Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Вс авг 31, 2014 8:13 am

Часовой пояс: UTC


Правила форума


На форуме обсуждаются высказывания участников, а не их личные качества. Запрещены любые оскорбительные замечания в адрес участника или его родственников. Лучший способ защиты - не уподобляться!



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Страница краеведа Александра Рашковского
СообщениеДобавлено: Пн апр 20, 2009 1:37 pm 
Модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт фев 21, 2008 5:28 am
Сообщения: 1411
Александр Рашковский, краевед
Архивная мозаика предвоенного и военного времени


В работе представлен хронологический ряд выявленных архивных документов о предвоенных и военных годах. Некоторые документы снабжены необходимыми комментариями. Автор надеется, что материалы будут полезны всем, кто интересуется этим периодом истории нашей родины.

Из письма Е.Д. Петряева – В.А. Савченко в Ленинград от 27 декабря 1965 года.
«Сразу же меня угнали в Монголию. Там, на Халхин-Голе меня засыпало землей (переломы голени и ребер), но отошел. Даже медаль получил, что тогда было редкостью. Потом был начальником лаборатории в Кяхте, затем в Улан-Уде, а в 1942-1956 годах в Чите. Много ездил по Забайкалью и Монголии. Погибал от алиментарной дистрофии (вначале там пайка не было, тянулись на «галушках» – похожих на шинельные обрезки – раз в сутки). В 1945 году, боях с Японией, дали «Красную Звезду», монгольскую медаль и прочее. Потом стал администратором и попал в Киров. Вышел в запас полковником. Работу по вкусу здесь найти трудно. Возможно, сменю Киров на иной город, но все упирается в жилье».
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1, д.119, л.119).


1940 год

Постановление Президиума Кировского облисполкома от 21 февраля 1940 года №243с об отводе помещений летнего театра сада им. Степана Халтурина для формирования стрелковой дивизии.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.2, л.46).

Письмо Тбилисского филиала Музея В.И. Ленина от 4 марта 1940 года в адрес директора Кировского института усовершенствования учителей с фотокопией Ноты посла РСФСР в меньшевистской Грузии С.М. Кирова с требованием освобождения Л.П. Берия (он занимался там разведывательной и подрывной деятельностью – А.Р.).
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.25, л.6-7).

Письма заместителя наркома просвещения РСФСР Сарычевой от марта 1940 года №308с и от 2 апреля 1940 года №453с об организации учебы детей переселенцев из Западной Украины и Белоруссии и о детях польских осадников.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.28, л.13).
Для справки.
Оса́дники (польские osadnicy, единственное число osadnik — поселенец) — вышедшие в отставку солдаты, офицеры польской армии, члены их семей, а также гражданские переселенцы-поляки, получившие после окончания советско-польской войны и позднее земельные наделы на территориях Западной Украины и Западной Белоруссии, отошедших Польше по Рижскому мирному договору (1921). На протяжении 1919—1929 77 тысяч польских осадников получили 600 тысяч га земли. По данным «Энциклопедии Истории Беларуси», в период 1921—1939 гг. с этнических польских земель в западную Белоруссию было переселено около трёхсот тысяч осадников. После вхождения Западных Украины и Белоруссии в состав СССР в 1939 году около 90% из семьей осадников были депортированы.

Приказ по Кировскому областному драматическому театру ( в дальнейшем – облдрамтеатр) от 8 апреля 1940 года №51 о 40-летии сценической деятельности Сергея Ивановича Курского. Курского премировали костюмом и летним пальто.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.1, д.46, л.15).

Приказ по облдрамтеатру от 13 апреля об освобождении актера Виктора Платоновича Некрасова от должности по личному желанию с 1 мая 1940 года.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.1, д.46, л.18).
Для справки.
Виктор Платонович Некрасов родился 17 июня 1911 года в Киеве. Его отец работал бухгалтером и умер в городе Красноярске в 1917 году. Мать Виктора Платоновича была врачом. До 1914 года Некрасов жил у своей тети в Лозанне (Швейцария), где его мать заканчивала учебу в университете, а затем в Париже, где она работала в госпитале. Его тетя, сестра матери, жила в Лозанне с 1905 года.
С началом Первой Мировой войны, Виктор Платонович с матерью вернулся в Киев.
В Киеве Некрасов окончил трудовую школу №63, а затем поступил в железнодорожную строительную школу, которую закончил в 1929 году. После окончания школы Виктор Платонович работал сначала старшим рабочим, а затем лаборантом на строительстве вокзала в Киеве. В 1930 году Некрасов поступил в Киевский строительный институт на архитектурный факультет. Одновременно он арботал лаборантом в НИИ сооружений. В 1936 году Виктор Платонович окончил институт, получив звание «архитектор по гражданским сооружениям». Параллельно с учебой в институте, в 1932 году Некрасов поступил в драматическую студию при Киевском театре русской драмы (художественный руководитель – заслуженный деятель искусств И.П. Чужой), которую закончил в 1936 году. После окончания студии Виктор Платонович работал в театре русской драмы, а затем (сезон 1937-1938 года) в Киевском железнодорожном театре. Сезон 1938-1939 года Некрасов работал в театре Тихоокеанского флота города Владивостока (художественный руководитель Штейн).
С 5 ноября 1939 года Виктор Платонович работал в Кировском областном драматическом театре (по дате заполнения анкеты, так как приказ, к сожалению, не сохранился – А.Р.).
Уже во Владивостоке Некрасов начал работать в театре и актером и художником. До приезда в Киров Виктор Платонович играл в спектаклях:
- «Альказар» Мдивани – капитан Гедо;
- «Стакан воды» Скриба - Артур Мешель;
- «Тропа шпиона» Дюма – Антуан;
- «Очная ставка» Братьев Тур и Л. Шейнина – Сережа Мышка и доктор Ручьев;
- «Мачеха» Бальзака – судебный следователь;
- «Генеральный консул» Бр. Тур и Л. Шейнина – Княжницкий;
- «Тартюф» Мольера – Дамис.

Выписка из приказа по Уржумскому колхозному театру от 10 мая 1940 года о зачислении в штат с 20 апреля художественного руководителя Сергея Павловича Максимовича, а, также, режиссера и актера Аркадия Львовича Ларского.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.1, д.46, л.44).
Для справки.
Ларский (Пекерман), родился в 1892 году в Заиренской слободе Кунгурского уезда Пермской губернии в бедной еврейской семье. Его отец был николаевским солдатом, кантонистом, и не имел специальности.. Он занимался кустарным ремеслом, работал пекарем и сапожником. Когда семья стала большой (10 человек), отца устроили сторожем синагоги, где тот и умер от разрыва сердца в 1915 году. Аркадия сначала отдали в городское училище, но так как он был шестым ребенком в семье, а средств не хватало, то пришлось отдать его учеником на фабрику. Когда Аркадию исполнилось 13 лет (у евреев это считается совершеннолетием), он, видя трудную жизнь родителей, ушел из дома, доучившись только до третьего класса городского училища. Работая на разных работах, он продолжал самостоятельно учиться грамоте.
В 1909 году Аркадий попадает в театр, где работал сначала рассыльным, потом рабочим сцены, статистом, сценариусом (помощником режиссера). О театре он мечтал с детства и вот мечта начала сбываться. Аркадий едет в Москву, сдает экстерном экзамены за полный курс гимназии и поступает в театральную школу. Но, через два года, из-за отсутствия средств, он оставляет театральную школу и едет в Семипалатинск, где начинает работать актером. Из Семипалатинска его, как еврея, не имеющего права жить вне черты оседлости, высылают в 24 часа. Аркадию пришлось креститься, приняв православие. После этого его оставили в театре и началась его гастрольная жизнь. Кузнецк, Стерлитамак, Рига, Витебск, Двинск, Нижний Новгород, Вятка, Красноярск, Астрахань, Саратов, Самара, Казань, Симбирск, Омск, Томск, Челябинск, Пермь, Екатеринбург, это города его актерской и начала режиссерской деятельности до революции.
Революция застала его в Омске. С наступлением на Омск чехословацких войск, он бежал в Тюмень, где служил в антрепризе Глинской. После окончательного прихода Красной Армии, он организовал в Челябинске Союз работников искусств и стал его первым председателем. Потом он служит в разных военно-культурных клубах и только в 1929 году начинает работать очередным режиссером в Челябинском государственном драматическом театре. С 1931 года Аркадий Львович работает художественным руководителем и главным режиссером театра в столице Коми-Пермяцкого округа Кудымкаре.
После работы в ряде театров Урала, он попадает в Уржумский колхозный театр, куда приказом от 7 мая 1940 года был зачислен режиссером, а его жена, Надежда Николаевна, актрисой.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.4, д.214).
Максимович Сергей Павлович, режиссер, родился в июне 1906 года в Петербурге, в семье инженера-строителя элеваторов. С 6 до 7 лет воспитывался в детском саду города Парижа. Учился в Петербургской частной гимназии Штемберга, но не закончил ее из-за закрытия гимназии в 1918 году. После самоподготовки, в 1925 году поступил на историко-филологический факультет Ленинградского университета. Продолжал образование в Париже (в Colledge de France) на факультете изящных искусств, который окончил со степенью доктора изящных искусств. Одновременно с обучением в колледже, был приглашен парижским театром «Miroir» консультантом постановки пьесы Н. Евреинова «За кучками души» (так в автобиографии, на самом деле пьеса называется «В кулисах души» - А.Р.). Позднее поставил в этом же театре пьесу Артура Шницлера «Желтый попугай» (так в автобиографии, на самом деле пьеса называется «Зеленый попугай» - А.Р.). Это была его первая режиссерская работа. Позднее он перешел на режиссерскую и литературную работу в театр «Пигаль», где осуществил литературно и постановочно инсценировки романов Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы», Анатоля Франса «Аббат Куаньяр», Г. Мопассана «Милый друг» и ряд других драматических спектаклей. Одновременно Максимович сотрудничал в журнале «Ki», посвященном вопросам искусства и литературы.
По возвращению в СССР в 1929 году, после окончания образования, он работал режиссером Ленинградского Дома печати, а также художественным руководителем и главным режиссером Охтинского драматического театра, совмещая это с литературной и журналистской работой.
С 1931 года работал литературным секретарем и децернентом (ответственным сотрудником) по вопросам искусства в редакции «Комсомольской правды», а позднее газеты «Вечерняя Москва». Некоторое время работал художественным руководителем радиовещания 1-го Государственного подшипникового завода им. Л.М. Кагановича, а затем заведующим отделом искусства газеты «Коммуна» в Калуге.
В 1935 году был репрессирован и с этого времени по 1937 год работал художественным руководителем и главным режиссером драматического театра поселка Чибью (Коми АССР).
С 7 мая 1940 по 1 мая 1941 года работал художественным руководителем Второго Кировского областного колхозного театра в Уржуме. За это время он поставил там пьесы:
- «Честь» - Г. Мдивани.
- «Распиленная монета» - А. Дюма.
- «Два брата» - М. Лермонтова.
- «Золото» - Филимонова и Дистлера.
- «Кто смеется последним» - К. Крапивы.
Имел научные труды по истории и теории театра.
В характеристике, подписанной начальником отдела искусств Кировского облисполкома 14 мая 1941 года, сказано, что Максимович освобожден от работы по собственному желанию.
В Москве был прописан по адресу – К-9, Брюсовский переулок, 10 кв. 1. Тел. К-381-63.
Анкету и автобиографию Максимович заполнял 7 мая 1941 года.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.4, д.232).

Письмо Наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина от 3 июня 1940 года №801с об организации работы с детьми польских осадников в спецпоселках НКВД СССР и других местах.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.28 , л.28, 37, 51).

Выписка из Приказа Управления по делам искусств СНК РСФСР от 23 июня №201 о присвоении высшей категории актеру Кировского драмтеатра С.Л. Гольдштабу за исполнение роли И.В Сталина и установлении ему оклада в размере 1200 рублей.
(ГАКО, ф. Р2304, оп.2, д.2 л.70).

