Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"

"Замечательные форумы" - "малая сцена" сетевого портала
       
 Читать архив форума за 2003 - 2007 гг >>                Текущее время: Пт янв 18, 2019 2:05 pm

Часовой пояс: UTC




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: НАУМ АЛЬШАНСКИЙ -- ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ
СообщениеДобавлено: Сб май 17, 2008 9:33 pm 
участник форума

Зарегистрирован: Вт мар 04, 2008 6:40 pm
Сообщения: 27
НАУМ АЛЬШАНСКИЙ - ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ

Изображение
Наум Альшанский (Минск,1972)


Несколько документов из "документального мемуара" Э.Левина "И посох ваш в руке вашей" (Иерусалим 2007 г.)

ИЗ РЕДАКЦИОННОЙ ПОЧТЫ ЖУРНАЛА "КРУГ" № 32 ОТ 25 ЯНВАРЯ 1978 ГОДА:

ПИСЬМО В ЗАЩИТУ КИПНИСА

В Президиум Правление Объединения Олим из Советского Союза;
В редакции газет и журналов: "Маарив", "Наша страна", "Неделя в Израиле",
"Круг", "Шалом", "Сион", "Время и мы"

В газете "Наша страна" № 1849 было напечатано письмо секретаря Правления г-на Н.Альшанского французскому генералу Пьеру Пуяду. Оно преследует благородную цель: помочь отказнику из Минска Льву Овсищеру.
Но одно место в этом письме вызывает недоумение:
"В начале 1973 года, – пишет г-н Альшанский, – КГБ решило провести показательный судебный процесс (знаменитое дело №97) над Ефимом Давидовичем, Львом Овсищером и автором этого письма".

Здесь, мягко говоря, г-н Альшанский всё перепутал. В своё время мы с огромной тревогой следили за этими событиями. Они были отражены в международной и в израильской прессе – например, газеты "Трибуна" и "Наша страна", "Бюллетень новостей о советском еврействе", брошюра на английском языке "Террор в Минске", книга Леонарда Шрётера "Последний исход" и др.

Нам, как и г-ну Альшанскому, хорошо известно, что с 1-го декабря 1972 г. в Минске готовился судебный процесс, – но не над Львом Овсищером и не над "автором этого письма", т.е. самим Наумом Альшанским. Оба они лишь вызывались на допросы в качестве свидетелей по "делу №97", фабрикуемому против Ц.Я. Кипниса и Е.А. Давидовича.

Цфания Кипнис, 68-летний художник еврейских театров, наш друг и товарищ, был главным обвиняемым и единственным заключённым. Это его – не упомянутого Альшанским – сняли с поезда по пути в Израиль и бросили в тюрьму. Полгода он провёл в одиночной камере, изнуряемый ежедневными допросами. Уже готово было обвинительное заключение, содержавшее "создание и руководство подпольной антисоветской сионистской организацией; незаконное преподавание языка иврит; изготовление и распространение учебников; активное участие в антиправительственных демонстрациях; активную деятельность в нелегальных сионистских организациях "Гехалуц" и "Гашомер гацаир" на Украине; пропаганду в своём творчестве реакционных идей еврейского буржуазного национализма"... За эти "преступления" он должен был получить семь лет лагерей, причём начальник следственного отдела цинично заметил: "А больше ему и не понадобится"!

Вторым – и последним – обвиняемым, по состоянию здоровья оставленным вне тюрьмы, был тяжело больной 48-летний Ефим Давидович, полковник в отставке. Его обвиняли в "деятельности, направленной на подрыв советской власти путём распространения среди своего окружения клеветнических измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй; изготовлении, хранении и распространении литературы подобного рода, а также в незаконном хранении огнестрельного оружия".

Под давлением международной общественности "дело" было прекращено. Цфания Кипнис сейчас с нами. Он живёт и работает в Израиле. Ефима Давидовича спасти не удалось. Прах его, перевезённый в Страну, ныне покоится на Масличной горе в Иерусалиме...

Далее в своём письме г-н Н.Альшанский пишет: "Полгода длилось следствие. В географическом отношении процесс должен был охватить территорию от Бреста... до Владивостока, т.е. допрашивались свидетели, живущие на всей территории СССР".

