Сетевой портал "Заметки по еврейской истории"
http://www.berkovich-zametki.com/Forum2/

Жанр? АНЕКДОТ!
http://www.berkovich-zametki.com/Forum2/viewtopic.php?f=37&t=541
Страница 2 из 2

Автор:  Маркс ТАРТАКОВСКИЙ [ Сб окт 31, 2015 1:29 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Жанр? АНЕКДОТ!

МИСТИФИКАЦИЯ КАК ЖАНР.

Мне лет пять, я на плечах у папы. Он расхаживает cо мной по тесной комнате и читает мне сказку. По памяти (с тех пор!):
«За лесами, за горами, за широкими морями, против неба на земле жил старик в одном селе. У старинушки три сына: старший – умный был детина, средний сын и так и сяк, младший вовсе был дурак. Они сеяли пшеницу да возили в град-столицу – знать столица та была недалече от села...»

Последние строчки отец в восторге повторяет дважды – так они ему нравятся.
(Много позже я прочёл у Лао-цзы: "Государство должно быть маленьким, чтобы петухи перекликались из одного в другое... Не выходя со двора, можно познать мир... »)

- Пушкин, - кричу я уверенно, потому что Ленин и Сталин стихами, конечно, не баловались (у них иные заботы), а других великих имён я ещё не знаю.
Не вспомню, что ответил папа; скорее всего никак не ответил.
Сказка замечательная - кем бы ни была написана: знаменитым Пушкиным или провинциалом Ершовым.

Папа очень удивился бы, если б ему объясняли, что сочинение Пушкина, отданное – вполне возможный случай – другому поэту, переходит в иной жанр – мистификации.
Да и сокрытие имени - к чему прибегали и прибегают многие авторы - само по себе ещё ничуть не мистификация.

Владимир Козаровецкий: «Первым, кто сказал вслух о версии пушкинского авторства сказки в среде пушкинистов и написал об этом замечательную статью (она была опубликована под названием «Верните лошадь!» в пушкинской газете «Автограф» в 1996 году), был Александр Лацис, автор ряда открытий в пушкинистике, человек неожиданный и парадоксальный, со своим писательским стилем... Что же касается литературных мистификаций, то сначала разберитесь, что такое литературная мистификация, изучите мою теорию литературной мистификации как самостоятельного вида искусства, а уж потом и «ввязывайтесь в полемику»».

Мистификации – один из признанных (прежде всего - читателями) литературных жанров – увлекательный и полезный. Он придаёт литературе дополнительное измерение – допустим, «шестое». Заставляет вернуться к классике – а это сам по себе роскошный процесс.

Мистификация и пародия разные, но очень близкие жанры, и «Дон Кихот», с которого ведётся отсчёт современной европейской прозы, фактически мистификация, хотя автор ничуть не скрывается: мистифицируются/пародируются популярные тогда (как сейчас – дамские) рыцарские романы.

Лоренс Стерн - «Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена», 18-й в. - посейчас увлекателен именно как мистификация.
Приведу аннотацию к переизданию "Тристрама":
«Сказать, что роман великолепен, - просто ничего не сказать! Ведь это же предтеча модернизма и постмодернизма! Да, Стерн "подрубил" целое литературное течение - английский просветительский роман - ну и что? Зато результат!..
Роман многоуровневый, неоднозначный, многопроблемный, с вполне циничным юмором - и реалистичный. Критикуется всё подряд - государство, король, общество, сословия, церковь, военные, философы (они – особенно!), горе-ученые (и эти!) и т.д. и т.п. - до бесконечности...
Герои романа - "представители" превозносимого или хулимого автором - общее через частное, чему нельзя не радоваться.
Для Стерна в центре мира – человек, создающий в себе самом собственный мир, каждый - в своем особом измерении.
Это ли не торжество индивидуализма?..
Здесь же и оборотная сторона: люди, живя рядом, не слышат, не понимают, порой даже не замечают друг друга. Важнейший вопрос о понимании человека человеком - о самой принципиальной возможности этого понимания.
Мистификационное построение романа: бездна отступлений, перепутанный порядок глав, походя - элементы других знаковых систем, открытый финал... История эксцентричной помещичьей семьи, полная иронических — на грани да и за гранью непристойности — намеков, игрищ лиц и масок персонажей, скепсиса и пародий, — все это "Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена".
Роман шедеврален, хотя бы потому, что опередил свое время на 200 лет!»

Не претендуя, разумеется, на лавры Стерна и Сервантеса, я позволил в тексте своего романа (уже с заголовка) «Сплетенье ног» бездну стилистических мистификаций – включений в текст десятков скрытых цитат. Местами целыми абзацами.
Да и закончил так:
«А жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг, - и тут я согласен с классиками, - не так хороша и не так уж плоха, как кажется».

Одного из классиков многие вспомнят, - а второго?..

Я мистифицировал жизнь человека, известного в научном мире, с которым дружил много лет. Сам он, того не зная, поспешествовал написанию романа, не подозревая, что автор - увы, волею ИГРЫ ВООБРАЖЕНИЯ - представит его в виде учённейшего (член-корреспондент!) современного Козьмы Пруткова, озабоченного созданием растворимых презервативов, чтобы избежать загрязнения акватории мирового океана...

Кстати, «сочинения» последнего - самая популярная мистификация в русской литературе, хотя каждому понятно, что герой в действительности не существовал.
Но авторы для усиления комизма (отнюдь не для правдоподобия Козьмы) скрыли свои имена.