Приказ Управления по делам искусств СНК РСФСР от 13 июля №231 о работе Кировского областного драматического театра и освобождении Лины Семеновны Самборской от должности художественного руководителя театра.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.2 л.63).

Распоряжение Кировского облисполкома от 19 июля 1940 года №111с о состоянии спецпоселка «Дубровка» Нагорского района по обслуживанию польских осадников с приложением доклада по этому вопросу.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.28 , л.58-60, 74, 90-92).

Выписка из секретного протокола бюро Уржумского райкома партии от 1 августа 1940 года о работе Уржумского колхозного театра. В протоколе отмечены бесхозяйственность директора театра Держурина и постоянные пьянки руководства театра.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.2, л.3).

Приказ по облдрамтеатру от 27 сентября 1940 года №125 о зачислении на должность артистки Августы Леонидовны Миклашевской с 12 сентября с окладом 1000 рублей в месяц.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.1, д.46, л.144).

Письмо Управления государственной безопасности НКВД по Кировской области от 15 октября об изъятии второго тома Большого советского атласа мира, изданного в марте 1940 года «Диапозитивторгом», так как на нем обозначены засекреченные объекты (интересный документ эпохи – А.Р.).
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.2, л.12).

Список руководителей предприятий области на 24 ноября 1940года.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.6, д.221, л.115-117).

Приказ по облдрамтеатру от 18 декабря 1940 года №169 о выезде со спектаклем по пьесе А.Н. Островского «Бесприданница» в город Слободской.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.1, д.46, л.140).




1941 год

Приказ по облдрамтеатру от 15 января 1941 года №9. Объявлена благодарность за спектакль «Анна Каренина» (главную роль в нем исполняла А.Л. Миклашевская – А.Р.). Особо отмечен главный режиссер, художественный руководитель театра Иван Семенович Ефремов.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, с. 10).

Приказ по облдрамтеатру от 19 января 1941 года №12 об уплате артисту А.Д. Викторову за консультации по французскому языку и военным костюмам в спектакле «Анна Каренина» 250 рублей.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л. 12).

Доклад Нагорского райисполкома от 29 января1941 года № 16с о школе спецпосёлка «Малая Дубровка».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.14-15).

Приказ по облдрамтеатру от 1 февраля 1941 года № 21. Объявлена благодарность С.Л. Гольдштабу за постановку спектакля «История одной любви».
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.21).

Письмо начальника Управления по делам искусств СНК РСФСР Н. Беспалова от 7марта 1941 года №26с о запрете фотографирования актеров, исполняющих роли В.И. Ленина и И.В. Сталина, в гриме со зрителями.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.3, л.30).

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР Гаврилова от 19 марта 1941 года о передаче Кировским областным краеведческим музеем всех дел канцелярии Вятской губернии, в том числе документации жандармского и полицейского управлений, в Архивный отдел УНКВД Кировской области.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.12).

Докладная заведующего облоно в обком партии от 29 марта 1941 г. о фактах морального разложения в школах:
1.В Слободской неполной средней школе № 5 группа учащихся 10-11 лет имела половые связи. Ученица 3 класса Семакова Валя ,10 лет, насиловалась неродным отцом Кушевым. Ученик 3 класса Салтанов Геннадий распространял порнографические открытки, которые брал у отца.
2.В Котельнической средней школе №2 у ученицы 10 класса найден дневник, где говорилось о её половой жизни в течение двух лет, меняя сожителей.
3.Учителя Лебяжской средней школы 15 марта 1941 года организовали вечер с выпивкой, плясками и пением нецензурных песен. На него было приглашено 6 учащихся школы. Гуляли до двух часов ночи.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.16-20).


Письмо военного отдела Кировского обкома партии от 17 мая 1941 года №264с о проведении военно-тактической игры «ПВО района и борьба с воздушными десантами».
(ГАСПИКО, ф.988, оп.3, д.73,л.15).

Письмо начальника спецсектора Кировского облоно от 30 мая 1941 года №67сс в адрес спецсектора Ленинградского облоно, с просьбой о подтверждении плана эвакуации детских домов во время войны из Ленинградской области в Кировскую область и ответ, что план остается без изменений.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.38, л.20, 22).

Письмо зав. сектором детских домов облоно Сиротина от 5 июня 1941 года № 46с. в наркомат просвещения РСФСР.
В детдомах области 280 детей репрессированных родителей. Некоторые из них, в этом году заканчивают 10 класс средней школы. Так, например, Коссиор Владимир из Уржумского детского дома № 1. Можно ли их направить на учёбу?
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.31).
В детдоме им. Пирогова города Уржума воспитывались дети Косиора Миша и Володя. Учились дети в школе им. Ленина (бывшая Уржумская гимназия). Там были богатейшие кабинеты физики, химии, особенно рисовальный. Во время войны туда перевезли из Ленинграда 1000 человек (эвакуировали пионерский лагерь).

Приказ по облдрамтеатру от 11 июня 1941 года №96 о гастролях в городе Слободском. Перечислены все актеры выезжающие 12 июня в Слободской, в том числе А.Л.Миклашевская, Д.А. Штормский, Н.Н. Поль, Т.Л. Даль, В.В. Кукуруза.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.107).

Распоряжение Кировского облисполкома от 13 июня 1941 года №71 о пропусках в театры и цирк города Кирова.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.3, л.9).

Из письма харьковского художника Бориса Лазаревича Ингоря в адрес Е.Д. Петряева от 20 ноября 1971 года.
«17 июня 1941 года в город Киров передислоцировалось Львовское пехотное училище, где я служил красноармейцем роты обеспечения ( был художником в училищном клубе). А 19 июня мы были уже в Вишкиле Котельнического района, в лагерях. Поздней осенью училище возвратилось в Киров на «зимние квартиры». Если не изменяет память, находились мы где-то около КУТШО (Комбината учебно-технического школьного оборудования), кажется в бывшем монастыре. В помещении музея уже был госпиталь. Я успел познакомиться с Кировским театром. Помню Колобаева в роли профессора Окаемова в пьесе Афиногенова «Машенька». А осенью побывал на всех спектаклях эвакуированного в Киров БДТ им. Горького. В «Кировской правде» появились имена московских литераторов: Осипова, автора многих исторических повестей, Ф. Лигарнера, А. Кронгауза и А. Первенцева. Редактором газеты был Карнаушенко. Запомнилась мне его украинская фамилия.
Привела меня определенная сила в издательство. Здесь познакомился с Евгением Чарушиным, приехавшим из Ленинграда. Художественным редактором была Е. Лесик. Она сказала, что училась в Харькове и заказала мне несколько антифашистских лозунгов. Работа пришлась «ко двору». Тогда она поручила мне обложку книги. Автора книги не помню. Называлась она «В краеведческом туристском походе по Кировской области».
На письме рукой Е.Д. Петряева отмечено – Шернин А.И. «В краеведческом туристическом походе» (Киров, 1941 – 44с.). Технический редактор Е.П. Лесик.
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1а, д.12, л.130-133).

Письмо наркомата просвещения РСФСР от 18 июня1941 года № 1807с о запрете направлять детей репрессированных из детских домов в ремесленные училища, железнодорожные училища и школы ФЗО.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.53).

Решение Кировского облисполкома от 26 июня 1941 года №831с о размещении Псковской школы глухонемых в селе Талица Опаринского района.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.38, л.44-46).

Письмо в обком партии конца июня 1941 года о размещении детских домов из Ленинграда и области:
- детский дом им. Луначарского из Пскова (219 человек) на станции Стальная;
- детский дом «Святая гора» из Пскова (160 человек) на станции Опарино;
- Островский детский дом (216 человек) в городе Уржуме;
- школьные детские дома общей численностью 600 человек в городе Молотовске (теперь Нолинск – А.Р.);
- Лужский детский дом (130 человек) в городе Советске;
- все детские сады в Кировском районе.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.38, л.47).

Решение Кировского облисполкома от 2 июля 1941 года №845с о ликвидации на военное время Областного Дома народного творчества и Театра юного зрителя с переводом труппы и спектаклей в драмтеатр и концертно-эстрадного бюро.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.3, л.11-14).