Это правда. Свидетелей привлекли более 150 человек. Против Кипниса (а не против "автора этого письма") должны были давать показания люди, работавшие вместе с ним в еврейских театрах Киева, Минска, Биробиджана, в Союзе художников СССР, в издательствах Москвы, Киева, Харькова, Минска и других городов. Какие показания могли бы дать эти люди – в основном, работники еврейской культуры – по "делу Наума Альшанского", "отдавшего – как он сообщает в том же письме Пуяду – двадцать шесть лет беспрерывной службе в Советской Армии"?

Мы не знаем, что побудило г-на Альшанского к искажению правды, но какие бы мотивы ни руководили им, никто не вправе в своих публичных выступлениях самовластно "исправлять историю", походя зачёркивая при этом роль, судьбы и страдания других людей.

Давид Маркиш, писатель,
Илья Валк, журналист,
Юлия Фляум, актриса
Маня Фридман, актриса
Файвиш Аронес, актёр
Аарон Лурье, режиссёр
Яаков Розенфельд, режиссёр
Яаков Шульц, врач
Виктор Свирский, художник
Ицхак Житницкий, архитектор.
15 декабря 1977 года.


ИЗ ПИСЬМА В ЗАЩИТУ АЛЬШАНСКОГО

В редакцию журналов "Круг" и"Шалом"
В правление объединения олим из СССР
В Союз ветеранов Второй мировой войны - олим из СССР

Мы согласны, что г-н Альшанский в своём письме на имя французского генерала Пьера Пуяда должен был указать имя Цфании Кипниса, как одного из основных обвиняемых по делу №97. Здесь Альшанский допустил неточность. Но ведь не ошибается тот, кто ничего не делает. А автор письма к французскому генералу делает много, очень много для алии. Это – факт!
И мы готовы на любом форуме подтвердить, что Наум Альшанский смело дрался с фашизмом, смело дрался с антисемитизмом и вдохновенно, с задором, начал работу в Объединении олим из СССР.
М.Липкинд, Хайфа
Н.Геренбурд, Натания
М.Плакс, Кирьят-Ям
Е.Ривкин,Хайфа
И.Калачик, Кармиель
Ш.Мегрелашвили, Холон
Е.Фридлянд, Хайфа
Л.Зусманович, Тель-Авив
И.Кункин, Тель-Авив


ПИСЬМО "ГОРНОГО ДЖИГИТА"
Перепечатка из журнала «Шалом» №17(53), ноябрь 1978 г

Президиуму Объединения олим из СССР,
Министру абсорбции,
Председателю Сохнута,
В прокуратуру г. Тель-Авива,
В суд,
В Министерство иностранных дел,
В редакции журналов "Шалом", "Круг", "Неделя в Израиле" и газеты "Наша страна"