Тогда как Пётр Ершов – реальное лицо с известной биографией. Пушкин был знаком с ним и – вероятнее всего – прошёлся по рукописи, представленной юным сочинителем рукой мастера. Подписывать сказку двумя фамилиями - несолидно. Обозначить лишь своё авторство - немыслимо: первоначальная идея да и текст (возможно корявый) доверившегося провинциала.
И мастер, естественно, отказывается в его пользу, поздравив студента с вхождением в русскую литературу.

Не думаю, чтобы я как-то существенно отклонился от случившегося почти два века назад.

Не сравнивая, опять же, себя с классиком и автора бездарного романа «Гриада» - с Ершовым, упомяну своё участие в написании упомянутого опуса. Но даже на суде (см. Форум-Проза – «Моё дело») я нимало не настаивал на том, чтобы на переплёте изданного массовым тиражом романа стояло также моё имя.

Известная мистификация «Поэмы Оссиана» к мифическому гэльскому поэту не имеет никакого отношения; создатель мистификации шотландец Джеймс Макферсон прославлял таким образом кельтское прошлое своего народа...

Похожую цель преследовал и Пушкин («Песни западных славян»), опираясь на тексты Мериме, которые сами по себе были мистификацией, о чём Пушкин не догадывался...

Ни Мериме, ни Пушкин, ни Макферсон не скрывали своих имён, отдавая вместе с тем авторство поэтам других эпох...

«Тень» мистификации в «Повестях Белкина», в пасичнике Рудом Панько - вымышленном издателе гоголевских «Вечеров»...

В середине 50-х в квартире искусствоведов Герчуков (Марина и Юрий) я услышал замечательную историю «найденной» 10-й главы «Евгения Онегина», незавершённой поэтом, вероятно, намеренно.
«Отыскал» главу, находясь в вологодском лагере, историк Даниил Альшиц (д’Аль), осуждённый в 1949 г. на десять лет за антисоветскую пропаганду.

Я попытался написать тогда собственную мистификацию – «История одной находки» - на первичную, из которой (из текста д’Аля) могу вспомнить только немногое – и не самое удачное:
«...Пылал Каховский ярче лавы, Одним желанием горя, Своей рукой забить царя...
...Чинов британских сворой гадкой Он (Наполеон) схвачен был бульдожьей хваткой И похоронен был живьем На душном острове своем...» Т.п.

д’Аль использовал сохранившиеся строки Пушкина, добавляя свои. Меня тогда привело в восторг замечание Юры Герчука (возможно, им самим услышанное), что Пушкин при написании романа в стихах уже был знаком с гениальной работой Ленина «Что такое „друзья народа“ и как они воюют против социал-демократов?»

Мистификация д’Аля понятна. Недавнему узнику- гуманитарию хотелось как-то утвердиться в литературной жизни...
Мистификация «Прогулки с Пушкиным» Синявского-Терца также писана в лагере как письма на свободу – жене. В этом, отчасти, их закодированность.

Обман не имеет ничего общего с мистификацией, хотя мистификация соприкасается с обманом.
МИСТИФИКАЦИЯ всегда - ИГРА!

А многодневная бурная дискуссия по поводу авторства «Конька-Горбунка», да и романов Ильфа и Петрова (Ирина Амлински), - не более, чем буря в стакане воды.

Впрочем... выяснение авторства учённейшими литературоведами само по себе тоже игра.
В известном роде - мистификация.

Автор:  Маркс ТАРТАКОВСКИЙ [ Чт дек 31, 2015 11:56 am ]
Заголовок сообщения:  Re: Жанр? АНЕКДОТ!

- Рабинович - сволочь.
- Какой Рабинович?
- Любой.

В кабинет к урологу вбегает с улицы запыхавшийся мужчина:
- Доктор, помогите: помочиться не могу.
- А ну, попробуйте. Тазик в углу.
Попробовал.
- Вот ведь - можете...
- Когда есть, куда!

-- Мы — представители древнейшей профессии: спим за деньги.
— Путаны, что ли?
— Тьфу на тебя! Сторожа мы.

Страшная штука — понос при склерозе: Бежишь и не знаешь куда!

Девицы на скамеечке в суперминиюбках...
Старый еврей - прохожий:
— Девочки, в наше время это было принято мыть, а не проветривать...

— Вы любите евреев?
— Нет.
— Ах, вы антисемит?!
— Я гетероceкcуал — мне еврейки нравятся.

Автор:  Маркс ТАРТАКОВСКИЙ [ Вс фев 28, 2016 11:13 am ]
Заголовок сообщения:  Re: Жанр? АНЕКДОТ!

- Я тебя, Вася, держу за русского, а гляжу - ты обрезанный...
- А у меня двойное гражданство.

Автор:  Маркс ТАРТАКОВСКИЙ [ Чт июн 29, 2017 8:13 am ]
Заголовок сообщения:  Re: Жанр? АНЕКДОТ!

Подсудимый докладывает в суде: «Я её так..., а потом этак... А она меня этак..., а потом так...»
Присяжные даже вспотели от таких подробностей. Судья слушал-слушал и, наконец, спрашивает: «Так скажите же, подсудимый: у вас был половой акт?»

Автор:  Маркс ТАРТАКОВСКИЙ [ Вс сен 09, 2018 1:40 pm ]
Заголовок сообщения:  Re: Жанр? АНЕКДОТ!

Ну, почему?.. Не промахнулся Дантес, а памятник - Пушкину!

Страница 2 из 2 Часовой пояс: UTC
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
http://www.phpbb.com/