Решение Кировского облисполкома от 13 июля 1941 года №879с о передаче Наркомату просвещения РСФСР для его размещения в Кирове зданий:
- начальной школы №9 по ул. Степана Халтурина;
- начальной школы №13 по ул. Энгельса;
- начальной школы №8 по ул. Энгельса.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.35, л.32).
Для справки.
В город Киров был эвакуирован наркомат просвещения РСФСР. Наркомом был Владимир Петрович Потемкин. О некоторых аспектах тайной деятельности этого наркомата я уже писал в своих работах, опубликованных в интернет-журнале Евгения Берковича ( //berkovich-zametki.com ). Дальнейшее изучение мемуарной литературы открыло немало загадочного в биографии Владимира Петровича.
Во многих справочниках и энциклопедиях написаны следующие биографические данные о нем ( см., например, Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000). Владимир Петрович Потемкин (7.10.1874, Тверь - 23.2.1946, Москва), дипломат, академик АН СССР (1943), действительный член Академии педагогических наук (1943), дважды лауреат Сталинской премии (1942, 1946). Однако, в справочнике Российской Академии Наук сказано, что он родился в 1877 г. Почему такое расхождение пока неясно.
Родился Потемкин в семье врача. В 1893 г. окончил Тверскую гимназию и поступил в Московский университет на историко-филологический факультет. Университет он окончил в 1898 г., где и был оставлен на два года при кафедре всеобщей истории для получения профессорского звания (Н.Н. Селихов «Советская педагогика», 1972, № 3, с. 106). С 1900 преподавал в школах в Москве и Екатеринославе. В 1903 примкнул к революционному движению. Но, вот что интересно.
Оказывается Владимир Петрович был профессиональным гебраистом. Для справки - гебраистика ( от греч. hebráios — еврей, еврейский), комплекс гуманитарных дисциплин, изучающих еврейскую культуру; в языковедческом аспекте — изучение древнееврейского языка и памятников письменности. В 1904-1905 годах, он опубликовал в еврейском журнале «Восход» докторат о еврейских пророках. (Исторический альманах «Минувшее», №10, М., 1992, с. 176). Все это в советское время почему-то тщательно скрывалось. Не был ли он крещеным евреем, окончившим ешиву, из-за чего и расхождения с годом рождения?
Кроме того, А. М. Горький посылал Потемкину для поправок стихи Яффе в переводах Белика и Черниховского для сборника «Помощь»(СПБ, 1901). Значит, Владимир Петрович был признанным знатоком иврита. Работая в Тверской земской управе, он прочитал лекцию «Древнееврейская религия и пророки» с целью сбора денег для местной организации РСДРП ( «Советская педагогика», 1972, №3, с. 111).
С февраля 1917 г. работал в отделе народного образования Московской земской управы. С ноября 1917 член коллегии школьной политики и зав. отделом Наркомата просвещения РСФСР. Он принимает участие в подготовке программных документов о единой трудовой школе, даже в июле 1918 г. председательствует на первом всероссийском съезде учителей. Вообще организация съездов было тогда его главным занятием. Сейчас это трудно себе даже представить, но в 1918-19 гг. в атмосфере гражданской войны под его руководством было проведено более 180 съездов и совещаний учителей и работников народного образования, сыгравших важную роль в строительстве новой школы.
В 1919 вступил в РКП(6). В мае-сентябре 1919 начальник политотдела Южного фронта, с января 1920 - Юго-Западного фронта. Видимо тогда он и попал в «команду» И.В. Сталина, в которой оставался до последних дней своей жизни. Затем он командовал особым отрядом (каким!?), был член Реввоенсовета 6-й армии.
В начале 20-х годов Потемкин заведовал Одесским губернским отделом народного образования, где сумел сплотить вокруг себя очень способную творческую молодежь (Ривес, Шульман, Лозинский и др.), которая, в дальнейшем, внесла существенный вклад в развитие отечественного образования. В июне 1921 г. Владимир Петрович встречается в Одессе с Ф.Э. Дзержинским, который приезжал туда с инспекцией. После этой встречи, судьба Потемкина делает крутой поворот и с 1922 г. он находится на дипломатической работе, занимая целый ряд ответственных постов. В 1922 г. – член Советской репатриационной комиссии во Франции. В 1923 г. – председатель репатриационной комиссии в Турции. В 1924-1926 гг. – генеральный консул СССР в Стамбуле. В 1927-1929 гг. – полпред в Турции. В 1929-32 Владимир Петрович полпред в Греции, в 1932-34 - в Италии, в 1934-37 - во Франции. Муза Васильевна Канивез – вдова известного советского дипломата-невозвращенца Ф.Ф. Раскольникова – в своих воспоминаниях пишет, что полпреда в Италии В. Потемкина очень критиковали за поддерживание личных отношений с Муссолини. На его письменном столе стояла фотография ДУЧЕ с дружеской (!) надписью («Минувшее», №7, М., 1992, с. 63). Надо отметить, что до него нашим послом в Италии был Л. Б. Каменев, который был приятелем Муссолини еще с дореволюционных времен. Какие вопросы обсуждали Потемкин и Дуче во время своих частых встреч с глазу на глаз, остается только догадываться. Кстати, сейчас широко известно о том, как немцы освободили Муссолини после его ареста при перевороте 1943 г. Однако, сведущие люди утверждают, что освободили его наши спецслужбы по указанию Сталина, который боялся быстрого продвижения американских войск по Италии и Балканам. Не исключено, что в подготовке этой операции принимал участие и Потемкин, который хорошо знал все тайные резиденции Муссолини. В 1933 г. он подписал советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтралитете. С 1934 г. член советской делегации в Лиге Наций («Советская педагогика», 1972, №3, с. 113). Интересно, на сколько лет был заключен договор с Италией, и как могла напасть Италия на СССР, не имея с ней общей границы? Вообще, послужной список Потемкина на дипломатической работе очень интересен. Он все время находился в районе Средиземного моря. Видимо именно через него осуществлял переброску в Палестину своей агентуры Ф.Э. Дзержинский. Дружеские связи Кемаля Ататюрка с руководством СССР известны, но мало кто знает, что турецкой армией фактически командовал М.В. Фрунзе, а его ближайшим помощником там был Мате Залка - будущий герой войны в Испании. Именно Потемкин «присматривал» за Троцким после его высылки из СССР, а затем за его сыном Львом Седовым во Франции. Видимо именно Владимир Петрович и был резидентом личной разведки Сталина в районе Средиземноморья. Такая разведка существовала, но, о ее деятельности до сих пор мало чего известно.
С апреля 1937 года Потемкин 1-й зам. наркома иностранных дел СССР.
Удивительным образом его миновала «чистка» наркомата при снятии наркома М.М.Литвинова в мае 1939г. Более того, ни один из участников процесса «чистки» никогда не упоминал о присутствии в это время в НКИД Потемкина. Где же он находился ?
Учитывая то , что послом Германии в Турции был фон Папен – один из самых опытных дипломатов Гитлера , имевший многолетние личные связи с В. П. Потемкиным, то логично предположить , что Потемкин находился в Турции ,где вместе с послом Алексеем Васильевичем Терентьевым готовил Пакт о ненападении , который в дальнейшем получил известность, как Пакт Молотова-Риббентропа.
Серьезность турецких переговоров по пакту отмечена и в мемуарах одного из руководителей советской разведки того времени П.А.Судоплатова.
10 мая 1939 г. Владимир Петрович посетил Варшаву, где встретился с министром иностранных дел Ю. Беком. «Путем подробного анализа соотношения сил в Европе и возможностей эффективной франко-английской помощи Польше, - сообщал Потемкин об этой встрече, - я привел Бека к прямому признанию, что без поддержки СССР полякам себя не отстоять. Я подчеркнул, что СССР не отказал бы в помощи Польше, если бы она этого пожелала. Бек, со своей стороны, констатировал необходимость для Польши опереться на СССР, в случае нападения на нее Германии». Уже 11 мая Молотов принял посла Польши и пригрозил ему, что Польша может согласиться на советские условия слишком поздно. Здесь не будет лишним вспомнить предшествующие события советско-польских отношений.
Ю. Бек с 13 по 15 февраля 1934 г. провел в Москве исчерпывающие переговоры со своим коллегой Максимом Литвиновым. На переговорах прежде всего затрагивался вопрос о польско-германской декларации. Как нам известно по собственноручно записанным Литвиновым выводам, советского наркома главным образом интересовал вопрос: наладила Польша сотрудничество с Германией на основании секретного соглашения или не наладила? Переговоры с Беком Литвинов рассматривал, как своего рода следствие, которое должно было прояснить, насколько обоснованны его подозрения. Отвечая на поставленные себе вопросы, он пришел к выводу, что хотя Польша и чувствует себя безопасной со стороны Германии, но это вовсе не значит, будто «она уже заключила какое-то секретное соглашение с Германией». По его мнению, Польша стремилась замаскировать свою новую ориентацию или свои новые планы, поддерживая внешне хорошие отношения с СССР, что было выгодно и для советской стороны, и поэтому, как он считал, Польше не стоило в этом мешать, а, наоборот, следовало идти ей навстречу.
Выводы и замечания Литвинова, хотя и были проникнуты недоверием и подозрительностью к Варшаве, но, в общем, отражали истинное положение вещей: Польша не заключала секретного договора о сотрудничестве с Германией и на тот момент была заинтересована в поддержании хороших отношений с СССР, что Литвинов счел выгодным и для советской стороны. Выводы Литвинова подтвердили также то, что и в Варшаве, и в Москве в политике сближения в то время усмотрели важный фактор, благоприятный для политических интересов обеих стран, и решили поддержать эту тенденцию. Конкретным результатом этого, стало продление, после визита министра Ю. Бека, польско-советского пакта о ненападении сроком на 10 лет, то есть до 1945 г. (!!!) («Независимая газета» от 24 января 2005 г.).
17 августа 1939 г. нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов принял в Кремле посла Турции Али-Хайдара Актая. ( «Кировская правда», 1939, № 189, с. 1 ).
А уже 19 августа, после заседания Политбюро, на котором с большой речью выступил И.В. Сталин, в Москву был приглашен Риббентроп.
24 августа 1939 г. В. П. Потемкин, после подписания советско-германского пакта, провожал Риббентропа на московском аэродроме. А в сентябре 1939 именно В.П. Потемкин вручил польскому послу в Москве ноту, в которой объявлялось о вводе советских войск на территорию его страны под предлогом, что "польское государство и его правительство перестали существовать". Исходя из всего сказанного, можно с уверенностью сказать, что в подготовке ПАКТА МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА Владимир Петрович принимал самое активное участие, тем более, что он имел большой опыт подготовки таких соглашений.
27 сентября 1939 г., во время второго визита Риббентропа в Москву, когда они со Сталиным расписались на карте раздела Европы, в Москве находился и министр иностранных дел Турции. В этот день на завтраке в турецком посольстве, устроенном в честь его приезда, присутствовали В. П. Потемкин и наш посол в Турции А.В. Терентьев («Кировская правда», 1939, № 224, с. 4).
Похоже, что Сталин, Риббентроп и министр иностранных дел Турции вели какие-то тайные переговоры, о которых до сих пор никто и никогда не упоминал. И, наверняка, в них участвовали, Потемкин с Терентьевым. У нас очень много написано о секретных протоколах к пакту Молотова-Риббентропа и никогда не упоминается о секретных протоколах к советско-германскому договору от 27 сентября 1939 г. А именно этими документами была создана ось Москва – Берлин – Анкара. Все это было очень похоже на «мюнхенский сговор». Было бы очень интересно узнать, какие преференции от Сталина и Гитлера получила Турция. Не это ли соглашение явились причиной яростного желания Сталина избавиться от фон Папена перед концом войны?
Похоже, что фон Папен слишком много знал о взаимоотношениях Германии и СССР еще с 20-х годов, когда наша страна , нарушая версальские договоренности , тайно помогала германской военщине восстанавливать военный потенциал , наращивая ,при этом , и свое военное могущество. А, самое главное, он был самым активным участником подготовки пакта Молотова-Риббентропа и соглашения по оси Москва – Берлин – Анкара. Предвидя международный суд над руководителями гитлеровской Германии после окончания войны, Сталин стремился избавиться от одного из самых важных и авторитетных свидетелей тайных контактов СССР, Германии и Турции.
В течение 2-5 октября 1939 года в Москве происходили переговоры между Председателем Совнаркома и Наркомом иностранных дел СССР Молотовым и Министром Иностранных Дел Латвии г. Мунтерсом по вопросу о заключении Пакта о взаимопомощи между СССР и Латвией.
В переговорах участвовали т.т. Сталин, Потемкин и Полпред СССР в Латвии т. Зотов, а со стороны Латвии - Посланник Латвийской Республики в СССР г. Коциньш. Переговоры закончились подписанием 5 октября Пакта о взаимопомощи. Этим был закончен «мягкий» период сталинской предвоенной дипломатии и на международную арену перед началом войны должен был выйти «зверь». Потемкин был переведен на другую работу, а на его место в наркомате иностранных дел был назначен … А.Я. Вышинский.
В 1940 г. Владимир Петрович оказался на посту руководителя Наркомата просвещения РСФСР. Несомненно, что это был удачный выбор. На посту наркома просвещения Сталину нужен был человек, который был не только аналитиком, но и мог бдительно следить за всеми процессами подготовки и проведения обучения, а также всеми процессами культурной и идеологической работы в учебных заведениях.
Но, это не самое главное. На посту наркома начался новой этап тайной деятельности Потемкина. Надо было готовиться к войне, и Владимир Петрович активно осуществлял эту подготовку по линии своего наркомата. Была организована паспортизация школьной сети РСФСР и закрыто 1,5 тыс. школ. Учителя этих школ были переведены на другую работу ( Н.Н. Селихов «Советская педагогика», 1973, №2, с. 115). Сделано это было якобы без ущерба для образования в стране. Ясно, что эти здания были отданы под военные школы, которые обучали многочисленных малограмотных солдат в новых формированиях для готовящейся войны против Германии. И учителя пригодились. Позднее эти здания были переданы под эвакуируемые детские учреждения и госпиталя, что, кстати, планировалось уже с 1940 г. Кроме того, наркомат просвещения предложил выделить всем сельским школам большие пришкольные земельные участки. К 5 февраля 1944 г. их площадь составляла 77 тыс. гектаров, что очень помогло школам выжить в годы войны. Одновременно была организована практическая работа школьников на фабриках и заводах, в колхозах и совхозах. При всех детских домах были организованы мастерские, часть которых даже выпускала военную продукцию. Подсобные хозяйства детских домов и других учебных заведений наркомата не только обеспечивали себя овощами и другими продуктами, даже сдавали государству до 1500 тонн зерна. Дети собирали грибы и ягоды, лекарственные и технические растения ( «Советская педагогика», 1973, №2, с. 118).
Именно наркомат просвещения курировал все учреждения образования и культуры РСФСР. А эти учреждения были во всех населенных пунктах страны, даже в тех, где не было подразделений НКВД. Это была идеальная сеть для сбора достоверной независимой информации, необходимой Сталину для создания всеобъемлющего контроля в стране, в том числе и за НКВД. Кто бы мог догадаться, что такое подразделение есть в наркомате просвещения.
Во время Великой Отечественной войны Потемкин, одновременно, был членом группы внештатных лекторов при Главном политическом управлении РККА. Одновременно он был главным редактором «Истории дипломатии»(т. 1-3. М., 1941-45), целью которой было сокрытие агрессивной политики руководства СССР.
Вот еще несколько документов из того же архива, которые ярко характеризуют работу наркомата просвещения. Время нахождения Владимира Петровича на этом посту было крайне тяжелым. И все-таки удалось не только сохранить школу, но и провести ряд пусть и неоднозначно оцененных преобразований.
В 1943-1944 гг. в нашей стране была создана сеть школ рабочей и сельской молодежи.
Вскоре после Великой Отечественной войны Потемкин сделал попытку (невольно хочется сказать – героическую попытку) восстановить хотя бы неполное классическое образование в нескольких средних школах. Были изданы учебники латинского языка для восьмых – десятых классов и осуществлены учебные издания римских классиков. После смерти Владимира Петровича, это дело было спущено на тормозах. Тем не менее еще в начале 50-х годов в одной из московских школ ( в Староконюшенном переулке ) Сергей Аверинцев с восьмого по десятый класс изучал латинский язык и смог прийти на первый курс университета с тремя годами латыни. ( Станислав Джимбинов «Коэффициент искажения», «Новый мир», 1992, №9, с. 211).
Именно В. П. Потемкин создал, после окончания войны, специализированные школы с преподаванием на английском, немецком и французском языках.
При участии Потемкина в школах были введены выпускные экзамены в 4-х и 7-х классах, экзамены на аттестат зрелости, установлены награды золотыми и серебряными медалями. Владимир Петрович был организатором регулярных Педагогических Чтений.
Нельзя не отметить, что Потемкин был членом Чрезвычайной комиссии по установлению обстоятельств расстрела немецко-фашистскими захватчиками военнопленных польских офицеров в Катынском лесу. Эта комиссия пыталась доказать, что польских офицеров расстреляли немцы, а не НКВД. Судя по стилю официальных сообщений комиссии, Владимир Петрович принимал в их составлении самое активное участие.
Он автор работ по истории международных отношений, истории Франции, Парижской коммуны, английского рабочего движения над частью из которых, он работал в годы войны в Кировской областной научной библиотеке им. А.И. Герцена.
Умер Владимир Петрович Потемкин 23 февраля 1946 г. в Москве. Прах его погребен в Кремлевской стене. Мало кто из наркомов РСФСР удостоился этой чести.
Удивительно, но о жизни и деятельности Потемкина практически ничего не написано, хотя он был академиком АН СССР и президентом АПН РСФСР. Можно сказать, что Владимир Петрович остался в тени своей тайной деятельности даже после смерти.