Прошу обратить внимание на неопровержимый факт. Вернее, факты.
28 декабря 1977 года Наум Ольшанский пригласил меня в свой кабинет и сказал: "У меня день рождения. Прошу тебя, как представителя секции и клуба по изучению истории горских евреев, выступить в газете "Наша страна" с поздравлением".
Я ответил, что у меня нет на это денег. Тогда Ольшанский сказал Роде (бухгалтеру Объединения), чтобы она выдала мне аванс (300 лир) в счёт моей стипендии. При этом Ольшанский заверил меня, что после появления статьи в газете он вернёт мне деньги из бюджета Объединения олим.
После того как в газете было напечатано поздравление Ольшанскому с днём рождения, я напомнил ему его обещание вернуть мне деньги. Ольшанский дал мне лист бумаги, продиктовал текст и наложил визу, обязав бухгалтерию выдать мне 100 лир и пообещав остальные 200 лир отдать позже. Когда же я вторично обратился к Ольшанскому с просьбой вернуть мне мои 200 лир, потраченные на оплату поздравления в газете, он поставил передо мной цель: выступить в газете "Наша страна" со статьёй, восхваляющей его, Ольшанского, работу, порядочность и честность. Я отказался писать такую статью. Тогда Ольшанский обратился к находящимся у него в кабинете людям с просьбой воздействовать на меня, убедить написать добрую статью об Ольшанском.
То, что всё это было именно так, могут подтвердить:
Шенда Рахманов, проживающий в Беер-Шеве, ул. Иуди Сурие 46, кв.8;
Соломон Якубов – Ришон Лецион, Нестра 36/4;
Яков Нурилов – Реховот, Кирьят-Моше 44/24;
Семён Рабаев – Ришон Лецион , Ротшильд 125/6.
Мой отказ написать хвалебную статью послужил причиной невозвращения мне Ольшанским 200 лир...
После появления в журнале "ШАЛОМ"(№10) статьи "Отлучение" Ольшанский, используя своё служебное положение ответственного секретаря Объединения олим из СССР, вызвал несколько участников Второй мировой войны, оплатил им проезд под различными предлогами и уговорил их выступить в его, Ольшанского, защиту. Разговоры велись в моём присутствии.
Потом Наум Ольшанский зашёл ко мне в кабинет и собственноручно написал статью о себе. Конечно же, с похвалами в свой адрес. Он отдал написанную им статью мне и сказал: "Обратись с этим в русскоязычную прессу, предложи напечатать. Напечатают – получишь вознаграждение – 500 лир. И я верну тебе твои двести лир. Я дам указание бухгалтеру списать эти деньги на проведение для горских евреев мероприятия".
Я взял написанное собственноручно Наумом Ольшанским и поехал в редакцию журнада "КРУГ" к Морделю. Мне интересно было узнать мнение редактора об Ольшанском. Мордель категорически отказался публиковать статью об Ольшанском.
Редакция газеты "Наша страна" также отказалась принять к печати статью об Ольшанском. В редакции "Недели в Израиле" мне сказали: "Неужели Вы до сих пор не поняли интриг Ольшанского, работая с ним?!".
Показал я написанное Наумом Ольшанским и Иосифу Винокурову, главному редактору журнала "ШАЛОМ"...
Отношения мои с Ольшанским резко ухудшились. Теперь он прилагает усилия, чтобы опорочить моё имя среди горских евреев, обещая при этом материальную помощь из фонда Объединения...
25 октября 1978 года, в присутствии Гриши Фейгина, Миши Крихели и Арона Вольфóвича, я обратился к Ольшанскому с просьбой дать указание об отправке 25 пригласительных билетов горским евреям – членам Клуба по изучению истории горских евреев, созданного инициативной группой более года назад. Ольшанский заявил, что никакие билеты никому отправлены не будут и что здесь, в Объединении олим, он хозяин. Далее он начал меня всячески оскорблять и ударил по лицу, по голове и в область сердца, зная, что я перенёс два инфаркта, имею фронтовые ранения в области живота и рёбер. После побоев Ольшанского полиция немедленно отправила меня на врачебную комиссию для освидетельствования побоев.
На основании приложенного мною материала, а также свидетельских показаний, подтверждающих хулиганское поведение и вымогательство со стороны ответственного секретаря Объединения олим из Советского Союза Наума Ольшанского, прошу Президиум и Правление Объединения олим передать этот материал в СУД для привлечения Наума Ольшанского к уголовной ответственности за нанесённый вред моему здоровью. Я, лично, подаю на Н. Ольшанского в СУД.
ПРИЛАГАЮ документы, подтверждающие изложенное мною:
1. Бюллетень врачебной комиссии.
2. Справка медицинской комиссии о побоях.
3. Адреса свидетелей
4. Копия статьи, написанной Н. Ольшанским о себе.
5. Газетная публикация.
О принятых мерах прошу поставить меня в известность в письменном виде.
ПРИМЕЧАНИЕ: О злоупотреблениях служебным положением Наума Ольшанского я ставил в известность Президиум Объединения олим из СССР в официальном порядке ещё ранее.

Нисим ИЛИШАЕВ
27 октября 1978 г.


Приложение 4: ТЕЗИСЫ, ВЫДАННЫЕ НИСИМУ ИЛИШАЕВУ ДЛЯ СТАТЬИ
(перепечатка рукописного оригинала Альшанского из редакции "Шалома")

