ж услышать было мне дано,
Как флейта звонкой струйкой разливала по бокалам
Старинное немецкое вино.
И дирижёр у вечности подробной
Не спрашивал деталей и примет,
Из воздуха не извлекал монет,
А  палочкой своею дирижёрской  психотропной
Всё сущее делил на ДА и  НЕТ.

На ДА и НЕТ, на сушу и на воды,
На свет и тьму, на женщин и мужчин,
И билась музыка, о каменные своды 
В намеренье счастливого исхода,
И был пока что в ней неразличим
Железный скрежет следствий и причин
И вопль обречённого народа,

И лишь когда вступили духовые
Мучительно забрезжило  впервые,
Что это не вибрирующий сон,
Что дирижер, витая в Эмпиреях
И вымогая наслажденья  стон,
Ещё делил на немцев и евреев
На вешний воздух и на газ Циклон. 


О, как живётся дилетанту  просто,
Повязан галстук и отглажены  штаны,
И звуки флейты простодушны нежны,
И я сижу в концертном зале мягче воска
И знать не знаю, как любовно сплетены
И судорогой  мёртвой сведены,
И музыка, и чёрные мундиры Холокоста
Пришедшие с немецкой стороны…



ПЕЙЗАЖИ и ПОРТРЕТЫ

ИМПРЕССИОНИЗМ Какая баба на картине! Видать, художнику, скотине, Плеснули лишнего в бокал, И то ли он его лакал, А то ли кисточку макал. С засохшей краскою в щетине. Как всё- таки поднаторели Французы в этой акварели! Вот эту женскую головку, С наклоном медленным к плечу, Я позабыть давно хочу, Я вас, ей богу, не лечу- Мне на неё смотреть неловко, Она немного бледновата И будто сдвинута слегка, И так по-детски виновато Прижата левая рука. С плечом своим почти что голым, И может, даже под уколом, Она глаза мои мозолит, Перед братвой меня позорит. И руку положив на горло, Глядит так скромно и не гордо, Хотя прикид её не плох, И рядом с ней учёный лох, И тоже вроде бы плывущий, Хотя очкастый и непьющий. Но мать честная, видит Бог, Что с нею у него не выйдет- Она его в упор не видит И только, только на меня Глядит, глядит, глядит с укором, Участливым каким-то взором, Ни в чём при этом не виня, И за неслышным разговором Как будто бы насквозь сечёт - Всего меня наперечёт - И где больней всего печёт, И про Маруську, и про Вовку, И про злодейскую ментовку, И это всё берёт в расчёт, Немного наклонив головку На мой бухгалтерский учет Страны и жизни погорелой… И по щеке по задубелой, Небритой, одеревенелой, Такое сладкое течёт... ЛЕВИТАН Ну, что сказать о Левитане… Не стану осуждать заранее. Сюжет картины очень прост. Весна, тепло. Наверно, пост. У лошади на заднем… плане Болтается лениво хвост. Прекрасна русская природа! Особенно, когда на ней Немного топчется народа, И ясная стоит погода Хотя бы пару - тройку дней, И что-то в воздухе разлито Такою искусною рукой, И всем есть место у корыта, И всё как будто шито- крыто, И на душе такой покой, Что всё плохое позабыто. А Левитан всего скорей Нисколько даже не еврей… Скорее, что наоборот- Из наших он, из православных, Из новгородских или славных Веселых пензенских ворот. А что Исаак, ну дык, бывает, Есть показатель поглавней, И вот его они скрывают Там, за ширинкою своей. Они маскироваться доки И действуют весьма хитро, Но всё же выдают вещдоки Их иудейское нутро. У нас была соседка Сара, Она совсем не ела сала, А только беломор сосала И вот от этих папирос В лице суровом ни кровинки, Ни ямочки, и ни жиринки, Зато такой могучий нос- Не надо никакой ширинки. Папашу у неё забрали, И он любил ли, не любил, В Сибири на лесоповале На свежем воздухе трубил, Пока здоровье не сгубил. А был папаша у соседки Когда-то знатный коновал, И угодил на тот повал За то, что он не те таблетки Народу русскому давал. А взять, допустим, на работе, Был инженер, совсем дебил, Плешивый и почти не пил, И то не по своей охоте. Но очень в шахматы любил И допоздна сидел в цейтноте. И досиделся наш орёл, Что он тако-ое! изобрёл- Как после люди говорили, И в том числе знакомый мент, Который видел документ, Что все учёные в момент На жопу сели в Израиле, Когда откинули брезент. И с Шатлом вроде бы сравнили… И что по злобе этот тать У нас не стал изобретать. А Левитан другое дело, Он русскую тоску постиг Почти до самого предела. За это бог ему простит Любой изъян души и тела… Он так для нас изобразил Былинку всякую и травку, Что ноги сами в магазин Несут к знакомому прилавку. Да нету денег на поправку… Россия, родина, голуба, Мне так близка твоя краса, Твои поля, твои леса, И так горят на утро трубы, Когда такая полоса… Когда кругом меня разруха, Беда, разор и голодуха, И горько плачет мать, старуха, Да разве же она одна… Ответь же мне, какая муха Тебя, родная сторона, Какая муха укусила? Куда твоя девалась сила? И кем распродана страна? Догадываюсь в глубине, Ох, если попадутся мне, Да жаль, их нет на полотне… Там лишь дорога и разлука, Кусты, трава, реки излука, Душа как будто бы в огне. Природа русская и мука, О, как же я тебя люблю! Когда немного пригублю. И если вдруг какая сука Поднимет на Исаака руку, Башку собаке проломлю…




___Реклама___