(продолжение следует)


Последний раз редактировалось Архивариус Пн апр 20, 2009 1:40 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страница краеведа Александра Рашковского
СообщениеДобавлено: Пн апр 20, 2009 1:38 pm 
Модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт фев 21, 2008 5:28 am
Сообщения: 1411
(продолжение)
Список институтов, эвакуированных в Кировскую область во время Великой Отечественной войны.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп. 8, д.173, 180).
Брянский лесотехнический (в некоторых документах – лесохозяйственный) институт в город Советск (д. 173, л.8, 114-127, д.180, л.35).
Воронежский государственный педагогический институт им. М.Н. Покровского в городе Уржуме (д. 173, л.97, д.180, л.35).
Ленинградская военно-морская медицинская академия в город Киров (д. 180, л.35).
Ленинградская лесотехническая академия им. С.М. Кирова в город Киров (д. 173, л.106, д.180, л.35).
Московский гидромелиоративный институт (отделение) в село Истобенское Орловского района (д.180, л.101).
Московский областной педагогический институт в город Малмыж (д. 173, л. 68-73, 83-85, 92-93, 163, д. 180, л.35, 74, 94).
Московский технологический институт в город Уржум (д. 173, л.13, 139).
Московский химико-технологический институт легкой промышленности им. Л.М. Кагановича в город Уржум (д. 173, л. 29, 51, 134-144).
НИИ «Гипролестранс» в город Уржум (д. 173, л.13).

Приказ по облдрамтеатру от 18 июля 1941 года №118 о передаче постановок Театра юного зрителя драмтеатру и зачислении в штат драмтеатра всех работников ТЮЗа (23 человека), в том числе художественного руководителя Романа Михайловича Романовского и заведующего музыкальной частью Сергея Сергеевича Богатырева.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.133).

Приказ по облдрамтеатру от 18 августа 1941 года №137 о предоставлении отпуска Августе Леонидовне
Миклашевской с 20 августа по 16 сентября 1941 года.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.л.157-158).
Письмо начальника Управления по делам искусств СНК РСФСР Н. Беспалова от 23 августа 1941 года о том, что в Кировской области на военное время сохраняется три театра: областной драматический, областной колхозный и областной кукольный.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.3, л.23).

Решение Кировского облисполкома от 29 августа 1941 года №1163с о размещении в здании Кировского драмтеатра Ленинградского Большого Драматического театра им. А.М. Горького и о переводе Кировского драмтеатра в город Слободской в здание клуба им. А.М. Горького.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.3, л.24).

Приказ по облдрамтеатру от 3 сентября 1941 года №146 о передаче здания Кировского областного драматического театра Большому Драматическому театру (БДТ) города Ленинграда и о переводе зам. директора драмтеатра Я.Н. Штейнберга в БДТ.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.169).
Для справки.
В архиве (ГАКО, ф. Р-2304, оп.2, д.4, л.6) есть письмо Председателя Исполкома Ленинградского городского совета Попкова в адрес Кировского облисполкома от 19 августа 1941 года №802/904 о решении ЭВАКУАЦИОННОГО СОВЕТА ЛЕНИНГРАДА по эвакуации ГОСУДАРСТВЕННОГО БОЛЬШОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА им. А.М. Горького в город Киров в полном составе.

Приказ по облдрамтеатру от 11 сентября 1941 года №151 о переезде 12 сентября 1941 года труппы театра (48 человек) в город Слободской. В приказе упомянуты А.Л. Миклашевская, Н.Н. Поль и Д.А. Штормский.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.181).

Из письма Якова Абрамовича Голубенского из Ленинграда в адрес Е.Д. Петряева от 5 августа 1976 года.
«Очень признателен Вам за сообщение, что моя рукопись направлена в библиотеку им. А.И. Герцена для внесения в каталог и хранения. Эта библиотека памятна мне с сентября 1941 года, когда я впервые ее посетил. Там, на втором этаже, был детекторный приемник, по которому я, с глубоким волнением, улавливал отдельные слова передач из блокированного Ленинграда. В библиотеке Герцена я проводил редкие свободные часы: готовился к лекциям в юридической школе».
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1, д.72, л.102).

Распоряжение Кировского облисполкома от 28 ноября 1941 года №3752с о размещении курсов наркомата военно-морского флота (200 человек) в средней школе села Шуни Вятско-Полянского района.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.35, л.91).

Из истории эвакуации из Ленинграда в город Киров и жизни в эвакуации Военно-медицинской морской академии.
«В 1941 году, при переправе на барже через Ладожское озеро, потонуло большинство врачей выпуска 1941 года, так как баржа была очень плохая. Еще с петровских времен известно, что в сентябре месяце Ладожское озеро непроходимо для барж. Предоставленная возможность вывезти академию из Ленинграда в августе 1941 года со всем учебным имуществом была сорвана. В результате с июня 1941 года по февраль 1942 года занятия в академии не проводились».
(ГАСПИКО, ф.1291, оп.1, д.52, л.112).

Справка Герценки от 1941 года об особом фонде хранения книг.
Зав. отделом - Комаровская Татьяна Степановна , 1916 г.р.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.41, л.1).

Из письма Марии Николаевне Огневой от 6 декабря 1941 года из города Фрунзе.
«Цены на продукты на рынке:
Картошка – 50 руб. за кг.
Масло – 75 руб. за кг.
Мука – 170 руб. за кг.
Мясо – 18 руб. за кг.
Рис – 15 руб. за кг.
Сахар – 18-20 руб. за кг».
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1, д.104, л.101).



1942 год.

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР Сарычева от 13 января 1942 года № Н-80с. о сохранении в областях, городах и районах газет для будущего пополнения фондов библиотек на время оккупации территории.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.45, л.7).

Приказ по облдрамтеатру от 24 января 1942 года №9 о репертуарном плане Кировского драмтеатра в городе Слободском.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д. 8, л.245).

«В госпитале морской академии процветают систематические хищения. В течение 1942 года в нем пропало большое количество белья. Профессора Вайль и Долго-Сабуров на открытом партийном собрании заявили, что из всех обследованных ими госпиталей, госпиталь академии самый худший».
(ГАСПИКО, ф.1291, оп.1, д.52 , л.114).
Для справки.
«Бывший начальник отдела материального обеспечения морской академии М.Г. Зайцев ныне работает начальником издательства академии. Он является личным другом начальника академии Иванова и даже живет в его квартире. Зайцев является одним из основных «дельцов» по добыче продуктов способом самоснабжения. Многие работники академии считают его «жуликом и плутом». Зайцев родился в 1902 году, окончил Институт иностранного туризма (оказывается, у нас был такой – А.Р.). До поступления в академию, работал директором ленинградского ресторана «Астория». Брат и сестра его живут в Америке. По представлению начальника академии 26 февраля 1942 года Зайцеву присвоено звание старшего лейтенанта, хотя он никогда не служил в армии».
(Наверняка, после окончания института, Зайцев имел офицерское звание. У директора ресторана «Астория» были в Ленинграде очень большие возможности, тем более, что этот ресторан обеспечивался дефицитом через Смольный.
Учитывая то, что после убийства С.М. Кирова наш город имел очень плотные связи с Ленинградом по многим направлениям, Зайцев, наверняка, успел, пользуясь военной неразберихой, отправить какому-нибудь приятелю из системы государственной торговли в Кирове несколько вагонов дефицитных продуктов, в том числе спиртных, что давало ему большие возможности для выполнения операций самоснабжения в Кирове. Это, кстати, объясняет тот факт, что начальник академии Иванов упорно отказывался перебазировать академию в город Иваново, где академии обещали предоставить помещения медицинского института, которые были намного лучше приспособлены для ее работы, чем помещения, выделенные в нашем городе - А.Р.).
(ГАСПИКО, ф.1291, оп.1, д.52, л.5).

Справка от февраля 1942 года №3с о количестве школ в Кировской области.
«Начальных школ – 1490, в них 149024 учащихся;
Неполных средних школ –442, в них 9 9422 учащихся;
Средних школ –163, в них 122274 учащихся
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.48, л.4).

Кировским областным драматическим театром только с 1 января по 15 апреля 1942 года проведено в госпиталях города Слободского 60 концертов, 1 бесплатный спектакль и 8 спектаклей со скидкой в размере 75%.
(ГАСПИКО, ф.988, оп.3, д.280, л.33).

Письмо управляющего Кировской областной конторы Госбанка на имя первого секретаря обкома партии Лукьянова от 18 мая 1942 года о работе местной промышленности области (очень интересный и грамотный анализ работы).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.8, д.206, л.139-140).

Приказ по облдрамтеатру от 18 мая 1942 года №55 о гастролях драмтеатра в городе Кирове в летнем театре сада имени Степана Халтурина.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.293).

Приказ по облдрамтеатру от 25 мая 1942 года №57 о зачислении в штат актера Вячеслава Александровича Митрофанова.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.295).
Для справки.
Митрофанов Вячеслав Александрович родился 27 февраля 1903 года в Москве. Окончил пять классов Московского Комиссаровского технического училища. С 1919 по 1920 год работал в опытной психологической лаборатории Академии Генерального штаба Красной армии, одновременно посещая театральную школу под руководством Н.И. Львова. В 1920 году поступил в театр «Революционной мысли» (бывший К.Н. Незлобина), посещая, одновременно, студию при театре. В дальнейшем работал в театрах Старой Руссы, Москвы, Ярославля, Курска, Нижнего Новгорода. В 1928 - 1929 годах работал в Иркутском городском театре. Интересно, что в 1927-1928 годах он работал актером трудколлектива №139. Что это был за трудколлектив выяснить пока не удалось. В 1929 – 1930 годах работал на сценах Хабаровска и Владивостока. В 1930 – 1932 годах – в городских театрах Брянска и Бежицы. В 1932 – 1933 годах – в Архангельске. В 1933 – 1937 годах в городском театре города Горького. В 1937 – 1941 годах работал в областном театре города Калинина. С 15 октября по 15 декабря 1941 года был в оккупации в городе Калинине, но нигде не работал. С мая 1942 года работал в Кировском областном драматическом театре. Особенно ему удалась роль царя Ивана Грозного в пьесе «Великий Государь», которую поставил на кировской сцене режиссер Г.В. Крыжицкий. За исполнение этой роли, Митрофанов был в 1945 году награжден медалью.
(ГАКО, ф. Р-2304, оп.4, д.251)


Письмо заместителя наркома просвещения РСФСР Сарычева от 27 мая 1942 года № 0442с о распоряжении СНК СССР № 8861-рс от 15 мая 1942 г. об организации в Кировской области детского дома для литовских детей.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.48, л.12).