Артист – бард. Сам представил дочь на премию, достав от кого-то записочку. Нет у Альшанского зазнайства и самомнения. Сменить можно любого руководителя. Однако, собраться на квартире у Барака в тайне от Совета и договориться о перевороте, не подобает ветеранам. Теперь это уже не удивительно, ибо Винокуров никогда ветераном не был, не слышал ни одного выстрела.
Как это, госп. Бен-Соломон, то бишь Винокуров, получается, все сложили полномочия, а перед кем? Перед самими собой? Полномочия складывают перед съездом или конференцией, о чём и говорил Альшанский. Но съезд вам не был по нутру, ибо Вас, госп. Винокуров, на учредительном съезде рекомендовали не включать в состав Совета, а сейчас вывели бы с позором.
Когда Вы говорите о заслугах Альшанского, Вы очень о многом умалчиваете: о его честности, благородстве, внимании к людям, бескорыстности.
Ведь ни кто иной, а Альшанский Вам принёс 10 000 лир на издание книги о Е.Давидовиче и не потребовал ни гроша от доходов, а Вы потребовали от него расписку, что он денег требовать не будет. Альшанский эту расписку дал, денег ему не надо. Он только хотел увековечить память друга.
А что Вы наделали с этой книгой? Э. Левин говорил и писал об этом. Вы, как редактор, даже не ответили Левину. И это понятно, ибо Вам нечего было сказать.
Нет, госп. Винокуров, вы лжёте даже по вопросу телефонов. Вам давались телефоны без ограничения после работы отделов объединения.
Почему это Ваши объявления должны печататься в бюллетене объединения? Вы имеете журнал и можете смело всё объявлять. Ведь нашлось у Вас место для этой злобной статьи, которую Вы назвали "Отлучение".
Кстати, от чего отлучили Альшанского, от честного труда, от активной борьбы за алию, от множества допросов в КГБ и обысков?
Когда-то Льва Толстого отлучили от церкви. Кто же тогда был посрамлён, Лев Толстой или церковь? Вам, как историку, должно быть это известно. Альшанский – не Л. Толстой, но Винокуров – не ветеран и говорить об Альшанском Вам не следовало бы. Позор Вы опозорили не Альшанского, а себя, и читатели сделают вывод, стоит ли читать ваш журнал впредь.
Ваши объявления в газете преследовали только корыстную цель – распространение не авторитетного журнала. Вы сами себе сделали медвежью услугу.

Изображение

КАК НАУМ АЛЬШАНСКИЙ СТАЛ ПОЧЁТНЫМ ПОДПОЛКОВНИКОМ

ОТРЫВОК ИЗ ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА БАРАКА – ИНВАЛИДА ТРУДА, ОТВЕТСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ СОЮЗА ВЕТЕРАНОВ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ – РЕПАТРИАНТОВ ИЗ СССР (ИЗРАИЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ «КРУГ» №128 ЗА 28.11-4.12. 1979., СТР.12-13).

Изображение

"КРУГ": Михаэль, сколько лет вы в Израиле?
М. Барак:– С 18 февраля 1960 года. Двадцатый год. Восемь лет отслужил в армии – дослужился до майора.
Так вы полноправный член "Израильского Союза ветеранов войны – Иргун Исраэли шел хаялим мешухрарим"! Чем же объяснить, что вы с таким рвением взялись за проблемы "ветеранов-олим", этой сепаратной организации, против создания которой возражал ваш Союз?
– Чем объяснить? Глупостью моей и доверчивостью. Задурили мне голову, что нужен отдельный русский Союз ветеранов-олим.
Я для краткости буду говорить "СВОЛ" – можно?
– Давайте. А он был нужен только Альшанскому с Винокуровым для их личных целей.
Когда вы с ними познакомились?
– Весной 1976 года, на собрании ветеранов в Кирьят-Шарете. У нас здесь 200 ветеранов войны; как "русский" я многих знаю. Всегда готов помочь землякам, новым олим. И свободен, я ведь, – можно сказать, в расцвете сил – стал инвалидом на костылях...
Ранение? Или как это случилось?
– В Хеврат хашмал, на монтаже. Упал с высоты, с лестницы. Ноги почти не работают...
Имею полную пенсию от фирмы, полное содержание машины. Свободный человек – не дай Бог никому... В общем, все условия для общественной работы. Ну вот, я сразу и вызвался помогать Науму Альшанскому, который тогда организовывал этот СВОЛ. Он, конечно, за меня руками и ногами уцепился!
Почему так?
– Ну как же! Во-первых, я уже сколько лет в стране! Он же иврита не знает: бэ-мэ... А я и язык знаю, и людей, особенно военных, до самых высоких чинов. Во-вторых, свободен, бензина не жалею – всю страну с Альшанским и Винокуровым исколесил, как "рэхэв цамуд" ("прикреплённая машина"). Вожу Наума бесплатно, а как он там в Объединении за командировки отчитывается – не моё дело! Кроме того, я ему не конкурент. Он мне рассказывал про войну, про свои 13 орденов, про свой сионизм в Минске, про "группу полковников"... А я – что? Я в ту войну пацаном был...
То есть, на руководство Союзом ветеранов вы не годитесь?
– Конечно. Зато меня "осчастливили" – сделали ответственным секретарём, поставили над "рядовыми ветеранами" – бывшими фронтовыми офицерами. Мне как бы и лестно, и я как бы Альшанскому обязан за это. А если не угодил, всегда можно сказать: "Какой он к чёрту ветеран – сын полка несчастный, да и то, наверное, липовый, пороху не нюхал, гнать его в шею"! – точно, как сейчас Альшанский говорит про Винокурова.
Ну уж пороху, я думаю, вы здесь нюхали не меньше, чем Наум там за 4 года Великой Отечественной...
– Что я себе простить не могу – это что из-за меня ему присвоили звание "почётный подполковник Армии обороны Израиля"!
Из-за вас?
– В 1976 году, когда привезли гроб Ефима Давидовича, была создана комиссия по похоронам: полковник Моше Коэн, два майора, я ― как переводчик Наума, и ещё он привёл Эдика Бермана, он всюду его с собой таскал. Во время разговора (это было в кабинете Давида Притáля) позвонил Моше Яáри из министерства обороны (или Генштаба?). Он сказал, что есть закон 1954 (или 1956?) года, по которому офицерам других армий, разжалованным за сионизм, можно присваивать почётное офицерское звание Армии Обороны Израиля. Яáри подготовил комиссию министерства обороны, и через два дня нас туда пригласили. Наум привёл своего сына и ещё одного, не помню...
Председателем был Мордехай Ниф. Ещё три или четыре полковника были, начальник кадров и юридический советник министерства обороны. Ну и я, конечно, как главный переводчик и пробивная сила. Комиссия решила присвоить Давидовичу посмертно почётного полковника (алуф-мишнэ). Объявили это, хотели уже закончить – и тут Наум меня толкает: "Миша, а как же я, – шепчет, – как со мной?". Я встаю, как дурак, и – председателю (я его хорошо знаю): "Мота, а как же с Альшанским? Он такой же герой, у него пенсию забрали, ему тоже надо дать звание"! Мордехай Ниф стал было мяться: это отдельный вопрос, его надо особо решать... А я вижу такое дело, упёрся как бык и ― чуть ли не кулаком по столу: "Нет, говорю, это то же самое! Я из этой комнаты не выйду, пока вы не решите с Альшанским"! А Мота и юридический советник меня хорошо знают... Ладно, говорят, если Михаэль так просит...
Спросили Наума, он говорит: "буду достоин, я Фимы лучший друг, вместе боролись, я им в Верховном Совете бросил свои ордена"...
Поспорили немного, какое звание давать. Наум хотел такое же, как Давидовичу, но я честно объяснил им, что в СССР он был подполковник – на одну "даргý" ("ступень") ниже, и они постановили дать ему почётного подполковника (сган-алуф). Но им неудобно было из всей алии, из тысяч офицеров награждать единственного Альшанского – кто там знает, он самый заслуженный или нет, – так они посовещались и сказали: вы, мол, подберите, если у вас есть, ещё пару бывших офицеров, репрессированных и разжалованных за сионизм, – и мы тогда всем вместе вручим, устроим "тэкес" (торжественную церемонию).
И подобрали?
– На следующее заседание Альшанский привёл ещё двоих своих знакомых: Менделя Маршака, земляка из Минска, и Леонида Гофмана. Маршака представил на почётного генерала АОИ (сейчас он вместо Наума стал председателем СВОЛ, а Наум вместе с другими заявляет, что он самозванец, генералом никогда не был).
А в самом деле – был?
– Этого я не знаю. Кто на комиссии давал свидетельские показания, тот и отвечает. А Гофман, бывший лётчик, из Киева – получил почётного майора. Всем троим выдали свидетельства и знаки различия 15 ноября 1976 года, вместе с вдовой Давидовича. Потом, попозже, ещё Григорий Подликин получил. И все они возглавили ЦС СВОЛ: Альшанский – Председатель, Гофман и Подликин – заместители, а сейчас вместо Альшанского – Маршак.
А вы – ответственный секретарь. А второй "сын полка", Иосиф Винокуров?
– Зав. орготделом. Должность тихая, но влиятельная...
Маршака и Гофмана тоже разжаловали за подачу на выезд?
– Нет, их – по суду. Сразу после войны, в 1946 году, кажется. Они говорят, что за сионистскую деятельность.
– В чём же она заключалась в те времена?
– Говорят, помогали евреям перебираться в Палестину.
Они были фронтовыми офицерами?
– Нет. Маршак – по снабжению, а Гофман в "правительственной эскадрилье" работал. Возил самое высокое начальство.
И на своём самолёте вывозил евреев на Запад, что ли?
– Во всяком случае, он так рассказывал. Он представил на комиссии статью из "Маарива", где об этом было написано.
С его слов, конечно... А Маршак?
– Маршак сказал, что был уже приказ присвоить ему генерал-майора, но через три дня его арестовали. Сослался на двух женщин, знавших его в Берлине: на свою секретаршу и одну из штабной канцелярии.

ИЗ СТАТЬИ ИОСИФА НУДЕЛЬМАНА "СОЮЗ ВЕТЕРАНОВ. НУЖЕН ЛИ ОН?"
ЖУРНАЛ "ШАЛОМ" № 7(62) от 1 апреля 1979 года

Во время Первого Всемирного съезда ветеранов войны, проходившего в Иерусалиме в январе 1977 года, по предложению генерала запаса Хаима Ласкова была создана инициативная группа для организации Союза ветеранов войны против фашизма-эмигрантов из Советского Союза, ныне проживающих в Израиле...
7 июля 1977 года состоялся Учредительный Съезд ветеранов войны с нацизмом... Председателем Центрального Совета Союза был избран Наум Альшанский...
Однако через некоторое время ... начались интриги и склоки, парализовавшие работу Центрального Совета и на местах... В эти интриги был втянут и председатель ЦС г-н Альшанский...
Он – своей непоследовательностью – оказался неспособным руководить Союзом, оказался человеком, лишённым организаторских способностей, необходимых руководителю столь большой организации, состоящей к тому же из людей немолодых, травмированных вследствие пережитого на фронте, в условиях советского строя... Центральный Совет был вынужден сделать необходимые выводы...

ИЗ ОТКРЫТОГО ПИСЬМА ЛЕОНИДА ГОФМАНА К ВЕТЕРАНАМ ВОЙНЫ
С НАЦИЗМОМ, В РЕДАКЦИИ ГАЗЕТЫ "НАША СТРАНА", ЖУРНАЛОВ "ШАЛОМ" И "КРУГ"

ЖУРНАЛ "ШАЛОМ" № 8(63) от 15 апреля 1979 года

ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ!
... Бывший в своё время руководителем нашего Союза Наум Альшанский, бывший тогда одновременно и ответственным секретарём Объединения олим из СССР, выбрасывал из Бюллетеня Объединения, публикующегося в газете "Наша страна", объявления о созыве собраний ветеранов, ссылаясь то на редакцию, то на руководителей Объединения...
Не без личного участия Альшанского ЦС нашего Союза "попросили" освободить комнатёнку в Объединении олим, не подключали там телефона для односторонней связи с ветеранами (если бы последние захотели позвонить дежурному члену ЦС)...

Особенно развернулся Н. Альшанский после того, как его отстранили от руководства организацией ветеранов: тех, кого он раньше поносил бранными словами, он решил объединить и повести на борьбу против избранного Учредительным Съездом ветеранов Центрального Совета Союза...

Леонид ГОФМАН
И.О. председателя
Центрального Совета
Союза ветеранов


ИЗ ОБЪЯВЛЕНИЯ СОЮЗА ВЕТЕРАНОВ
ГАЗЕТА "НАША СТРАНА" № 2294 от 22 апреля 1979 года

Состоялось расширенное заседание Рабочей группы Центрального Совета Союза ветеранов 2-й мировой войны – репатриантов из СССР в Израиле, с участием председателя ЦС, зав. орготделом, руководителей окружных комитетов и большой группы членов ЦС из Иерусалима, Хайфы, Беэр-Шевы, Тель Авива, Холона, Сдерот...
ПОСТАНОВИЛИ:
1. Согласно пункту 4 Устава Союза ветеранов 2-й мировой войны-репатриантов из СССР в Израиле, исключить из состава ЦС и членов Союза Наума АЛЬШАНСКОГО за действия, противоречащие Уставу, целям и задачам Союза. (...)


Л. ГОФМАН,
и.о. председателя Центрального Совета
Союза ветеранов II мировой войны ―
репатриантов из СССР в Израиле.


Последний раз редактировалось Кашиш Сб май 17, 2008 10:04 pm, всего редактировалось 1 раз.

Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron

___Реклама___

Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB