Давид Гарбар
«НИКОГДА БОЛЬШЕ!»
ДЕНЬ КАТАСТРОФЫ / ЙОМ – ГАШОА



    И опять мы отмечаем ДЕНЬ ХОЛОКОСТА.
    В Израиле на две минуты замерло движение, и все люди застыли в молчании.
    Все Человечество - чуть было не написал «Все прогрессивное человечество», но потом поправил: все Человечество, каждый из членов которого способен и желает скорбеть по любому невинно убиенному, - итак, все Человечество вспоминает о самой страшной Катастрофе в его, Человечества истории – о гибели 6000000 евреев, убитых только за то, что они были евреями. Убитых. Но не забытых.
     И каждый отмечает это по-своему. И я делаю это по-своему... Как умею.
     В этой подборке помещены стихотворения, написанные в разные годы и собранные в несколько циклов: «Израильский», «Еврейский», «Иммигрантский» (есть и такой).
     Конечно, граница между ними условна. Да и стихотворений в каждом цикле больше.
Но выбраны эти. Часть из них написана в Израиле, часть здесь, в Германии. Стихотворения расположены не в хронологической последовательности. Но даты их написания и первой публикации проставлены. И начну с триптиха «Яд - Вашем»


ЯД - ВАШЕМ

(триптих)

Долина (ущелье) Общин
Я брожу по этому ущелью
И не знаю - вечность или час.
Никого, лишь надписи и щели
Страшной тенью окружают нас.
					
Вот местечко, где родилась мама,
Вот местечко - родина отца.
Нет местечек,- только кровь и ямы.
Ужас без начала и конца.
				
Я бреду по этому ущелью. 
Скорбный путь. И нет ему конца.
Шесть миллионов в этой страшной щели.
И  Бетон. И не укрыть лица.

Детский павильон
Я не помню частностей, деталей.
Помню только этот темный зал,
Где как звезды, сотни душ витали.
Помню страшный поезд и вокзал.
					
И когда зажмуриваю очи, 
Ощущаю эту тишину.
И огни, как звезды темной ночью.
И войну. Проклятую войну... 		
				
Я не помню частностей, деталей.
Только звездочки сверкают в вышине.
Души детские из необъятных далей 
О Войне рассказывают мне...

Аллея Праведников
В Яд-Вашеме, в Иерусалиме
Есть Аллея - новый Крестный путь.
Чередой Купин неопалимых 
Ты пройди, запомни, не забудь!
					
Не аллея,- тропка над горою.
Без национальностей и рас
Просто люди, тихие герои,-
Праведники обступают нас.
				
Праведникам чужды мавзолеи.
Человек ведь памятью храним.
В Яд-Вашеме тянется Аллея.
Мавзолеем  им - Иерусалим.

Дуйсбург.1999. Опубликовано в 2000г.

     Этим триптихом можно было бы и ограничиться. Но остается еще одна тема. О ней можно не писать. Но не думать о ней невозможно. И она тоже об этом. Вот она:


Что случилось, что со мной случилось?
	
Что случилось, что со мной случилось:
Я в Германии,- как это объяснить?
Я в Германии,- прости, так получилось.
Я в Германии - и некого винить.
					
Я в Германии - стихи читаю:
Там про Гетто, там про Холокост.
Что случилось? Я не понимаю...
И из прошлого протягиваю мост.
				
Как посмел приехать в эту землю?
Как сумел приехать? Как живу?
Задаю вопрос,- ответу внемлю...
Нет покоя ни во сне, ни наяву.
					
Что случилось, что со мной случилось?
Так, ведь, не должно случиться, нет!
Кто мне объяснит,- проявит милость?
Кто ответит мне?! Ответа нет... .

1996 - 1997. Дуйсбург. ФРГ Опубликовано в 2000г.

Долина Рейна
После поездки Дюссельдорф - Висбаден и обратно

Долина Рейна - чудные края,
Долина Рейна - древние преданья,
Долина Рейна - боль воспоминанья
О тех местах, где не был я... 
					
Долина Рейна - “Deutsche Ecke”, - 
Кровь хлещет здесь в зеленых берегах...
Но вот прошли погромы, горе, страх, 
И снова в жизнь врастают человеки.
				
Долина Рейна - “ песен перезвон “,
Здесь тихо так, уютно, лорелейно.
Как позабыть все это, Генрих Гейне?
Как пережить все  это, Мендельсон?
					
Долина Рейна - тихие сады,
Долина Рейна - непрерывный город... 
И вдруг объемлет душу страх и холод:
Зачем мы здесь с тобою - я  и  ты?

1997. Долина Рейна: Висбаден - Дюссельдорф. ФРГ Опубликовано в 2000г.

День Холокоста
Сюда, где в Судный День мой родич незнакомый
Освенцимскою пылью в землю лег,
Приехал в поисках неведомого дома... 
Как я решился? Как посмел? Как смог?
					
Вопрос звучит во мне. Звучит и днем и ночью.
Он спать, он жить мне не дает.
Жить без ответа не хватает мочи.
Ответ же мучает и жжет.
				
А там, где был я прежде, - запустенье.
И злоба черная, и горький быт.
Ты тоже там не свой. И каждое мгновенье
Тебе об этом говорит.
					
Вопросы, горькие вопросы... 
Ответов нет. Иль их не хочешь ты.
Жизнь тает, как  дымок от папиросы,
В смятеньи повседневной суеты.

1998. Дуйсбург. ФРГ. Опубликовано в 2000г.

Танцуем, господа!
Мы веселимся, мы ликуем,
Стараясь позабыть прошедшие года.
Танцуем мы, без устали танцуем... 
Мы на костях танцуем, господа!

Не на чужих костях, не на костях врагов
Пришли мы танцевать сюда.
Мы “Фрейлахс” у родных гробов
Танцуем нынче, господа!

Надеемся, - былое не вернется.
Но если вспомнить прошлые года,-
Кто знает, чем сей танец обернется.
Мы на костях танцуем, господа!

Я здесь живу в довольстве и покое.
Есть у меня и крыша, и еда.
Но мысль одна мне не дает покоя:
Мы на костях танцуем, господа!

И чтоб с детьми и внуками такое
Не повторилось больше никогда,
Готов я жить, не ведая покоя.
И к Вам взываю: не забудьте, господа!

Дуйсбург-Дюссельдорф. 2000г.
Не публиковалось


     Опять льется кровь на земле Израиля. Опять мой народ хотят уничтожить. И опять это не получится. Где те идеологи Холокоста? Где! А народ еврейский жив. И будет жить. Будет!
     И закончить я хочу еще одним стихотворением.

Народ мой
Сожженный на кострах средневековья
И в пламени освенцимских печей,
Ты сохранил духовное здоровье, 
Презрев обиды и проклятья палачей.
					
Сменялись страны, шли столетья:
Египет, Вавилон, Германия, Волынь...
Но не кончалось время лихолетья:
Ты помнишь тамариск и липу, и полынь.
				
А ты, рассеянный, распятый и убитый,-
С несокрушимой верой в Божий Храм,
С Завета Свитком и молитвой
Идешь к его распахнутым дверям.
					
Народ мой, ты живой, как прежде:
Ты победил и смерть, и страх.
Ковчег Завета у тебя в руках
И Щит Давида на твоей одежде.

1997.Дуйсбург. ФРГ.
Опубликовано в 2000г.



___Реклама___