Приказ по облдрамтеатру от 30 мая 1942 года №59 о направлении труппы театра на гастроли в Киров. В приказе упоминаются А.Л. Миклашевская и А.Н. Глумов.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.296).

Письмо облоно от мая 1942 года № 23с о перевозке музейных ценностей из эвакуированных городов, в том числе золотых и серебряных вещей.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.45, л.49).


Акт о приёме 6 июня 1942 года музеем города Советска имущества:
1.Псковских государственных музеев.
2.Новгородских государственных музеев.
3.Боровичного районного музея Ленинградской области.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.45, л.38-39).

Решение Кировского облисполкома от 15 июня1942 года №119с о размещении в городе Кирове НИИ эпидемиологии и гигиены Красной Армии.
Во исполнение Постановления ГКО от 10 июня 1942 года и распоряжение СНК РСФСР от 11 июня 1942года, областная психиатрическая больница переводится в Котельническую психбольницу и на Раковку.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.43, л.17).

Решение Кировского исполкома от 4 июля 1942 года № 133с. о временной передаче Музея краеведения для размещения вновь прибывших рабочих завода № 38 (теперь – предприятие «Авитек»).
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.43, л.28).

Приказ по облдрамтеатру от 30 июля 1942 года о зачислении в штат актера Глеба Александровича Стриженова.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.318).

Приказ по облдрамтеатру от 8 октября 1942 года о том, что Глеб Александрович Стриженов освобожден от работы в театре в связи с призывом в РККА.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.344).
Для справки.
Глеб Алекса́ндрович Стриже́нов родился 21 июля 1923 года в Воронеже. Актёр театра и кино, заслуженный артист РСФСР (1974). Отец, Александр Николаевич Стриженов, дослужился до комбрига. Мать, Ксения, до революции закончила Смольный институт благородных девиц в Санкт-Петербурге. Брат, Олег Стриженов, известный советский актёр, народный артист СССР.
В 1935 году семья переехала в Москву, поселились на улице Коровий вал.
Работал актёром Кировского областного драматического театра. С 1943 года работал в различных театрах страны: Московском театре комедии, театрах Ульяновска, Владимира, в Иркутском областном драматическом театре, Театра Балтийского флота, Московского центрального театра транспорта, Московского театра драмы и комедии. Окончил Школу-студию МХАТ (курс Василия Осиповича Топоркова) в 1953 году. С 1962 года стал актёром Театра — студии киноактёра. Умер 4 октября 1985 года в Москве.

Письмо от ноября 1942 года №63с о направлении в детский дом Сейц Эльвиры, 1938 года рождения, проживавшей в деревне Габины, Поломского сельсовета, Татауровского района, из немцев, в связи с направлением матери в рабочую коммуну. Эльвира была направлена в Лужский детский дом № 1 Советского района.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.48, л.29-30).

Из письма Р.Э. Порецкой в адрес Е.Д. Петряева от 30 декабря 1978 года.
«В отношении того, где жили эвакуированные в Киров видные деятели культуры. Анатолий Мариенгоф и его жена Никритина жили в гостинице. Он мне сказал об этом, когда я редактировала его поэму о Зое Космодемьянской. Мариенгоф жаловался на холод в гостинице и отсутствие горячей воды. Гостиница эта находилась напротив обкома партии. Наше издательство находилось в помещении газеты «Кировская правда». Неподалеку от нас жил с женой и сыном Евгений Иванович Чарушин».
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1, д.113, л.208).



1943 год.

Распоряжение исполкома Кировского городского совета от 21 января 1943 года.
«Пункт 3. Обязать директора драмтеатра предоставить Ленинградской капелле помещение в драмтеатре».
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.35).

Докладная от 28 января 1943 года заведующего Свечинским РОНО о случае смерти ученика Бурковской начальной школы Буркова Андрея Николаевича (2 класс).
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.53, л.44).

Распоряжение исполкома Кировского городского совета от 04 февраля 1943 года «О предоставлении помещений Ленинградской академической капелле».
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.48).

Распоряжение Исполкома Кировской области от 13 февраля1943 года №12-рс.
«О польских благотворительных учреждениях».
1. В Нагорском районе - дом инвалидов, детский сад, столовая.
2. В Мурашинском районе - дом престарелых.
3. В Опаринском районе - детский дом.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.50, л.3).

Приказ по облдрамтеатру от 13 февраля 1943 года №23 о зачислении Евгения Львовича Шварца на должность заведующего литературной частью театра с окладом 600 рублей в месяц.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.412).

Приказ по облдрамтеатру от 15 февраля 1943 года №25 о зачислении в штат режиссера Владимира Владимировича Люце.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.414).
Для справки.
Люце Владимир Владимирович родился в апреле 1903 года в Харькове, в дворянской семье. Рано начал работать в театре. С марта по октябрь 1925 года он уже был на гастролях в г. Харбине (Китай). Учитывая, что в то время Харбин был крупнейшим центром российской эмиграции, вряд ли его появление там было случайным. Известно, что процесс постепенного возрождения восточно-забайкальского театра связан с именем В.Э. Мейерхольда. Сам великий режиссер никогда не был в Чите, но здесь длительное время работали его ученики. Первым из них был Владимир Люце. В нашем распоряжении нет сведений о его месте рождения и начале жизни. Известно только, что он был учеником Мейерхольда, окончил его театральные мастерские (которые впоследствии стали ГИТИСом) и в возрасте восемнадцати лет был принят в труппу театра им. Мейерхольда. Был талантливым артистом, играл в спектаклях, но оказался еще и способным художником-сценографом. В истории советского театра остался спектакль Мейерхольда “Великодушный рогоносец”, сценическое оформление которого делали постоянный художник театра Л. Петрова и В. Люце. В 1923-1925 годах В. Люце с группой молодых артистов создал “Театр вольных мастеров” и поехал по провинции знакомить жителей России с новым революционным искусством. Маршрут гастролей проходил через Читу, где Люце встретился с директором городского театра А. Вознесенским и был приглашен им в труппу в качестве играющего режиссера на следующий сезон. Будучи энтузиастом мейерхольдовской биомеханики и постановочного новаторства, Люце намерен был проводить в жизнь стиль и методы работы своего наставника. Первой его постановкой в Чите стала “Блоха” по Н.С. Лескову в инсценировке Е. Замятина. “…Мы мыслили себе ”Блоху" как балаганное представление, лубок, почему-то высокомерно заброшенный в наше время. Все события этой шутейной смехотворной истории как бы даны были через представление ее воображаемых исполнителей — неграмотных, бойких, веселых и дерзких народных потешников-скоморохов".
Непривычная фольклорная стихия спектакля была критически воспринята рецензентом, который заявил, что “постановка “Блохи” на провинциальной сцене — штука трудная. Нельзя опереться на сюжет. Нужно бить красками, действием, нужна техника большого театра. Иначе зрителю приходится довольствоваться балаганом, где хороший, меткий, мастерски оточенный язык, но нет чего-то другого".
В дальнейшем к своеобразной манере постановок Люце стали привыкать. Поставленный “Иван Козырь и Татьяна Русских” были одобрительно названы “почти левым фронтом для нашего театра”, а о “Воздушном пироге” отозвались: “Постановщик Люце сумел показать Чите движущиеся декорации, правда, примитивно, немного наивно, но и это почти достижение”. На фоне остального репертуара (в театре было еще два режиссера), составленного из “Дамских тайн”, “Женщин у трона”, “Псиши”, “За монастырской стеной”, “Рабынь веселья”, играющихся под суфлера и на штампах, творчество В. В. Люце было для читинцев нетрадиционным и поражающим воображение.
В январе режиссер предложил городу “Лес” “в нашумевшей постановке Мейерхольда”. По анонсу можно понять, что он собирался воспроизвести спектакль Мастера, в котором сам играл ранее небольшую роль. Свидетельство очевидца, присутствовавшего на репетициях “Леса” Мейерхольда, доносит до нашего времени замысел этого талантливого режиссера. “Мейерхольд сделал попытку развернуть текст Островского на фоне крепостного быта. Надо было выявить не город, не Европу, а российскую провинциальную стихию в ее помещичьих, буржуазных и мещанских элементах. Для этого текст Островского был узок, и Мейерхольд вводит новые сцены, новых персонажей, по-другому их трактует, перемонтирует текст по времени и так далее.
В “Лесе” Островского завязка растянута на три акта, у Мейерхольда она укладывается в первое действие, что придает пьесе большую динамичность. Установленная декорация минимальна, но ее элементы используются максимально. Она почти лишена изобразительных и украшающих эффектов: эти функции переходят к отдельным предметам обстановки, костюмам, гриму и т.д.
В постановку введены элементы кино, балагана, музыкальные иллюстрации (хор, оркестр, гармошка). Занавеса не полагается. Отдельные действия разорваны световыми плакатами".
Попытка сделать копию “Леса” на неприспособленной сцене Читинского театра не могла быть полностью удачной. Кроме технических ограничений в противоречии с мейерхольдовским методом находилась труппа с разнообразной профессиональной подготовкой, не имеющая должной квалификации для выполнения поставленных задач. Зрители не приняли стиля постановки, артисты не приняли методологии режиссера.
Постановки В.В. Люце, тем не менее, как можно предположить, имели успех, так как с января 1926 г. и до окончания сезона с афиши практически исчезли фамилии двух других играющих режиссеров. Люце поставил “Мандат” Н. Эрдмана, “Праздник крови” по “Оводу” Э.Л. Войнич, “Заговор императрицы” А.Н. Толстого, “Конец Романовых” М. Волоховой, “Яд” А.В. Луначарского. Судя по количеству постановок, они были компромиссны, сохраняя привычный читинским актерам метод недолгих репетиций, но с элементами мейерхольдовского режиссерского театра. Мастерство Люце росло, его спектакли приобретали индивидуальность: о “Мандате” газета пишет так: “Нужно подчеркнуть, что пьесу, основанную на ряде конструктивных приемов, трудно приспособить к нашему театру, если не гнаться за ”мейерхольдизмом". Дать вертящуюся сцену, дать динамику мейерхольдовской постановочности у нас невозможно. Попытки к этому неизменно приводят или к явному анекдоту, или просто к определенно неудовлетворительному результату. Это нами уже отмечалось при постановке “Леса”. Режиссура сумела найти примиряющее начало, сумела, оперируя нашими театральными возможностями и не покушаясь на конструктивизм, в то же время совершенно не умалить сценических достоинств пьесы, а выгодным образом сделать ее. Общее исполнение оказалось в достаточной степени гибким".
По окончании сезона труппа была распущена. В дальнейшем Чита вошла в число городов, которые обслуживались энным количеством уже сложившихся коллективов, ездившим в течение года по территории Сибири и Дальнего Востока. В. В. Люце вернулся в Москву, где продолжил режиссерскую деятельность. Среди его постановок: спектакли в Московском театре Революции (“Рост” Г. Глебова, 1927), в драматическом театре Ленинградского Госнардома (“Партбилет” А.И. Завалишина, 1929, “Баня” В. Маяковского, 1930). Пьеса «Баня» была написана в середине 1929 года. 23 сентября Маяковский читал ее на заседании Художественно-политического совета Государственного театра им. Вс. Мейерхольда. Основной смысл и пафос пьесы автор определил следующим образом: "...борьба с узостью, с делячеством, с бюрократизмом - за героизм, за темп, за социалистические перспективы". Наряду с образами Победоносикова, Оптимистенко, олицетворяющими бюрократическое равнодушие и косность, в пьесе выведены образы иного плана - изобретателя Чудакова, Велосипедкина и др.
Пьеса Маяковского была принята к постановке несколькими театрами. Впервые она была показана в ленинградском драматическом театре Государственного народного дома 30 января 1930 года (режиссер В.Г. Люце). 16 марта состоялось представление в Государственном театре им. Вс. Мейерхольда - постановка Вс. Мейерхольда, ассистент режиссера Маяковский, художественно-оформительская работа С. Вахтангова и А. Дейнеки, музыка В. Шебалина. 17 марта состоялась премьера в филиале ленинградского Государственного Большого драматического театра (режиссер постановки П. Вейсбрем).
С 1930 по 1936 год Люце играет и ставит в БДТ (г. Ленинград), с 1938 по 1940 год в Театре комедии и сатиры (г. Ленинград).
Люце являлся одним из основателей знаменитого Ленинградского Большого драматического театра, где им поставлены “Баня” (1930 г.), “Егор Булычев” (1932 г.), “Доходное место” (1933 г.). В период травли В.Э. Мейерхольда В.В. Люце был обвинен в “мейерхольдовщине”, уехал в провинцию, где его творческая судьба сложилась достаточно счастливо. В частности, он был главным режиссером Челябинского драматического театра.
Вот еще некоторые детали биографии В.Люце .
У него была сестра Вера Владимировна Люце – певица (лирико-колоратурное сопрано), педагог. Родилась она в 1879 году в Люблине в Польше. Дебютировала в 1900 году в Варшаве. 15 ноября 1913 года она была на гастролях в Вятке, где выступала вместе со знаменитым трио сестер Любошиц. В последствии Вера Владимировна вела преподавательскую работу.
Вот что пишет о ней известная оперная певица Полина Донская, которая теперь живет и работает в Америке.
Полина, успешно закончив технический вуз, подалась в Гнесинский институт (ныне Российская музыкальная академия), потому что только там было вечернее отделение. И конкурс 30 человек на место. Можно себе представить ее радость, когда она была зачислена в эту музыкальную Мекку по классу преподавателя Веры Владимировны Люце, которая пела еще с Шаляпиным! Она - замечательный человек и педагог - говоривала, что певица – это от Бога; она как звезда над головой - или есть, или нет. И еще она считала, что полинин голос создан для Большого театра, потому что у него природная постановка, и занималась не «звукодуйством», а работала над классическим репертуаром. Даже студенты старших курсов приходили на урок, чтобы послушать в исполнении Полины арию Манон Леско или старинную музыку Генделя и Доницетти. В оперном классе она пела партию Татьяны в паре с Онегиным-Иосифом Кобзоном. Это было замечательное, творческое время! Но к великому сожалению Вера Владимировна умерла. Это в ее честь Полина исполняет на концертах романс «Гори, гори, моя звезда!»
Умерла Вера Владимировна в Москве в 1977году. Родителями их были – барон Владимир фон Люце и польская певица Софья Конарская.

Приказ по облдрамтеатру от 21 февраля 1943 года о создании в театре художественного совета в составе художественного руководителя Д.М. Манского, В.В. Люце и Е.Л. Шварца.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.417).

Доклад о состоянии спецпоселка «Скачек» Кайского района Кировской области по обслуживанию осадников и распоряжение Кировского облисполкома от 19 апреля 1943 года №23с по этому докладу.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.28 , л.17, 31-33, 40, 52).

Распоряжение исполкома Кировского городского совета от 24 апреля 1943 года «О предоставлении помещения для обучения спецконтингента в районе имени Коминтерна».
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.176).

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР генерал-майора Борисова от 8 мая 1943 года №763с о том, что в специальные военные школы не подлежат приёму лица, имеющие родственников за границей и репрессированных. В отношении лиц, проживающих на временно оккупированных территориях, необходимо провести проверку через органы НКВД.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.53, л.47).


Распоряжение облисполкома от 14 мая 1943 года №47-рс о выдаче со склада бывших польских представителей продуктов и обмундирования для польских детских домов Опаринском и Нагорском районах.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.50, л.7).
Директором Польского детдома в Опаринском районе была Шох Екатерина Петровна.
Директором Польского детдома в Нагорском районе была Рычкова Евдокия Михайловна.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.50, л.9 и 11).



Из письма начальника эвакогоспиталя №1734 города Слободского, подполковника медицинской службы Крутик от 6 июня 1943 года №12с.
«… особенно процветает в среде медицинских работников антисемитизм и великодержавный шовинизм».
(ГАСПИКО, ф.988, оп.4, д.38, л.72).

Распоряжение исполкома Кировского городского совета от 16 июня 1943 года №18 (254) «О предоставлении помещения Уполномоченному Наркомата торговли по снабжению эвакуированных поляков».
«п.1. Для размещения Уполномоченного временно предоставить одну комнату (меньшую) по улице К. Маркса, 130».
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.250).

Из справки заведующего областным отделом народного образования от 22 июня 1943 года.
«В Кировской области два польских детских дома.
Детский дом в Опаринском районе – 75 детей и 9 служащих.
Детский дом в Нагорском районе – 65 детей и 6 служащих».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.53, л.50).

Распоряжение исполкома Кировского городского совета от 24 июня 1943 года «О предоставлении помещения спецподразделению Наркомата обороны по адресу – улица Коммуны, 26».
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.284).

Приказ по облдрамтеатру от 5 июля 1943 года №79 об освобождении Е.Л. Шварца от должности завлита облдрамтеатра в связи с отъездом 6 июля в город Сталинабад.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.467).

Распоряжение исполкома Кировского горсовета от 18 сентября 1943 года №353
«О ликвидации бывшего еврейского кладбища».

1. В связи с реконструкцией Филейского шоссе считать необходимым, на основании Решения исполкома Кировского горсовета от 16 марта 1941 года и Инструкции комиссии при Президиуме ВЦИК по вопросам культов от 16 октября 1932 года, ликвидацию находящегося у Мясокомбината бывшего еврейского кладбища, затрагиваемого указанным шоссе.
2. Имеющийся на кладбище опочный камень от надмогильных плит, как безхозяйственный, передать ОКСу завода №266
(сегодня уже широко известно, что это был завод им. И.И. Лепсе – А.Р.)
для использования для строительства шоссе.
3. Предложить Сталинскому райкомхозу оформить, с участием РАЙФО, передачу камня заводу №266 путем составления об этом соответствующего документа.
(ГАКО, ф. Р-897, оп.8, д.11, л.357).
Третий пункт решения исполкома, наверняка, появился благодаря прозорливости и дальновидности тогдашнего директора завода Ивана Андреевича Дикарева . Он блестяще провел эвакуацию завода из Москвы и быстрое оснащение его за счет оборудования, эвакуированного в наш город в неразберихе первых месяцев войны.
Сотнями вагонов с оборудованием были забиты все станции города. Дикарев был единственным из руководителей предприятий города, кто это сделал, что дополнительно подчеркивает его дальновидность.
Архивные материалы Кировского обкома партии показывают, что из всех заводов города только завод им. Лепсе не имел на складе ни одной единицы неустановленного оборудования
По воспоминаниям моей мамы, Дикарев ежедневно обходил бараки, где проживали рабочие завода. Меры, по всем жалобам жителей бараков, принимались незамедлительно.
Иван Андреевич, безусловно, понимал всю аморальность этого решения властей и потребовал официальную бумагу о передаче надмогильных плит.
Плиты из опоки, которые изготовляли кустари из села Жерновогорье (теперь входит в черту города Советска – А.Р.), на строительство метро не годились и их решили положить под дорожное полотно.
Располагалось еврейское кладбище нашего города, вблизи от Богословского кладбища, на месте пересечения улицы Карла Маркса и Октябрьского проспекта, где сейчас заправляют автомобили, перекрывая своей территорией улицу. На всех старых планах города Вятки оно обозначено. Так что, машины сейчас ездят по костям.
(окончание следует)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страница краеведа Александра Рашковского
СообщениеДобавлено: Пн апр 20, 2009 1:39 pm 
Модератор форума
Аватара пользователя

Зарегистрирован: Чт фев 21, 2008 5:28 am
Сообщения: 1411
(окончание)
Приказ по облдрамтеатру от 22 октября 1943 года №137.
« Артистку театра А.Л. Миклашевскую считать с 1 октября 1943 года переведенной в Камерный театр города Москвы».
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.549).

Анонс воскресного университета Московского областного педагогического института в
Малмыже в 1943 году. В анонсе упоминается профессор С.В. Касторский, который работал
в Ленинградском педагогическом институте им. А.И. Герцена.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.9, д.180, л.74).



1944 год.

Письмо 1944 года секретарю обкома партии Лукьянову от начальника управления НКГБ Кожевникова. «О недостатках в работе руководителей советских партийных органах, о работе колхозов и промышленных предприятий, а также о других отрицательных высказываниях, встречающихся в происходящих корреспондентами обработках районными пунктами ВЦ (военной цензуры)».
Начальниками РО НКГБ информируются секретари райкомов партии.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.168, л.41).


Письмо 1944 года в обком начальника обллита Мордовского о том, что на рынках города Кирова продаются религиозные литературные журналы и газеты 20-х годов издания, содержащие вредные статьи и выступления.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.168, л.5).

Из письма Олега Измайловича Семенова-Тян-Шанского от 5 сентября 1983 года в адрес
Е.Д. Петряева.
«Что до меня, то я прожил в Кирове часть зимы 1944-1945 годов, когда наша часть прибыла
туда на переформирование с Карельского фронта. Мы помещались в старинном
кирпичном доме со стенами метровой толщины. Потом нас перевели в Котельнич, оттуда в
деревню Сторожевую, а потом в военный лагерь Вишкиль».
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1а, д.25, л.71).

Спецсообщение в обком партии от августа 1944 года о немецком
агенте Дзюбинском Андрее Денисовиче, 1910 года рождения, уроженце села Гайворон,
Гайворонского района Одесской области (так и не был пойман).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.79, л.38-39).

Приказ за 1944 год заведующего Кировского облоно Ходырева о запрещении устраивать угощения из продуктов на питание детей для гостей, приглашённых в детские учреждения на праздники.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.12).

Решение Облисполкома от 30 апреля 1944 года № 33с. о распределении
носильных вещей и других предметов, поступивших в качестве подарков от общественных организаций Англии, США и Канады для семей военнослужащих и особо нуждавшегося эвакуированного населения.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.24).

Письмо Управления НКВД Кировской области от 24 мая 1944 года №4 – 101 в облоно с требованием срочно доукомплектовать учительские кадры детских колоний УНКВД:
Халтуринская –4 человека.
Село Бобино - 10 человек.
Поселок Чепца Просницского района –8 человек.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.58, л.112).

Письмо первого секретаря обкома Лукьянова от 6 июня 1944 года в адрес наркома военно-морского флота Кузнецова в связи с возвращением Военно-Морской медицинской академии в Ленинград.
Особо отмечаются сотрудники академии:
1. Генерал-лейтенант медслужбы, профессор Джанелидзе И.И.
2. Полковник медслужбы, профессор Мельников А.В.
3. Генерал-майор медслужбы, профессор Пунин Б.В.
4. Полковник медслужбы, профессор Вайль С.С.
5. Профессор Зедгенидзе Г.А.
6. Профессор Уваров.
7. Профессор Трон Е.Ж.
8. Профессор Заосов Р.А.
9. Профессор Мясников А.Л.
10. Профессор Триуморов А.В.
11. Профессор Галкин В.С.
12. Профессор Фаворский Б.А.
13. Профессор Щукарев К.А.
14. Профессор Михельсон Я.Д.
15. Доцент Эмдин Л.А.
16. Профессор Нечаев А.А.
17. Доцент Волынский З.М.
18. Доцент Житнюк И.Д.
19. Профессор Алисов П.А.
20. Профессор Парфенов А.П.
21. Доцент Орлов П.К.
22. Начальник академии А.И. Иванов.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.71, л.10).

Из письма С.В. Ботвинника от 30 мая 1986 года в адрес Е.Д. Петряева.
«В 1943-1944 годах, когда я обучался в ВММА в Кирове, она занимала следующие здания.
1. Здание нынешнего пединститута с 1943 года. До этого там размещался Наркомат лесной промышленности, эвакуированный из Москвы в 1941 году и ужасно запакостивший здание. В здании лопнули все трубы, в том числе и отопления. В помещениях стояли печки «буржуйки». Здесь размещалось управление Академии, казарма курсантов и общежитие слушателей, а также ряд кафедр (микробиологии, биохимии, фармакологии).
2. Здание напротив пединститута – впоследствии там была баянная фабрика. Здесь были кафедры нормальной анатомии и патологической анатомии.
3. Здание на улице Урицкого возле телецентра, в котором потом был факультет механизации сельхозинститута. В нем находились кафедры военно-морского дела, нормальной физиологии, гистологии, неорганической химии и физической химии.
4. Старое здание сельхозинститута на Октябрьском проспекте. Там, на первом этаже, тоже находилось много кафедр.
5. Центральная гостиница на улице Ленина. Здесь находился Центральный клинический военно-морской госпиталь – основная клиническая база ВММА с кафедрами госпитальной хирургии, рентгенологии и физиотерапии.
6. В здании, где сейчас школа №29 помещались клиника и кафедра общей терапии.
7. В помещении какой-то бывшей церкви по улице Коммуны, близко от площади (это здание школы №22 – А.Р.), находились клиника и кафедра общей хирургии.
Кроме того, в ряде эвакогоспиталей тоже были клинические базы, например в здании травматологической больницы неподалеку от угла улицы Дрелевского и Октябрьского проспекта. В Боровом, на другой стороне Вятки, примерно напротив трамплина, размещался летний лагерь ВММА.
(ГАКО, ф. Р-139, оп.1а, д.6, л.161).

Решение Кировского Облисполкома от 14 июня 1944года №40с «О запрещении расходов государственных средств на банкеты, вечера и приёмы».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.37).

Стенограмма лекции т. Лемина за июнь 1944 года «Укрепление боевого союза СССР, Великобритании и США» с грифом «не размножать» (очень любопытна ссылками на западные источники).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.145, л.32).

Доклад генерал-майора Н.Таленского, редактора газеты «Красная звезда» - «На фронтах отечественной войны» от 20 июля 1944 года с грифом «не размножать» (содержит много интересных данных).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.145, л.16-31).

Список зданий школ области, занятых эвакогоспиталями на 1 августа 1944 года.
Всего 60 школ. Указаны номера эвакогоспиталей.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.58, л.116).

Решение Кировского Облисполкома от 10 августа 1944 года №57с
«О призыве (мобилизации) молодёжи в ремесленные училища и школы ФЗО города Ленинграда (1000 человек)».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.50).

Письмо 1944 года наркома В.П.Потёмкина в адрес председателя облисполкома П.П. Кокурина о направлении в Кировскую область 100 детей , насильно уведённых в Германию и оккупированные ею страны. Отдавать на усыновление запрещалось.
Детей направили в Белохолуницкий район – 20 человек, Просницкий район – 10 человек, Медянский район –10 человек, Кировский район – 10 человек, Верхошижемский район – 15 человек, Молотовский район – 20 человек, Шабалинский район – 15 человек.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.54 и 64).

Приказ по облдрамтеатру от 16 сентября 1944 года №148 о переводе режиссера В.В. Люце в Челябинский театр им. Цвиллинга.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.732).

Справка о загрузке госпиталей области на 21 сентября 1944 года(перечислены номера и адреса всех эвакогоспиталей).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.263).

Докладная от 19 ноября1944 уполномоченной Ленинградского горсовета по Кировской области Барановой А.И. о пожаре в интернате №152 в селе Вожгалы Вожгальского района Кировской Области.
Интернат был подведомственен Ленинградскому «Экспортлесу». Ленинградское название – детсад №23 Кировского района г. Ленинграда. Всего в интернате было 187 детей, в том числе 169 ленинградских и 18 местных. Погибли трое детей и четверо взрослых, в том числе дочь директора интерната Ида Борисовна Свободова. Сама директор была в командировке в Ленинграде. Она сопровождала воспитанников, направленных в ремесленные и фабрично-заводские училища.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.58, л.138).

Решение Кировского Облисполкома от 20 декабря 1944 года №1656с
« О распределении вещей, полученных из-за границы в качестве подарков. Всего распределено 15000 вещей (пальто, куртки, брюки, свитера, юбки, халаты и рубашки)».
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.56, л.75-76).

Приказ по облдрамтеатру от 23 декабря 1944 года №223 о зачислении с 30 декабря в штат режиссера Георгия Константиновича Крыжицкого, переведенного из города Иркутска.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.804).

Донос на учительницу Светицкой средней школы Тронину по поводу антисоветских высказываний.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.58, л.124).

Материалы обследования госпиталей для раненых воинов РККА в городе Кирове и области в 1944 году (приведены данные о том, что сестры и няни обслуживали в госпиталях по 100-150 раненых и о том, что из-за отсутствия марли ее пришлось занять у Военно-Морской медицинской академии - 300 тыс. метров).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.1-32).

Политдонесение из госпиталя № 3947 за 1944 год о находящихся на излечении военнопленных:
- немцев – 93 чел.
- румын – 44 чел.
- итальянцев – 5 чел.
- бельгийцев – 1 чел.
- поляков – 3 чел.
- чехов – 2 чел.
- югославов – 2 чел.
- австрийцев – 7 чел.
- венгров – 2 чел.
- евреев (из финской армии) – 1 чел.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.45).

Докладная записка начальника эвакогоспиталя 1018 профессора доктора медицинских наук Гальперина за 1944 год.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.29-31).

Письмо первого секретаря обкома Лукьянова – секретарю ЦК Андрееву А.А. о количестве коек в госпиталях области.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.40-42).

Справка за 1944 год о недостатках в работе госпиталей для военнопленных № 3007 и 3171 в пос. Рудничном.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.60, л.286).

Вопросы, заданные на вечере вопросов и ответов в Кировском пединституте в 1944 году
(очень интересный материал).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.9, д.166, л.41).

Забытый институт – забытые студенты. Письмо студентов пединститута о работе и жизни в
Яранске в 1944 году.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.168, л.133).





1945 год.

Информационные доклады о состоянии Русской Православной Церкви по области на 1 января 1945 года.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.79, л.1-3, 13-14, 15-17, 49).

Телеграмма 1945 года Председателю Правления Госбанка СССР о крупном хищении денег в областной конторе Госбанка.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.79, л.18).

Акт передачи детей (47 человек), возвращённых из Финляндии в СССР в порядке репатриации от 6 февраля 1945 года и их список с полными данными. Есть даже Кекконен.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.64, л.7-11).

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР, генерал - майора Борисова от 23 февраля 1945 года №811с.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.11).
Ответ в наркомат просвещения РСФСР от 2 июля 1945 г. № 57с.
Сообщаем, что по нашим данным еврейских детей-сирот 20 человек, но они не владеют еврейским языком.

Есть 15 человек педагогов и воспитателей, владеющих еврейским языком, но все они эвакуированы из Ленинграда (большинство) и южных областей.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.64, л.73).
Примечание.
В наших архивах есть еще немало документов, изучение которых даст возможность пролить свет на неизвестные страницы истории подготовки сталинских политических комбинаций.
Первым нашел приведенные ниже документы американский профессор Л.Холмс, который изучает в архивах нашего города Кирова историю взаимоотношений школ и органов управления образованием в 30-40-х годах прошлого века. Он не оставил их без внимания и поделился своей информацией
Первый документ – письмо заместителя наркома просвещения РСФСР генерал-майора (!?) Борисова от 23 февраля 1945 г. № 811с.
«Распоряжением СНК СССР от 30 января 1945 г. № 1467р в Еврейской автономной области организуется детский дом, который должен быть укомплектован еврейскими детьми-сиротами. Прошу проверить по детским домам наличие детей-сирот, владеющих еврейским языком и могущих быть переведенными в этот вновь открываемый детский дом. Одновременно проверьте наличие воспитателей и учителей владеющих еврейским языком. О количестве детей-сирот и педагогов сообщите немедленно».
(ГАКО, фонд Р-2342, опись 2, дело 60, лист 11).
Наш областной отдел народного образования долго собирал данные по детским домам Кировской области, а их было в то время около четырехсот, да и штаты сектора детских домов раздуты не были. Все сотрудники этого сектора были предельно перегружены работой. И вот в наркомат просвещения был отправлен ответ от 2 июля 1945 г. № 57с. «На ваше письмо сообщаем, что по нашим данным в Кировской области еврейских детей-сирот 20 человек, но они не владеют еврейским языком. Есть 15 человек педагогов и воспитателей, владеющих еврейским языком, но все они эвакуированы из Ленинграда (большинство ) и южных областей европейской части СССР».
(ГАКО, фонд Р-2342, опись 2, дело 64, лист 73).
Видимо никто из педагогов и воспитателей не согласился ехать в этот вновь открываемый детский дом. Очень вероятно, также, что областные власти не хотели отпускать педагогов и воспитателей, а их в то время очень не хватало. В пользу этой версии говорит, например, то, что к письму не приложен список педагогов и воспитателей владеющих еврейским языком.
Но решение о создании такого детского дома, учитывая все последующие события, заставляет о многом задуматься.
Читатель, конечно, заметил подчеркнутый мной факт, что зам. Наркома просвещения РСФСР был генерал-майором. Учитывая то, что Сталин просчитывал все будущие исторические события на много ходов вперед, он уже в начале 1945 г. начал подготовку агентуры для будущего еврейского государства в Палестине. И еврейские дети-сироты подходили для этого как нельзя лучше. А законспирированная спецслужба внутри наркомата просвещения РСФСР выполняла любые задания вождя, не привлекая к себе внимания иностранных спецслужб.
Хотелось бы, также, отметить, что сталинские политические зигзаги в вариантах решения «еврейского вопроса» еще ждут глубокого исследования.
24 августа 1941г. С.А. Лозовский, в то время заместитель наркома иностранных дел и руководитель Совинформбюро обратился к евреям всего мира с призывом помочь Советскому Союзу. Сталин, по некоторым данным после подсказки Берия, вначале предполагал сделать Еврейский Антифашистский Комитет международной организацией и с этой целью приказал освободить из тюрьмы двух популярных еврейских деятелей польского рабочего движения – лидеров Бунда - Генриха Эрлиха и Виктора Альтер, арестованных в сентябре 1941 г., когда советские войска вошли на территорию Польши. Они были арестованы НКВД. Обоих приговорили к смертной казни, которую вскоре заменили десятью годами лагерей. Однако, в сентябре 1941 г. арестантов, неожиданно для них, привезли в Москву и поместили в шикарных номерах гостиницы «Метрополь». Им предложили подумать о том, как объединить все силы, способные противостоять фашизму. Эрлих и Альтер разработали план создания международной еврейской антифашистской организации. 24 сентября 1941 года они обратились к польским евреям с призывом вступать в польскую армию, которая формировалась генералом Андерсом на территории СССР. Альтер и Эрлих часто встречались с польским послом в СССР Станиславом Котом, пытавшимся выяснить судьбу 15000 польских офицеров, среди которых было много евреев – польских подданных. Уже тогда до них доходили слухи, что все офицеры расстреляны. Все это Альтер и Эрлих открыто обсуждали в своем гостиничном номере, который постоянно прослушивался спецслужбами. Зная это, Сталин побоялся выпустить их, как слишком независимых антифашистских агитаторов, за пределы СССР. 4 декабря 1941 г. они были снова арестованы и оба погибли. Об этом подробно написано в книге Р. Бракмана «Секретная папка Иосифа Сталина. Скрытая жизнь» (М., «Весь мир», 2004, с. 437-468).
Но, есть одна загадка этой истории. Софья Семеновна Дубнова ( по мужу Эрлих) была дочерью известного историка еврейского народа Соломона Дубнова. В сентябре 1939 г., спасаясь от Гитлера, С. Дубнова с мужем Генрихом Эрлихом устремились на Восток. Г. Эрлих в мае 1942 г. покончил с собой в куйбышевской тюрьме, а Софье Семеновне, которая оказалась с детьми в советской Литве, удалось избежать ареста и, через Россию, Японию и Канаду, в октябре 1942 г. добраться до США. Об этом написано в книге «Сто одна поэтесса серебряного века», ( Санкт-Петербург, ДЕАН, 2000, с. 84-85), со ссылкой на сведения, сообщенные младшим сыном С. Дубновой Виктором Эрлихом. Ясно, что без санкции Сталина ее не могли выпустить за границу. Пробраться туда нелегально, да еще и с двумя детьми было совершенно невозможно. Похоже, что Сталин действительно готовил отправку Эрлиха и Альтера за границу в качестве лидеров Международного Еврейского Антифашистского Комитета, но потом поняв, что «приручить» слишком независимых деятелей польского Бунда ему не удастся, он отказался от этой затеи и назначил председателем ЕАК Соломона Михоэлса.
Однако, сталинские антисемитские провокации на этом не прекратились.
В феврале 1944 г., после того, как загнали в вагоны и вывезли в Сибирь и Среднюю Азию все коренное татарское население Крыма, Сталин решил сделать евреев соучастниками своего преступления, возродив план создания в Крыму Еврейской автономной республики.
Еще в 1923 г. он поручил М.И. Калинину озвучить идею создания в Крыму Еврейской автономной республики, рассчитывая таким путем «подкупить» своих союзников по «триумвирату» - Зиновьева и Каменева, но спустя три года полностью с ними порвал и, вместо Крыма, решил поселить евреев на Дальнем Востоке.
Сталин поручил Лозовскому «подкинуть» идею создания Еврейской автономной республики в Крыму членам ЕАК. Михоэлс, Фефер и Эпштейн, под диктовку Лозовского, изложили ее в письме Сталину от 15 февраля 1944 г. Слухи о том, что планы заселения Крыма евреями обсуждаются в руководстве СССР, дошли даже до США и были очень благожелательно восприняты руководителями американских еврейских организаций, от которых советское руководство рассчитывало получить после войны большие кредиты .
Известно, что «Агро-джойнт» вложил немалые средства в организованные в 20-е годы крымские еврейские сельскохозяйственные коммуны, в том числе передав им огромное количество американской сельскохозяйственной техники.
Но, уже в октябре 1946 г. Сталин отверг эту идею, а ЕАК обвинили в намерениях создать в Крыму «антисоветскую базу».
В начале ноября 1948 г., после убийства Соломона Михоэлса и Шахно Эпштейна, все члены ЕАК, кроме И.Г. Эренбурга, были приглашены на совещание к секретарю ЦК ВКП(б) М. А. Суслову. Материалы этого совещания опубликовал в историческом альманахе «Звенья», (М, «Феникс», 1991, с.535-554) Аркадий Иосифович Ваксберг, со ссылкой на рассказ Ефима Ильича Долицкого (1901-1984). Стенограмма совещания до сих пор находится в закрытых архивах.
Открывая совещание, Суслов сказал, что ЦК партии и Советское правительство озабочены (!?) судьбою еврейского народа, принесшего огромные жертвы в период войны. Шесть миллионов, отметил он, это вряд ли минимум (!?) погибших. Советский Союз, продолжил Суслов, и после войны проявлял заботу о судьбах еврейского народа, отстаивая его право на собственное государство. И надо было ждать, что вновь созданное при активном участии Советского Союза государство Израиль пойдет по пути, по которому после войны идут прогрессивные силы мира, на правом фланге которых стоит СССР. К сожалению, новое государство Израиль согласилось следовать в фарватере государств, враждебных делу мира, которым нет дела до настоящих нужд и интересов народов, до путей мирного труда и в новом государстве Израиль. От такого ложного выбора страдают евреи, живущие в разных странах мира. Как помочь? Мы много об этом думали. Единственное решение - это создание настоящего (!?) еврейского государства, заботящегося о нуждах своего народа. Такое государство может быть создано евреями, родившимися и живущими в Советском Союзе. Настало время действовать. По мнению ЦК партии, на базе Еврейской автономной области в Биробиджане должна быть создана Еврейская автономная республика, в границах, обеспечивающих возможность расселения всех (!?) евреев, проживающих на территории Советского Союза, и возможности предоставить убежище всем евреям, которые пожелают приехать из других стран. В эту автономную республику должны (!?) переехать все евреи, проживающие на территории Советского Союза.
После ознакомления с этим текстом становится понятно, почему на совещание не был приглашен Эренбург.
Илья Григорьевич, со свойственной ему проницательностью, сразу бы разгадал хитрые маневры лицемерной сталинской политики. Еще в 1934 г., в романе «День второй» он опубликовал монолог одного из главных героев Володи Сафонова.
« Вы устранили из жизни еретиков, мечтателей, философов, поэтов. Вы установили всеобщую грамотность и столь же всеобщее невежество. После этого вы собираетесь и по шпаргалке лопочете о культуре… Муравьиная куча – образец разумности и логики, но эта куча существовала и тысячу лет назад. Существуют муравьи-рабочие, муравьи-спецы, муравьи-начальники. Но еще не было на свете муравья-гения. Шекспир писал не о муравьях. Закон тяготения нашел не муравей. У муравьев нет ни Сенек, ни Рафаэлей, ни Пушкиных. У них есть куча, они работают…». ( Цит. по книге Эренбург И.Г.- Собрание сочинений, том 8, с. 609-610).
Вот такую муравьиную кучу, да еще в еврейском гетто и хотел создать Сталин.
К чести членов ЕАК, они решительно выступили против предложения Суслова, который фактически только озвучил замысел Сталина. Одним из лучших, было выступление на заседании Переца Маркиша, о «неуправляемости» которого имеется достаточно много свидетельств.
« Культуру, сказал он, нельзя оторвать от вековых привязанностей народа. Культуру нельзя переместить, перевести из одного места в другое. И это потому, что и народ нельзя перевести из одного места в другое. Отдельные люди могут менять место, но они не могут менять родину. А в культуре не вырежешь ни одного кусочка, который может продолжать развиваться в отрыве от всей культуры народа… Народ переселить нельзя, его нельзя оторвать от исторически сложившихся связей с родной землей, с родиной…Ударить в спину народа я не могу…».
Суслов ерзал на стуле, но выслушал все выступления до конца, а затем закрыл заседание. Он доложил о выступлениях членов ЕАК Сталину и тот 20 ноября 1948 г. подписал постановление Политбюро « Немедленно распустить Еврейский антифашистский комитет…Как показывают факты, этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки…Пока никого не арестовывать…». Этим постановлением участь членов ЕАК была предрешена.
Расправившись с членами ЕАК, Сталин приступил к подготовке ВТОРОГО ХОЛОКОСТА, как прелюдии начала ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ. И вот подтверждение финала этой подготовки. В передовой статье газеты «Правда» за 18 февраля 1953 г. выделен следующий текст «Война может стать неизбежной, если поджигателям войны удастся опутать ложью народные массы, обмануть их и вовлечь их в новую мировую войну». ( Цит. по газете «Кировская правда», 1953, №36, с. 2). Зная теперь «глубокий», по выражению Э. Радзинского, партийный язык сталинских выступлений, нетрудно догадаться кто был поджигателем войны на самом деле.


Приказ по облдрамтеатру от 23 марта 1945 года №51 о громадном значении спектакля «Великий Государь» (о царе Иване Грозном - А.Р.).
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.862).

Сообщения вятского речного пароходства о столкновении пароходов «Свет» и «Некрасов» 29 апреля 1945 года, посадке на мель плотокаравана № 9/13, аварий пароходов «Мелководный» и «Свердловск».
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.339, л.165-184, 231, 270, 296-300, 308-310, 325-332).

Приказ по облдрамтеатру от 18 июня 1945 года №106 о премировании за постановку пьесы «Великий Государь» режиссера Г.К. Крыжицкого и актера В.А. Митрофанова, исполнителя главной роли.
(ГАКО, ф. Р-1165, оп.2, д.8, л.1313).

Телеграммы обкома партии А.Н. Косыгину, Г.М.Маленкову и в Высшую школу парторганизаторов (Москва) от 22 августа 1945 года за подписью первого секретаря обкома Лукьянова о гибели П. Кокурина.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.79, л.135-137).

Телеграмма секретаря ЦК Андреева в обком партии в связи с задержкой выплаты зарплаты агрономам, ветврачам и зоотехникам области.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.79, л.43-45).

Приказ Народного комиссара просвещения РСФСР В.П. Потёмкина от 12 сентября 1945 года №1396с. о поступлении в учреждения немецкой литературы на русском языке, выпущенной фашисткой Германией.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.44).

Письмо наркома Потёмкина от 25 сентября 1945 г. № 1465с о решении Оргбюро ЦК партии по немедленной ликвидации задолженности бюджета детским домам.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.46).

Приказ наркома Потёмкина от 20 сентября 1945 г. № 1442с. о мерах по предупреждению побегов воспитанников детских домов.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.51).

Доклад обкома партии от 12 декабря 1945 года в ЦК об улучшении дела подготовки учителей в области (приведены интересные данные об оснащении Кировского пединститута).
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.12, д.285, л.5-11).

Письмо зам. наркома просвещения РСФСР Калашникова от 20 декабря 1945 г. № 1918с. о хищении бесплатных учебников и тетрадей и их продаже через рынок и о поборах денег со школьников на хозяйственные нужды школы.
(ГАКО, ф. Р-2342, оп.2, д.60, л.57).


Представление обкома партии от 1945 года на присвоение звания «Заслуженный врач РСФСР» медицинским работникам области, в том числе:
- Метелев Александр Алексеевич, начальник эвакогоспиталя полостной хирургии, 1903 года рождения, окончил Пермский мединститут в 1930 году.
- Нейштадт Лев Борисович, начальник эвакогоспиталя 3156, 1902 года рождения, окончил Ленинградский мединститут в 1930 году.
- Василевский Семен Израилевич, ведущий хирург эвакогоспиталя 3156, 1899 года рождения, окончил Харьковский мединститут в 1925 году.
- Мазуркевич Иван Вячеславович, ведущий хирург эвакогоспиталя 3162, 1887 года рождения, окончил Днепропетровский мединститут в 1923 году.
- Сметанин Иван Минеевич, зам. начальника эвакогоспиталя № 4017, 1903 года рождения, Шурминский район.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.77, л.170-192).

Представление обкома партии от 1945 года на присвоение звания «Заслуженная артистка РСФСР» Карминой-Глазиус Ядвиге Яновне, родившейся 1896 году в Варшаве, актрисе областного драмтеатра.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.77, л.208).

Представление обкома партии от 1945 года о награждении Павла Николаевича Луппова Орденом Трудового Красного Знамени.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.77, л.227-229).

Перечень военной продукции Омутнинского металлургического завода, выпускаемой в 1945 году.
(ГАСПИКО, ф.1290, оп.11, д.77, л.39).


Александр Рашковский, краевед, 20 апреля 2009 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Страница краеведа Александра Рашковского
СообщениеДобавлено: Пн апр 27, 2009 1:14 pm 
активный участник

Зарегистрирован: Вт фев 26, 2008 10:53 pm
Сообщения: 120
Еще раз о детдоме в Биробиджане. Архивист А. Рашковский на прежнем ФОРУМЕ уже знакомил читателей как с письмом генерал-майора Борисова из Наркомпроса, так и своей версией-заметкой "Тайна еврейского детского дома". То, что "Страница краеведа ..." дублирует здесь же уже обнародованные документы, согласиться можно. Но для чего повторять бездоказательные детективные версии? С уважением, Л.Ф.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 4 ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB